Текст «Мокшадхарма», гл. 223. История об асуре Бали. Привлечь богиню Шри Лакшми - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Текст «Мокшадхарма», гл. 223. История об асуре Бали. Привлечь богиню Шри Лакшми - страница №1/1

2008 – 01 – 14

Текст «Мокшадхарма», гл.223. История об асуре Бали.

Привлечь богиню Шри Лакшми.
«Мокшадхарма», глава 223.

Юдхиштхира задал вопрос Бхишме о непостоянстве:

«Как непостоянство переживают боги, не достигшие окончательного Освобождения, но имеющие божественное положение?»

И Бхишма рассказал такую историю Юдхиштхире. Это история о беседе асура Бали и Шакры (Индры) – предводителя небожителей.

В битве с богами асур Бали потерпел поражение и отдал все свои сокровища, но самому ему удалось спастись. Боги не могли его найти. Тогда Индра, победив всех асуров, приблизился к предку, к Владыке Вселенной – Брахме, и сказал, что хоть Бали потерпел поражение и отдал все свои сокровища, но он не уничтожен и боги нигде не могут его найти.

Он сказал:



«Он подобен ветру, подобен солнцу – всепроникающий, обладает различными магическими способностями, мы его не можем найти. Поэтому укажи мне, где он находится».

Брахма сказал:



«Ты поступаешь неправедно, что вопрошаешь о нем. Но поскольку ты спросил меня, я должен тебе ответить. Я не буду говорить неправды, я тебе скажу, где Бали.

Ищи его среди быков или ослов, коней или верблюдов. Он, наилучший из своего рода, живет в заброшенном доме».
Затем Индра спросил:
«О, Брахма, если в заброшенном доме обитает асур Бали, надо ли мне его убивать или убивать не нужно?»
Брахма сказал:
«Тебе не следует его убивать, не заслужил он смерти. Лучше хорошенько расспроси его о смысле жизни».
После этого, взойдя на спину слона Айраваты (на свою вахану, т.е. животное-носитель), Индра отправился в мир людей на землю.

Он действительно в заброшенном доме нашел убежище Бали, который принял облик осла, т.е. он перенес свое сознание в животное, опустился в низшие миры, которые даже боги сансары не всегда прозревают, и таким образом спрятался от гнева богов в заброшенном человеческом доме.


Шакра (Индра), приблизившись, сказал ему:

«Войдя в лоно ослицы, ты стал травоядным, данава. Такое ничтожное рождение печалит тебя или не печалит? Я вижу тебя совсем невзрачным».
Он хоть и вошел в лоно ослицы, спрятавшись, тем не менее, полностью сохранил свое самоосознание в отличие от смертных, это было его временное убежище. Если живые существа нижних миров переходят из лона в лоно и рождаются в утробе, получая тела, то высшие уровни их сознания блокируются – сильный шок материи при перерождении и при контакте с грубыми энергиями, высшие контуры сознания, тонкие тела отключаются. Они утрачивают канал связи с буддхи, с Атманом и полностью подпадают под влияние материальной природы.

Один тибетский святой, Марпа, однажды выполнял эксперимент по переносу сознания в сознание воробья. Этого воробья мальчишки сбили камнями. Он говорил, что его сознание очень сильно подвергалось птичьему сознанию, и он едва не утратил сознание в таком состоянии, будучи сбитым, еще и в теле птицы. Он говорил ученикам, что очень трудно удерживать в животных оболочках высшие уровни осознанности. Сознание, соприкасаясь с грубой материей, получает сильный шок от воздействия такой бурлящей, кипучей энергии страстей и желаний и забывает себя.

Но божественные существа, обладая огромной силой сознания, могут даже в такие оболочки переносить сознание.
Индра сказал:

«Я вижу тебя таким невзрачным, попавшим врагам в руки, лишенного и царства, и друзей, с надломленной силой, отвагой. А ведь ты когда-то был окружен тысячами приверженцев, колесницами, ты согревал миры и покровительствовал мирам. А ныне ты даже скрылся, о нас не заботясь».
Вот так издевательски он начал говорить.
«Ты был раньше нашим покровителем, а теперь ты даже не заботишься о нас и о тех, над которыми ты владычествовал, которые размножались под твоим началом, и о земле, которая была когда-то под твоей властью – ты теперь больше не владеешь всем этим.

Вот это низвержение – оно тебя огорчает или нет?

