Справка по результатам изучения судебной практики применения норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих обеспечение судо - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
По дисциплине «соотношение норм международного права и российского... 1 21.56kb.
Уголовно-процессуальные и военно-правовые средства реализации амнистии... 1 525.97kb.
Справка по результатам изучения вопроса о влиянии позиции Европейского... 1 252.24kb.
Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их факторы... 1 317.06kb.
Обзор судебной практики разрешения споров о признании права собственности... 1 226.7kb.
Обобщение судебной практики рассмотрения городским судом дел о преступлениях 1 118.53kb.
Справка по результатам обобщения практики рассмотрения судьями Владимирской... 1 283.29kb.
В отечественном законодательстве достаточно давно устоялось мнение... 1 41.67kb.
Рекомендуемые темы курсовых по гражданскому процессуальному праву1 1 39.02kb.
Справка о результатах обобщения судебной практики по делам, рассмотренным... 1 295.53kb.
Программа курса по предмету «Гражданское процессуальное право России»... 2 284.69kb.
В науке бывают открытия, на многие годы определяющие ее дальнейшее... 1 188.27kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Справка по результатам изучения судебной практики применения норм уголовно-процессуального - страница №1/1



СПРАВКА

по результатам изучения судебной практики применения норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих обеспечение судом права на защиту обвиняемого (подсудимого, осужденного)

В соответствии с планом работы Мурманского областного суда на второе полугодие 2013 года проведено обобщение судебной практики по применению судами Мурманской области в 2012 году – первом полугодии 2013 года норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих обеспечение права на защиту обвиняемого (подсудимого, осужденного).

Конституционные права граждан на судебную защиту, квалифицированную юридическую помощь в рамках уголовного судопроизводства, принципы презумпции невиновности и возможности ограничения прав и свобод человека только федеральным законом и только в целях защиты определенного круга публичных интересов являются фундаментальными правовыми ценностями, закрепленными в Конституции Российской Федерации.

При этом в соответствии со статьями 45 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируется государственная, в том числе судебная, защита прав и свобод человека и гражданина; каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом; решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Статьей 48 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.


Разъяснение подсудимому его процессуальных прав и их обеспечение судом

Правовой гарантией соблюдения прав обвиняемого (подсудимого) является обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, а также обеспечивать возможность осуществления их прав.

Анализ практики показал, что судами Мурманской области в обязательном порядке соблюдаются требования статьи 267 УПК РФ.

В судебном заседании судьи разъясняют подсудимому его процессуальные права посредством оглашения положений статьи 47 УПК РФ и статьи 51 Конституции Российской Федерации, а также, в необходимых случаях, положений статьи 821 УПК РФ. В случае возникновения вопросов у подсудимого либо каких-либо неясностей суд разъясняет существо процессуальных прав подсудимого.

В статье 267 УПК РФ не упоминается ряд прав подсудимого, предоставляемых ему законом во время судебного разбирательства. Но они указаны в других статьях УПК РФ (в частности, в части 1 статьи 198, статьях 273, 275, 277, 278, 282, 289, 292, 293), и при совершении судом конкретных процессуальных действий, например, при осмотре вещественного доказательства, просмотре видеозаписи, прослушивании записи телефонного разговора и т.д., председательствующий разъясняет подсудимому права при совершении судом таких процессуальных действий.

Перед началом судебного заседания подсудимому (осужденному в суде второй инстанции) разъясняются положения статьи 47 УПК РФ, в том числе и право на ознакомление с материалами уголовного дела.

В сложившейся практике заявленные подсудимым ходатайства такого характера рассматриваются судами с учетом позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 18 ноября 2004 года № 356-О, согласно которой сторонам в уголовном судопроизводстве должна быть предоставлена возможность лично, с помощью представляющих их интересы в суде адвокатов и иных допущенных к участию в деле лиц либо иным способом знакомиться с материалами дела как в целях подготовки к судебному разбирательству, так и в целях обжалования затрагивающих их интересы решений и действий. Вместе с тем это не означает, что соответствующий суд обязан не только предоставить участникам судопроизводства необходимые материалы для ознакомления, но и устранить не зависящие от него препятствия в реализации ими указанной возможности, в том числе обеспечить доставление этих лиц, если они содержатся под стражей, в суд для изучения материалов дела. В таком случае, осужденный может реализовать свое право на ознакомление с материалами дела путем заключения соглашения с адвокатом или иным лицом.

