В москве открылся 7-й ежегодный инвестиционный форум Russia Talk. Он был учреждён под эгидой Российско-Британской торговой палаты и - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Российско-Германская сырьевая конференция "Надёжность снабжения ресурсами" 1 29.7kb.
Российско-Кипрский деловой и инвестиционный форум 1 7.25kb.
Региональная проблематика и специфика применения основных соглашений вто 1 164.48kb.
Российско-американские отношения: существуют ли они на самом деле? 1 177.11kb.
48, 10 декабря 2013 года, вторник Сегодня в выпуске 1 243.52kb.
MosBuild приглашает на 4-ый Международный деловой форум «Проблемы... 1 19.37kb.
Велембовская Юлия Александровна 4 716.27kb.
Текст приводится на основе издания Международной торговой палаты... 1 31.23kb.
21-ая международная встреча по биологии и систематике жуков-стафилинид 1 34.54kb.
Мой хрип порой похожим был на вой 1 248.11kb.
Открытый паевой инвестиционный фонд смешанных инвестиций "ак барс... 4 703.8kb.
Рабочая программа по английскому языку 7 класс Разработчик: учитель... 1 206.94kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

В москве открылся 7-й ежегодный инвестиционный форум Russia Talk. Он был учреждён - страница №1/1



Британцы всё активнее осваивают российский рынок

Полина Черница25.10.2012






Фото: РИА Новости

В Москве открылся 7-й ежегодный инвестиционный форум Russia Talk. Он был учреждён под эгидой Российско-Британской торговой палаты и стал действенным инструментом в деле укрепления двухсторонних связей. О перспективах делового сотрудничества в эксклюзивном интервью главы ТПП РФ Сергея Катырина "Голосу России"

- В этом году в Лондоне Владимир Путин говорил, что наши торгово-экономические связи должны развиваться более интенсивно, что товарооборот должен быть увеличен не на 35%, а на 50. Какие при этом можно выделить компании?

- В последнее время к нам пришли очень серьезные компании, и одна из них – Plastic Logic. У них серьезный проект с РОСНАНО по производству мониторов, электронного оборудования. К нам пришли серьезные компании в области фармацевтики. Причем фармацевты пришли с биотехнологиями. Они сотрудничают и в Калужской области, и в Санкт-Петербурге. Есть сотрудничество по линии композитных материалов. Почему я их перечисляю? Это все очень высокотехнологичные области, где действительно важно не только сотрудничество с точки зрения финансовых вложений. Но для нас гораздо важнее то, что они приходят со своими современными, новыми технологиями, это то, что для нас – завтрашний день.

Во многом технологии, с которыми к нам приходят – все это сегодня и завтра. Мне кажется, перелом наступил с точки зрения того, что мы перешли от обыкновенного товарообмена, когда мы туда, как правило, поставляли наши углеводороды или какие-то продукты первого уровня переработки, к высокотехнологичному сотрудничеству. Мне, например, импонирует то, что приходят на российскую территорию компании с хорошими именами, хорошими историями, высокими технологиями и с серьезными средствами, которые они вкладывают. Мне кажется, есть перспектива для дальнейшего роста.

По нашим ощущениям в Торгово-промышленную палату стало больше обращаться средних компаний, стали интересоваться российским рынком даже малые компании. Почему говорю: "даже". Потому что для малых компаний внешняя среда, как правило, не самая освоенная часть их труда. Всё-таки это больше региональный бизнес, который работает в своем регионе, как правило, в своей стране. Хотя сегодня очень много малых высокотехнологичных компаний с высокой производительностью труда, которые по количеству работающих можно отнести к малым, но по производимому товару, по товарообороту это, конечно, уже компании серьезного, по крайней мере по российским меркам, уровня. Они стали интересоваться особенно после вступления России в ВТО, стали интересоваться, на каких условиях будут работать здесь, исходя из того, что коли мы члены ВТО, то правила игры будут примерно одинаковые для всех. Хотя практически все, по крайней мере многие из тех, с кем мне приходилось общаться, знают, что у нас есть переходные периоды по чувствительным для нас отраслям. Поэтому они пытаются выяснить этот переходный период, в какие сроки будут снижаться наши тарифные защиты, в какие сроки мы откроемся полностью свои рынки по тем или иным отраслям. Интерес есть. Но существует такая неустойчивая ситуация в Европе и в самой Великобритании. Они немножко, мне кажется, притормозили внешнеэкономические взаимные связи. Надеюсь, что эта турбулентность в ближайшее время закончится и мы будем двигаться по нарастающей.



