Особенности политического развития Турции на рубеже 70-х 80-х годов ХХ века Глава 2 - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
№1 Российская империя на рубеже xix–xx веков: особенности внутриполитического... 1 155kb.
Петр ВереницынГлава Шанс. Глава Игра унылых. Глава Крыса. Глава Придумай... 12 2769.3kb.
Основные течения в русской социологии 1 135.42kb.
Тема: личность и политика. Человек как субъект и объект политики. 1 183.07kb.
Тема «Мир в начале ХХ в.» 2 610.25kb.
Книга эта первое наиболее полное собрание статей (1910 1930-х годов) 29 7347.9kb.
Макарова Ирина Ивановна 1 34.24kb.
Европейский мир в первой половине XX века в чем состояли причины... 1 7.61kb.
Рассказать об интереснейшем периоде развития фабрики Товарищества... 1 254.38kb.
Английская революция середины 17 века. Семинар №1 1 157.81kb.
"Сумгайытские технологии" для армян Турции Ереван намерен спровоцировать... 1 72.01kb.
Учебно-методический комплекс История политических учений, для студентов... 3 931.7kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Особенности политического развития Турции на рубеже 70-х 80-х годов ХХ века Глава - страница №1/2

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КАФЕДРА ПОЛИТОЛОГИИ
Политическая жинь Турции в 80-е годы ХХ века

Реферат


автор: Шаров Михаил Сергеевич


501 тур. анг. гр.,

переводческий факультет

тел. 321-19-23 дом.

Номер зачетной книжки:

990435

научный руководитель: профессор



Чащихин Борис Дмитриевич

Москва, 2004


Содержание:


Глава 1. Особенности политического развития Турции на рубеже 70-х – 80-х годов ХХ века

Глава 2. Основные моменты внутриполитической жизни Турции в 80-е годы ХХ века



  1. Подготовка и осуществление военного переворота, характер военного режима

  2. Новая конституция и законодательство

  3. Воссоздание многопартийной системы

Заключение

Глава 1. Особенности политического развития Турции на рубеже 70-х – 80-х годов ХХ века
Политическая жизнь Турции в 8О-е годы была чрезвычайно на­сыщена. Начавшись военным переворотом, это десятилетие включило в себя три года военного режима и несколько лет деятельности новой гражданской администрации.

Накануне переворота политическая ситуация в Турции была чрезвычайно нестабильна. По оценкам некоторых политических деятелей Турции, страна стояла на грани гражданской войны.

Ни одна из партий не могла достичь решающего большинства в меджлисе. Поэтому в парламенте возникали неустойчивые коалиции, приводящие к власти недолговечные правительства. Как только пра­вительство создавалось, не вошедшие в него партии начинали интриги, имеющие целью создать новое. Как результат, ни одно прави­тельство не могло в полной мере выполнить свою программу.

Основными на политической арене Турции были четыре партии. Старейшая из них, Национально-республиканская1, под руководством Бюлента Эджевита2 провозгласила "новый курс", пошла на сближение с рабочим движением. НРП поддер­живали рабочие и часть мелкой буржуазии. Другая крупная партия - Партия Справедливости, придерживалась консервативных, правоцент­ристских взглядов и поддерживалась крестьянством, крупной и от­части мелкой буржуазией. Ее лидером был Сулейман Демирель3. Обе эти партии стояли на позициях кемализма и были сторонниками вестернизаиии. Противоречия же между ними проявлялись, в частности, в споре о "допустимом для Турции количестве демократии". НРП выступала за дальнейшее расширение демократии, ПС - за ограниче­ние деятельности профсоюзов и левых организаций.

Следующие две партии были не так влиятельны, но без их участия крупные партии не могли создавать правительства, и они участвовали в коалициях. Партия Националистического Движения была на­ционалистической в европейском смысле слова (в Турции ее часто называли фашистской) . Партия Национального Спасения, исламист­ская, призывала к переориентации Турции на исламский мир.

Накануне переворота намечалось несколько вариантов сдвигов в расстановке политических сил. Лидер На­родно-Республиканской партии Бюлент Эджевит призывал рабочих развернуть борьбу за свои права, заявляя, что это придало бы де­мократии действенный характер. Партия Национального Спасения под руководством Неджеттина Эрбакана4 открыто игнорировала традиции Ататюрка и проводила демонстрации под зелеными исламскими знаменами. Партия Националистического движения заявляла о своей готовности со­вершить переворот. Часть левых считала, что назрела революционная ситуация, и тоже призывала к перевороту. На этом фоне политические и деловые круги и значительная часть общественности рассматривали вмеша­тельство армии как возможность предотвратить "неконституционное" развитие событий.

Военных подталкивали и извне. Союзники по НАТО, обеспокоен­ные развитием событий в Турции, склонялись к тому, что военный режим - не худший выход в сложившейся ситуации. Политические проблемы затрагивались во время встреч турецких генералов с руководством НАТО.

Необходимо указать, что к тому времени турецкая армия уже имела опыт вмешательства в политическую жизнь. Особенно следует отметить переворот 1960-го года, положивший начало решительной демократизации политических устоев Турции. Теперь же, двадцать лет спустя, армия готовилась решить противоположную задачу – ограничить демократию, установить для нее определенные рамки.


Глава 2. Основные моменты внутриполитической жизни Турции в 80-е годы ХХ века

  1. Подготовка и осуществление военного переворота, характер военного режима.

Девятого августа 1980-го в генштабе состоялось совещание военной верхушки, на котором было принято решение осуществить переворот 12-го сентября. План предусматривал немед­ленное введение военного положения по всей стране, военные влас­ти на местах должны были получить фактически неограниченные пол­номочия и подчинить себе все другие учреждения. Было принято решение создать Совет национальной безопасности под председатель­ством начальника Генерального штаба Кенана Эврена и провозгласить последнего главой госудаства. Меджлис подлежал роспуску. Окончательное решение о судьбе партий не было достигнуто.

