Особая каста - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Особая каста - страница №2/2

Каста. Правители – тоже представители своей касты, и они умеют убеждать. Не только красивыми словами, чем-то ещё. Ричи знал об этом, но все равно чувствовал силу доводов сторена.

Казалось, что могло заставить его возвратиться на «Нить Ариадны»? Только наивно распахнутые, полные детского обожания глаза Клэр, его обещание. И его долг.

- Я верю вам, соправитель. И если, наконец, наши государства станут сотрудничать, когда-нибудь я обязательно посмотрю на все эти прекрасные места. Как турист. Потому что это не мой дом. Мой дом – на Земле.

Фасун вернулся в кресло и тяжело вздохнул:

- Как бы я хотел удержать вас, лейтенант, но принуждать не имеет смысла. Придёт день, Аларк Трен, и вы многое сможете, только рядом не будет никого, чтобы помочь справится с этим умением. В этот момент не думайте о себе, не слушайте советчиков, но вспомните об этом мире за стеклом, который дал вам жизнь. Вы свободны, лейтенант. Совет правителей сегодня же примет решение относительно предложения Федерации.

Фасун проводил взглядом Карстена и вернулся в соседнюю комнату, точную копию предыдущей.

- Вы не считаете, что совершили ошибку, Фасун? – спросил молодой мужчина, сидящий напротив двери. – Не стоило ли устранить его?

- Нет, правитель, Аларк Трен не потерян для нас, он вернётся. Его появление не может быть простой случайностью.

- Возможно, люди ещё не понимают, что попало в их руки, но они смогли сделать Аларка своим орудием. По-видимому, он действительно предан Федерации и станет опасен, когда пройдёт процесс слияния.

- Если пройдёт.

- Вы сами сказали, что его появление не случайно, значит, и это неизбежно. И тогда вся сила обернётся против нас.

- Представители его касты не могут быть слепым орудием.

- Вы правда так считаете? А я слышал, что они, напротив, никогда не имели собственного мнения. – Правитель потёр подбородок сложенными ладонями рук. – Что ж, в этой ситуации нам остаётся только пойти на сближение с Федерацией и не упускать его из вида. Можете передать это решение на «Нить Ариадны».

Для трёх человек кабинет капитана был уже тесноват. Уэнс по-прежнему сидел за своим столом, но инициатива перешла к Вьюну.

- Теперь я готов отдать следующий приказ: мы оставляем Бали и отправляемся к звезде Л-64. Что вам известно об Л-64, Карстен?

- Ничего.

- И, тем не менее, вы там были. Вокруг этой звезды до сих пор летает корабль сторенов, на котором вас нашли.

- И что вы рассчитываете там обнаружить?

- Не я, - Вьюн откинулся на спинку своего стула. – Пора открыть карты. Всё, что сейчас происходит, задумано много лет назад. Тот человек уже давно отошел от дел, но он продумал операцию, которую нам предстоит закончить. Ваш приёмный отец доктор Карстен рассказал не всю правду. Экипаж «Атланта» действительно случайно обнаружил тот катер, беспрепятственно проник внутрь и нашёл ребёнка в инкубационной камере. Они отключили аппаратуру и забрали ребёнка с собой. В тот момент они не увидели в корабле ничего странного. А потом поняли, что ребёнок не человеческий. Расстояние в 14 парсек не остудило их желание вернуться, только войти в корабль они больше не смогли, шлюзы не открылись. А после попытки взлома, вокруг корабля возникло странное защитное поле. Там побывала не одна исследовательская экспедиция, но ни проникнуть внутрь, ни хотя бы объяснить природу поля никто не смог.

Капитан потер виски ладонями, словно пытался унять возникшую головную боль:

- И что мы там будем делать с этим кораблём? Как откроем шлюз?

- Теперь у нас есть ключ. – Вьюн пристально смотрел на Ричи. – Если корабль дал возможность забрать ребёнка с борта, вероятно, он пустит его обратно.

