Петр ВереницынГлава Шанс. Глава Игра унылых. Глава Крыса. Глава Придумай Врага. Глава Прими Аксиомы. Глава Притворись "лепешкой". Гл - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тихий ангел Глава Где никто рождает ничто Глава Камень мудрецов Глава... 15 3851.94kb.
Рынок труда и доходы населения учебное пособие 15 3341.45kb.
Книга Памяти. Глава 2 Интернет-музей отряда 2 466.04kb.
Лизы Джименез Введение Существует ли Бог на самом деле? Глава первая... 2 527.36kb.
Книга эта первое наиболее полное собрание статей (1910 1930-х годов) 29 7347.9kb.
4 Глава Оценка роли экологических факторов в возникновении 1 168.82kb.
Глава Общая характеристика российского рынка нефти инефтепродуктов... 1 253.97kb.
Глава Старовавилонское царство Глава Экономическое развитие Старовавилонского... 1 250.75kb.
Правила технической эксплуатации трамвая москва, 2001 г. Содержание... 6 1559.31kb.
Первая. О брани помыслов Глава первая 1 38.83kb.
Беседа на евангелие от матфея, глава 6, 22 33. Неделя 3-я по Пятидесятнице 1 48.32kb.
Past Simple утвердит предлож. V2 = Past form вопросит предлож 4 647.75kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Петр ВереницынГлава Шанс. Глава Игра унылых. Глава Крыса. Глава Придумай Врага. Глава - страница №2/12

Глава 5. Прими Аксиомы.


 