И когда ты стоял на восточном берегу океана, и когда ты раздавал сокровища домочадцам – что было у тебя на сердце? Каково тебе было тогда, когда перед тобой несчетное число божественных девиц-девственниц плясали?

И большое количество лет ты сиял и сверкал своей красотой, и все танцовщицы вокруг тебя были обвенчаны лотосами и также сверкали золотым сиянием.

Что было тогда и что теперь у тебя на сердце, владыка данавов (асуров)? У тебя был огромный золотой зонт, украшенный камнями, для тебя плясали семьдесят семь тысяч гандхарвов на празднествах, у тебя был огромный жертвенный столб, весь золотой, и там ты приносил жертвоприношения. Ты раздавал коров десять тысяч миллиардов, тысяча за тысячей. Что было тогда у тебя на сердце, когда ты как хозяин жертвы проходил всю землю и все мерил на свою мерку, проявляя свою волю. Что тогда было у тебя на сердце?

А сейчас не вижу ни твоего золотого кубка, ни двух опахал, ни зонта, ни данного Брахмой венца не вижу, владыка асуров».
Бали ему сказал:
«Ты не видишь золотого кубка, да, ни двух опахал, ни зонта, ни данного Брахмой венца ты не видишь. И ты спрашиваешь о моих сокровищах, сваленных в пещеры. Но когда настанет мое время, ты их увидишь.

И негоже тебе, славному и знатному мужу из высокого рода, благоденствуя мне страдающему, напоминать о былом счастье.

Совершенно познавшие, насыщенные, умиротворенные, совершенные люди и в бедствиях не скорбят, и не радуются в счастье.

Но разум твой груб, ты бахвалишься, Пурандара. Не так бы ты говорил, если бы ты был на моем месте».
Бали здесь демонстрирует мудрость, которая ему тоже была присуща как владыке асуров.

Индра ему снова сказал как бы с усмешкой:


«Что же ты, теми тысячами колесниц и приверженцев когда-то окруженный, все миры согревавший, о нас не заботясь, видя свое столь жалкое положение, Бали, совсем покинутый приверженцами, друзьями – ты горюешь или ты не горюешь?»

Индра продолжал его «поддевать»:


«Некогда ты достиг несравненной радости, миры подчинив своей воле. Теперь, когда рушилось это внешнее, горюешь ты или нет?»
Бали сказал:
«По закону текучести времени здесь во всем я вижу непостоянство, поэтому, Шакра, я не скорблю, ведь все преходяще. Недолговечны наши тела и других существ, владыка суров, оттого не скорблю я, Шакра, не я в этом виновен. С рождением возникают жизнь и тело, оба развиваются вместе, вместе и погибают.

Такое уединенное существование недобровольно я принял, я это вполне постиг. А у постигшего, как может возникнуть тревога?

Смерть для существ есть конечная цель, как для потока в море, но этого полностью, о, Громовержец, не постигают заблудшие люди. И те, что этого не постигли, предаваясь заблуждениям, страсти, отчаиваются. Попав в беду, их разум гибнет.

Но достигнув мудрости и понимания, все грехи отвергает Пуруша. Освободясь от грехов, он ясности, саттвы достигает. Умиротворяется, в ясности пребывая.

Те же, кто не имеет такой ясности, возвращаются, рождаясь снова и снова, побуждаемые этими целями, прискорбно страдают.

От достижения удачи, неудачи, жизни и смерти, от плодов счастья, несчастья, я не отвращаюсь, но их и не желаю».
Бали говорит:
«Я не отвергаю то, что приходит ко мне в саттве в соответствии с законом кармы и течением времени. Не отвращаюсь, когда они приходят, и не отвергаю, когда я их теряю.

Уже убитого убивает убийца, когда кого-либо человек убивает. Оба те не знают – убивающий и убитый. Если кто мужественно поступает, побеждая Матхава, действует все же не он, здесь есть иной, кто все совершает – тот, кто причиняет и гибель, и возникновение мира. Поступок выполняется сотворенным, но другой есть – истинный его Вершитель».
Бали говорит Индре – подумай более глубоко. Кажется, что мы совершаем действия, но на самом деле через нас действует некто, кто гораздо более глубок, кого мы еще не познали.

Есть истинный Совершитель всех действий – это Абсолют.