Днем 11 сентября во всех частях армии была объявлена военная тревога. Руководители управления радио и телевидения, почт, те­лефона и телеграфа, высшие полицейские чины были вызваны в генш­таб и задержаны там до начала операции. В Анкару были введены войска. В четыре часа радио сообщило, что вооруженные силы, "действуя по команде и от имени нации, взяли всю полноту власти в свои руки". Нигде в стране войска не встретили сколько-нибудь заметного сопротивления.

Днем было опубликовано "Обращение к турецкой нации" началь­ника генштаба и председателя Совета национальной безопасности Кенана Эврена, в котором содержалась оценка сложившейся в стране ситуации и излагались причины, побудившие военных к вмешательст­ву. Как указывалось в "Обращении", страна находилась в состоянии невиданного кризиса. Политические партии и постоянно сменяющие друг друга правительства погрязли в политической борьбе, отстаи­вая только свои узкопартийные интересы. Общество оказалось расколото, авторитет государства был подорван, оно не в сос­тоянии было обеспечить порядок и права граждан. Объявлялось, что вся полно­та власти переходит к Совету национальной безопасности, состоя­щему из командующих сухопутными, военно-морскими, военно-воздуш­ными силами и жандармерией5. Подчеркивалась необходимость объединения вокруг "националь­ных идеалов" и неуклонного следования идеям Ататюрка. Конечной целью военных объявлялось создание новой конституции и законов о выборах и о партиях, после чего власть будет передана гражданс­кой администрации. До осуществления этих действий политическая деятельность запрещалась. Прави­тельство и парламент были распущены. Граждане были оповещены о том, что они обязаны беспрекословно выполнять все распоряжения властей военного положения.

28 октября был принят закон о конституционном порядке. Сог­ласно ему, конституция 1961 года сохраняла силу до принятия новой конституции. Определенные конституцией обязаннос­ти и полномочия меджлиса временно переходили к СНБ, а обязанности и полномочия президента - к председателю СНБ. В законе указано, что если постановления, содержащееся в решениях СНБ, или законы, которые будут опубликованы им в дальнейшем, противоречат консти­туции или законам, то их следовало рассматривать как изменения конституции и законов.

Таким образом, СНБ сосредоточил в своих руках практически неограниченную власть. 21 сентября главой правительства был назначен Бюлент Улусу, адмирал в отставке.

Сразу же после переворота СНБ неоднократно заявлял, что на­мерен после некоторых преобразований восстановить гражданское правление. Конкретные сроки при этом не назывались, а военные власти продолжали "закручивать гайки". Деятельность политических партий была запрещена, равно как и почти всех общественных и профессиональных объединений.

Дальнейшие события 1980-82гг. показали, что борьба против терроризма6 переросла в преследования демократических сил страны. Многие левые деятели были вынуждены эмигрировать, другие оказа­лись в тюрьме. Начались массовые судебные процессы над руководителями профобъединений и левых организаций. Был установлен жест­кий контроль над средствами массовой информации.

Все это вызывало тревогу в Западной Европе, и реакция евро­пейского общества стимулировала возобновление активности в поли­тических кругах, которые с нетерпением ожидали ухода военных с политической сцены. Политики развернули компанию критики военных в западной печати. В ответ 16 октября 1981 года был принят закон о запрете политичес­ких партий. Все их имущество подлежало передаче в казну.

Итак, военная верхушка до основания разрушила здание поли­тической системы. Власти приступили к формированию новых институтов такими, какими они представлялись наиболее целесообразными с точки зрения военных. 29 июня 1981г. СНБ принял закон об Учередительном меджли­се, состоящем из СНБ и Консультативного меджлиса. В задачи УМ входило: подготовка проекта конституции и закона о референдуме по ней, подготовка законов о политических партиях и о выборах, выполнение законодательных Функций до созыва нового меджлиса. Консультативный меджлис состоял из 160 человек. 120 из них назначались из числа кандидатов, отобранных и предложенных илами7, 40 человек непосредственно назначал СНБ. Кандидаты в члены Кон­сультативного меджлиса должны были иметь высшее образование и не состоять в политических партиях на 11 сентября 198Ог. Согласно закону, члены Консультативного меджлиса получали парламентскую неприкосновенность и право законодательной инициа­тивы. За СНБ оставалось право окончательного решения по всем рассматриваемым КМ законопроектам, что делало последний только совещательным органом.

После начала работы Меджлис создал конституционную комиссию для подготовки проекта конституции. В Феврале 1982 СНБ принял решение привлечь к работе в комиссии членов запрещенных партий и общественных организаций (но не их руководство), а также препо­давателей вузов. Таким образом, желая привлечь к сотрудничеству компетентных представителей общественности, СНБ частично снял запрет на деятельность общественных организаций.

2. Новая конституция и законодательство.

Референдум по конституции был назначен на 7-е ноября 1982. В результате референдума за консти­туцию проголосовало 17 млн. избирателей, против - 1,6 млн.

Политические партии в разработке конституции не участвова­ли, и военно-гражданская бюрократия оказала на ее подготовку большое влияние. В ней четко отразилось стремление ликвидировать предпосылки политических кризисов. В частности, было предусмотрено право президента назначать новые выборы; изменен порядок избрания президента; парламент стал од­нопалатным (в целях упрощения процедуры принятия законов). В связи с имевшей место в прошлом острейшей проблемой обеспечения парламентской поддержки правительств, конституция предусматрива­ла ряд мер, усложняющих деятельность небольших партий в меджлисе.