Меня разбудили утренние лучи Солнца, полагаю создатели миров тоже во всю используют Copy amp;Paste, так что выдумывать новых названий не буду, тем более что местные наверняка уже их придумали, избавив меня от утомительного и бессмысленного творчества. Несмотря на то, что я порядком замерз и искололся лапником на моем лежаке, я был доволен, ведь я жив и пока свободен, владею магией. Пока следовало довольствоваться этими критериями комфорта. — Здравствуй новый мир, искреннее желаю тебе расцвета магии и мирно множащейся жизни! Глупо я себя не чувствовал узнав насколько важны слова для ритуалов, к тому же я нисколько не врал, маскирующий расцвет магии мне бы не помешал, а мирно множиться — очень приятное занятие. Суперсилы и сверхреакции я пока не "надыбал", но вот насчет выносливости — к гадалке не ходи, допинг алхимика автоматический и побочных эффектов можно не опасаться, во всяком случае сильно. Женщины ценят выносливых в постели, так что можно множиться. Приятно грезящий, я тем не менее выводил свое тело из сна, залечивал ранки и укусы насекомых, следовало действовать. Уже привычно потратил минут десять на сборку и разборку "ядовитого плевка", подумав, оставил один на крайний случай в магической памяти. Неприятно ощутил небольшое снижение запаса энергии, пока мне не хватала опыта для количественной оценки. Спустившись с дерева и совершив утренний моцион, приступил к планированию, кстати "бесценные вещества" пока собирать не стал, во-первых, собирать их в "божественные флаконы" было как-то кощунственно. Во-вторых, и в наиважнейших, угроза пеленгации никуда не исчезла. Внутреннюю алхимию, я принял, непеленгующейся, как аксиому. Полностью остановить внутренние процессы, использующие ману, я все равно не мог. Это было все равно, как перестать дышать. Поэтому, собрав манатки, я пошел вдоль края рощи, произвольно выбрав направление. Я старался идти не спеша, изредка делал глубокие вдохи и проводил анализ, однако заметных изменений в составе воздуха не обнаруживалось, поэтому я забросил это дело. Вместо него нашлось более привычное — в лесу попадались грибы, к тому же я теперь легко определял их съедобность, правда с сожалением выбрасывая ядовитые (проверять свою ядовитостойкость не хотелось, а складировать ценное сырье было некуда). Сумка была только одна, и в нее я складывал будущую еду, вроде бы белые грибы. Здорово умаявшись и уже давно набив сумку грибами, я при очередном глубоком вдохе без всякого анализа ощутил близость открытой воды. Размеренно шагая, я внимательно вслушивался, стараясь заранее услышать людей или собак, буде таковые находятся поблизости. Однако без всяких проблем я вышел на берег небольшой реки и не обнаружил там не то что никаких толпящихся врагов, но и живности, за исключением гнуса и каких-то птиц. В некотором ступоре я замер — что делать дальше? Однако изворотливый мозг тут же родил идею — следовало протестировать воду. Зачерпнув воду ладонями, я чуть не упал на задницу — на меня обрушился водопад ощущений, замутивших даже мое чувство равновесия. Вода была куда более богатой на информацию чем воздух, чувствовался не только состав, но и какие-то странные ощущения. Правда все это было так перемешано, что разобраться было сложно. Выплеснув воду я задумался, в принципе, если вспомнить земную гомеопатию и экстрасенсорику, вода не только растворитель но и переносчик какой-то информационной составляющей. Похоже перенос "энергетических влияний" входил в область действия алхимии, правда, скорее всего, высшей, уж очень тонкая это была материя. Ну что же, попытка номер два — я снова зачерпнул воду тем же макаром, но свое алхимическое чутье "загрубил". Теперь я чувствовал в основном вещественную составляющую, похоже в воде было многовато меди, а также всякой неясной органики. Проверим, что мы можем в области органической химии, я словно увеличительным стеклом придвинул "картинку чувств", увеличивая масштаб. С непривычки я увеличил масштаб слишком сильно и отшатнулся — похоже выше по течению плавал как минимум один разлагающийся труп, безаппеляционно диагностируемый "дохлым человеком". Брезгливо выплеснув воду, я вытер руки об траву — и я еще собирался пить отсюда воду! Нет уж, поищем родник выше по течению, впрочем и на источник столь неприятных веществ придется взглянуть, он тоже в этом направлении. Где человек, там, возможно и его вещи, а вещи мне сейчас нужны! Особо пригодился бы котелок. Правда, преждевременно раскатывать губу не стоило, возможно "ныряльщик" плавает голый или неучтиво обходился без него. Что такое поход через прибрежный лес? Это царапающиеся ветки, заросли крапивы и… долбанная паутина! Далеко не сразу я сообразил добыть ветку и взмахивать ей перед собой. Вдобавок к паутине частенько были прикреплены маленькие долбанные паучки, мерзко пытающиеся побегать по моей коже. Еще это куча кровососущих насекомых. Я остановился, пораженный пришедшим в голову воспоминанием, из какой-то книжки, то ли фантастики, то ли фентези. В общем, там был персонаж, заимевший улучшенное тело, оно само высасывало насекомых, желающих испить крови, питалось ими. Достаточно было переплыть через заболоченное озерцо с кучей пиявок чтобы знатно пообедать. Хочу! Хочу! Вот только у него был дополнительный процессор в виде подсаженного детеныша энергетического существа. Но идея была вкусной, очень вкусной! Решить, хотя бы частично, проблему питания за счет гадских насекомых, желающих поиметь с меня, а я поимею с них. С точки зрения ритуала все было просто прекрасно — воткнутые жвала, жала или что там у них, фактически помещали насекомых в область внутренней алхимии. Сосредоточившись, я смог отравить очередного комара, вот только сдохшую тварь с ее жалом приходилось вытаскивать самому. Травля медленным ядом, по факту, не принесла даже морального удовлетворения. Нет, чудик был прав, их надо жрать, вот только как? Сначала переварить, а потом впитать, или наоборот? Бр-р, я вдруг представил себе болезненность втягивания овода до его переваривания, все таки я не амеба и мне будет крайне неприятно затягивать его под кожу! Я даже не представляю как это сделать, и не собираюсь представлять. Значит, сверхбыстрое наружное переваривание, потом поглощение и финальное "охрупчивание" наружного хитина, чтобы остаток самостояльно осыпался. Да, пока задача мне не по зубам. Однако в копилку идей помещаем, вместе с поиском дополнительных энергетических контроллеров. Автоматизация рулит, или по крайней мере, должна рулить. Продолжив движение, я к середине дня обнаружил загрязнителя воды — искомый человек и пароход устойчиво держался на границе двух сред, зацепившись за корягу. Верхняя часть также активно загрязняла воздух, как нижняя — воду, поэтому визуальному обнаружению предшествовал зажатый нос и поспешное перемещение навстречу ветру. Обогощать меня никто не рвался, одежды не было, как и браслетов и других крупных украшений, видных с того расстояния, на котором я остановился. Впрочем, возможно у него были золотые зубы, но я на этот клад не рассчитывал и проверять не собирался. Тот кто озаботился снятием одежды пропустить золотые зубы просто не мог. Поспешно отойдя, я подбил бабки — найденыш давал мне только факт своего так сказать существования. Весьма вероятно, вверх по реке есть брод, близко проходящая дорога или поселение, но ни в коем случае не город. В противном случае при анализе воды я бы первым делом заметил загрязнением нечистотами, а в случае развития техники — маслами или другими нефтепродуктами. А может его сбросили с какой-нибудь лодки? Тоже не исключено. Срезав несколько камышей и выбрав самый толстый, я сделал короткую духовую трубку и собрал в памяти еще два "заряда". Теперь меня хватит аж на три "ядовитых плевка" и если они потребуются, то мне будет не до опасности пеленгации. Как говорится не до жиру, быть бы живу. Через пару часов путешествия, когда я уже стал задумываться об устройстве на ночлег, показался край леса, а по ноздрям ударил характерный запах навоза. Подойдя к крайнему дереву, я осторожно выглянул из-за ствола. Передо мной открылась картина большого луга, зажатого в разрыве полосы леса и упирающегося в речку, а примерно посередине проходила дорога! Не асфальтовое шоссе, а обычная лесная дорога, с набитой колеей. Сам луг был изрядно загажен коровьими лепешками и изрыт копытами, вились столбами крупные мухи. Аналогичная картина виднелась и на другом берегу реки, хотя видел вдаль я не самым лучшим образом. Очевидно, здесь был брод, через который перегоняли скот. Большего мои куцые таланты следопыта не сообщали.  

Глава 6. Притворись "лепешкой".


