Очерки Григория Телятьева, опубликованные в газете «Голый завтра», февраль-март 2004 года - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Февраль Февраль, февраль 1 14.25kb.
Отчет чл корр. Ран проф. А. В. Бондарко о научно-исследовательской... 1 46.56kb.
- 4 948.09kb.
Протоиерей Иоанн Мейендорф Житие и учение св. Григория Паламы 12 3261.88kb.
Внеклассное мероприятие профориентационной направленности «Выбери... 1 41.72kb.
Продолжение. Начало см. "Фармацевтическое обозрение" январь, февраль... 1 147.89kb.
Февраль 2004 Horizon Capital открывает Международную ипотечную программу... 1 15.1kb.
Иконоборческий период в Церкви 726 г. – 843 г. Предпосылки иконоборческого... 1 232.97kb.
Тезисы отчета акима Шемонаихинского района А. Каримова на встрече... 1 207.5kb.
Главным произведением, над которым Хармс работал с осени 1926 по... 1 270kb.
Книги Генрика (Хенрика) Ибсена и издания о нем, зарегистрированные... 1 65.41kb.
«Исторический пикник им. Артемиды» и«Оборонный пикник», в которых... 7 537.61kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Очерки Григория Телятьева, опубликованные в газете «Голый завтра», февраль-март 2004 - страница №1/1

СТОЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ.

Очерки Григория Телятьева, опубликованные в газете «Голый завтра», февраль-март 2004 года.


Столичная жизнь – 1.

У Голгофьера собирались все сливки российско – американского общества – ВИА «Сливки», Американско-Российское общество. Почти все были развращенцами. Бывали и невозвращенцы. Боулинг любил свою жопу в разных проявлениях, Прислоньев был лягушатником, Сателлье любил только милиционеров. Коробатых был прогрессивным евреем всякой разной ориентации, танцевал фламинго, парился в бане с полуторагодовалым медведем. Вся компания любила ездить с мигалками по Москве. На их знаменитых пятничных party всякое бывало: демонстративно спаривались депутаты Государственной Думы, в специальной комнате сидели лягушки и милиционеры, накачивали шампанским королевскую шампанзе через задний проход. На одном вечере показывали столичную экзотику: одуревшая от страсти самка гиппопотама топтала автомобиль «Фольксваген – Жук». На кухне заправляли казаки и казачки, за окном висел на верёвках живой бомж. Он начинал царапаться в стекло, когда доставали водку. Заводилой обычно выступал Боулинг. Почти всегда без штанов, он бегал среди гостей и почти сразу начинал предпринимать попытки. Этим словом назывались среди гостей его первые весёлые поползновения в области жопы. Почти сразу ему начинал подражать Корякин. Ферштейн тоже не отставал, тряся пейсами. Лучше всего под это дело шёл эфедрин, эфедра и эфир; а также препарат охуин. Если приезжал на своей жёлтой «Porsche-Cayenne» Буковский, то он привозил «северное молочко», молочко северных оленей – драгоценную вытяжку из жопных желёз животных. Много говорили про политику, про Путина; от этих разговоров общество приходило. Был там ещё такой Лимонадный Джо, который вживил себе в среднее ухо сотовый телефон. Он начинал иногда орать благим матом, если телефон звонил. Громыко-правнук подарил всей компании огромную надувную жопу, но девианты проткнули её ножом, а то она занимала полквартиры Боулинга и сильно мешала, материально и морально. Сателлье собирал настенную живопись, в основном планер, а Боулинг – картины жгутиковых. Ещё был такой коммунист Лапочкин, которого прозвали ходячее копьё. Ещё бывала Маша МПС, королева лиловых и сиреневых бомжей, и развращённый писатель – гомоинтеллектуал Шиповник. Оговоримся также, что он был гипертекстуалом. Приходила также соседка баба Ню, и монгольский оркестр колотушек. На специальном жидком мониторе показывали разное кино: «Борцовский клуб», «Танцы с войсками», новейший фильм-катастрофу «Она утонула». Режиссёр Караганда однажды привёз волка, козу и кочан капусты, и стали играть. Фантаст Лукьяненко разворачивал перед всеми недалёкие картины будущего, но собравшихся интересовала только жопа, а не будущее. Рекой лились зато разные жидкие наркотики, в том числе охуин. Шаман Нэнси из сибирского города Усть-Чилим демонстрировал магическую сбрую на жопу. Жгли крабовые палочки. Приходил сюда и Паша Мерседес – огромный обратный трансвестит в костюме из «Мерседеса». Актриса Коблонская ходила вверх ногами, ходила по рукам. Буковский читал политические стихи, от этого половина парти просто уссывалась. Лимонадный Джо был замечен в туалете с козлом в милицейской форме. Под конец вечера включали обычно классику, которая расслабляла и одновременно напрягала гостей. Все настолько нашпиговывали свои жопы кокаином, что все орали. Боулинг от этого орал благим матом, что ещё более подливало масла в огонь. Выскакивали милиционеры, и тут веселье принимало вообще нешуточный оборот. Слабые быстрее разбегались по этажам усадьбы, многих преследовали казаки и казачки, чьи намерения оставляли желать лучшего. Появлялся гиппопотам, и оставалось только гадать, что осилит: разумная жопа Боулинга или неразумная жопа животного. Однажды в дело вмешались ряженые гардемарины – это был сюрприз Сателлье. Они-то и показали всей тусовке, почём фунт стерлингов. Сателлье после своей проделки улетел в Прагу на воздушном шаре в виде огромной жопы, и долго не показывался. Вместо него на парти стал популярен Гудков, который делал всей компании потрясающий пирсинг на жопе. Ещё выдумали каждый день смотреть бой мангуста с лангустом.