В соответствии со статьей 265 УПК РФ председательствующий устанавливает личность подсудимого, выясняя, в том числе, владеет ли он языком, на котором ведется уголовное судопроизводство.

В соответствии со статьей 18 УПК РФ участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Анализ судебной практики показал, что независимо от того, участвовал ли переводчик в период предварительного следствия (дознания) или не участвовал, суды всегда выясняли у лица, плохо владеющего языком, нуждается ли он в услугах переводчика.

Если судом установлено, что такому лицу на предварительном следствии не разъяснялось право на участие переводчика, оставлено без удовлетворения ходатайство лица о предоставлении переводчика, не был предоставлен переводчик при наличии документальных данных о том, что лицо действительно нуждается в переводчике, то такое нарушение является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в соответствии со статьей 237 УПК РФ. В исследуемом периоде в практике судов области не было выявлено оснований для принятия таких решений.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" существенно расширили возможности защиты в области взаимодействия со специалистами. В частности, адвокат на основании части 1 статьи 58 УПК РФ наделен полномочиями привлекать специалиста к участию в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов для применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела, постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (пункт 3 части 1 статьи 53, статья 58, часть 3 статьи 86 УПК РФ).

В исследуемом периоде времени случаев отказа в удовлетворении ходатайства подсудимого или его защитника о вызове и допросе специалиста или в приобщении к материалам уголовного дела его заключения не имелось. В случае заявления таких ходатайств сторона защиты самостоятельно обеспечивала явку специалистов в судебное заседание, при этом, суд удовлетворял ходатайство об их допросе, не лишая права подсудимого или его защитника предоставлять доказательства в суде. Заключения специалистов по ходатайству стороны защиты приобщались к материалам уголовного дела, после чего суд давал им оценку в приговоре.

Пункт 2 части 3 статьи 86 УПК РФ предусматривает право защитника использовать в качестве самостоятельных доказательств материалы опросов лиц, проведенных с их согласия.

В сложившейся практике, в силу принципа непосредственности исследования доказательств и состязательности сторон, лица, опросы которых были представлены суду стороной защиты, подлежали вызову в судебное заседание для непосредственного их допроса в процессе судебного разбирательства сторонами.

Так, приговором суда В. осуждена по части 1 статьи 293 УК РФ.

На предварительном следствии её защитником был представлен протокол опроса свидетеля, который прежде допрашивался следователем.

Впоследствии, в ходе рассмотрения дела, данный свидетель был допрошен судом, при этом ему были разъяснены его права, обязанности, а также ответственность за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний, предусмотренную статьями 307 и 308 УК РФ, что отсутствовало в протоколе опроса свидетеля защитником.

В приговоре суд дал оценку показаниям, данным свидетелем в судебном заседании по уголовному делу.

В анализируемом периоде времени случаев использования судом в качестве самостоятельных доказательств материалов опросов лиц, проведенных защитником в соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 86 УПК РФ, не имелось.

В 2012 году – первом полугодии 2013 года в практике судов Мурманской области имели место случаи, когда после исследования всех доказательств по уголовному делу было установлено наличие оснований для изменения обвинения на более мягкое, но отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначально предъявленного.

При этом государственный обвинитель приходил к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение и, в соответствии с требованиями части 8 статьи 246 УПК РФ, изменял обвинение в сторону смягчения, после чего суд квалифицировал действия подсудимого с учетом мнения государственного обвинителя.



Так, в суд поступило уголовное дело в отношении Н. по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 162 УК РФ.

На стадии судебных прений государственный обвинитель пришел к выводу, что после исследованных в судебном заседании доказательств виновности подсудимого по части 1 статьи 162 УК РФ, квалификация, предложенная органами предварительного следствия, не нашла своего подтверждения, так как не установлено наличие умысла на открытое хищение чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, полагал, что в действиях Н. усматриваются признаки преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 116 и части 1 статьи 161 УК РФ. Сторона защиты и подсудимый согласились с мнением государственного обвинителя.