 

Опять лезть на дерево! — Блин, деэволюционировать что ли в обезъяну? — мрачно бормотал я, забираясь по веткам высокой березы. Вид с высоты был беден на открытия — разве что дорога на соседнем берегу ныряла в небольшую рощицу, которую луг охватывал с обоих сторон, своеобразный островок леса посреди огромной "поляны". Повертев головой, я заметил гораздо лучший наблюдательный пункт — разлапистую сосну шагах в трехстах вдоль опушки, к тому же стоящую несколько обособленно от окружающих ее берез. Правда это отдаляло меня от брода, но это и к лучшему, наверняка перегонщики становятся очень нервными при переправе, а мне нужно на них посмотреть. Не заметив с высоты ничего подозрительного, я перебрался к облюбованному дереву и уже гораздо ловчее взобрался на него. Здесь меня ждал сюрприз, к счастью неживой — я не первым желал наблюдать перегон, ближе к верхушке, на дереве был оборудован небольшой насест, искусно замаскированный ветвями. — Кто виноват и что делать? Извечные русские вопросы, мрачно пошутил я, удобно усевшись. Пожалуй тут можно было и переночевать, можно было вполне удобно вытянуть ноги, вот только не хотелось отбрасывать копыта в результате внезапного визита владельца недвижимости. Некоторое время я размышлял о создании сигнальной системы, благо идея, позволяющая частично обойти запрет воздействия на вещества внешнего мира у меня появилась. Был, был у меня "объем", который я мог без труда сделать "внутренним". Если к примеру небольшой пузырек с веществом поместить на язык, а потом закрыть рот, то будет что? Правильно — это будет область внутри меня! Вот только пузырька подходящего размера у меня пока не было, да и как сделать сигнальную сеть я не знал. Спустившись с дерева, пришлось плестись обратно, в сторону реки. Я решил поискать гостепреимства на другом берегу реки, углубившись в лес, в сторону от дороги. Перед бродом пришлось буднично снять ботинки, носки и закатать штанины. Подумав, прошел чуть выше по течению, и тщательно проверив воду, осторожно напился. Пошел в лес, стоящий выше по течению, хотелось сохранять направление движения, создавая для себя иллюзию планомерных действий. Пришлось долго искать подходящую сосну, а потом устраивать настил из молодых березок с лапником. Уже улегшись в темноте, с полчаса собирал и разбирал скелеты заклинаний, тренируя память, судорожно обширивая закоулки мозга, надеясь найти что-нибудь боевое. Похоже проблема безопасности встала в полный рост и я по прежнему беззащитен, к тому же мне нужно регулярно спать. Кстати, как быстро портятся грибы? Я не знал, но сил и желания ими заниматься уже не было. К тому же, засыпая, я внезапно понял, что не знаю как их приготовить. Ура! Я опять проснулся живым и плевать что исколотым и искусанным. Немного портил настроение неуклонно убывающий уровень маны, но я не усомнился в себе. Прорвемся! Привычно пожелал вслух Миру благ, которые не помешают и мне, совершил моцион и утреннюю сборку-разборку спеллов. Обнаружил что грибы испортились, пришлось выкинуть подальше. Срочно нужно было что-нибудь сожрать, жрать ману было нехорошо, она мне понадобится для более ценных дел. Затягивая ремень обнаружил, что похудел на "одну дырочку". Самоедство пора было прекращать и я побрел в сторону реки. Жители воды были беззащитны перед моими ядами, вот только течение воды делало их возможный расход очень большим, поэтому пришлось искать небольшую заводь с узким горлом, а потом делать из веток загородь. Решил использовать концентрат белладонны, плеснув половину флакона. Глушеную ядом рыбу собрал руками, набрался пяток каких-то серебристых рыбок и щука, мелочь собирать не стал. Для потрошения пришлось использовать заточенный ножом срез сухой ветки, не хотелось портить ритуальную вещь фактическим убийством рыбы. Подумав, отказался и от идеи чистить им чешую, пришлось мучится с сухими сучками. Сполоснув водой заводи руки, я разложил выпотрошенную рыбу на листьях лопуха и щедро посолил. Минут через пятнадцать стал есть, весь измазался, было противно и неудобно. Откусив кусок, закрывал глаза и старался помочь усвоению веществ с помощью внутренней алхимии, это помогало. — Что же, алхимик это фактически паразит на теле общества. А я так еще и городской паразит. Надо выбираться к людям. Сняв одежду быстро искупался в реке и стал сушится за кустами, у берега. Потянуло дымом! Запах каким-то образом усиливался у реки, или ощущался у нее лучше всего. Предположим, пожаловали перегонщики скота, следовало за ними проследить и определить в какую сторону вдоль дороги нужно идти. Одевшись я осторожно стал пробираться к краю леса, забирая в сторону от реки. Как выяснилось, я осторожничал зря — скотогоны оставались на том берегу, с которого вчера пришел я, они жгли костер и