Новая конституция, по сравнению с двумя предыдущими (1924 и 1961 годов), придавала гораздо большее значение "сильному государству и принципу авторитетной власти". Наиболее отчетливо это проявилось в усилении исполнительной власти по сравнению с зако­нодательной и судебной (особенно это касается полномочий прези­дента, власть которого рассматривалась как основной стабилизиру­ющий элемент).

Военные считали, что политикой должны заниматься политичес­кие партии и выборные органы, а гражданам следует ограничиться участием в голосовании. Это нашло отражение в положении конституции, запрещавшем всякие связи партий с другими общественными организациями, а также молодежные, женские и иные организации при партиях. Деятельность профсоюзов была ограничена чисто функ­циональными рамками.

Положения, призванные "навести порядок" в стране, гаранти­ровались усложнением процесса изменения конституции, а также увеличением числа статей, не подлежащих изменению. В соответс­твии с временными положениями конституции ее одобрение на рефе­рендуме одновременно означало избрание президентом на семилетний срок главы СНБ. Своего рода всенародное8 избрание К. Эврена должно было повы­сить его авторитет как гаранта конституции.

Принципиальные положения конституции легли в основу новых законов о партиях и выборах.

Закон о политических партиях был принят СНБ 22 апреля 1983 года. Принципом деятельности партий было провозглашено их соот­ветствие "идеям и реформам Ататюрка". Процедура регистрации вновь создавае­мых партий усложнялось (устав и программу рассматривала прокура­тура, определяя их соответствие положениям закона). Закон детально регламентировал деятельность высших органов партии, порядок избрания ее генерального председателя, централь­ных и местных органов. Раздел, посвященный участию партий в парламентских выборах, включил в себя положение о том, что партия допускается к участию в них лишь при условии, что она создала свои организации в половине всех илов и провела "большой" съезд. Новый закон так­же исключал положение о государственной помощи партиям и ужесто­чал контроль за их финансами.

В законе подробно изложены запрещенные аспекты деятельности партий. Их цели и деятельность не должны противоречить республи­канской форме государства, единству страны и нации. Подчеркнута недопустимость использования религии в политических целях. Запрещено введение какой-либо униформы и создание сил безопасности. Перечислены запрещенные элементы названия партий, в том числе "коммунистическая", "анархистская", "теократическая". Согласно временным положениям закона, СНБ имел право возбуждать дела о запрещении любой партии.

1О июня 1983 был принят закон о выборах депутатов. Выборы были назначены на 6 ноября 1983. Политические партии, не набравшие на выборах 10% всех действительных голосов по всей стране, не получали депутатских мандатов, что сильно понижало шансы не­больших партий и способствовало успеху крупных. Значительно усложнялись требования к кандидатам в депутаты: введен образовательный ценз, расширен список деяний, препятству­ющих регистрации кандидата. Согласно временным положениям зако­на, СНБ оставлял за собой право изучать в течении 12 дней спис­ков кандидатов и давать отвод любому из них. Закон был призван создать условия для представительства в парламенте двух-трех крупных партий, что создавало бы предпосыл­ки для устойчивости правительств.

3. Воссоздание многопартийной системы .

24 апреля 1983 СНБ одновременно с утверждением закона о партиях принял решение об отмене запрета на политическую дея­тельность. Военные власти, однако, напоминали, что запрещается возобновление политических дискуссий членами бывших партий в том духе, в котором они велись до переворота. Вновь создаваемым пар­тиям следовало избегать в своей пропаганде упоминания бывших партий. Сохранял силу запрет на критику действий СНБ. Деятели бывших партий, согласно временным положениям конституции, были лишены политических прав.

В этот период генералитет приложил немало усилий для созда­ния "своей", идеальной с их точки зрения, политической партии. В середине мая 1983 два министра из правительства Б. Улусу подали в отставку, чтобы принять участие в создании Национально-демок­ратической партии (НДП), которая и была зарегистрирована 16 мая. Возглавил НДП Тургут Сунальп, армейский генерал в отставке.

Программа НДП провозглашала целью служение нации. ''Отправ­ная точка партии - национализм Ататюрка и демократия, опора - конституция, метод действий - философия 12 сентября, цель - дос­тижение уровня современной цивилизации".

Среди основных принципов НДП - турецкий национализм и лаицизм (секуляризм). Национализм упоминался как завещанный Ататюрком принцип, на котором зиждится Турецкая республика. Национализм охватывает национальные, исторические, духовные, культурные ценности, направленные на возвыше­ние турецкой нации. Принцип лаицизма НДП понимает и принимает так, как он отражен в конституции. Это не вражда и неуважение к религии, не атеизм. Каждый человек свободен в выполнении религи­озных обрядов, но не должно допускаться вмешательство религии в государственные дела и политику.

Основные права и свободы должны допускаться в предусмотрен­ных конституцией пределах, их реализация не должна наносить ущерб государству. НДП, указывается в программе, "не является партией класса и идеологии", она - "массовая, национальная, националистическая, ататюркистская, демократическая партия". Такая "националистичес­кая демократия" пре­дусматривает вестернизацию, интеграцию с Западом, по крайней мере в экономическом и научно-техническом планах, одновременно под­черкивая духовную, культурную, историческую самобытность.

В области внешней политики партия заявляет о намерении ук­реплять участие страны в НАТО и добиваться полного членства в ЕЭС. Особо выделено стремление к развитию всесторонних связей с арабскими и другими мусульманскими странами.

