Рецензия на книгу А. Потравнова и Т - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ежемесячный бюллетень об армянском рынке высоких технологий 1 66.64kb.
Аналитическая рецензия «Модель личности» Справка 1 19.24kb.
Как читать книгу Баруха Лева А. Н. Козырев Пролог 1 110.8kb.
Положення про Червону книгу України, затвердженого постановою Верховної... 1 216.47kb.
Маханаим еврейский культурно-религиозный центр к оглавлению лекций З. 16 1699.69kb.
Докладов на семинаре 4 курса пт в дальнейшем означает книгу В. 1 22.24kb.
Курсовая работа по экономической географии «Развитие и размещение... 7 827.39kb.
Историк Н. Н. Воронин о фильме А. Тарковского "Андрей Рублев" 1 80.53kb.
Почему вы все-таки решили написать книгу? 9 953.34kb.
Данную книгу я назвал «Занимательная политология» по аналогии с«Занимательной... 1 208.95kb.
Література, яка отримана по акції «Подаруй книгу» в шкільну бібліотеку... 1 153.81kb.
Становление индустриального общества 1 338.73kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Рецензия на книгу А. Потравнова и Т - страница №1/1

Рецензия на книгу А. Потравнова и Т. Хмельник

«Путешествие по Нарвскому тракту»

Путеводитель А. Потравного и Т. Хмельник «Путешествие по Нарвскому тракту», вышедший в издательстве «Алаборг» в 2013 г., произвел на меня впечатление достаточно поверхностной работы. Авторы утверждают, что в руках у читателя находится «пространный и изрядно иллюстрированный путеводитель». Слово «пространный» толкуется в словаре В. Даля как «долгий, подробный, обширный». К сожалению, оно совершенно не соответствует характеру данной работы, суть которой можно выразить несколькими словами: «обо всем и ни о чем».

Авторы путеводителя взяли на себя смелость рассказать «любознательным и подготовленным путешественникам»1 о большом участке дороги бывшего Нарвского тракта. История Нарвского почтового тракта действительно изобилует малоизвестными историческими фактами, но они, по ряду причин, не нашли своего отображения на страницах этой работы. Скромный список литературы и отсутствие архивных источников (два архивных шифра не в счет) предполагают слабое знание авторами историографии данной темы. Это не могло не сказаться на качестве фактологического материала, который представлен невыразительно и с грубыми ошибками.

В основу «Путешествия по Нарвскому тракту» положены широко известные тексты экскурсий 1980-х годов. Другая часть информации размещена в открытом доступе в интернете, поэтому для многих читателей представленная работа окажется не интересной. Текст путеводителя обильно снабжен цитатами, но не имеет ссылок на источники. Надо полагать, что авторы работы призывают читателя верить им на слово. Правдивость цитат и изложенные в путеводителе факты предлагается воспринимать как неоспоримую истину. Авторы льстят себя надеждой, что избежали неточностей и ошибок. Постараюсь разубедить их в этом на основе выборочного анализа одной-двух глав их работы.

Рассмотрим внимательно главу «Кингисепп-Ямбург». Она «изрядно иллюстрирована» картинками различных крепостей и церквей, относящихся к другой местности. Иллюстрации крепостей Орешек, Корелы и Ладоги неплохо бы смотрелись в историческом или искусствоведческом исследовании, но выглядят нелепо в путеводителе, посвященном достопримечательностям Нарвского тракта. Такой же стилистический сумбур присутствует и в тексте главы. Авторы на протяжении нескольких листов путеводителя философствуют на тему названия города Ям и, опять же, от незнания историографии, «изобретают велосипед», который давно уже известен местным исследователям края. На стр. 105-106 авторы утверждают, что первый постоянный мост в Ямбурге был железнодорожным и вспоминают о плашкоутном мосте. Авторы не знают, что в 1824-1825 году в Ямбурге был выстроен цепной мост, который «не подвержен никаким опасностям ни ото льда, ни от глубины реки».2 В данной главе путеводителя сообщается о двух временных мостах, просуществовавших всего несколько дней и вскоре взорванных, но нет ни слова о том, что в 1915 году рядом с первым был возведен второй железнодорожный мост, уничтоженный в период Гражданской войны. Фотографии двух ямбургских мостов известны широкому кругу исследователей истории Ямбурга.