Ричи рассеянно перевёл взгляд на иллюминатор. Яркий свет в каюте не давал рассмотреть далекие звезды.

- Я могу стать ключом. Наверное, это так. А потом? Что вы ожидаете найти на корабле?

- Без понятия, но, несомненно, что-то важное. Даже просто научиться создавать подобное силовое поле было бы величайшим достижением. Но, думаю, дело гораздо серьёзнее. Иначе зачем защищать бесполезный пустой корабль? Да и соправитель Фасун сегодня косвенно подтвердил наши догадки. Вы особенный даже среди них.

- Соправитель сказал не только это. И его слова вы сейчас подтвердили далеко не косвенно. Выходит, что меня растили именно для этой миссии. Мой отец был в курсе?

- Не знаю, - мягко ответил Вьюн. – Но мы все игрушки в чьих-то руках. Это ваши слова.

- Игрушки, наивно верящие в свою независимость. А вы отобрали у меня даже иллюзию свободы.

- Я мог не делать этого, лейтенант, мог продолжать держать вас в неведении. Но сегодня вы доказали, что выросли преданным сыном Земли. Ведь это так?

- Я… я уже говорил, что выполню приказ. У меня есть долг, я давал присягу. И я останусь верен Федерации в любой ситуации.

Этот день совсем измотал лейтенанта, и не только физически. И при встрече с соправителем Фасуном, и при последнем разговоре ему приходилось обдумывать каждое произносимое слово. Никогда до этого он не чувствовал себя таким ненастоящим, чужим самому себе. Наверное, впервые он сознательно соврал, и это оказалось так сложно. Только переступив порог своей каюты, Ричи смог вздохнуть с облегчением.

Неяркий свет ночника осветил комнату и скрутившуюся калачиком, спящую на кровати Клэр. Ричи сбросил китель, осторожно, стараясь не шуметь, умылся и сел на пол, прислонившись спиной к гладкому пластику стены. Он боялся разбудить её, он не знал, что говорить и что делать. И те немногие минуты, что бодрствовал, не думал ни о чём, просто смотрел в пустоту сквозь спящую девочку.

- Ричи, - тихий голос Клэр разбудил лейтенанта. – Ты вернулся. Я ждала. Прости, что уснула…

Карстен слегка пошевелился.

- С днём рождения, - тихо произнес он.

- Ты не забыл, - лицо Клэр засветилось.

- Нет, - он дотянулся до ящика стола и достал белый цветок, умело свёрнутый из листа бумаги. – Здесь нет живых цветов, возьми хотя бы такой.

- Мне никогда не дарили цветов, ни настоящих, ни бумажных. – Она осторожно взяла подарок и скользнула на пол. – Спасибо, очень красиво.

Девочка сделала вид, что вдыхает аромат цветка, и зажмурилась от удовольствия.

- Как все прошло? – уже серьезнее спросила она.

- Плохо. Я совсем запутался. Сегодня мне пришлось врать, и мне это не понравилось.

- Этим вечером я много думала: о том, как ты рос, что чувствовал… Думаю, ты врал себе все время, Ричи. Ты говорил себе, что вырос человеком, но ведь это невозможно. И дело даже не в том, как тебя воспринимают окружающие. Главное, кем видишь себя ты сам. Ты не человек. Просто прими это как данность и тебе сразу станет легче.

- Так ты никогда не относилась ко мне как к человеку?

- Ты мой лучший друг, такого у меня никогда не было, и уверена, не будет. Этого вполне достаточно.

Раздался тихий писк коммутатора. Они одновременно повернули головы и непринужденно рассмеялись.

- Тебя вызывает капитан, - произнесла Клэр.

- Да, думаю, сегодняшний вечер еще не закончился.

Капитан Уэнс сидел за столом в распахнутом кителе и вертел в руках пластиковый стаканчик с кофе. Ни в его позе, ни во внешнем виде не было ни капли официальности, поэтому Карстен молча сел напротив, не спрашивая разрешения. Капитан перевёл на него тяжёлый усталый взгляд.