Поскольку предложенная государственным обвинителем в судебных прениях квалификация действий Н. соответствовала позиции стороны защиты, изложенной в ходе судебного разбирательства, судом не решался вопрос о возобновлении судебного следствия с целью выяснения мнения подсудимого по вопросу изменения квалификации в сторону смягчения. Суд после оценки в приговоре всех доказательств по уголовному делу квалифицировал действия подсудимого по факту хищения имущества потерпевшего по части 1 статьи 161 УК РФ, по факту нанесения побоев потерпевшему по части 1 статьи 116 УК РФ. Учитывая, что преступление, предусмотренное частью 1 статьи 116 УК РФ, относится к делам частного обвинения, возбуждаемым не иначе как по заявлению потерпевшего, принимая во внимание нежелание потерпевшего привлекать Н. к уголовной ответственности за причинение телесных повреждений, уголовное преследование подсудимого в этой части было прекращено на основании пункта 5 части 1 статьи 24 УПК РФ.

Рассмотрев уголовное дело по обвинению Д., изначально обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного пунктом «в» части 4 статьи 162 УК РФ, суд, с учетом мнения государственного обвинителя, квалифицировал его действия по части 1 статьи 161 УК РФ и по части 1 статьи 118 УК РФ, поскольку изъятие имущества носило открытый, заведомо очевидный для собственника характер. Объектом посягательства являлась только собственность потерпевшей – денежные средства, находящиеся в сумке. Вред здоровью потерпевшей был причинен вследствие вырывания сумки из рук, от которого потерпевшая упала. Преступное последствие в виде причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей находилось в причинной связи с действиями подсудимого. Вместе с тем, эти последствия не охватывались умыслом подсудимого, действия которого по отношению к вреду здоровью носили неосторожный характер.

Положениями статей 247, 38912 УПК РФ предусмотрено право подсудимого (осужденного) участвовать в судебном заседании. Статья 258 УПК РФ, предусматривающая возможность удаления подсудимого из зала судебного заседания, не лишает его права участвовать в судебном заседании, исключая лишь возможность злоупотребления предоставленным ему правом. Право подсудимого на рассмотрение его дела в его присутствии не означает, что оно должно быть ему гарантировано даже при создании им препятствий для осуществления правосудия и реализации процессуальных прав другими участниками процесса.

В анализируемом периоде времени, как злоупотребление правом суды области расценивали следующее поведение обвиняемого (подсудимого, осужденного): неоднократное заявление ходатайств об отложении судебного заседания на длительное время в связи с невозможностью явки (например, в связи с болезнью) без подтверждения уважительности причин неявки, многократное заявление аналогичных ходатайств после отказа судом в их удовлетворении в целях явного затягивания сроков рассмотрения уголовного дела, неоднократное заявление отводов суду либо другим участникам процесса по тем же основаниям, высказывания об участнике судебного процесса, затрагивающим честь или достоинство конкретного человека, и т.д. При злоупотреблении правом обвиняемым и защитником на ознакомление с материалами дела, суды ограничивали сроки ознакомления в связи с явным затягиванием указанных сроков.

Так, приговором суда К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 328 УК РФ.

При рассмотрении данного дела председательствующим судьей было вынесено частное постановление по факту злоупотребления своим правом адвокатом Г. В ходе судебного разбирательства указанного уголовного дела адвокатом Г. неоднократно допускались выражения и высказывания оскорбительного характера в адрес суда, пререкания с судом, допускалось искажение действий и событий, установленных в судебных заседаниях, отсутствовало уважение к суду и участникам процесса, сдержанность и корректность, тактичность и выдержка.


Обеспечение права на личное участие подсудимого в суде первой инстанции

В соответствии с пунктом 1 статьи 247 УПК РФ судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 указанного кодекса.

По мнению судей Мурманской области, положения части 5 статьи 247 УПК РФ следует применять с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2009 года № 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству", в соответствии с которыми, под исключительными случаями, когда суд вправе провести судебное разбирательство заочно при наличии условий, указанных в части 5 статьи 247 УПК РФ, следует понимать, например, особую общественную опасность преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, необходимость возмещения потерпевшему существенного вреда, причиненного преступлением, случаи, когда розыск обвиняемого не дал положительных результатов, невозможность осуществить экстрадицию обвиняемого. При этом по смыслу части 5 статьи 247 УПК РФ суд вправе рассмотреть уголовное дело в отсутствие обвиняемого, находящегося за пределами Российской Федерации, который уклоняется от явки в суд и не был привлечен к уголовной ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу, а также в случаях, когда обвиняемый, находящийся на территории Российской Федерации, уклоняется от явки в суд и его место нахождения неизвестно.