«Земля, свет, пространство, вода, ветер – вот лоно существ. Какое же в этом горе? Много познавший, мало познавший, могущественный, слабосильный, красивый и безобразный, обездоленный или счастливый – их всех захватывает пожирающим пламенем время, Кала. Но раз времени все подвластно, то мне, познавшему, какое до этого дело?

Уже сожженное человек сжигает, уже убитое он убивает, погубленное ранее – губит, подлежащее получению – получает. Не вижу конца я, размышляя о божественном законе – ни его острова, ни этого, ни того берега не видно».
До того, как человек был убит в битве, он уже убит временем. До того, как кто-либо что-либо получил, он уже получил это от времени. Люди являются исполнителем вселенской воли, божественного закона – говорит Бали.
«Если бы у меня на глазах существ не уничтожало время, может быть, я бы испытывал ликование, гордость, гнев, о, супруг Шачи. Зная, что стал я травяным мешком, (т.е. животным, питающимся травой), что живу я в заброшенном доме, что свергнутый с трона, я принял образ осла, ты пришел и меня оскорбляешь. Если бы я хотел, я изменил бы свой вид многократно и стал бы таким «страшилищем», что ты бы удрал, меня увидев. Все дает и все уносит время, все определяет время. Не кичись же, Шакра, своим человеческим видом».
Индра принял человеческий вид. Но Бали говорит, «если бы у меня была возможность, то мои магические силы – ты бы с ними не сравнился, я мог бы принять такой облик, что вселил бы в тебя ужас. Мое положение нынешнее – это результат страданий и обусловленности кармой. Но тебе нет смысла надо мной смеяться».
«Раньше, Пурандара, пред моим гневом все трепетало. Нынче же я постиг вечный закон этого мира.

И ты так смотри, не восхищайся самим собою.

Могущество, возникновение устанавливаются не нами. Ребяческое у тебя сознание, какое было раньше, такое и ныне. Одумайся, Матхава, решительного суждения достигни.

Дэви, люди, предки, гандхарвы, ракшасы, наги (змеи) – вся вселенная была у меня во власти, и ты это знаешь, Васава.

«Да будет поклонение той стороне, где находится Бали – сын Вирочаны», – так мне били поклоны те, чей разум затмила самость.

Я не скорблю об этом и не колеблюсь, о, супруг Шачи, я нахожусь теперь под властью иного повелителя. Таково мое решительное суждение.

Бывает, что родовитый, видный, великолепный бедствует вместе со своими советниками, ибо тому надлежит случиться.

Бывает, Шакра, что урод, незнатный, заблудший живет со своими советниками, ибо тому надлежит случиться.

Бывает, красавице доброй плохая выпадает доля, Шакра, другой же, бывает, без добрых знаков и безобразной, хорошая выпадает доля.

Это, Шакра, не нами сделано, и не тобой сделано, Шакра, что вот ты стал испускателем грома – Громовержцем. А с нами вот такое случилось. И не твоя это заслуга, Владыка, и я ни тому виновник, Шакра, будь то счастье, несчастье. Все творит летучее время. Вижу тебя блистательным, царем богов, утвержденным, счастливым, великолепным, в меня мечущим громы. Если б меня так не одолело время, я б мигом бы тебя с твоим громом кулаком низринул».
Снова здесь Бали говорит, что «в том, что ты одержал победу, не твоя заслуга».

Это действуют более могущественные силы – это сила времени, под которой находятся все живые существа в сансаре.



«И то, что я потерпел поражение, это не моя вина, поскольку я сам нахожусь под властью времени. Коль оно так решило, я не в силах ему противостоять. Если б это время меня не одолело, то я бы тебя вместе с твоим громом одним ударом кулака сбил».
«Но не время теперь для отваги, пришло время для смирения. Время все учреждает, к зрелости время приводит. И раз меня одолело время, чтимого царя данавов, то кого иного, гремящего и пламенеющего, оно не одолеет?»
Он говорит, что «если меня одолело время, царя всех асуров, неужели ты думаешь, тебя, пламенеющего и извергающего громы, оно тоже не одолеет?»
«Против вас, двенадцати Махатм Адитьев, против всей вашей силы я восстал один, богов Владыка.

Я поднимаю и проливаю воду, я согреваю тройственный мир, я охраняю и разрушаю, я даю, принимаю, я объемлю, насыщаю собой миры и управляю. Я, Владыка миров, повелитель, и ныне повержено мое господство, Владыка бессмертных.