- То, что я хочу вам сказать, лейтенант, очень близко к предательству. Но я не хочу, чтобы вы так воспринимали мои слова. Возможно, что предатель как раз Вьюн. Я уверен, что он действует в интересах Земли, но присягу мы все давали Федерации. Вьюн и те, кто стоит за ним, рассчитывают найти что-то, что даст преимущество землянам перед другими расами. В любом случае, это приведёт к нарушению сложившегося равновесия и войне. Я не боюсь воевать, но и не хочу войны. Чтобы предотвратить её, я не остановлюсь перед нарушением прямого приказа подчиняться Вьюну. И я не позволю ему использовать вас в своих интересах. Но мне нужна и ваша поддержка, Карстен. Не смотря на то, что вас учили исполнять приказы, вы – разумное существо, имеющее право на собственное мнение. И я хочу услышать это мнение. Действительно ли вы настолько преданы Земле, что станете марионеткой в руках Вьюна?

- Капитан, - начал Ричи, и голос его дрогнул. – Вы должны понимать, что Федерация – временное явление. И ваше стремление навсегда сохранить её целостность нереально. Во всех случаях любое разумное существо остаётся верным только себе подобным. Иное поведение всегда считалось ненормальным, безумным. Человек должен быть верен людям, кирстянин – кирстянам, а сторен… - сторенам. Это – норма. И Вьюн поступает правильно. Он хочет блага своей расе. По-своему. Вы – тоже, по-своему. Но я не человек, а моя раса не входит в Федерацию. Земля… Я люблю её, несмотря на все сложности, которые сопровождали мою жизнь. Я люблю Землю, и люди никогда не станут моими врагами. Бали, сторены - просто слова, меня ничего не связывает с этой планетой и с этим народом. Но… Я чувствую свою ответственность. Сегодня вечером я соврал. Я не смогу выполнить любой приказ.

- Это всё, что я хотел знать, - коротко произнес капитан и взмахом руки отпустил лейтенанта.

Около корабля сторенов патрулировал небольшой полунаучный, полувоенный корабль Федерации. Исследователи не сообщили ничего нового: защитное поле оставалось непроницаемым. Однако катер с «Нити Ариадны» с Карстеном и Вьюном на борту беспрепятственно пристыковался. Люк стыковочного отсека мягко открылся в тускло освещённый коридор.

Корабль был очень мал. По обеим сторонам коридора – две пустые жилые каюты, одна из которых переоборудована: кровать снята, а вместо неё установлена инкубационная камера. Ричи не удержался и дотронулся до тёплой внутренней поверхности. Отсюда его взяли люди с «Атланта» маленьким ребёнком. Он не помнил даже этого. А кто оставил его здесь? Кто подсоединил эти многочисленный трубочки и датчики?

В конце коридора находилась лестница вниз к техническим отсекам и дверь в рубку управления. Небольшой округлый зал с двумя креслами осветился при появлении людей.

- Думаю, вам следует сесть в кресло, лейтенант, - голос Вьюна стал необычно напряжён.

Ричи послушался. Кресло спружинило и подъехало ближе к пульту.

- Добро пожаловать на корабль, Аларк Трен. Я готов к выполнению последнего полученного приказа.

Карстен увидел, как напрягся Вьюн, не понимающий слов, и чуть не приказал кораблю сменить язык общения, но удержался.

- Сначала я хочу получить несколько ответов на свои вопросы.

- Твой спутник должен покинуть помещение.

- Он не понимает этот язык.

- Он ведёт запись, которую можно будет перевести позже, - возразил корабль.

- А разве ты не в состоянии заблокировать запись?

- Я это делаю. Но тайная запись говорит о его недобрых намерениях. Говорить я должен только с тобой.

- Только со стореном?

- Нет, только с тобой, Аларк Трен. Я должен говорить и обеспечивать защиту исключительно тебе.