В исследуемом периоде времени сложностей, связанных с обеспечением подсудимому права на защиту при заочном рассмотрении дел в соответствии с частями 4 и 5 статьи 247 УПК РФ, у судов Мурманской области не возникало.

Случаев отмены приговора, постановленного по таким делам, в апелляционном (в 2013 г.), кассационном (в 2012 г.) и надзорном (в 2012 г.), кассационном (в 2013 г.) порядке не имелось.

Часть 3 статьи 258 УПК РФ, допускает удаление подсудимого из зала судебного заседания до окончания прений сторон в качестве меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании.

Анализ практики показал, что в решении об удалении подсудимого из зала судебного заседания в соответствии с частью 3 статьи 258 УПК РФ суды всегда указывали фактические обстоятельства допущенных подсудимым нарушений порядка в ходе судебного заседания и приводили достаточные аргументы в обоснование вывода о необходимости удаления подсудимого.

Так, при рассмотрении уголовного дела по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 159, частью 2 статьи 325 УК РФ, и К. – в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ, в связи с ненадлежащим поведением в судебном заседании (комментировал показания свидетелей во время их допросов, нецензурно выражался, чем препятствовал нормальному ведению судебного процесса), после неоднократных предупреждений судом о недопустимости нарушения порядка судебного заседания, о чем имелись соответствующие сведения в протоколе судебного заседания, в соответствии с частью 3 статьи 258 УПК РФ, на основании постановления суда, зафиксированного в указанном выше протоколе судебного заседания, подсудимый К. был удален из зала судебного заседания до судебных прений.

По делу в отношении С., обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 319, статьей 318 УК РФ, подсудимая была удалена из зала судебного заседания за высказывания без разрешения председательствующего судьи, оскорбление участников процесса, неподчинение распоряжениям председательствующего, продолжение нарушения порядка в судебном заседании после неоднократных замечаний судьи о недопустимости такого поведения и предупреждений о возможности удаления из зала судебного заседания. Судом данное решение принято в порядке статьи 256 УПК РФ в зале судебного заседания с занесением в протокол.

В анализируемом периоде времени случаев удаления подсудимого из зала судебного заседания без предупреждения о недопустимости нарушения порядка судебного заседания, а также случаев, когда суд принимал решение об удалении подсудимого из зала судебного заседания и провозглашал приговор в его отсутствие с объявлением приговора ему под расписку немедленно после провозглашения, в практике судов области не имелось.

В результате изучения судебной практики был выявлен случай обжалования приговора в суд кассационной (2012 год) инстанции, в том числе, и по мотивам необоснованности и незаконности удаления подсудимого из зала судебного заседания.

Так, осужденной С. обжалован в кассационном порядке приговор суда, в том числе в связи с нарушением судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона и ее конституционных прав, так как судья удалила ее из зала, судебное разбирательство проходило в ее отсутствие, и ей не было предоставлено последнее слово.

Кассационным определением доводы осужденной признаны несостоятельными, поскольку подсудимая неоднократно нарушала порядок судебного заседания, на неоднократные замечания и предупреждения председательствующего судьи об удалении не реагировала, была удалена из зала судебного заседания до окончания прений сторон. Защиту интересов подсудимой осуществлял адвокат, право на последнее слово С. также было обеспечено.

Обеспечение участия защитника в суде первой инстанции

В 2012 году – первом полугодии 2013 года в практике судов Мурманской области отсутствовали случаи, когда в судебном заседании было установлено, что органами предварительного расследования нарушены требования части 3 статьи 49 УПК РФ о моменте, с которого защитник участвует в уголовном деле, и защитник допускался на более поздних этапах.

Анализ судебной практики показал, что при рассмотрении уголовных дел, а также ходатайств, связанных с исполнением приговора, при разрешении которых в судебном заседании участие защитника является обязательным, в соответствии с требованиями части 1 статьи 51 УПК РФ для участия в судебном заседании судами всегда вызывался либо назначался защитник, в том числе, и в случаях, если осужденным при обращении с соответствующим ходатайством в рамках исполнения приговора суда, требование о назначении защитника не заявлялось.

В свою очередь, при рассмотрении уголовных дел судами приглашался тот защитник, который принимал участие при производстве предварительного расследования по данному уголовному делу, а в случае невозможности явки данного адвоката для участия в судебном заседании и осуществления защиты обвиняемого, судами в соответствии с частью 3 статьи 50 УПК РФ для соблюдения права обвиняемого на защиту предлагалось пригласить другого защитника, а в случае его отказа, принимались меры по назначению защитника.

