З. М. Габуниа, Р. Гусман Тирадо - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
З. М. Габуниа, Р. Гусман Тирадо - страница №1/7




ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. Х.М. БЕРБЕКОВА



З.М. Габуниа, Р. Гусман Тирадо




ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО

ЯЗЫКОЗНАНИЯ ХХ ВЕКА
Рекомендовано Редакционно-издательским советом

университета в качестве учебного пособия для магистрантов

направления 031000 «Филология» (Русский язык)

Нальчик 2007


УДК 316 (074.8)

ББК-80


Г-89


Рецензенты:
Аликаев Р.С., доктор филологических наук, профессор

Бижева З.Х., доктор филологических наук, профессор

Правикова Л.В., доктор филологических наук, профессор

Габуниа З.М., Р. Гусман Тирадо

Г-89 История российского языкознания ХХ века: Учебное пособие. – Нальчик: Каб-Балк.ун-т, 2007. – 211 с.

В пособии представлена история российского языкознания ХХ века, отражающая один из самых сложных, противоречивых, но одновременно плодотворных периодов отечественного языкознания. Оно составлено по тематическим разделам, что позволяет проследить поступательный уровень развития каждой области данной науки. В монографии специальное внимание уделяется роли русской науки в изучении других языков.

Пособие адресуется студентам, магистрам, аспирантам, докторантам филологических факультетов, а также всем филологам, интересующимся историей лингвистики.

УДК 316 (074.8)

ББК-80


ISBN 5-7558-0412-5

©Кабардино-Балкарский государственный университет, 2007


ISBN 5-7558-0412-5

Посвящаем 2007 году –

- Году русского языка

в мировом пространстве
ВВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ ЯЗЫКОЗНАНИЯ КАК ПРЕДМЕТ НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ

Каждое поколение научных исследователей ищет и находит в истории науки отражение научных течений своего времени. Двигаясь вперед, наука не только создает новое, но неизбежно переоценивает старое, пережитое.

Вернадский В.И.

Лингвистика нашего времени проявляет обостренный интерес к истории науки. Под влиянием новых идей происходит не только переоценка и реорганизация накопленного в продолжение многих веков богатого фактического материала, но и более углубленное его понимание, сведение фактов в единую систему и т.д.

Для современного этапа развития науки наблюдается резкое ускорение всех процессов, которые одновременно невозможно учесть.

Сверхвысокие скорости протекания современных процессов, по образному выражению философа Г. Люббе, приводят «к прогрессирующей музеефикации нашей цивилизации – быстрому старению нового под воздействием лавинообразного нарастания информационного потока» [Люббе 1994 (4): 95-96]. Особо следует обратить внимание на то, что механизм усвоения и обработки исторических знаний в современных сверхскоростных процессах в определенный отрезок времени может повлиять отрицательно, пока не наступит период упорядочения, нормализации, осмысления и фиксации научного результата и накопленного опыта.

Изучение лингвистических проблем в русском языкознании в начале ХХ века проходило, как и в других областях научных знаний, в сложных условиях, так как это было время принятия и усвоения языковедами новой технологии, методов и принципов научного анализа современной эпохи. Однако при всей противоречивости общественной и научной ситуации русское языкознание не было в стороне от общего развития мировой лингвистической науки.

Подобно истории других наук, история русского языкознания первой половины ХХ века предстает перед нами как история научных проблемных ситуаций, сменявших одна другую в ходе развития данной науки. Она характеризуется разработкой определенных как теоретических, так и практических вопросов, отчасти унаследованных от предшествовавших поколений исследователей, отчасти же вставших перед наукой новых проблем.

Задача исследователя истории любой науки заключается в раскрытии логической природы нового направления данной науки и тем самым в установлении материальной природы нового открытия как определенной ступени в познании мира. Это говорит о том, что исторический подход к науке предполагает, что нельзя отбрасывать ничего важного из прежних научных достижений, нужно обнаружить основу теоретических идей и дать им определенное современное толкование. В полной мере такое обоснование относится к языкознанию, развитие которого на протяжении тысячелетий не только имеет историко-познавательное значение, но, главным образом, является источником постановки проблем в современном языкознании.