- Но ты позволил людям забрать меня с корабля и потерял возможность защищать.

- Так было нужно. Я был в состоянии поддерживать твою жизнедеятельность, но не мог обеспечить воспитание и социальную адаптацию.

- Но я не попал на родную планету. Боюсь, я вырос не так социально адаптированным.

- Ты и не должен был расти среди сторенов. Люди подходили лучше всего.

- Кто принёс меня сюда?

- Не имею информации. Когда сто пятнадцать лет назад я осознал себя, на борту нас было только двое.

- Сколько лет?

- Сто пятнадцать в пересчёте на привычные тебе земные годы. Ты находился в 100 %-м анабиозе: не рос, не развивался, не жил. Когда мне удалось привлечь подходящий земной корабль, я пробудил тебя, а потом стал ждать твоего возвращения, чтобы исполнить приказ.

- А если бы я не пришёл?

- Я нашёл бы тебя сам.

- Ты знал бы, где меня искать?

- Я всё время знал, где ты.

- Хорошо, говори, что ты должен сделать?

- Я должен сообщить координаты места, куда тебе следует направиться.

- Для чего?

- Не имею информации.

- Давай координаты.

- Я не могу их дать в открытом доступе. Прошу разрешения на телепатическую передачу.

- Разрешаю.

Никогда ранее Ричи не сталкивался с телепатами. Только несколько инопланетных видов обладали этой способностью в размере, достаточном для примитивного общения. Не разумные виды. Поэтому, когда у него появилось чёткое знание космических координат, удивление скрыть он не смог.

- О чём разговор? Что вы узнали, лейтенант? – наконец вмешался Вьюн.

- Прежде я должен доложить капитану, - Ричи поднялся из кресла, и оно вернулось в первоначальное положение.

- Что? Вы не забыли, что здесь командую я?

- Здесь, - лейтенант обвёл глазами рубку, - нет командира. – А на «Нити Ариадны» командует капитан Уэнс. Сначала я поговорю с ним.

И не смотря на свою злость и некоторое удивление, Вьюн не возразил.

- Вы узнали всё, что могли? Можем возвращаться?

- Да. Мы возвращаемся.

- Аларк Трен, - вновь заговорил корабль. – Могу я пойти с тобой? Корабль исчерпает свои ресурсы и я умру вместе с ним, а я не хочу умирать. Я смогу быть полезным.

- Как это возможно?

- У меня есть другое тело.

Конечно, Ричи согласился.

Оно ждало возле шлюза. Существо, одетое в глухой светло-серый комбинезон, казалось метровой копией человека. Но при этом не напоминало ни ребёнка, ни карлика. Идеальные пропорции взрослого человека, внимательный взгляд ярко-зелёных глаз. И заговорил он на земном языке свободно и непринуждённо:

- Здравствуйте, меня зовут Ригош, я иду вместе с вами.

Лейтенант Карстен максимально подробно пересказал свой разговор с кораблём. Когда он повторял координаты цели, то невольно глянул на Ригоша, немного опасаясь его реакции. Но тот никак не отреагировал. Ригош продолжал спокойно стоять в дверях, опёршись о косяк. Такую позу не принимал ни один робот.

- Координаты соответствуют месту далеко за пределами Федерации, - с сомнением произнёс Уэнс и обернулся к компьютеру. – Это внутри довольно густого пылевого облака. Люди там не бывали.

- Получается, что там были сторены, - сказал Вьюн. - Что им там делать?

- Я не знаю, - ответил Ричи на его вопрошающий взгляд.

- Тогда пусть ответит ваш новый друг. Что скажешь, Ригош?

- Я не уверен, что эти координаты дали мне сторены.

- Кто же ещё?

- Понятия не имею, - пожал тот плечами.

Ригош продолжал удивлять. Будучи кораблём, он отвечал «не имею информации», а теперь приобрёл не только движения, но и речь, свойственные живому существу.