что-то готовили, что именно я не видел. Коровы разбрелись на лугу, но их сторожили двое верховых и похоже СОБАКА! Ветер сносил дым в мою сторону, но мне что-то не улыбалось приближаться к собаке, она в два счета учует меня, а может даже и наведет преследователей. Погонщики с виду были люди, но с такого расстояния я не мог рассмотреть деталей — может у них острые уши или это вообще орки какие-нибудь. Некоторое время я тупо пытался сообразить как выглядят орки или эльфы, но потом выбросил эту идею из головы. Как я интересно вообще могу кого-нибудь отличить? Как решить проблему собаки я внезапно понял, хотя неприятный момент в этом решении был. Ну да хочешь жить — крутись! Я присмотрел за выступающим из лесного строя деревом старую коровью лепешку и вздохнув, отломил от нее крошечный кусок, затем, зажмурив глаза, положил ее в рот. Подавив рвотный рефлекс, запустил внутреннюю алхимию и немного помудрив изменил запах своего пота. Выплюнув мерзкий кусочек я открыл глаза, принюхался и констатировал факт, что теперь я воняю как груда коровьего … Практически сразу же пришлось активировать уже проработанную идею с самоотравлением насекомых, только пришлось настроить срабатывание на прикосновение к поту. Ведь это уже было ритуальным объединением двух в одно целое, не так ли? К счастью в этом случае индивидуальной реакции не требовалось и заклинание действовало "в целом". Просто пот в месте контакта становился весьма ядовитым для насекомого. В надвигающихся сумерках я стал медленно пробираться к берегу, благо костер погонщиков был практически рядом — на соседнем берегу, видимо им хотелось прохлады. Когда я подобрался близко, уже совсем стемнело. Вода хорошо разносила звуки, а я собирался только подслушивать, разглядеть что-нибудь было просто нереально. Кстати, у погонщиков были двое часовых, они же по совместительству приглядывали за коровами, которые сбились теснее и похоже, спали стоя, похоже как и лошади четырех сидевших у костра. Не знал, что скотина спит стоя, подивился я своему озарению. Надо было проникнуть в другой мир, чтобы узнать сию тайну мироздания! Между великих открытий я не пропустил начала разговора, похоже после еды народ потянуло поболтать: — Борк, может выставить часовых и на другом берегу? — Карв, ты кретин, без плеска и шума реку быстро не перейдешь, а мой Черныш учует любого за сорок шагов! — Но луки … Раздавшееся рычание вожака отряда прервал другой голос. — Борк не рычи, Карв еще молод и не понимает очевидного. Если к нам подкрадываются люди с луками, то мы мертвецы в любом случае. Мы не воины и с коровами да быками не побегаешь. Да, открытие такого расклада здорово приложило молодого Карва, и он решился прервать наметившуюся тишину не скоро. — Дядя Тальк, почему же тогда разбойники не отбивают весь перегоняемый скот? Похоже гадский дядя раскурил какое-то приспособление, что-то вроде трубки, раскатившаяся табачная вонь вызвала ворчание вожака, который напомнив про дежурство, удалился на боковую. — Карв, мои слова должны остаться между нами и не потому, что это великая тайна, просто есть вещи которые не говорят, по крайней мере, при чужих. Все знают что все знают, но вот ты похоже еще нет. Объясню по-родственному: — Разбойники тоже люди и при перегоне мы всегда отчитываемся о несчастном случае с парой-тройкой голов скота, мясо которого донести было невозможно, на такой жаре оно быстро портится. Ну там сломанная нога, а то и шея для разнообразия … Управляющий барона вовсе не дурак, но приличия нужно соблюсти, понимаешь? Карв был достаточно сообразителен: — Значит мы скоро встретимся, до Фарона всего четыре дня пути, а убыли среди скота еще нет? — Верно племянник, верно, молодец! Пялиться не надо, ну встретились с парой путешественников и разошлись. А мясо, так это ж так, по-соседски. Ни к чему вмешивать господ или упаси Свет священников в наши дела. Наша проблема не разбойники, а доведенные до крайности крестьяне, разоренные горожане и прочие. — Кстати, учти, Борк тебя сам спровоцировал своими рассказами, иначе он бы по другому тебе объяснил, что решения вожака перегона молодым оспаривать не следует. А я не лез с объяснениями раньше времени, потому что хотел проверить тебя сам. Не обижайся, родственники бывают разные, а на перегоне поломанная шея грозит не только скоту. Теперь спи, скоро дежурить. Кто бы мог подумать, что подкрадываться гораздо сложнее, чем отползать, а ведь совсем недавно я мысленно чертыхался считая что это самое худшее. В темное приходилось предварительно обшаривать место, куда я собирался ставить ногу. Впрочем, шагов через пятьдесят я выбрался на луг и стало полегче. Еще шагов через сто я расслабился, и свободно отошел на достаточное расстояние, чтобы безопасно углубиться в свои мысли.  