Задача истории языкознания состоит прежде всего в том, чтобы дать систематику и хронологизацию научных теорий и концепций внутри самой науки в процессе ее развития. Такой подход дает возможность критически рассмотреть накопленные знания и оценить имеющиеся достижения под углом зрения перспектив развития современной науки.

В то же время нередко обнаруживается, что многие мысли, казавшиеся забытыми и устаревшими, можно трактовать сейчас уже по-новому, и они оказываются полезными современной науке. Вместе с тем, кажущиеся совершенно новыми проблемы бывают давно поставленными в науке, только в другой терминологии и трактовке. Однако новое содержится в старом не в готовом для использования виде – только вооруженный современными знаниями и по-новому ориентированный исследователь способен усмотреть в стародавних суждениях зародыши актуальных современных концепций.

Исторический анализ накопленных знаний показывает, что для дальнейшего развития науки необходимы преемственность и непрерывность. Где бы и в какой бы форме ни проявлялась эта научная непрерывность, можно заметить, что всякая вновь возникающая концепция, школа, направление формируется на основе научной традиции в ее настоящем виде как результат творческого исследования нового фактического материала и критической переоценки и переосмысления прежних достижений. Важно иметь в виду, что каждое данное состояние в развитии научных знаний есть лишь фаза поступательного движения науки [Амирова, Ольховиков, Рождественский 1976: 17[.

Вместе с тем, история науки – это исследование комплекса нерешенных проблем и методов их решения, и как бы стремительно и разнопланово ни развивалась наука, каких бы выдающихся результатов ни достигла, она, в конечном счете, всегда опирается на опыт предшествующих поколений ученых, на опыт традиций, прошлых знаний. В любом открытии не только гениальное прозрение, но и кропотливый труд множества предшественников и современников открывателя. Обращение к истории науки обеспечивает не только преемственность, но и прогресс в развитии науки.

Даже при самых неблагоприятных условиях в науке не бывает полного застоя, есть всегда внутренняя готовность к новым поискам, причем постоянно накапливается много новых проблем, которые не решаются в рамках существующих научных парадигм. Современные проблемы языкознания, его методы и поиски, научные понятия и направления являются отчасти результатом развития научной традиции. К сожалению, в современных теориях нередко не проводится четкое разграничение между уже известным и действительно новым, отсутствует должная преемственность идей. В этих условиях необходимо выявление динамики развития теоретической мысли прошлого, тем более история языкознания тесно связана с историей языка.

В связи с этим, как отмечает С.Д. Кацнельсон, обе науки (история языкознания и теория языка – раз. наша) имеют дело с различными аспектами одного и того же объекта. Обе они вырастают на основе социально-исторического процесса познания языка. Но если теория языка главным образом интересуется результатами познавательного процесса и стремится упорядочить их, опираясь на объективные связи элементов языковой системы, то история языкознания поглощена изучением того же процесса в его становлении и больше внимания уделяет возникновению научных направлений, заслугам отдельных ученых, борьбе мнений и школ, преемственности традиций и т.д. В сущности, теория языка – это та же история языкознания, только не зависимая от субъективного фактора и оценки и систематизированная по объективным основаниям исследования; с другой стороны, это персонифицированная теория языка, в которой каждое научное понятие и теоретическое положение снабжены определенным достижением с указанием лиц, связанных с их появлением в науке [Кацнельсон 1980: 5].

Известно, что в науке для появления новых концепций и направлений необходимы новые задачи и исследователи с новым мышлением, способные преодолеть старые теоретические подходы и обнаружить концентрацию исторически конкретного опыта, необходимую ступень в развитии научной мысли. Само познание, согласно И.Т. Касавину, даже рефлексирующее критическое и отвергающее традицию (преемственность) как таковую, в практике своего объективного функционирования все же частично воспроизводит или пользуется фрагментами традиции [Касавин 1990: 17].