- Ну а кто сегодня активнее "приходит с деньгами", - как вы сказали? Российские бизнесмены в Лондон или наоборот?

- Вам честно скажу, я арифметикой в этом плане не занимался, но ею и трудно заняться. Потому что не все объявляют о том, сколько, кто, куда провез, увез и привез. Но движение – это точно встречное. Я вам могу сказать, что есть российские предприниматели, которые стремятся, например, не просто деньги разместить, а какие-то делают приобретения. И это касается не только футбольных или баскетбольных клубов, это касается и какой-то собственности, это касается и производств каких-то.

В целом бизнес российский, конечно, движется не только в Великобританию, но и во многих странах Европы сегодня присутствует. Покупают предприятия, высокотехнологичные предприятия. Есть движение российского капитала в Великобританию, есть движение британского капитала и британских компаний. И не только в углеводороды. Сегодня гораздо больше направлений и отраслей, куда английские партнеры движутся. Мне кажется, самое главное, что это движение стало встречным. И не надо бояться, что наши компании туда едут. Мы же не боимся, когда они к нам приезжают.

 И в Британии не делают трагедии, что какая-то компания поехала в Россию открывать там фармацевтическое предприятие или биотехнологическое. Почему же у нас сразу начинают делать трагедию. Вот вывезли капитал. Хорошо, вывезли. Главное – для каких целей вывезли. Если спрятать, то это одно, а если развивать какое-то производство, наверное, это уже другой подход. Все будут двигаться и вкладываться там, где интереснее, выгоднее, прибыльней, там, где, может быть, есть более новые технологии. А потом приход новых технологий, я хочу сказать, это изменение социального облика того региона, куда приходят новые технологии, новые предприятия. Это другой уровень производства.



 - Сегодня говорилось о том, что российско-британская торговая палата тот самый инструмент, который в том числе влияет на политические отношения между странами. И в любой момент играл, если не решающую, то определяющую роль. Насколько сегодня возможно улучшить эти отношения?

- Бизнес, несомненно, понимает с точки зрения политического влияния то, что посол – политическая фигура, а не торговая. Он просидел первую часть форума, проводил принца, обратно вернулся в зал, будет слушать все, что говорят предприниматели с той и другой стороны. Это говорит о том, каким образом мы влияем, я имею в виду российско-британский бизнес, Российско-Британская палата влияет, на политику. Посол будет понимать, я надеюсь, принимать проблемы и со стороны британской, и со стороны российской. На что жалуется бизнес, в чем есть проблемы, что нужно сделать для того, чтобы эти проблемы преодолеть. Это политическое влияние Российско-ританской палаты, вообще бизнеса на развитие событий. Поэтому думаю, что в этом плане традиции, заложенные в 1916 году, сохранятся. Также встречался бизнес, также формулировал задачи, которые он видит, в чем есть проблемы и что политические власти той и другой страны должны сделать, чтобы развивать эти отношения. Такое потепление, на мой взгляд, наступило в новых политических российско-британских отношениях. Экономические никогда не прерывались. Но экономические, как правило, тоже достаточно подвержены влиянию. У них тоже наступают некие спады во время похолодания, потому что хочешь не хочешь, но те же представители малых предприятий, средних все-таки ориентируются на тот фон, который создается. А часто фон вокруг страны создается прессой, средствами массовой информации. И если в политическом плане какие-то похолодания наступили, это отражается в средствах массовой информации. Определенное влияние на умы, естественно, оказывает. Конечно, тот бизнес, который серьезно уже вошел в работу, вряд ли закроет свои проекты. Но тем не менее влияние есть. Сегодня потеплели отношения, и мы сразу ощутили и по количеству обращений, и по количеству пожеланий, по интересу британского бизнеса к России. Я полагаю, что в ближайшем будущем это будет идти по нарастающей. Потому что по крайней мере у меня, ощущение, что российская сторона к этому расположена. Мне кажется, все предыдущие фобии прошли в Великобритании, там более рационально смотрят на развитие отношений. Не фетишируют какие-то отдельные события, возводя их в ранг глобальных, исторических. Сейчас, я думаю, все немножко улеглось, успокоилось, и в ближайшее время будет более позитивное развитие.