Глава 7. Решил? Передумай.


 

Подобъем итоги: Социальный строй скорее всего феодальный, уровень развития военной техники — средние века, применяются луки. В той стороне, куда я сейчас иду, в четырех днях коровьего хода, некое поселение Фарон. Учитывая секрет на дереве, завтра утром состоится эпохальная трехсторонняя встреча скотогонов и местных разбойников, а также зарезаемых коров, наблюдение разбойники, скорее всего ведут уже сейчас. Я остановился и зайдя в лес, надолго замер, прислонившись к стволу и прислушиваясь. Раз меня еще не убили, значит пока не заметили. Ах да, еще есть священники, похоже Света, которых вмешивать в дела страшнее, чем господ. Автоматом вытекает существование прислужников Тьмы, естественно сосредоточия зла. Как ни странно, есть продвижение и по магии. Похоже структура магопамяти содержит оперативную — в которой я собираю зародыши спеллов, рабочую — из которых я могу их задействовать и долговременную, возможно обычную, не магическую. Я так решил, потому что заклятия "коровьей вони" и "смерть москитам" теперь мог собрать вновь, и жрать навоз снова для этого не требовалось, я их теперь помнил и так. Впрочем отключать их я пока не спешил, завтра здесь пойдет собака, не хватало еще чтобы она взяла след. Найти в темноте оборудованное мной дерево было нереально, поэтому подальше углубившись в лес, я забрался на развилистую березу и кое-как пристроился подремать. Заклинания отключил, налетевший порыв свежего воздуха показал мне, что одежда изрядно провонялась и пожалуй, теперь некоторое время мне "коровья вонь" без надобности. Свежесть утра и солнечные лучи пробудили мое затекшее и одеревеневшее тело, ну зато я не исколот иголками лапника, попытался сострить я, залечивая укусы и с тревогой ощущая что уровень маны упал еще. Впрочем, я снова жив и по-прежнему свободен, что удивительно учитывая мою беспечность. Подбордрив себя таким образом я традиционно поприветствовал Мир. Выйдя к опушке и выглянув из кустов я убедился, что скотогоны и разбойники встают гораздо раньше чем я, ленивый городской житель. Свежие лепешки явно указывали, что стадо угнали дальше, и не было сомнения, что свое незаконное дельце высокие договаривающиеся стороны обтяпали. Халявного мясца в лесу не захочет только полный овощ, я убедился в этом сам — есть хотелось опять. Пора принимать стратегическое решение: разбойники или Фарон? Несомненно, ману в Фароне подкачать легче, вот только за местного меня примет только слепой и то не факт. Кроме того там имеется власть и священники. Несомненно, священники будут настолько добры, что пустят на благое дело содранную с меня кожу. Иллюзий по поводу того, с какой яростью святые пастыри жаждут монополизма в сфере чудес я не питал. Вдумайтесь только — они претендовали на весь Свет! И кстати, это ставило жирный плюс в колонке с версией "Святоши". Минусы были и у варианта разбойников, у них несомненно были следопыты, и то что меня до сих пор не нашли — просто везение. Привлечь внимание было вполне реально, я не сомневался, что дозор секрета до сих пор сидит в схроне и будет там еще некоторое время — контролирует отход. Вот только передавать решение своей судьбы в чужие руки было так зыбко, противно да и просто страшно! Выход мне виделся один — магия, без вариантов. Правда я пока не знаю, какая, но это такая мелочь, потирая щетину, покрывшую подбородок за время скитаний, подумал я. Итак: нам несомненно тесно в одном лесу, мне нужны их шмотки, жратва, кухонная утварь и конечно, продукты и деньги. Вывод прост — или я, или они. Как боевая единица я ничего из себя не представляю, следовательно, убивать должен кто — то другой. Магический наемник, значит демон, решено. Плевать, что в знаниях вложенных Арагорном букваря начинающего демонолога не нашлось. Используем гремучую смесь из своей соображалки, обрывков фильмов ужасов, прочтенных художественных книг и Интернетовской инфы. В конце концов, я твердо знаю, что вызов демона — это ритуал, и несомненно — алхимик это ритуальный маг. Сыграем в русскую рулетку еще раз? Бог не выдал, значит более мелкая свинья не съест, подбодрил я себя. Тут же мстительная ухмылка появилась на моем лице — возможно удастся малость отбить должок, если жив останусь, конечно. А в случае выигрыша, все равно придется в темпе рвать когти — надеяться что радар врагов пропустит такое событие, не стоило. Я рассчитывал, что это середина в пути между двумя поселениями, просто из слабой надежды на психологию — погонщики и разбойники творили здесь нелегальные дела — инстиктивно они должны были равноудалиться от местных центров власти. Если Икс способен мгновенно переместиться в точку пеленгации, мне конец. Моя жизненная философия отличалась изрядной долей фатализма, но я надеялся, что для построения портала нужно было знать место назначения, а в этой местности Икс еще не был. Сделав, несколько глубоких вдохов, я решительно… похерил первоначальный кровожадный план. Нет, я был уверен, что вызов энергетической сущности возможен и даже процентов на семьдесят что она обоими присосками или что там у нее примет задуманную мной оплату. Вот только рассчитывать стоит только на одно желание — а меня их целая тележка с прицепом. Тайм-аут, перезагрузка мозгов.

Глава 8. Будь прост, и демоны к тебе потянутся.