Одновременно на каждом историческом этапе истории русского языкознания научные концепции и теоретические построения показывают степень постижения языка как объекта познания и предмета исследования, а также свою научную состоятельность в общем уровне научных знаний.

Без истории связь времен, идей, поколений, задач самой науки окажется распавшейся, история познания окажется в вакууме заблуждений и необъяснимых фактов.

В этом аспекте прежде всего необходимо отметить, что русское языкознание представило совершенно новые, до этого не известные лингвистические материалы языков народов России, которые оказывали влияние на последующее развитие как русской, так и европейской науки в целом. С этого периода русское языкознание можно назвать поистине российским языкознанием. Расширяется тематика научных интересов, появляются новые научные направления: русское кавказоведение, русская тюркология, русское финно-угроведение, параллельно – русская германистика, русская романистика и т.д.

С высоты современных достижений лингвистики можно дать оценку тому, что выдержало проверку временем и вошло в золотой фонд отечественной лингвистики для развития следующего этапа языкознания.

Проблематика русского языкознания ХХ века чрезвычайно многообразна и сложна. Наблюдается качественный сдвиг и в тематике исследований. В ходе развития лингвистической науки история языкознания первой половины ХХ века решает целый ряд теоретических проблем и показывает различные пути и методы исследования языка, объясняет связь между разными методами описания языка, указывает причины неодинаковых интерпретаций одних и тех же явлений в разных научных школах, направлениях, истоки различий в подходе анализа в соответствии с новыми задачами науки, определяет основные понятия и терминологический аппарат, предлагает определенную периодизацию, исходя из фундаментальных положений языкознания, устанавливает связь языкознания с другими науками, в первую очередь с философией и культурой, демонстрируя полученные научные знания в процессе их исторического развития. Принцип системности описания в истории языкознания соответствует содержанию и развитию самих теоретических знаний.

Кроме этого, историко-лингвистические исследования русистики позволили решить ряд дискуссионных проблем сравнительно-исторического языкознания, теории фонем и фонологии, типологии языков и языковых универсалий, отношения языка и мышления, языковой семиотики, разработки проблем истории русского литературного языка, диалектологии, орфографии, орфоэпии, грамматики. Таков неполный перечень проблем, оказавших огромное влияние на формирование лингвистических течений всего ХХ века.

Одновременно стали актуальными проблемы издания словарей и учебных пособий. В этом деле российские ученые проявили огромную инициативу, и на первом этапе систематически стали выходить нормативные словари по орфографии, произношению и ударению.

В зависимости от разных подходов и разных методов применения в языковом анализе, история русского языкознания показывает, как менялась картина лингвистического мышления. Ведь любая новация может существовать только как инновация, т.е. тогда, когда она впитана традицией, вошла в нее, функционирует в ее составе [Нерознак 2001: 19].

Говоря о марровском периоде советской науки, В.П. Нерознак и В.Н. Базылев в предисловии к книге «Сумерки лингвистики. Из истории отечественного языкознания» (2001) отмечают, что сейчас мы сталкиваемся с тем, что имя Н.Я. Марра ставится в один ряд с именами Дж. Фрэзэра и Л. Леви-Брюля (М.К. Мамардашвили, А.М. Пятигорский, А.Л. Вассоевич). Ему же отводится одна из ведущих ролей в становлении семиотики; в новейших исследованиях о языках активного строя подтверждена мысль Марра о древности оборотов «у него есть» в значении «он имеет»; в числе замечательных идей Марра, высказанных еще в 1931 г., - различение двух типов языков, связанных с синтаксисом (VSO и OSV). Школа Н.Я. Марра в лице его учеников и соратников (Н.Ф. Яковлева, О.М. Фрейденберг и др.) положила начало реконструкции древнейших типов знаковых систем коммуникации, изучению соотношения звуковых и жестовых систем знаков, табу (Вяч.Вс. Иванов).

С начала 90-х годов имя Н.Я. Марра возвращается на страницы учебных пособий для студентов наравне с именами А. Шлейхера, Г. Пауля и Ф. де Соссюра [Сумерки лингвистики 2001:19].