- Тогда попробуй предположить, что находиться в конце нашего пути.

- Несомненно, что-то очень важное, - уверенно ответил Ригош. – Что-то, что в состоянии ощутимо повлиять на мир. И предназначено оно Ричи. Кто-то ведёт его к цели.

- С твоей помощью. И ты не знаешь, кто? Кто мог придумать такую сложную комбинацию, рассчитанную на долгие годы?

- Люди? – спросил Ричи.

- Нет, - возразил Вьюн.

- Вы не можете быть в курсе всего.

- Не думаю, что это люди, - согласился Ригош. – Они слишком нетерпеливы.

- Тогда сторены?

- Вряд ли. Что ты знаешь о системе каст на Бали?

- Только то, что у новорожденного ребёнка выявляют способности и причисляют к определённой касте. И сменить касту нельзя.

- Почему нет?

- Его готовят только к одному. В процессе взросления и он получает строго определённые знания и навыки.

- Но ты не рос на Бали. Что значит твоя каста, и почему твой путь тоже предопределён? Ведь именно об этом говорил соправитель? И он не хотел, чтобы ты летел к кораблю. Он пытался заставить тебя вернуться. Сторены не толкают тебя к цели. Это кто-то другой.

Тишина повисла в воздухе. И нарушил её очень тихий голос Вьюна:

- Откуда ты знаешь, что говорил соправитель?

Против ожидаемого Ригош не сконфузился, а спокойно ответил:

- Все эти годы я видел и слышал всё то, что и Аларк Трен. Мне нужна была уверенность в его безопасности.

- Ребёнка проверяли всеми возможными способами. Где были установлены жучки?

- Не жучки. Это скорее, ментальная связь.

- А мысли? Ты их тоже слышал? – спросил Ричи.

- Нет. Только зрение и слух. И я никак не мог влиять на твои поступки.

- Получается, ты знаешь обо мне абсолютно всё. Это… довольно подло.

- Прости, Ричи. Но у меня не было выбора. Тогда я только выполнял приказы.

- А теперь?

- Связь прервалась, когда я перешёл в это тело. Теперь у меня собственное восприятие мира.

- Ригоша следует изолировать, - неожиданно перешёл в нападение Вьюн. – Кто знает, сколько ещё сюрпризов он для нас приготовил. Может, именно он и стоит за всеми событиями. Представитель неизвестной нам расы, до мелочей просчитавший каждый шаг и оставшийся на корабле в ожидании необходимого момента.

- Для чего?

Вьюн проигнорировал вопрос Ричи:

- Что скажешь, Ригош?

- Я не знаю, - обречённо произнес тот. – Это возможно, но я ничего не помню.

- Зачем нужен я? – спросил Карстен.

- Ты сторен какой-то касты, обладающий неизвестными тебе, но, несомненно, редкими способностями. В этом твоя уникальность, - произнёс Вьюн.

- Пусть так. Но для чего было ждать? Почему не дать мне вырасти сто лет назад?

- Значит, нужен не просто ты, а ты, каким являешься сейчас. С твоим воспитанием, твоими убеждениями и поступками, - предположил Ригош.

Ричи медленно обвёл глазами всех троих. Вьюн возбуждён и откровенно рад происходящим событиям и возможности проявить себя. Капитан устал и не особенно вникает в разговор. Ригош очень спокоен.

- Я рос под влиянием людей, впитывая то, чему меня учили они. И думал, что стал достойным гражданином Земли. Я не хотел ничего знать о Бали, но меня толкнули под их влияние. Теперь оказывается, что всё это было планом кого-то ещё. Я смирился с тем, что являюсь марионеткой, но больше не понимаю, кто здесь кукловод.

- Возможно, в этом и смысл, - Ригош впервые проявил интерес. – Тебе придётся забыть о кукловодах и принять решение самому.