Раздевшись до трусов, на лесной проплешине, я уже битый час снимал лопаткой дёрн и отбрасывал в сторону плодородную землю — следовало добраться до глины, долженствующей, по моему плану стать основой пентаграммы. Рядом с брошенными вещами лежали нарезанные колышки из сухостоя, обозначать линии я собирался имеющимися у меня алхимическими порошками — солью, серой и мышьяком. Усердствовать с количеством крови, а тем более жертвами я не собирался — новый план требовал менее кровожадной сущности. Прочистив мозги, я нашел ключ-идею для исправления тупиковой ситуации в свою пользу: главной проблемой выживания, в новом для меня мире, являлась низкая мобильность. Скорость моих перемещений была ничтожной, кроме того я не умел скрывать свои следы. Я играл по чужим правилам! Мой завистливый взор прикипал к порхающим в воздушном океане тварям — я жадно желал летать, не оставляя врагам следов на земле. Полагаю, эти древние желания возникли еще на заре человека, у его ворчащих пещерных предков, и генетически передались мне. Препятствием была опасность превращения в крылатого мутанта, любому искажению внешнего вида я подвергаться не собирался. Если у демона не будет приемлемых вариантов, я предложу ему свой, техномагический способ полета, была у меня мыслишка. Отдохнув минут пятнадцать, я накинул рубашку, чтобы плечи не жгло, я слегка обгорел, но штаны одевать не стал. Эпатаж тут ни при чем, мне требовался ремень, для построения ровных геометрических фигур, способом "колышков и веревки". Без ремня брюки будут спадать, поэтому лучше обойтись без них. — Прошу Мир засвидетельствовать участие предметов бога в моем ритуале. С довольно глупым видом я голяделся — ничего не изменилось, хотя что могло измениться? — Мир, свидетельствую, что это "сосуд Бога" — я поднял пустой флакон и отсалютовал им заходящему Солнцу. — Мир, свидетельствую, что это "пробка Бога" — я повторил шутливый салют корковой пробкой. — Мир, свидетельствую, что это "нож Бога". — Мир, свидетельствую, что это "соль Бога". Представив Миру все остальные ритуальные предметы, я забил в центре поляны, на две трети, колышек из сухостоя. Горный молоток приходилось использовать осторожно, чтобы не разлохматить вершину и не сломать колышек, но почва была мягкая, и к счастью, камня в глине не попалось. Зацепив пряжкой ремня центральный колышек, с помощью второго колышка отчертил бороздкой первый круг. — Мир, я создал первый круг моей защиты. Чтобы Миру было не скучно, я решил чередовать черчение кругов, и использование "божественных предметов". — "Солью Бога", я владею по праву, Бог предоставил ее мне. Я укрепляю этой солью свой первый круг защиты. Засыпав канавку кривоватым слоем соли, я повторил процедуры, получив таким образом три круга "комбинированной защиты". Осторожно вколотил центральный колышек, до конца утопив его в глину и даже, выбив глубокую ямку для флакона. — Мир, я запечатываю "сосуд Бога", по праву владения, и использую в качестве закрывающей печати, "пробку Бога", по тому же праву. Однако, прежде чем поставить бутылочку в центр кругов, я столь же пафосно использовал "нож Бога", слегка разрезав себе кожу пальца и мазнул кровью пробку. Залечил ранку, восстановив защиту тела, и надел ремень, сказав, что замыкаю личный круг защиты. — По праву своей крови и владения я управляю этой печатью, пусть до моего устного приказа, эта печать пропускает сущности только внутрь сосуда. Пару раз вдохнув воздух, я уселся на обломок поваленного ствола березы, который был заблаговременно подкачен поближе — торговаться удобнее сидя. — По праву человека другого Мира, праву гостя этого Мира, праву "посланца Бога", праву ритуального мага я вызываю "сущность перемещения" для заключения обоюдовыгодного договора. Явись в "сосуд Бога" в течении десяти ударов моего сердца, или не приходи вообще! Я решил заявить все права, какие только выдумал, удачно ввернув про "посланца" — и ведь кто сможет возразить — он меня таки послал, в этот Мир. Вообще, в магии, часто опускают частности — ухмыльнулся я. Тут бутылочка пошатнулась, и у меня мелькнула мысль, что стоило ее подвязать. Но она устояла и так, благо была вдавлена в ямку от ударника геологического молотка. Внутри довольно зрелищно засветился перекатывающийся плазменный разряд. Было здорово похоже на забавный подарок из нашего Мира, знаете, такие стеклянные шарики — лампы, внутри которых плазменные разряды создают красивый "мистический узор", а если потыкать в них пальцами, то к ним даже потянутся "разряды молний". Китайцы в последнее время делают неплохие игрушки, я видел такую на подставке, она запитывалась от USB порта. Только этот разряд перекатывался куда живее, чем в "китайских поделках", был ярче, и похоже, пробовал "сосуд Бога" на прочность! — Да, как же, если ты подчиняешься ритуальному вызову, то тебе ничего не светит против "предметов Бога". Однако, похоже, сущность меня не слышала — я тут же сообразил, почему — сосуд запечатан герметично, пробка была классно притерта, или допуск при материализации был нулевой? — Печать сосуда, приказываю, пленить сущность внутри и не впускать более других сущностей. Плазменная клякса заметалась гораздо более яростно, даже, я бы сказал, панически. Значит действует, утирая испарину со лба, решил я. — Печать сосуда, передавай только мой голос и голос отвечающей сущности, не выпускай ее без моего устного разрешения. — Как говорится, лучше "перебдеть", чем "недобдеть".  

Глава 9. Торгуй Врагом.


 

