Принц Роберт Люксембургский: «В центре внимания должно быть вино» - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Принц Роберт Люксембургский: «В центре внимания должно быть вино» - страница №1/1

Принц Роберт Люксембургский: «В центре внимания должно быть вино».
Историческая дегустация La Mission Haut-Brion едва завершилась, как принц Роберт Люксембургский, пребывая в прекрасном расположении духа, согласился дать эксклюзивное интервью.
– Каковы Ваши впечатления от дегустации?
Во-первых, как ценитель вина я разделяю интерес и возбуждение других участников. Мероприятие подобного рода дает историческую перспективу хозяйства, выходящую за рамки обычных дегустаций. Я смог открыть 20 винтажей, которые раньше не доводилось пробовать. Так что даже с точки зрения простого винолюбителя я имел шанс оценить новые вина и написать свои заметки. Для меня, безусловно, это восхитительный опыт. Помимо того я был польщен возможностью находиться в компании знающих людей, которые могут говорить о вине так красноречиво и чье понимание Chateau La Mission Haut-Brion охватывает более чем 25-летний период владения поместьем моей семьей. С одной стороны, у нас было вино, а с другой — словесная, интеллектуальная история таких людей, как Майкл Бродбент, Дэвид Пепперкорн, Джеймс Саклинг, Дженсис Робинсон. Конечно, это была большая честь. Ресторан, обслуживание, обед — все было идеальным. Но вообще-то я должен задать Вам этот вопрос. Как Вам дегустация?
– Она была весьма познавательной, и об этом мы еще поговорим. Опыт оценки такого широкого спектра винтажей, включая менее удачные урожаи, оказался исключительным. Он дал глубокую историческую перспективу эволюции как самого шато, так и его вин.
– Ничего подобного мы раньше не проводили ни для одного из наших хозяйств (помимо La Mission Haut-Brion семейство Диллонов владеет замками Haut-Brion, La Tour Haut-Brion, Laville Haut-Brion — прим. автора). Мы специально решили провести дегустацию в Лондоне, чтобы гостям было проще приехать. Лондонский ресторан The Square хорошо известен в мире, и я посчитал, что это место прекрасно подойдет для нашего мероприятия.
– То есть дегустация задумывалась для международного круга экспертов, а не только британского?
– Это действительно так. Конечно, выбор Лондона означал более широкое присутствие британской прессы, но английские винные журналисты и эксперты по-прежнему весьма влиятельны на международных рынках. Это касается и британской брокерской компании Farr Vintners (со-организатор дегустации — прим. автора), которая также продает вино в Азии и в других местах, и аукционных домов Christie’s и Sotheby’s — они имеют головные офисы в Великобритании, но работают в разных странах с интернациональной клиентурой. Наконец, то, что пишут некоторые критики, например, Нил Мартин или Вы, читают и в США, и в других точках мира по Интернету. Мир сильно изменился. Мы не собирались устраивать дегустацию глобального масштаба, но в то же время, безусловно, желали разделить часть истории La Mission Haut-Brion с международной аудиторией.
– В то время как дегустация была приурочена к 25-й годовщине приобретиения замка семейством Диллонов, вы не побоялись представить винтажи вплоть до 1929 года, сделанные другими людьми в другие эпохи. Какие цели преследовались?
– Я хотел, чтобы вина были продегустированы. Во вступительной речи я сразу сказал, что наше семейство — хранители, заботящиеся о поместье. Мы владеем им 25 лет, и это лишь малая часть истории La Mission Haut-Brion. Я надеюсь, что мы будем присутствовать здесь многие века вперед, однако в центре внимания должен оставаться замок, а не семейство. Мы же должны поднимать качество и раскрывать заложенный потенциал.
Действительно, винтажи 1929, 1945, 1953, 1955, 1975, 1982 — выдающиеся. Мы же сделали высокое качество более регулярным. Я уверен, что за последние десять лет качественный уровень La Mission был наивысшим во всей истории. Предлагая предшествующие винтажи я хотел доказать, что мы унаследовали потенциал для такого качества. Ведь La Mission и прежде считали поместьем уровня первых замков. Конечно, мы производим не так много вина — в среднем, 6 тыс. ящиков, в то время как другие — значительно больше. Виноградники La Mission занимают 26 гектаров, Margaux — 65, Lafite и Mouton — по 100. Мы меньше по размеру, однако не уступаем в репутации: именитые дегустаторы всегда относили La Mission к премьер крю. Именно так я вижу сложившуюся ситуацию и поэтому хотел пойти дальше и показать, что не каждый урожай может быть великим. При трудных экономических условиях не было стимула тщательно работать на виноградниках и на винодельне. Мы, конечно, уже не можем поправить того, что происходило в 1960-1970-х, но результаты могли быть другими, если бы наши предшественники сделали то, что мы, к примеру, сделали во время сложного 2007 винтажа. Раньше требовались идеальные погодные условия и ряд других обстоятельств, чтобы произвести вина, как в 1975, 1959, 1961 или 1982 годах. Сегодня мы в состоянии выпустить превосходное вино и при «малых» урожаях.
– Нашлось ли место сюрпризам или открытиям во время дегустации?
– Вина некоторых урожаев я открыл для себя раньше, такие как 1978, который я считаю исключительным; 1983 — не великий по общему мнению, но исключительный на мой взгляд; 1991 — его тоже не принято считать великим. Самым большим сюрпризом оказались винтажи, о величии которых я слышал, но которые не доводилось дегустировать прежде — 1929, 1945, 1955. Я бы никогда не осмелился открыть их только для себя, но я счастлив разделить опыт, находясь в компании авторитетнейших дегустаторов, даже если это означает, что пришлось откупорить некоторые последние бутылки из наших запасов.
Элеонора Скоулз
Энотека
№9(66) 2008


izumzum.ru