В экономической сфере НДП выступает за систему "смешанной экономики", при которой государственный сектор не конкурирует с частным, а дополняет и поддерживает его, при постепенном сокращении доли госсектора. В разделе социальной политики признается право создания профсоюзов, которые, однако, не должны допускать влияния "внешних течений" и действовать против режима.

Итак, первая вновь образованная партия выступала в поддерж­ку новой конституции и за безоговорочное ее соблюдение. Она обе­щала строго ограниченную "националистическую демократию", дости­жение "классовой гармонии". Ее экономическая программа была в основном аналогична программе бывшей ПС.

Воссоздание многопартийной системы в Турции шло в ви­де двустороннего процесса. С одной стороны, сформировавшиеся ра­нее социально-политические течения, лишившиеся своих партий, присматривались к вновь образующимся, выбирая среди них "свою". В определении выбора играли роль как программные установки этих партий, так и состав их основателей. С другой стороны, вновь создающиеся партии старались привлечь сторонников бывших пар­тий, стремясь создать собственную социальную базу. При этом необходимо учесть, что этот процесс происходил в условиях продолжающейся военной диктатуры. СНБ тщательно следил за соответствием новым законам (и желаниям генералов) списков учредителей партий и положений их документов.

В мае 1983 г. Недждет Джальп, который в прошлом занимал ряд госу­дарственных постов, в том числе заместителя премьер-министра, возглавил группу политических деятелей с целью создать партию социал-демократического типа. Процесс регистрации оказался непростым, многие кандидатуры основателей партии были отклонены военными властями, но в конце концов Народническая Партия получила право на существование.

Программа НП так определяла ее кредо: это социал-демократи­ческая партия, приверженная "свободной парламентской демократии и стремящаяся защищать и расширять социальные и политические права трудящихся". НП заявила, что ее основополагающими принципами являются известные по программе бывшей НРП шесть принципов кемализма ("шесть стрел"). Республиканизм - признание республики как государственного строя. Необходимый атрибут республики - многопартийная демократия. Национализм - единение всех членов нации в целях, судьбе, идеалах, языке, культуре; совместная работа ради целостности страны и нации. При этом подчеркивается, что национализм Ататюрка имеет целью модернизацию турецкого общества и проявляет ува­жение к независимости других наций. Народничество - соблюдение интересов народа в управлении, политике, развитии, распределении доходов. Этатизм - деятельность государства в целях гармоничного развития промышленности и сельского хозяйства и наилучшее ис­пользование для этого ресурсов страны. Экономический подъем мож­но осуществить только через плановую экономическую политику. Лаицизм - рассматривается как стремление не допускать как давления религии, так и давления на религию. Реформизм - освобождение республиканских преобразований и идей от догматизма, их обновление по мере развития.

Большое значение в программе придано расширению социальных прав трудящихся. Предполагаются меры по обеспечению прав рабочих, деятельности профсоюзов, свободы выбора профсоюза.

Во внешнеполитической части программы подчеркивается, что основанные на взаимном доверии отношения со странами региона на­илучшим образом обеспечивают национальную безопасность. В усло­виях такой миролюбивой политики Турции ее участие в "известной оборонительной системе" (НАТО) не должно вызывать подозрительность и неуверенность в регионе. Это редкий случай, когда программа по­литической партии лишена апологетики по поводу участия в НАТО.

Итак, в условиях продолжающегося военного режима на полити­ческой арене вновь появилась социал-демократическая альтернати­ва.

2О мая 1983 о своем существовании заявила Партия отечества, генеральным председателем которой стал Тургут Озал, известный экономист, член правительств С. Демиреля и Б. Улусу, пользующий­ся доверием на Западе. Вокруг него сплотилась группа бывших го­сударственных служащих. Определенные круги крупного капитала, тяготевшие к ПС, тоже связывали свои надежды с Т. Озалом, который уже зарекомендовал себя и в частном бизнесе, и в международных финансовых кругах.

Преамбула программы ПО четко характеризует ее как партию "националистическую, консервативную, опирающуюся на экономику свободного рынка". Все, соглас­ные с программой партии, призывались к объединению, вне зависи­мости от прежних политических убеждений. Выражалась убежден­ность, что ПО наилучшим образом послужит нации, и призывался в помощь Аллах. Далее подчеркивалось, что вмешательство армии 12 сентября "спасло страну от огромной опасности, вызванной сепара­тизмом, террором и анархией". Принципиальные приоритеты ПО были в общем схожи с приорите­тами НДП, но были прочнее связаны с понятиями собственности и частного предпринимательства как основы основ.

Определяя свое отношение к религии и лаицизму, ПО указыва­ет, что она уверена в необходимости сочетания материального и духовного развития и выступает за введение в начальных и сред­них учебных заведениях религиозного обучения в целях "воспитания высоконравственного нового поколения". Лаицизм "не должен ме­шать" религии.

Основа экономической политики ПО - поощрение и рациональное использование частного капитала. Провозглашаются следующее раз­деление функций государства и частного капитала: первое создает благоприятные условия для предпринимательской деятельности, второй ее осуществляет.

Для внешнеполитического раздела программы наиболее харак­терны: утверждение о принадлежности Турции в политическом, воен­ном и экономическом планах к западному миру, признание необходи­мости в сотрудничестве с ним активнее обеспечивать экономические интересы Турции; утверждение о том, что, развивая связи со стра­нами Ближнего Востока и другими исламскими государствами, Турция должна стать мостом между западным и исламским мирами. Эти поло­жения можно квалифицировать как компромисс между "западниками", которые преобладали среди бывших членов НРП и ПС, и исламистами.