Осторожно отойдя в сторону от кругов, я подвигал занывшими ногами, покрутил затекшей шеей и даже отжался от земли один раз, чего не делал со времен детства! Дело было сделано только наполовину, а ставил в игру я все, что у меня было. Вернувшись к своему импровизированному табурету, я уселся поудобнее, и прочистив горло, сказал: — Сущность, ты меня слышишь, а я услышу тебя. Предлагаю обсудить предмет сделки. — Мешок плоти, ты не мог использовать еще меньший объем, может ты вообще наперстком обойдешься? Причиненные мне неудобства должны быть компенсированы при оплате! — начала качать права сущность. — Претензии не принимаются, ты поместился, а если настаиваешь на наперстке, то я могу это устроить, за отдельную плату — "сблефовал" я. — Ты тоже можешь поместиться в гораздо меньший объем, человек! Вот только сломанные руки и ноги, свернутая шея, да скатанный в рулон позвоночник доставят тебе некоторое неудобство. — Похоже, сущность была не лишена черного юмора, а также неплохо разбиралась в моей анатомии, вероятно уже имела опыт "расчлененки". — Тогда поклянись собственной силой, что тебе нанесены повреждения, ведущие к прерыванию твоего существования или развоплощению, после чего я подумаю об увеличении оплаты. Затянувшееся молчание показало мне, что этот раунд за мной, давать такие клятвы "энергет" не собирался. — Чем ты будешь платить, человек? Учти, грозить вечным пленом ты не можешь, в тексте вызова обещался обоюдовыгодный договор, иначе я бы не явился. — Плачу "пробкой Бога"! — Чего??? Среди нас есть поговорка, что хуже, чем быть вызванным учеником демонолога, может быть только вызов от сумасшедшего мага! Оба не знают, зачем вообще что-то делают, а платить собираются какой-нибудь ерундой. — Спокойно, ты ведь пробовал прочность сосуда и печати? Печатью служит одна из имеющихся у меня "пробок Бога", он добровольно дал их мне, значит я владею ими по праву, и это право могу передать! Подумай сам, ведь иначе, она бы тебя не удержала. Ну как, рискнешь сыграть против "высшего"? — Ты знаешь даже это, Маг? А что еще он тебе дал? О-о меня повысили от мешка плоти, до человека, а теперь я уже и Маг. Неважно, что я всего лишь догадывался о сущности "арагорнов". — Возможно, мы обсудим это, при следующем вызове, конечно если сотрудничество удовлетворит нас обоих. Предлагаю следующий порядок сделки — сделка будет завершена только если я произнесу вслух подтверждение и открою удерживающую печать. Ты со своей стороны обещаешь что исполнишь желание точно, не будешь мне мстить, примешь оплату не выходя за пределы защитных кругов и вернешься туда, откуда я тебя вызвал, не пытаясь прийти без ритуального вызова. Через прозрачную стенку флакона было видно, что плазменная клякса замерла на одном месте, затем сменила цвет на багровый и алчно запульсировала. По крайней мере, я надеялся, что это алчность, а не предвкушение расправы надо мной. — Принимается. — Желаю получить скрытую способность к полету в воздухе. — Что значит скрытую? — Моя внешность не должна меняться так, чтобы даже шлюха в постели не заметила связанных с исполнением желаний изменений. — Исключено. Демоницы, к примеру, способны на многое, откуда я знаю с кем ты встретишься в будующем, и на что она будет способна? — Добавляю уточнение: человеческая шлюха, не обладающая магическими способностями. Молчание затягивалось, я отошел в сторону и повторил разминку, заметив что Солнце уже свалилось в закат. — Я не знаю как исполнить твое желание — неохотно признался голос. — Значит, я предлагаю свой вариант, а оплата будет снижена, либо заменена на сервисное обслуживание. — Даже так? Говори! — Предоставь мне в полноправное владение килограмм орихалка, "живого металла" — затаив дыхание я ожидал приговора алхимической легенде. — Что значит килограмм, и что ты понимаешь под полноправным владением? У него был орихалк, или доступ к нему, если требовались только эти уточнения! Я нашарил взглядом небольшой булыжник, принесенный мной как опора при затачивании колышков — на весу было неудобно. Взвесив его в ладони, прикинул что здесь было больше килограмма, хотя точность весов в моем исполнении была сомнительной. — Не меньше чем в этом булыжнике по весу — меня обуяла жадность. Полноправное владение означает, что магическое свойство орихалка — произвольно изменять форму по образу из моих мыслей будет мне подчиняться. — Мне известно расположение сферы из орихалка, она будет чуть меньше этого булыжника, но не намного, я перенесу ее к тебе, а уж оживлять будешь сам — внес контрпредложение оппонент. — Не пойдет, вдруг она полая, а не сплошная? — Сплошная, я проверял, сфера полностью выполнена из орихалка и он все еще жив. — Одной сферы недостаточно, ты должен приложить все доступные тебе возможности, чтобы она подчинилась мне, признала своим хозяином. — Да признает она тебя! Дашь немного маны и она приползет как миленькая, ведь сфера полудохлая от недокорма, она не получала алхимической маны уже больше полутора тысяч лет, ее спасло только то, что ей требуется немного. — Немного, это в статусе покоя, и кстати, сколько в соотношении с моим запасом маны, из расчета работающего в течении дня шара? — Ты хочешь чтобы я оценил твой запас сидя в бутылке? — Не хитри! Печать, разрешаю пленнику увидеть размер моего запаса маны. — Сейчас у тебя две трети запаса, за день работы сфера оставит тебе примерно четверть, может одну пятую, но не надейся указать это в договоре — откуда мне знать точно! — Сколько времени тебе потребуется на перемещение сферы? — Всего несколько ударов твоего сердца. — Обычных ударов? Таких, как сейчас? — расслабляться не следовало. — Да. — Ударов сердца не получишь, оценка времени принята как приложение к основному договору. — Какому еще основному договору? — Ты перемещаешь указанную сферу вот сюда, не дольше, чем за заявленное время — я указал место внутри защитных кругов. Учти я передам права владения на "божественные пробки", если все будет как ты обещал — подчиняясь сфера не убъет меня и не высосет при активации всю ману. — Ну, если она тебя убьет … — Тогда условия договора не будут выполнены с твоей стороны, и ты не только не получаешь права владения на две "пробки Бога", но и останешься заключенным в этот "сосуд бога", целостность которого ты должен будешь сохранять всей доступной тебе силой. — Это слишком! … Восемь "пробок Бога". — Четыре! — Согласен. Вытащив, из кисета, четыре пробки я положил их к основанию флакона, затем отошел подальше. — Круги защиты и печать сосуда, я разрешаю пропустить действия, необходимые для выполнения договора, свидетелями которого Вы были. — Договор заключен! Сущность, выполняй обещания! Ударной волны не было, демоническая магия перемещения сработала чисто — на указанном месте появилась сфера цвета тёмного золота.  

Глава 10. Живи в объеме.