- Но я не могу. Я знаю, что слаб и пассивен, что легко поддаюсь влиянию других, что боюсь наделать ошибок, поэтому строго следую установленным законам и правилам. Я не смогу сделать правильный выбор. Только не я.

Это опять был корабль. Даже не корабль, а двухместная яхта, предназначенная для участия в межзвёздных регатах. Модель яхты давно устарела, но все равно в скорости её не мог превзойти ни один военный корабль. Маленькая, юркая, не имеющая значительных защитных систем и систем нападения, она была способна улизнуть практически от любой опасности.

Яхта дрейфовала посреди пылевого облака, подавая непрерывный опознавательный сигнал в длинноволновом диапазоне. Без него обнаружить яхту в здешних условиях было бы не просто.

Наверное, вокруг неё висело такое же защитное поле, как вокруг катера сторенов, но «Нить Ариадны» его не заметила.

Перед стыковкой Вьюн произнёс несколько дежурных фраз о долге перед Землёй, о важности находки для безопасности человечества. Но эти слова больше не производили на Ричи должного впечатления.

Все системы яхты находились в режиме ожидания. Неяркий свет освещал круглую кабину пилотов. Прямо в неё открывались двери жилых кают и хозблока. Одна из спален тоже была переоборудована. Но на этот раз она предназначалась для тела взрослого человека. На первый взгляд трудно было определить его принадлежность к какой-либо расе. Тело было спрятано под полупрозрачным куполом. То, что оно живо, было ясно только из показаний медицинских приборов.

Ригош последним переступил порог помещения, содрогнулся всем телом и подался вперёд к лежащему существу.

- Я вспомнил, - растерянно прошептал Ригош. – Я всё вспомнил, теперь я знаю всё. Это моё тело. Я тоже сторен, вернее, был им, представитель той же касты, что и ты. Ты действительно уникален, Ричи, один из миллиардов, способный нести в себе Солвейна. Тысячи генетических особенностей в совокупности позволяют существовать этому симбиозу.

- О чём ты говоришь?

- Внутри этого тела находится Солвейн – нематериальное существо, появившееся на Бали неизвестно откуда много веков назад. Солвейн перешёл ко мне от предыдущего носителя. Когда родился ты, я был уже очень стар. Тебе суждено было вырасти возле меня на Бали и принять Солвейна в момент моей смерти. Но, наверное, я слишком долго ждал смены, я успел многое пережить и многое переоценить. Ты говорил, что чувствуешь себя марионеткой… Нет, это я, я был марионеткой, как и все мои предшественники. Мне говорили строить - я строил, мне говорили создавать - я создавал, мне говорили убивать – я убивал.

- Флот хурстян, – произнес капитан, оставшийся на «Нити Ариадны», но слышавший каждое слово.

- Да, и они тоже. Я понимал, что поступаю неправильно, что способен защитить Бали иначе, но не мог ослушаться приказа. Подчиняться приказам – это тоже заложено в твоей ДНК. Только это свойство нужно было не Солвейну, а совету правителей, чтобы с легкостью дергать за ниточки. Я не хотел тебе такой участи, поэтому и похитил с Бали. Моё тело умирало, я спрятал его здесь, вне досягаемости сторенов, создал себе новое тело, - Ригош стукнул себя по груди, - взял тебя и поместил в среду, где ты мог вырасти ни стореном, ни человеком, а существом, способным ценить разные проявления жизни. Скрыться от правителей, не оставив следов, украсть эту яхту, подготовить твое воспитание оказалось так просто, и в то же время так сложно, ведь никто не мог решать за меня… Но теперь ты готов принять Солвейна, готов получить всю силу, что он даёт.

- Ты хочешь, чтобы я позволил какому-то существу проникнуть в моё тело?

- Тебе нечего опасаться, Солвейн не изменяет личность носителя, не навязывает свои решения. Солвейн только даёт.

- Что именно? – спросил Вьюн.