В исследуемом периоде времени в судебной практике имелись случаи, когда суды принимали решения об отказе в допуске к участию в деле приглашенного подсудимым защитника-адвоката.

Так, при рассмотрении уголовного дела в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 171 УК РФ, судом было постановлено о замене защитников другими адвокатами, поскольку они, по мнению суда, действовали вопреки интересам подсудимого. Однако впоследствии кассационным определением приговор в отношении Б. был отменен, уголовное дело направлено на новое разбирательство в тот же суд в ином составе в связи с нарушением права подсудимого на защиту.
В одном случае суд принял решение об отказе в допуске к участию в деле приглашенного подсудимым защитника в связи с тем, что последний ранее осуществлял защиту потерпевшей по тому же уголовному делу.

Изучение судебной практики показало, что при замене не явившегося в судебное заседание защитника, избранного самим подсудимым, суды строго руководствовались требованиями части 3 статьи 50 УПК РФ.



Так, приговором суда К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, пунктом «б» части 2 статьи 2281 УК РФ.

В судебном заседании до начала рассмотрения уголовного дела по существу подсудимый К. отказался от услуг защитника адвоката А. и заявил ходатайство о допуске к участию в деле адвоката М. Ходатайство К. было рассмотрено судом в соответствии с частью 2 статьи 271 УПК РФ на месте без удаления в совещательную комнату и удовлетворено. Подсудимому предоставлено время в течение 5 дней для заключения соответствующего соглашения с адвокатом М.

Однако подсудимый соглашения с данным адвокатом не заключил. Поэтому судом подсудимому К. было предложено произвести замену адвоката А. на адвоката Ц. К. согласился на защиту его интересов адвокатом Ц. В этой связи, суд в соответствии с частью 3 статьи 50 УПК РФ произвел замену защитника на Ц., который на протяжении всего рассмотрения дела осуществлял защиту подсудимого.

Удовлетворяя ходатайство подсудимого об отказе от помощи защитника ввиду каких-либо причин, суды во всех случаях выясняли у подсудимого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъясняли сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предлагали заменить защитника.



Например, по делу в отношении Т. судом была произведена замена защитника адвоката Р. на Б. по ходатайству подсудимой, поддержанному адвокатом Р., в связи с расхождением правовых позиций указанного защитника и подсудимой.

По другому уголовному делу подсудимый С. в судебном заседании заявил о своем недоверии к назначенному защитнику, в результате чего суд произвел замену адвоката.

Анализ практики показал, что в случае ненадлежащего исполнения защитником, участвующим в деле, своих функций или нарушения порядка в судебном заседании, суд избирал в отношении него меру воздействия, соразмерную характеру совершенного им нарушения, а подсудимому предоставлял право ходатайствовать о допуске к участию в деле иного защитника взамен отстраненного судом.



В исследуемом периоде времени имелся случай отмены частного постановления суда первой инстанции, вынесенного в отношении защитника.

Так, по уголовному делу в отношении К., Р., и З. судом одновременно с постановлением приговора вынесено частное постановление в отношении защитника адвоката С. Основанием для вынесения частного постановления послужили неоднократные неявки защитника в судебное заседание без уважительных причин, нарушение адвокатом порядка проведения судебного заседания, высказывание реплик без разрешения председательствующего при предоставлении доказательств со стороны обвинения, продолжение подобного поведения после замечаний председательствующего.

В связи с неявками защитника С. без уважительных причин и непринятием подсудимым К. мер к приглашению другого защитника к участию в деле была привлечена защитник М., без замены защитника С.

Кассационным определением данное частное постановление по жалобе адвоката С. отменено. Как указала судебная коллегия, вывод суда о нарушении или ограничении в результате неявок адвоката С. права на защиту подсудимого К. не соответствовал обстоятельствам уголовного дела, поскольку защиту К. осуществлял также другой адвокат, назначенный судом наряду с защитником С. В результате не произошло отложения судебного разбирательства и нарушения разумных сроков судопроизводства по вине адвоката С.
Изучение судебной практики выявило случай обжалования адвокатом в порядке статьи 125 УПК РФ постановления следователя об отводе защитника.