Идея семантики, идея различения категориального и речевого смысла, схематическая закономерность «семантических примитивов» крайне актуальны для современного языкознания. Еще в 30-е годы ХХ столетия Марром и его учениками была выдвинута идея «семантических пучков» и построена схематическая закономерность «семантических рядов» [Габуниа, Гусман Тирадо 2003]. Это яркий факт того, когда научные знания отвергаются, но затем «добываются» вновь. В таких случаях, по нашему мнению, следует говорить об отсроченной востребованности научной парадигмы. Однако это не означает наше стремление к модернизации идеи прошлого в свете сегодняшнего понимания научных проблем. В результате, быть может, на путях поисков языкового смысла в XXI веке появятся новые научные парадигмы с другими методами и подходами и новый прорыв даст свои определенные результаты. Марровский период языкознания - со своими внутренними противоречиями, а также новыми позитивными уточнениями и дополнениями - постоянно присутствует на каждом этапе развития советского языкознания ХХ века.

Науке важен результат, достигнутый на определенном уровне развития научных знаний, а не расхождения в общих взглядах представителей разных лингвистических направлений. Со временем принципиальные разногласия могут решаться и в новой постановке вопроса, и в признании определенной точки зрения на общий объект исследования и т.д. Данный принцип, как нам представляется, является более приемлемым для описания рассматриваемого сложного периода истории русской лингвистики ХХ века.

Предлагаемое читателю пособие по истории российского (русского) языкознания ХХ века ставит своей целью дать систематизированные, последовательные знания о развитии русистики советского периода, ознакомить будущих филологов с теоретическими установками и особенностями ее масштабного развития как целой научной системы, одновременно учитывая существовавшие противоречия.

Как известно, в начале ХХ века освещение различных теоретических вопросов, ставивших перед собой разнообразные задачи и методики исследования, во многом было неодинаково, и, чтобы оценить эти достижения, нужна перспектива времени, которая предполагает удаление от эпохи, в которой развивалось данное лингвистическое направление, чтобы проследить, что ценного сохранилось для развития следующего этапа языкознания. Особое внимание уделялось тем разделам второй части, которые авторам представлялись наиболее важными. В связи с этим предпринята попытка представить некоторые теоретико-методологические и практические особенности русистики в развитии типологии и сравнительно-исторического языкознания, а также специфики русского структурализма в изучении фонологии, синтаксиса и других вопросов, исходя из позитивных тенденций исследовательского направления.

Следует отметить, что в пособии специальное внимание уделяется вкладу русской лингвистики в изучение других языков, становление их научных традиций, в частности, отдельными главами представлена роль русской лингвистики в кавказоведении, тюркологии, романистике, что вызвано стремлением авторов осмыслить масштабность и своеобразие русской лингвистической мысли ХХ века.

В пособие не включены материалы по истории лингвистических школ, они выносятся для самостоятельной работы.

В книге учитывается традиция описания истории языкознания. В первую очередь, это следующие работы: Ф.М. Березин. Русское языкознание конца XIX – начала ХХ вв. - М., 1976; Т.А. Амирова, Б.А. Ольховиков, Ю.Д. Рождественский. Очерки по истории лингвистики. - М., 1976; В.М. Алпатов. История лингвистических учений. - М., 2001; З. Габуниа, Р. Гусман Тирадо. Кавказские языки: история и типология. - Гранада, 2000 и др. В то же время изложение текста дается с позиций видения авторов. Пособие предназначено для студентов, магистров, аспирантов, докторантов филологических специальностей.

Авторы выражают благодарность рецензентам – докторам филологических наук Р.С. Аликаеву, З.Х.Бижевой, Л.В. Правиковой, а также коллегам и друзьям за советы в процессе подготовки рукописи к печати.

Итак, сегодня русистика находится на подъеме. Она может решить любые лингвистические задачи, которые вытекают из самого хода развития всей мировой лингвистической мысли. В перспективе не без основания может претендовать на роль одного из ведущих лидеров современной европейской лингвистической мысли.
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РУСИСТИКИ ХХ ВЕКА

следующая страница >>


izumzum.ru