В целом программа ПО - "мягкая", в ней сглажены многие ост­рые углы. Четкая принципиальная линия была выдержана в экономи­ческой части - ограничение предпринимательской деятельности го­сударства вплоть до полного ее прекращения, передача в частные руки части предприятий госсектора, поощрение экспорта, меры по погашению внешней задолженности. Это можно расценивать как про­должение линии ПС в экономике. В остальном же программу ПО нель­зя расценивать как простое восприятие установок консервативного направления 7О-х годов. Роль национализма обрисована не так сильно, как в программе НДП. Достаточно много сказано о значении демократического строя и его институтов, правах человека и сво­бодах. Больше внимания, чем бывшая ПС, ПО уделила религиозным и духовным ценностям в жизни общества. Таким образом, лидеры ПО пы­тались привлечь к себе часть сторонников бывших ПНД и ПНС, смяг­чить их крайние националистические и исламистские воззрения.

Одновременно с ПО заявила о себе Партия Великой Турции. В нее вступило более 140 видных деятелей бывшей ПС, а лишенные по­литических прав руководители последней во главе с С. Демирелем активно ее поддерживали.

Аналогичный процесс шел среди части членов бывшей НРП. В мае 1983 г. было объявлено о создании Социал-демократи­ческой партии (СОДЕП) во главе с профессором Эрдалом Иненю, пользовавшимся поддержкой некоторых руководителей бывшей НРП.

Обе эти тенденции вызывали противодействие генералитета. 31 мая 1983 г. СНБ принял решение о запрещении ПВТ, мотивируя это тем, что она - явное продолжение ПС, что нарушает конституцию и закон о партиях. Последовали и меры против СОДЕП. 23 июня 1983 власти нало­жили вето на учредителей СОДЕП, включая Э. Иненю. В тот же день появилось сообщение о создании Партии Верного Пути под руководс­твом И. Авджы. Ее инициаторами были представители кругов, стояв­ших за ПВТ. СНБ отклонил кандидатуры всех тридцати основателей ПВП. На этом дело не кончилось, и процесс согласования списков СОДЕП и ПВП сильно затянулся.

24 августа 1983 СНБ принял решение о допуске к участию в парламентских выборах трех партий - НДП, НП И ПО. Чем объясняется выбор СНБ? НДП изначально создавалась при поддержке генералитета. НП, видимо, рассматривалась как допусти­мая левая оппозиция в двухпартийной системе, которую хотели создать генералы. ПО же была в какой-то степени явлением, не ожидавшимся во­енными. Она, подобно другим партиям, испытывала давление властей в период своего создания, кандидатуры ее основателей несколько раз отвергались СНБ. Однако за ПО стоял крупный местный и иност­ранный капитал, и генералы не могли с этим не считаться.

Как и создание партий, предвыборная кампания и выдвижение кандидатов проходили под тщательным контролем военных властей. Не наблюдалось за­метной активности населения, которое было слабо информировано как о самих партиях, так и об их кандидатах. Наилучшие условия для ведения предвыборной кампании имела НДП. Президент К. Эврен совершал поездки по стране, выступая с реча­ми, в которых содержались нападки на ПО. Однако состоявшиеся 6 ноября выборы не оправдали надежд во­енных. ПО получило 45,15% голосов и 212 мест в меджлисе, НП -ЗО,46% и 117 мест, НДП - 23,27% и 71 место. 7 декабря 1983 г. президент поздравил Т. Озала с победой на выборах и поручил ему сформировать правительство.

Успех ПО можно объяснить следующими факторами. Оправдался расчет этой партии на привлечение голосов сторонников всех ос­новных политических течений. Нужно учесть еще во многом обратный эффект официальной пропаганды. Большинство сторонников бывших четырех партий увидели в ПО альтернативу военной диктатуре. Выборы завершили начальный этап воссоздания многопартийной демократии, но их итоги далеко не отразили реальное соотношение по­литических сил в стране.

Конец 1983 г. ознаменовался формальным переходом власти к демократическим институтам. В конце ноября собрался вновь изб­ранный меджлис. 6 декабря он сформировал президиум, что, соглас­но конституции, означало прекращение деятельности СНБ. Несколь­кими днями ранее прекратил функционировать Консультативный медж­лис и подало в отставку правительство Б. Улусу. 13 декабря пре­зидент одобрил представленный ему Т. Озалом состав нового прави­тельства.

Таким образом, обещания военных реорганизовать политическую систему в целях обеспечения ее стабильного функционирования и передать власть демократическим институтам были выполнены, хотя армия имела возможность оставаться у власти долгое время. Отчас­ти это объясняется тем, что турецкий генералитет не желал взва­ливать на себя на продолжительный срок бремя руководства стра­ной, не ощущая себя достаточно компетентным и опасаясь не спра­виться с социально-экономическими проблемами. Однако главным яв­ляется другой фактор - сложившаяся в республиканский период тра­диция воспитания личного состава турецкой армии в духе беззаветной преданности "идеям и реформам Ататюрка". Республика представляется в сознании офицера идеальной и посто­янно совершенствующейся формой государственного существования нации. Высшая задача офицера - защищать эту республику и ее го­сударственные и общественно-политические институты. Если же он наблюдает кризис политической системы республики, то полагает своим долгом вмешаться, "поправить и наставить на путь ис­тинный" эту систему. Однако ему в голову не приходит мысль лик­видировать систему и заменить ее чем-либо другим. Все это позво­ляет говорить о турецкой модели политической активности армии.

В 1984 г. Турция вступила с действующим меджлисом и однопартийным правительством Т. Озала. Начался новый этап функционирования ту­рецкой демократии, пока под присмотром армии.