 

Потрясающе красивый вид внизу, но глаза заливал едкий пот, как в легкой парилке — хорошо хоть я догадался перед взлетом спрятать одежду в сумку. Сейчас она висела рядом, подвешенная на таких же проволочных растяжках, как и я, но ей не требовалась "орихалковая шлейка". Вокруг переливался радугой дифракции практически прозрачный "мыльный пузырь" из тончайшего орихалка. До ближайшей стенки пузыря, было шагов восемь — я построил тепловой шар воздухоплавателя с запасом грузоподъемности. Сначала я хотел сделать планер, и что-нибудь для его запуска, но довольно низкая теплопроводность орихалка оказалась приятным сюрпирзом. Хорошо, что удерживать мыслеобраз не требовалось — до отмены команды, орихалк удерживал прежнюю форму. Однако кормить маной его приходилось постоянно. Демон повел себя как пай-мальчик, подозреваю что он был не прочь получить еще несколько ниточек к силе Арагорна, или планировал усыпить мою бдительность. Конечно, низвержение, Игроку не грозило, но неприметные, ритуальные паразиты, еще никому не приносили удовольствия. За ночь сфера была подчинена, впрочем, она не сильно сопротивлялась, скорее было необходимо разобраться с управлением. Кстати, я попытался приладить российскую коррупцию к местному Миру, мне пришло в голову поделиться божественными дарами и с ним — все равно соль, серу и мышьяк теперь можно было собрать только с полукилограммом глины. К тому же мудрая народная мысль гласила, что "куча зайцев гасит льва", пусть у Арагорна прибавится кредиторов. Поэтому взвыл громогасно, что отдаю вещества бога, из защитных кругов, этому Миру, а взамен прошу поглотить, насколько возможно мои следы. Физически, они может и не ичезнут, но надеюсь, всякого там вудуизма на мою голову не ним теперь не нашлют. Утром я отработал развертывание полукупола подъемного шара, воздух в котором постепенно нагрелся солнечными лучами — мой "потрясающе мобильный" старт растянулся почти на два часа — и легкий ветерок снес меня к деревьям, отцепляться от которых пришлось с помощью чего-то вроде выстреливающих тросиков из орихалка. К счастью, сильного ветра не было, и набрав достаточную подъемную силу, я смог развернуть полноценный "пузырь", в нижней части которого теперь и болтался, почти у самого дна. Контролировать направление движения я не мог — пузырь нес свободный ветер и мне был доступен только клапан, которым я регулировал высоту, меня здорово нервировала возможность задохнуться, поэтому сначала я часто проверял состав воздуха, затем приноровился. Видно, мой запас сообразительности сильно истощился, догадаться отключить потные железы на коже лица и усилить их действие в другом месте, я сообразил не скоро. Но все же сообразил! Теперь, я видел расстилавшуюся внизу местность, с лентами дорог и полосами лесов. Думаю, за слой облаков уходить не стоило, магический голод, бывший пока не сильным, но действующим вкупе с физическим, раздражал. Следовало выбрать избранных и осчастливить ближнего своего незаметной подлостью, к тому же, ночью я лететь не мог, а середина дня уже прошла. Проблему создавало неважное зрение, и очень приличная высота, несколько километров точно — зато у меня уже был оптический материал, пока занимающийся бесполезной дифракцией. Провозившись около часа, я смог перестраивать ближайший участок оболочки, образуя систему зеркал — линзы не получились, при увеличении толщины орихалк становился непрозрачным. Это и к лучшему, "дома" я собирал самодельный отражательный телескоп системы Ричи-Кретьена в период увлечения астрономией и теперь вспомнил счастливое детство. Пришлось создать внизу отверстие, с усиленной манжетой из проволоки, по его центру, на растяжках разместить вторичное выпуклое гиперболическое зеркало, а перед собой — главное гиперболическое зеркало с отверстием в центре. Здорово помог сохранившийся мучительный опыт настройки, и потрясающие способности орихалка к построению математически выверенных поверхностей, а также имеющаяся у него область памяти, позволяющая сохранять блоки конструкции. Кстати, обнаружив эту область памяти, я раскатал губу на пару-тройку древних конструктов, однако там была только пыль веков, закатавшая ее обратно. Зажмурив один глаз, я принялся рассматривать местность внизу, наклонять "телескоп" приходилось изменением длин проволочных тяг, удерживающих меня. При этом смещался центр тяжести и оболочка соответственно проворачивалась, правда за это пришлось заплатить падением высоты полета. Еще час времени и появились навыки, для управления своим "Хабблом". Пора было выбирать место посадки "пепелаца", и вряд-ли стоит поднимать его в небо еще раз, не заправив баки — вся эта возня оставила не больше трети объема магической энергии. Все-таки я выследил колонну телег, чем — то груженым! Опасно накренив "телескоп" по ходу движения заметил удобную рощу вдали, блеснула поверхность воды, видимо лесного озера. Можно предположить, что избранные, к вечеру, остановятся на отдых именно здесь. Большим плюсом озеру засчитывался достаточно безопасный вариант посадки. Орихалк не был бесконечно прочным и особо твердым, конструкт при ударе о поверхность мог запросто лопнуть, сломаться, нанизав мои кишки на острые ветви или пики камней. Вода в этом смысле представлялась мне намного более безопасной. Убрав конструкт телескопа в карман орихалковой памяти, я активировал придуманный вчера вечером переход шара в планер, что-то вроде советского БРО-11. Вполне удачно, балансировку не потерял, только мне внезапно стало очень холодно и я испугался простудиться — еще неизвестно как внутренняя алхимия справится с вредоносными микробами и вирусами при простуде, поэтому я в темпе завернулся в орихалковый обтекатель, который тут же пришлось делать многослойным, с воздушными промежутками.  

<< предыдущая страница   следующая страница >>


izumzum.ru