Пораженному войском времени, все это мне теперь не светит, ибо вершитель не я и не ты, супруг Шачи, есть иной Вершитель.

Шакра, само летучее время миры поглощает. Его обитель – месяц, полумесяц, в день и ночь оно одето, его врата – времена года, и год – его вершина.

Говорят некоторые мудрецы, размышляющие о вселенной, что в нем есть пять отделов, и это рассуждение я могу изложить пятикратно.

Как многоводный океан, глубинно и сокровенно, Высшее, Безначальное, Совершенное и Бесконечное! Так о Нем учат.

Войдя в существа, Брахман проявляется в знаках, Сущность же Его – без знаков.

Прозревающие основу люди, почитают Его как Вечное, Непоколебимое».
Далее Бали говорит:
«Брахман – это такое состояние, когда бегущего Его – не обгонишь, стоящего – не ухватишь. Его не ухватить ни одним из пяти органов чувств.

Некоторые принимают его за времена года, месяцы и полумесяцы, за дни, за мгновения принимают. «Утром», «вечером» и «полднем» Его называют другие, и также мигом. Но все это – одно Единое, как бы Его разнообразно не называли.

И знай – этот Брахман есть Кала, время. Брахман в облике времени есть Владыка всех живых существ, в том числе и богов.

Время – здесь все в его власти.

И многие тысячи Индр уже до тебя были раньше. И подобно тебе, супруг Шачи, они были все преисполнены силы и отваги. Тебя также, царь богов, многосильный Шакра, когда придет час – угомонит могучее время.

Вселенную оно поглощает, а потому, Шакра, будь стойким. Ни мне, ни тебе, ни ранее бывшим его отвратить не под силу.

Если ты мнишь, что достигнутое тобой непревосходимое царское счастье постоянно будет твоим, ты ошибаешься – ни один его не удержит. У тысячи Индр, гораздо лучших, чем ты, оно перебывало. Мимолетное, меня покинув, счастье перешло к тебе, мудрых богов повелитель.

Не поступай так больше, Шакра, тебе успокоиться нужно. Узнав, что ты такой заносчивый, счастье быстро перейдет к другому».
Таким образом, Бали дал наставление Шакре, показав более мудрую сторону своего сознания, несмотря на то, что он был побежденным.

Тогда Индра увидел, что из тела Бали изошла богиня – сияющая богиня счастья и процветания Шри или Лакшми. Он увидел ее лучезарный блеск и в изумлении широко раскрыл глаза.

Он спросил:
«Кто это – та лучезарная, в павлиньих перьях, из тебя изошедшая, Бали? В тебе пребывавшая, украшенная браслетами, пламенная, сияющая собственным светом».
Бали сказал:
«Я не могу ее узнать. Это – не дочь асура, не бога, не человека. Сам хочешь – ее спрашивай, поступай, как знаешь».
Индра, удивившись, тогда спросил:
«Кто ты такая, изошедшая из тела Бали, блистающая перьями павлина?

Поведай мне, ясноулыбная, незнающему твое имя.

Кто ты, представшая перед моим взором, оставив владыку асуров, прекраснобровая?

Ответь на мой вопрос, сияющая собственным светом».
Богиня Шри сказала:
«Меня не знает ни Вирочана, ни этот потомок Вирочаны – Бали. Они называют меня трудноудержимой и знают как вожделенную.

Меня также зовут Будхир (исполнение), Лакшми (красота) и Шри (счастье).

И ты, Шакра, меня не знаешь. Никто из богов меня не знает».
Тогда Шакра (Индра) сказал:
«Что ты, трудноудержимая, ради меня или из-за Бали его покинула, после долгого в нем пребывания?»
Богиня Шри сказала:
«Никакой Творец или Создатель меня не создал. Мимолетное время меня сотворило, поэтому не презирай его, о, Шакра».
Тогда Индра спросил:
«Как же ты оставила Бали и по какой причине покинула его? А почему меня не оставляешь, скажи мне это».
Богиня Шри сказала:
«Я пребываю в правде, в даре, в обете, в умерщвлении плоти (т.е. в аскезе, в тапасе), в отваге, в Дхарме, а Бали от них отвернулся, поэтому я его покинула.

Сначала он был предан брахманам, правдивым, сдержанным в чувствах. Затем он стал роптать на брахманов, не совершив омовения, касался остатков жертвы.