- Упоминания об этом есть во всех культурах. Но чаще всего они столь давние, что начинают забываться высокоцивилизованными расами. На вашей Земле сказки ещё остались. Всю силу, что даёт Солвейн, можно назвать одним словом: магия. И как бы нереально это звучало, это правда. Магия. Способность воздействовать на живые и неживые тела необъяснимым способом. Синтез, превращения, дезинтеграция, управление гравитацией и гиперпространством. Это далеко не полный перечень. И всё исключительно силой мысли. Мне жаль, Аларк, но ты действительно не имеешь права на отказ. Это тело продержится от силы ещё год, а потом умрёт, и Солвейн вместе с ним. Возможно, последний Солвейн во Вселенной.

- Он прав, лейтенант Карстен, - Вьюн даже начал пританцовывать от возбуждения, его прежнее хладнокровие оказалось напускным, - не сопротивляйтесь, примите эту силу и используйте во благо планеты, которая вас вырастила.

Ричи не ответил, он молча обошёл вокруг купола, стараясь разглядеть лицо настоящего Ригоша. Несмотря на показания приборов, тот не выглядел живым. Сейчас он был всего лишь вместилищем для Солвейна. Никем более.

Ригош откинул крышку:

- Тебе нужно просто взять его руку. Солвейн узнает тебя.

Ричи послушно протянул руку и обхватил холодные пальцы старика. Казалось, ничего не произошло. А потом холодная волна поднялась по руке вверх и растеклась по всему телу.

Ригош даже не стал ничего спрашивать. Полностью уверенный в успехе, он выключил аппаратуру и снова закрыл крышку.

- Ты не пожалеешь о сделанном. Тебе будет намного легче, чем было мне, ведь ты свободен в своих поступках, ты не привязан обязательствами к одной планете, как был привязан я к Бали. Твой долг – защищать не один маленький мир, а заботиться о всей Вселенной.

- Нет, - категорично отрубил Вьюн. - Лейтенант Карстен, мы возвращаемся на «Нить Ариадны». Ваш долг - обратить свои способности к интересам Земли.

Ричи растерянно взглянул на Вьюна, новые ощущения мешали воспринимать реальность.

- Я остаюсь на этой яхте, - наконец, тихо произнес он. - Больше служить Федерации я не могу.

Вьюн нервно вытащил миниатюрный бластер:

- Я старший офицер и приказываю вернуться на корабль.

- Вы слышали, о чём говорил Ригош, офицер Вьюн? – в голосе сторена появлялось все больше уверенности. - Он говорил на понятном для вас языке, чтобы вы услышали и поняли. И после всего вы угрожаете?

- Вы способны убить меня?

- Мне не нужно убивать. Я могу сделать так.

Секунда, и бластер в руке Вьюна рассыпался на составляющие детали. Пластиковые части глухо застучали по полу.

Вьюн ошарашено посмотрел на свою руку, все еще сжимающую бесполезную рукоятку оружия. Затем невидимая рука потянула его прочь и впихнула через открывшиеся люки шлюза в катер с «Нити Ариадны». Через минуту катер отсоединился от яхты и начал дрейфовать по направлению к кораблю.

- Мне жаль, капитан, - Ричи обратился к невидимому собеседнику, - но я не могу служить ни интересам Земли, ни интересам Федерации, ни… интересам Бали. Теперь я в состоянии обеспечить преимущество любой расе. Но я хочу не этого. Я должен научиться использовать полученные способности для блага всех.

- Это невозможно, - сказал Уэнс. – В любом конфликте есть две правые стороны и нет неправых.

- Я знаю. Но мне придётся находить решения, удовлетворяющие обе стороны. Прощайте, капитан.

- Подожди, Ричи, – каким-то образом Клэр смогла пробраться в рубку и теперь вклинилась в разговор. - Способности, о которых ты говоришь. Что это?

Лейтенант по-мальчишечьи улыбнулся и положил руку на кнопку отключения связи:



- Ты не поверишь. Я теперь волшебник.<< предыдущая страница  


izumzum.ru