Главной социальной опорой правительства были объявлены крестьяне, рабочие, служащие, ремесленники и мелкие торговцы. Правительство обещало принять меры против главного врага этой "срединной опоры" - инфляции; обещало повышение реального уровня заработной платы и пенсий; сокращение уровня безработицы. По поводу демократизации, важнейшего вопроса обществен­но-политической жизни после окончания военной диктатуры, в программе были лишь декларации о ее важности и обещания вскоре провести выборы в местные органы власти и обеспечить объективность находящихся под контролем государства СМИ.

Тем временем политическая борьба стала входить в нормальное русло. В новых условиях партии, не допущенные к участию в выбо­рах, получили возможность завершить процесс своего образования.

Добилась права на существование Партия Верного Пути. Таким образом, Турция получила две партии, представлявшие консервативное течение - ПО и ПВП. ПО более или менее после­довательно унаследовала экономические установки бывшей ПС. В ос­тальном же она имела "синтетический характер", стремилась отра­зить некоторые принципы бывших ПНС, ПНД и даже НРП. Прямой же политической наследницей ПС явилась ПВП - в свете ее программных установок, а также учитывая, что за ней стояли бывшие руководи­тели ПС.

Другой партией, пострадавшей от давления военных и не допу­щенной к выборам 1983 г., была Социал-демократическая партия. В отличие от НП, СОДЕП отказалась от традиционных "шести стрел". Основное внимание уделялось политической мобилизации на­родных масс, борьбе за вовлечение в политику широкого спектра общественных организаций. Особое внимание СОДЕП было обращено на рабочие профсоюзы. В программе партии указано, что борьба трудящихся за свои экономические и социальные права имеют важное значение в деле расширения демократии. Таким образом, СОДЕП была намерена опираться на трудящиеся массы. По сравнению с НП, СОДЕП отошла дальше влево от уровня ту­рецкой социал-демократии 70-х годов.


Партия Отечества абсорбировала не всех сторонников бывшей ПС. Часть клерикалов создала самостоятельную политическую орга­низацию - Партию Благополучия. В программе ПБ говорится о том, что любое давление на свободу совести противоречит принципу лаицизма, который ПБ понимает как охрану свободы религии от любых посягательств. ПБ объединила тех клерикалов, которые сочли недостаточным отражение клерикальных мотивов в программе ПО. Программа ПБ не выдвинула систему оригинальных взглядов, для нее характерен лишь подход к ряду проблем с клерикальных позиций.

Итак, еще три партии вышли на политическую сцену уже в ус­ловиях отсутствия прямого военного контроля. ПВП уже к августу 1983 г. создала местные организации во всех 67 илах страны, до­казав, что она имеет солидную социальную базу. Заметные успехи в укреплении своих рядов демонстрировала и СОДЕП. Э. Иненю после выборов вернулся в СОДЕП и был избран ее лидером. В начале 1984г. СОДЕП проявляла большую активность в создании местных органи­заций. ПБ же не добилась столь ощутимых успехов в создании социальной базы.

5 января 1984 г. меджлис принял решение о проведении 25 марта выборов в местные органы власти и о допуске к участию в них новых партий. На вторую часть решения К. Эврен наложил вето, однако меджлис преодолел его. Интересы борьбы за расширение де­мократии возобладали над конъюнктурными интересами партий, предс­тавленных в меджлисе.

Итоги выборов выглядели следующим образом: за кандидатов ПО отдали голоса 41,5% избирателей, СОДЕП - 23,4, ПВП - 13,2, НП - 8,8, ЛДП - 7,1, ПБ - 4,4, за независи­мых кандидатов - 1,67. Выборы показали, насколько далек от исти­ны был результат парламентских выборов 1983г. Но и результат местных выборов не отразил устойчивое распределение сил. Судя по итогам, ПО прочно удерживало лидирующие позиции. В остальном же произошли серьезные изменения. Более чем в три раза сократился электорат НДП, и это было закономерным следствием ее искусствен­ного характера. Со­циал-демократы в целом собрали больше голосов, чем НП на выборах 1983 г. Соотношение голосов между СОДЕП и НП показало преимущество первой. Бывший электорат НРП, видимо, хотел иметь социал-демократическую партию европейского типа, а не продолже­ние НРП времен И.Иненю9. Наконец, выборы показали, что партия клерикалов пользуется определенной поддержкой на местах.

В результате местных выборов в Турции сложилась ситуация, когда оппозиция правящей партии в меджлисе оказалась гораздо слабее внепарламентской партийной оппозиции, представленной СО­ДЕП и ПВП, что привело к обострению межпартийной борьбы.

По мере удаления от военного режима в Турции разворачива­лась борьба за демократию, складывалась широкая коалиция общественно-политических сил, так как все новые партии, в разной степени, были заинтересованы в этом. Исключение состав­ляла правящая ПО, руководство которой как бы образовало единый фронт с президентом в защите деятельности воен­ного режима и нового законодательства. Потерявшая свои позиции НДП в мае 1986г. объявила о самороспуске.

Важные процессы происходили в социал-демократическом тече­нии. В июне 1985 г. состоялся съезд НП, избравший генеральным председателем партии профессора А. Гюркана. Выполняя решение съезда об "объединении левого движения", Гюркан провел соответствующие переговоры с супругой Б.Эджевита Рахшан Эджевит, приступившей к созданию новой партии, и с лидером СОДЕП Э.Иненю. Первые переговоры окончились безрезуль­татно, а вторые привели к соглашению об объединении двух партий. 2 ноября 1985 г. состоялся внеочередной съезд НП, принявший решение о переименовании ее в Социал-демократическую народническую партию. На следующий день был созван чрезвычайный съезд СОДЕП, принявший решение о роспуске партии и вступлении ее членов в СДНП. В мае 1986 г. съ­езд СДНП избрал ее руководящие органы, генеральным председателем стал Э. Иненю.