На стр. 111 Екатерининский собор зодчего А. Ринальди назван «настоящим детищем барокко», что не соответствует действительности. Ямбургский собор – памятник переходного периода от барокко к классицизму и это утверждение хрестоматийно в искусствоведении, о чем заявляет, к примеру, признанный исследователь творчества А.Ринальди Д.А. Кючарианц.3 Кроме того, на здании ямбургского собора никогда не находилась «табличка», сообщавшая о том, что Екатерининский собор возведен по проекту Б. Растрелли. Сразу же после завершения реставрации храма в 1979 году на западном фасаде храма была установлена металлическая доска с указанием имени А. Ринальди. Она и сейчас существует при входе в храм.

На стр. 112 в путеводителе повествуется о памятнике К.И. Бистрому и называются два автора проекта: скульптор П. Клодт и архитектор А.И. Крутов. Однако авторы не сообщают о М.А. Шурупове, по рисунку которого и был осуществлен проект данного надгробия.4 В рассказе о памятнике К.И. Бистрому ощущается явное незнание излагаемого вопроса. Авторы пишут о похищении фигуры льва с памятника. Сюжет их рассказа содержит если не фантастические, то явно авантюрные подробности: «Лев подлинный, хотя его дважды пытались украсть. Сначала, в 1918 г., революционные матросы дотолкали его до Москвы, но Луначарский лично приказал вернуть скульптуру, а потом немцы вывезли льва в Нарву и там бросили, поскольку приходилось отступать бегом».5 Что было на самом деле? В марте 1919 года в Ямбург был командирован Яков Алексеевич Комшилов, уполномоченный отдела по делам музеев Наркомпроса РСФСР в комиссии по охране памятников искусства и старины. Он вспоминал: «В Ямбурге, при осмотре объектов, в частности, церкви, на этой улице увидел группу рабочих, сортировавших металлический лом. Среди лома была и бронзовая фигура льва с лапой, положенной на шар. Лев был очень тяжелым для погрузки и должен был быть разбит на части. Откуда был вывезен лев, я не знал, но, осмотрев скульптуру, пришел к выводу, что она подлежит государственной охране.<…> Распорядившись, чтобы льва не превратили в лом, тот час же поставил в известность Ямбургский уездисполком. Там согласились со мной и лев был изъят из утиля металлолома и оставлен у церковно-кладбищенской ограды, а наискосок от льва была некая площадь».6 Таким образом, утверждение А. Потравного и Т. Хмельник о том, что скульптура в 1918 году доехала до Москвы и была спасена лично Луночарским, не выдерживает никакой критики. Не менее абсурдно утверждение авторов путеводителя о том, что скульптура льва была брошена в Нарве отступающими фашистами. В действительности было так: «В годы оккупации фигура льва была снята немцами и увезена в неизвестном направлении. После войны начались поиски памятника. Через несколько лет в государственную инспекцию по охране памятников Ленинграда пришло письмо с рижского завода ВЭФ, в котором сообщалось о находке какой-то фигуры льва с шаром из бронзы. Сотрудники инспекции начали розыск архивных материалов, стали сличать по множеству чертежей и фотоснимков полученное с завода сообщение. Было установлено, что именно этот лев до войны «жил» в Кингисеппе».7 Факты, изложенные в статье Д.И. Смольского, подтверждены архивной записью Архива Департамента государственной охраны, сохранения и использования объектов культурного наследия Комитета по культуре Ленинградской области.