Так, судом рассмотрена жалоба адвоката О., поданная в порядке статьи 125 УПК РФ на постановление следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Мурманской области об отводе защитника. Жалоба была мотивирована тем, что адвокат О. не могла допрашиваться по уголовному делу в качестве свидетеля, так как обстоятельства, связанные с данным уголовным делом, ей стали известны в связи с оказанием ею юридической помощи Д. и К., следователь не вручал ей повестки о вызове для дачи показаний в качестве свидетеля. Адвокат О. была допущена в качестве защитника подозреваемого Д. к участию в уголовном деле.

Судом установлено, что адвокат О. действительно вызывалась следователем для дачи показаний в качестве свидетеля, однако в качестве свидетеля не была допрошена, то есть фактически в производстве по уголовному делу в качестве свидетеля еще не участвовала. На основании пункта 1 части 1 статьи 72, части 1 статьи 56 УПК РФ, пункта 3 статьи 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и, руководствуясь статьей 125 УПК РФ, суд постановил жалобу адвоката О. удовлетворить. Признал постановление следователя по особо важным делам отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Мурманской области об отводе защитника - адвоката О. незаконным и необоснованным, обязал руководителя СУ СК России по Мурманской области устранить допущенное нарушение.

Отказ подсудимого от помощи защитника

В соответствии с частью 1 статьи 52 УПК РФ обвиняемый (подсудимый) вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. В таких случаях суды области выясняли причину отказа от защитника и устанавливали, не был ли такой отказ вынужденным, обусловленным, например, материальными затруднениями. Во всех случаях отказ от защитника заявлялся в письменном виде по инициативе обвиняемого (подсудимого).



Так, приговором суда М. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 159, частью 2 статьи 327 УК РФ, и Н. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 159, части 5 статьи 33, части 2 статьи 327 УК РФ.

На предварительном слушании обвиняемый М. отказался от услуг защитника, настаивал на осуществлении своей защиты самостоятельно, поскольку имел юридическое образование, отказ от защитника не был связан с его материальным положением. Обвиняемым М. было заявлено ходатайство об отказе от защитника в письменном виде, которое было приобщено к материалам дела. При этом участие защитника в судебном заседании было обеспечено реально. Вопрос об освобождении защитника от дальнейшего участия в судебном заседании обсуждался с участниками процесса, после чего, поскольку обстоятельств, свидетельствующих о необходимости обязательного участия защитника в уголовном деле, установлено не было, судом было принято решение об освобождении защитника от дальнейшего участия в судебном заседании. Обвиняемому М. судом разъяснялось, что в любой момент судебного разбирательства он может заявить ходатайство о допуске защитника к участию в деле. Отказ обвиняемого М. от защитника был зафиксирован в протоколе судебного заседания.

После освобождения по ходатайству обвиняемого М. назначенного ему судом защитника от дальнейшего участия в судебном заседании, в ходе рассмотрения уголовного дела по существу в судебном заседании подсудимым М. было заявлено ходатайство о назначении ему судом защитника. Судом было удовлетворено ходатайство М., назначен защитник З., которая первоначально осуществляла защиту подсудимого М., в судебном заседании был объявлен перерыв для обеспечения дальнейшей явки защитника в судебное заседание.

Принимая отказ обвиняемого (подсудимого) от защитника, суды во всех случаях мотивировали свое решение.

Анализ судебной практики показал, что фактов принятия отказа от защитника в тех случаях, когда его участие в деле обязательно в соответствии со статьей 51 УПК РФ, в исследуемом периоде времени не имелось.

В случае отказа подсудимого от услуг адвоката со ссылкой на тяжелое материальное положение, судами области исследовались материалы, подтверждающие тяжелое материальное положение. Если таковое имело место быть, расходы возмещались за счет средств федерального бюджета.



Обеспечение права на защиту судом вышестоящей инстанции

Изучение практики показало, что в рассматриваемом периоде времени у судов Мурманской области не возникало трудностей при обеспечении права на личное участие осужденного, его защитника или законного представителя в судебном заседании при рассмотрении апелляционных (кассационных) жалоб (представлений).

В 2012 году апелляционные жалобы (представления) рассматривались судами с обязательным участием подсудимого или осужденного, который подал жалобу или в защиту интересов которого поданы жалоба или представление, а также защитника, участие которого в рассмотрении дела обязательно.