Раньше он был усерден в совершении ритуальных подношений, делал мне подношения. Но затем, заблудший, он стал притеснять миры, и время предало его мучению.

Он потерял меня, Шакра, и теперь я с тобой буду жить. Меня можно удержать усердием, подвигом, тапасом, отвагой».
Индра сказал:
«Ни среди богов, ни среди людей, ни среди всех других существ нет мужчины, о, живущая в лотосе, который один тобой завладел бы»
Богиня Шри сказала:
«Ни бог, ни асур, ни ракшас, ни гандхарва, никто, Пурандара, один мной владеть не может».
Тогда Индра спросил:
«Как ты могла во мне бы пребывать постоянно, прекрасная? Скажи мне, я выполню твое слово, благоволи мне сказать правду».

Шри сказала:


«Постигни, Индра, среди богов – как я буду в тебе пребывать постоянно? По уставам, предписанным Ведами, раздели меня на четыре части».
Далее богиня рассказала Индре, как совершать подношение, следовать ведическому пути и выполнять практику так, чтобы она его никогда не покидала.

Бали потерял благосклонность богини Шри – богини счастья и удачи. Когда он потерял такую благосклонность, время его стерло, уничтожило его положение. Он потерял такую благосклонность вследствие того, что отвратился от Дхармы, его ум стал заносчивым, он перестал выполнять практики, начал много думать о себе и впал в невежество, впал в нечистое видение, порицая брахманов.

Тогда богиня удачи, богиня Шри его покинула, и время предстало в неблагоприятном аспекте.

Хотя все находится под властью времени, у нас есть свобода воли, и мы можем повернуть свое сознание так, что время будет благоприятным по отношению к нам или, наоборот, неблагоприятным.

Когда мы поворачиваем свое сознание в сторону Дхармы, богиня Шри – богиня счастья, удачи всегда на нашей стороне, и тогда время повернуто к нам благоприятно.

Когда мы отворачиваемся от Дхармы, богиня Шри, т.е. Лакшми, тоже покидает нас, время показывает нам свою неблагоприятную сторону, изменения приходят, а мы к ним не готовы, и они несут потери и неудачи.

Каким же образом можно удовлетворить богиню Шри, так чтобы счастье и удача всегда были на стороне практикующего?

Богиня Шри олицетворяет тонкие духовные энергии, внутренние божества, которые расцветают в сознании йогина. Ее можно удовлетворить непрерывным, неуклонным проникновением в природу сознания.

Супругом богини Шри считается божество Вишну. Вишну олицетворяет собой Сверхсознание, стабилизирующее и поддерживающее, т.е. недвойственную основу, в которой все пребывает.

Единственный способ привлечь и «привязать» к себе богиню Шри – это способ почитать ее супруга. А что значит – почитать ее супруга?

В Лайя-йоге нет двойственного поклонения, и почитать ее супруга Вишну в данном контексте означает – почитать Брахман, высший принцип недвойственности. Это означает – пребывать в должной осознанности и медитации, и за счет этой должной осознанности и медитации развивать в себе различные качества и силы.

Если наша осознанность должная, то постепенно в нас раскрываются различные силы и качества. Эти силы и качества позволяют всегда быть повернутым к благоприятной стороне времени.


Вопрос: Я хотел спросить, как Индра хотел убить Бали? Внешние миры – понятно, а он хотел найти, где он спрятался. Душа не разрубается ни мечом, ни огнем, ни водой. Как он хотел найти его, куда он воплотился, и убить его полностью?
Ответ: Можно ли убить Бали, да? Смотря с чем идет отождествление. В абсолютном смысле как Брахмана его убить невозможно. Но можно уничтожить индивидуальность как эго, воплощенную в конкретное тело. А если это божество, у него есть тоже индивидуальность, только более тонкая, изощренная, которая может воплощаться во множество тел, обладающая большим могуществом. Допустим, ее можно заблокировать, так что в этой кальпе она лишена всякой потенции и всяческих сил, она может пребывать только в непроявленном. Другими словами, убить ее полностью, действительно, невозможно, поскольку душа в своей основе Атман. Но можно заблокировать его личностный потенциал и владение всеми силами, позволить существовать только в непроявленном состоянии в течение целой кальпы. Вот это подразумевалось, т.е. лишить возможности воплощаться в любые тела – в тела людей, в тела животных, в тела богов, в тонкие тела. Быть только в каузальном мире.

ОМ!


izumzum.ru