Рассмотрим часть следующей главы путеводителя «Новопятницкое – Первое Мая – Сала – Ивангород». Авторы пишут: «Михайловская мыза <…> возникла на землях бывшего Пятницкого монастыря, и стоял здесь до 1936 г. великолепный Михайловский храм».8 Если быть более точным, то мыза возникла на землях бывшей придворной слободы, подаренных А.К. Роткирху в 1797 году. Упомянутый авторами Пятницкий монастырь прекратил свое существование, предположительно, в годы шведской оккупации, а его земли принадлежали после этого и Шведскому королевству, и Дворцовому ведомству. Возникают также вопросы относительно даты существования Михаило-Архангельского храма до 1936 года. По данным ЦГА СПБ, новопятницкая церковь была закрыта 2 марта 1938 года.9 Здание после закрытия не было уничтожено. Оно продолжало существовать и использовалось под клуб, а затем под шиномонтажную мастерскую. Михаило-Архангельский храм был полностью разобран в 1941-1942 годах по приказу оккупационных властей для выравнивания дороги, сообщает другое архивное дело ЦГА СПБ.10 Далее авторы утверждают, что в настоящее время в Новопятницком существует лишь один усадебный дом, но это не так. Сохранились два особняка Михайловской мызы Роткирхов-Лелонгов. В путеводителе сообщено о надгробной плите, которая, якобы, до сих пор выполняет функцию ступени в солдатском туалете. Но примерно пятнадцать лет назад она была демонтирована и бережно сберегается военными на территории части. Читатели, держащие в руках путеводитель, рассчитывают на правдивость не только исторической, но и современной информации. Как видим, путеводитель содержит ошибки и по современному состоянию объектов. Забавно было прочесть и о «китайско-пагодном виде» одного из памятников в Новопятницком. Если бы авторы поинтересовались другим путеводителем, выпущенным на кингисеппской земле авторитетным коллективом авторов, то узнали бы, что данный памятник был сложен в виде пирамиды в 1927 году по проекту инженера Мунца силами новопятницких граждан.11 В путеводителе А. Потравного и Т. Хмельник сообщается также о том, что два других памятника выглядят как обычные стелы на братских могилах. Вместе с тем, средний памятник сооружен из старинного надгробия, «позаимствованного» с Михаило-Архангельского погоста села Новопятницкого. Но самое главное упущение данной главы состоит в том, что авторы упорно молчат о факте уникальности данного места в связи с именем А.С. Пушкина и его родных. В путеводителе совершенно не сказано о том, что с. Новопятницкое признано ведущими литературоведами-пушкинистами значимым пушкинским местом Северо-Запада. Это единственное место в России, где на одном погосте упокоено 22 близких родственника великого Поэта.12 И эта информация гораздо важнее всей остальной, озвученной авторами путеводителя по достопримечательностям с. Новопятницкого.

Не исключено, что другие главы путеводителя «Путешествие по Нарвскому тракту» также содержат существенные неточности. Такие выводы можно сделать на основе выборочного критического анализа двух глав. Помимо фактических ошибок и неточностей существуют и другие огрехи работы, среди которых особенно явно бросается в глаза отсутствие логической композиции и сумбурность повествования. Так, к примеру, финальным аккордом путешествия, почему-то становится рассказ о незадачливом настоятеле одного ивангородского храма. Вероятно, авторы путеводителя причисляют его к достопримечательностям Нарвского тракта. На этом повествование путеводителя неожиданно обрывается. Следует объективно отметить крайнюю небрежность работы в целом и непрофессионализм авторов в частности.

А. Белобородов, искусствовед, краевед.



1 Потравнов А., Хмельник Т. Путешествие по Нарвскому тракту. – СПб.: Алаборг, 2013. – С. 7.

2 РГИА ф. 206, оп. 2, д. 96, л. 39, 46.

3 Кючарианц Д.А. Антонио Ринальди. – Лениздат, 1976.

4 Русская Старина, т. XLII, с. 411-413.

5 Потравнов А., Хмельник Т. Путешествие по Нарвскому тракту. – СПб.: Алаборг, 2013. –С. 112.

6 Рукопись воспоминаний хранится в Кингисеппском историко-краеведческом музее. Опубликовано: Смольский Д.И. Бронзовый лев – символ воинского мужества. – в газете «Время», авг. 1995.

7 Там же.

8 Потравнов А., Хмельник Т. Путешествие по Нарвскому тракту. – СПб.: Алаборг, 2013. – С. 115.

9 ЦГА СПБ, ф. 7179, оп. 10, д. 1354. л. 40.

10 ЦГА СПБ, ф. 9324, оп. 2, д. 30, л. 10.

11 Гоголева Н.Ф., Ищенко В.И., Сурикова Н.А., Сычёва М.В. По древней ямбургской земле. Путеводитель. – Кингисепп, 2004. – С. 82.

12 Телетова Н. Жизнь Ганнибала – прадеда Пушкина. – СПб.: Сад искусств, 2004; Мазанов Ю. Ямбургская пушкиниана. – СПб.: Реноме, 2012.