Согласно имеющейся практике, в 2013 году основанием для рассмотрения дела судом апелляционной инстанции в отсутствие осужденного являлся как его письменный отказ от участия в рассмотрении дела, так и отсутствие его письменного заявления об участии в деле, если судом не признавалось необходимым участие данного лица в судебном заседании. В последнем случае суд уточнял у осужденного возможность рассмотрения жалобы (представления) в его отсутствие, при этом отказ осужденного от участия в деле фиксировался в телефонограмме либо заявлении, а также заносился в протокол судебного заседания со слов защитника.



Отмена судебных постановлений судом вышестоящей инстанции

В 2012 году – первом полугодии 2013 года в практике судов области имелись случаи отмены судебных постановлений вышестоящим судом в связи с нарушением права обвиняемого (подсудимого, осужденного) на защиту.



Так, приговором суда Б. осужден по части 1 статьи 171 УК РФ к штрафу в сумме *** рублей.

Защиту Б. в суде первой инстанции осуществляли адвокат А. на основании заключенного соглашения и К., допущенный судом к участию в деле в качестве защитника Б.

В судебном заседании, как следует из его протокола, защитником К. было заявлено ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для устранения препятствий к его рассмотрению судом.

Это ходатайство К. обосновал, в частности, тем, что предъявленное Б. обвинение необходимо разделить на несколько эпизодов.

Ходатайство К. было поддержано адвокатом А. и самим Б.

Судом данное ходатайство было расценено как направленное на увеличение объема обвинения Б. и сделан вывод о том, что защитники А. и К. действуют вопреки интересам Б., чем нарушается его право на защиту. В этой связи судом было постановлено произвести замену защитников К. и А. другими адвокатами.

Между тем, оснований для таких выводов у суда не имелось, поскольку, как следовало из протокола судебного заседания, мнение защитников К. и А. о необходимости разделения предъявленного их подзащитному обвинения было обусловлено не стремлением увеличить объем обвинения, а теми соображениями, что в случае разделения предъявленного Б. обвинения в незаконном предпринимательстве на самостоятельные эпизоды по нескольким организациям, с которыми заключались соответствующие договоры, сумма извлеченного дохода не будет достигать крупного размера, предусмотренного частью 1 статьи 171 УК РФ, что означало отсутствие состава этого преступления в его действиях.

Таким образом, выводы суда о ненадлежащем осуществлении А. и К. защиты Б. и необходимости их замены другими защитниками являлись безосновательными.

При таких обстоятельствах судебной коллегией по уголовным делам было констатировано нарушение судом права на защиту Б., что повлекло безусловную отмену постановленного в отношении него обвинительного приговора и направление уголовного дела на новое судебное разбирательство.
Приговором суда, А. осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к ** годам лишения свободы условно с испытательным сроком ** год ** месяцев.

Установив в ходе судебного разбирательства, проведенного по ходатайству уголовно-исполнительной инспекции, то, что осужденный систематически не исполнял возложенные на него обязанности в связи с чем, ему продлевался испытательный срок, выносилось предупреждение об отмене условного осуждения, были начаты розыскные мероприятия за уклонение от контроля уголовно-исполнительной инспекции, суд принял решение об отмене условного осуждения в отношении А. и исполнении наказания, назначенного приговором суда, как установлено требованиями части 3 статьи 74 УК РФ.

Как следовало из постановления суда и протокола судебного заседания, судебное заседание по рассмотрению ходатайства уголовно-исполнительной инспекции об отмене А. условного осуждения было проведено в отсутствие осужденного А., с участием прокурора и без участия защитника. Между тем, при назначении судебного заседания судьей было направлено уведомление А. с разъяснением ему права пригласить защитника, а также права ходатайствовать перед судом о назначении защитника, для участия в судебном заседании.

В связи с неявкой А. в судебное заседание и принятием судом решения о рассмотрении дела в его отсутствие, суд должен был руководствоваться положениями части 3 статьи 51 УПК РФ об обязательном участии защитника. Решая вопрос о назначении защитника, суду необходимо было учесть и то, что приговор в отношении А. был постановлен в особом порядке с обязательным участием защитника, от которого осужденный не отказывался ни в одной из стадий судопроизводства.

Несмотря на это, в подготовительной части судебного заседания, в котором принимал участие прокурор и отсутствовал осужденный, суд не только не принял мер по назначению защитника, но даже не обсудил с явившимися участниками вопрос о возможности рассмотрения дела без участия защитника.