Программа СДНП представляла собой синтез основных программ­ных положений НП и СОДЕП. Раздел "Организация гражданского об­щества" был в основном взят из программы СОДЕП, но его разработ­ка уже вне рамок военного режима дала возможность авторам сде­лать более категоричными ряд положений.

Объединение НП и СОДЕП способствовало консолидации социал-демократов, однако действовали и факторы противоположного свойства. Группа депутатов бывшей НП, недовольных объединением, покинуло СДНП. Внутри партии разгорелась фракционная борьба. В довершение всего 14 ноября 1985 г. была создана Демократи­ческая Левая Партия во главе с Рахшан Эджевит.

Было ясно, что за ДЛП стоял Б. Эджевит. Сразу же после пе­реворота он сложил с себя полномочия генерального председателя НРП и все это время стоял в стороне от процесса организации со­циал-демократических партий. Он считал, что подлинная социал-де­мократическая партия не могла быть создана в условиях военной диктатуры и заявлял, что новая социал-демократическая партия должна "подняться из гущи народной, а не составиться иа извест­ной элитарной интеллигентской верхушки".

Б. Эджевит намеревался сформировать руководство ДЛП из но­вых кадров и с ними попытаться привлечь на свою сторону электо­рат бывшей НРП. В программе ДЛП особое внимание уделено демократии, в том числе необходимости упрочения связей партий с общественными организациями, участию последних в политике, без чего "подлинная массовая демократия превращается в демократию для избранных". Пока не будут ликвидированы все огра­ничения в отношении связей политических партий с раз­личными слоями общества и организациями, их социальной и куль­турной деятельности, народ "останется сторонним и безучастным наблюдателем".

В сфере внешней политики ДЛП выступила за разумное сочетание союзнических связей с Западом и дружбы и сотрудничества со всеми странами региона. При этом подчеркивалась особая важность союза с западной Европой, высказывалась мысль о том, что чрезмерное развитие свя­зей "с некоторыми странами региона может оказать на секулярное турецкое государство влияние, несовместимое с принципом лаицизма". Весьма прохладно ДЛП относится к развитию связей с США, которые стремятся использовать Турцию для осуществления "своих опасных планов в Восточной Европе и на Среднем Востоке, вовлечь ее в авантюры", что может отрицательно повлиять на демократизацию Турции.

В экономической части программы осуждается модель либеральной экономики, навязанной некоторым находящимся под бременем тяжелых долгов странам. Эта модель в экономической и социальной областях лишает государство влияния, а в политической - наносит ущерб де­мократии и ввергает общество в лишения и несправедливость.

В целом, программа ДЛП базировалась на установках бывшей НРП, но признание значения национализма и необходимости борьбы против "вредных идеологий" сдвигают ДЛП несколько правее.


В начале 1986 г. была образована Партия Националистической Деятельности (ПНДе), придеривающаяся ультранациналистической ориентации.
Итак, к началу 1986 г. в основном завершилось воссоздание много­партийной системы в рамках, определенных для нее новым законода­тельством. Каждое из двух основных политических течений - кон­сервативное и социал-демократическое - оказалось представленным двумя партиями (соответственно ПО и ПВП, СДНП и ДЛП), одна из которых (соответственно ПО и СДНП) возглавлялась новым руководс­твом, а за второй стояли бывшие лидеры. В то время как партия консерваторов со старым руководством (ПВП) успешно наращивала влияние, ДЛП только приступила к созданию своей местной базы. Оформились в отдельные партии представители клерикального (ПБ) и националистического (ПНДе) течений. За рамками системы остались несколько социалистических и рабочих партий, продолжавших работу в эмиграции.

В январе 1986 ПВП и ДЛП выступили с совместным заявлением о целесообразности разработки проекта новой конституции, которую примет "свободно избранный парламент". В заявлении, принятом НП в июне 1985, указывалось, что конституция 1982 г. "ограничила политическое участие и влияние масс и привела к концентрации власти в руках меньшинства". СОДЕП в апреле 1985 выступила с за­явлением, характеризующим положение в стране как беспрецедент­ный экономический кризис, одновременно с которым нарушаются ос­новные права и свободы, не обеспечивается функционирование де­мократических институтов. В связи с этим СОДЕП потребовала пе­ресмотра всей законодательной базы; ликвидации всех попыток по­кушения на принцип лаицизма, проведения амнистии; восстановления независимости м беспристрастности электронных СМИ; отказа от проводимой экономической политики.

На 2-е сентября 1986г. были назначены промежуточные выборы в меджлис в 11 илах, и основные партии приняли участие в этой пробе сил. ПО уверено проводила предвыборную кампанию, заявляя, что партия осуществляет пользующуюся всеобщей поддержкой полити­ку и что все остальные партии не смогут ей противостоять. ПВП, крититкуя правительство, обращала основное внимание на положение трудящихся. С. Демирель объявил, что если кто и доволен ситуацией в стране, то не рабочие, не крестьяне и не служащие, ибо они подвергаются эксплуатации. В том же духе вела кампанию СДНП, а ДЛП критиковала не только правящую партию, но и СДНП. Определен­ную активность проявляли перед выборами ПБ и ПНДе. Несмотря на запрет на участие в политике, определила свою политическую по­зицию конфедерация профсоюзов ТЮРКИШ, призвав рабочих не голо­совать за ПО.

В результате выборов ПО получила 32% голосов и 6 из 11 ва­кантных мест в меджлисе, ПВП - соответственно 23,5 и 4, СДНП -28,8 и 1, ДЛП - 8,6%. Выборы не отразили соотношения сил в масш­табе всей страны, но приблизительную картину дали. Было очевидно падение влияния ПО, которая ранее воспринималась как партия, го­нимая военным режимом. Время показало, что ПО стала своего рода продолжением военного режима в условиях формальной демократии. ПВП существенно усилила свое влияние. СДНП рассчитывала на лучший результат, но в тот период она не выглядела сплоченной, к тому же часть социал-демократов голосовала за ДЛП.

Борьба за демократизацию развернулась не только в парламен­те. Началось общее оживление турецкой общественной жизни. Особенно активно выступа­ли рабочие и студенты: проводили митинги, устраивали демонстра­ции и голодовки.

Внутри многопартийной системы определились главные и вто­ростепенные действующие лица. К главным относились СДНП, ПВП и ПО, которые представляли реальную силу и определяли ход полити­ческой борьбы. ДЛП не смогла преодолеть трудностей в создании массовой базы на местах и в организации руководящих кадров в центре. ПБ и ПНДе, потеряв часть сторонников, примкнувших к ПО, не достигли того влияния, которое имели их предшественницы (ПНС и ПНД) в 70-е.

ПО уже с 1984 г. испытывала вспышки внутрипартийной борьбы, в ходе которых особую активность проявляли клерикальная и нацио­налистическая группировки. Однако Т. Озалу удавалось сохранять единство партии. В 1987 ДЛП продолжала сохранять влияние в стране, что подтвердили состояв­шиеся 7 июня частичные выборы местных органов власти в 84 муни­ципальных округах. Кандидаты ПО получили 45,29% голосов и побе­дили в 55 округах. Только ПО смогла выставить кандидатов во всех округах. ПВП заняла второе место, СДНП - третье. В трех округах удалось победить как ДЛП, так и ПБ.

По мере ухода от военного режима возрастала активность быв­ших политических лидеров. Все они приняли участие в кампании пе­ред промежуточными выборами 28 сентября 1986г. Властям пришлось смириться со сложившимся положением. В апреле 1986 меджлис отменил для бывших политических деятелей запрет выступать по вопросам внешней и внутренней политики. Однако сохранял актуальность вопрос о возвращении всех прав бывшим политическим деятелям, т. е. об отмене временной статьи 4 конституции. Т. Озал был вынужден считаться со сложившейся ситуацией, но решил проводить изменение конституции не через медж­лис, а путем референдума. Выступая в роли поборников демократии, руководство ГЮ сделало все, чтобы добиться его отрицательных ре­зультатов.

Референдум состоялся 6 сентября. За отмену статьи 4 прого­лосовало 50,23% участвовавших, против - 49,77%. Референдум пока­зал, что степень одобрения политики ПО в обществе снизилась.

Осенью 1987 состоялись съезды ПВП, ДЛП, ПБ и ПНДе, которые избрали генеральными председателями этих партий соответственно С. Демиреля, Б. Эджевита, Н. Эрбакана и А. Тюркеша. Это стало стимулом активизации деятельности оппозиции. Однако уже в день референдума Т. Озал объявил о намерении провести 1 ноября 1987г. досрочные выборы. Протесты оппозиции привели лишь к сдвигу выборов на 29 ноября.

ПО провела весьма энергичную избирательную кампанию, под­черкивая достигнутые в экономике успехи. ПО заявляла, что в стране достигнуто изобилие товаров и "кто хочет работать, тот работает и зарабатывает". Платформа ПВП выглядела довольно эк­лектично. В сфере экономики альтернативы не выдвигалось, в воп­росах демократизации партия заняла позицию несколько левее ПО, требуя, в частности, провести всеобщую амнистию, осуществить де­мократизацию образования и расширить права рабочих. СДНП и ДЛП обрушились с критикой на ПО и правительство. Б. Эджевит в своих выступлениях, правда, критиковал не столько ПО, сколько СДНП, которая «перешла в руки левых».

В результате выборов все 450 мест в парламенте разделили между собой ПО (36,37% и 292 места), СДНП (24,8 и 99) и ПВП (19,1 и 59). ПО осталась наиболее влиятельной и правящей партией, СДНП стала основной оппозиционной партией. ДЛП не удалось осуществить свой план по обеспечению массовой базы. После выборов Б. Эджевит заявил об уходе с политической сцены. Новый лидер, Н. Карабаха, объявил себя продолжателем его дела. ПВП продолжила укрепление своих позиций, в то время как клерикалы и националисты оказались не в состоянии восстановить то влияние, которым их партии поль­зовались в 7О-е годы.

Парламентская оппозиция проявила полную решимость продол­жать борьбу против П0. Летом и осенью 1988 г. на митингах ПВП звучали заявления о том, что "народ стонет от экономической по­литики ПО", и требования отставки правительства. СДНП заявляла о готовности взять власть. Э. Иненю заявил в беседе с К. Эвреном о необходимости отменить статью конституции, запреща­ющую критику действий военного режима.

Свою долю в компании против правительства вносила и внепар­ламентская оппозиция. Б. Эджевит критиковал избирательную систе­му, подчеркивая, что "в гражданской обстановке продолжают дейс­твовать военные ограничения и запреты". На митинги ДЛП с его участием собирались многие тысячи граждан. В печати выражалось мнение, что, уйдя в отставку, Б. Эджевит как бы встал над всей турецкой социал-демократией. Продолжались выступления за всеоб­щую политическую амнистию, легализацию запрещенных партий, отме­ну запрета на создание студенческих организаций.

В конце 1989 истекал срок полномочий президента К. Зврена. В середине октября Т. Озал выдвинул свою кандидатуру в президен­ты и без труда добился избрания. Парламентские группы СДНП и ПВП бойкотировали выборы. На этой ноте и закончилось одно из самых бурных десятилетий в новейшей истории Турции.

следующая страница >>