Судебная коллегия по уголовным делам указала, что нарушение права осужденного на защиту является существенным нарушением судом требований уголовно-процессуального закона и является основанием к отмене состоявшегося судебного решения.

Апелляционным определением отменено постановление суда о продлении срока содержания под стражей обвиняемого И.

В жалобе на данное постановление, принятое судом в порядке, установленном статьей 108 УПК РФ, адвокат Ф. указал, что при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого И. адвокат В. фактически поддержал ходатайство следователя, указанная позиция адвоката В. не обеспечила реальную защиту прав и интересов обвиняемого И., таким образом, право обвиняемого на защиту было нарушено.

Основанием для отмены постановления суда первой инстанции и вынесения нового решения явилось нарушение права обвиняемого на защиту - позиция адвоката В. признана противоречащей положениям Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», поскольку не обеспечивала защиту прав и интересов обвиняемого И., который в судебном заседании возражал против ходатайства следователя.
От обвиняемого Г. дважды поступали жалобы в суд о нарушении его права на защиту при рассмотрении судом ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей. Оба раза ходатайства были рассмотрены судом без участия адвоката А., с которым у Г. было заключено соглашение, при этом судом обвиняемому назначались другие защитники.

При первом рассмотрении ходатайства адвокат А. не был надлежащим образом извещен о времени и месте судебного заседания, что явилось основанием для отмены постановления суда о продлении срока содержания под стражей.

При повторном рассмотрении данного ходатайства адвокат А., будучи надлежащим образом извещенным о месте и времени судебного заседания, не явился в связи с занятостью в другом судебном заседании, просил рассмотрение дела отложить на следующий день. Вопреки требованиям закона суд не выяснил мнение Г. по вопросу о возможности рассмотрения ходатайства следователя в отсутствие защитника А. или отложения судебного заседания, не предложил обвиняемому пригласить другого защитника по его выбору. Суд вправе был назначить Г. иного защитника лишь после отказа обвиняемого.

Кроме того, адвокат С., осуществлявший защиту интересов Г. по назначению суда, заявил, что не возражает против удовлетворения ходатайства следователя и сослался в обоснование своей позиции на мнение подзащитного, в то время как Г. фактически ставил вопрос об изменении меры пресечения на более мягкую.

Поскольку право Г. на защиту было вновь нарушено, постановление суда о продлении срока содержания под стражей отменено судом вышестоящей инстанции.

Апелляционным определением отменено постановление суда об избрании в отношении П. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Основанием для отмены указанного постановления явилось то, что при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в судебном заседании было нарушено право П. на защиту, а именно, в нарушение требований статьи 49 УПК РФ, а также статей 6 и 7 Федерального закона Российской Федерации «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат Р., осуществлявший защиту прав и интересов П., не высказал возражений против ходатайства следователя и оставил вопрос о его разрешении на усмотрение суда, что зафиксировано в протоколе судебного заседания. Данная позиция адвоката не обеспечила защиту прав и интересов обвиняемого, а рассмотрение указанного ходатайства при данной позиции адвоката являлось существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое в силу пункта 4 части 2 статьи 38917 УПК РФ повлекло за собой отмену судебного решения.

Выводы и предложения.

Реализация конституционных положений о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе с участием адвоката (защитника), способствует осуществлению судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, установлению истины по делу, постановлению законного, обоснованного судебного решения.

Изучение практики показало, что при отправлении правосудия положение конституционной нормы и требования уголовно-процессуального закона, касающиеся права обвиняемого (подсудимого, осужденного) на защиту, в большинстве случаев судами Мурманской области соблюдаются.

Вместе с тем, в анализируемом периоде времени имели место случаи, когда право обвиняемого (подсудимого) на защиту нарушалось судом первой инстанции, что являлось основанием отмены судебного постановления вышестоящим судом с направлением дела на новое судебное разбирательство.


В целях совершенствования судебной практики применения норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих обеспечение судом права на защиту обвиняемого (подсудимого, осужденного) необходимо:
1. Обратить внимание председателей районных (городских) судов Мурманской области на выявленные нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся обеспечения судом права на защиту обвиняемого (подсудимого, осужденного), на необходимость принятия соответствующих мер по недопустимости нарушений указанных норм уголовно-процессуального закона.

2. Справку о результатах данного обобщения направить в районные (городские) суды области для ознакомления федеральных судей с ее содержанием и использования в работе.



Судебная коллегия по уголовным делам

Мурманского областного суда