В общем, дел у всей компании обычно хватало.


Столичная жизнь – 2.

Все были на модных машинах. В основном машины были итальянские, или немецкие, но такие, что дороже итальянских. У многих на заднем стекле было изображение жопы. Организовали уличные гонки по МКАД. Лимонадный Джо на Бокстере возил козла в милицейской форме. Многие гибедедешники поэтому отдавали честь. Возить питомцев было модно. Сателлье возил самку гиппопотама на грузовом Мерсе, Ферштейн предпочитал королевскую красножопую шимпанзе. В багажнике были удавы, крокодилы. Аптечный король Феррейн возил зверя жопозавра, причём доказал с помощью Академии Наук, что это действительно жопозавр. У жопозавра голова была сзади, а зад – спереди. Лапочкин обычно возил целый джип коммунистических бабушек, бабушки визжали и поминутно пускали шутихи. Коркин никогда не вылезал из своего Брабуса, заезжал на нём прямо в свой банк, на четвёртый этаж, мылся прямо в машине и спал там. Когда Брабус украли, то тут же возвратили, вместе с владельцем. Всем был нужен маршал ГИБДД Пётр Насильский-Немотивированный, и поэтому его приглашали тусоваться тоже. Если кто попадал, Насильский звонил прямо на мобилу президенту, и проблемы решались. В урочный час на МКАД резко повышалась аварийность и смертность. Девианты летели на машинах как оглашенные, в салонах авто бесновались питомцы, продажные девки и продажные политики. Москвичи боялись кабриолетов с мигалками и расступались. Шиком считалось задавить москвича. Ферштейн украсил свой «Остин-Пауэрс» еврейской символикой, но потом испугался скинов – намалевал ещё и мусульманскую символику. Удалые казаки ездили на «Вольво» с блядской эмблемой на радиаторе, а казачки – на Дэу-нексия (это была такая шутка). Карякин заказал на ГАЗе спецмодель «Волга-Волга», собранную из двух машин. Эпатажно смотрелась её восьмиколёсная база, в задний салон посадили самку гиппопотама. У самого Голгофьера был летающий по воздуху «Бентли», с крыльями и подкрылками. Он любил прыгать на нём с мостов, и ему ничего не делалось. Машины били нещадно, просто для интереса. Один врежется, и все, кто едет за ним, тоже должны врезаться – такой был обычай. Во всех машинах была устроена такая соска, через которую можно было подсосаться жидкого наркотика, в том числе охуина. У Абрамсона была яхта на колёсах, он ходил под парусом. А Тетерев однажды поехал на дрезине. Всем понравилось, накупили себе дрезин и тоже ездили. Медленно только; зато можно было хулиганить с трамваями. Ещё приехал из Америки такой Великий Гэтсби, фабрикант резиновой куклы Барби. Он купил в Новом Орлеане карнавальную машину – списанную тридцатифутовую жопу, и катался на ней по Москве. Другие тоже купили жопы. Считалось шиком разогнаться и ка-ак ёпнуться жопой. Все смеялись. А ещё появился новый наркотик – СПИД, внутривенно вводили, от него у водителя изменялись показания спидометра, и тащило. Буковский на своей Порше поставил радиостанцию, и говорил про свободу передвижения. На гонках по МКАД участвовали разные личности. Унитазов, Де Бейки. Тинькоф тоже. Бочкарёв. Одно время все стали турбоподдувы ставить, тысячу л.с. делать. Такие машины отовсюду могли украсть, приходилось оставлять на ночь в Кремле. А ещё одно время те, кто на джипах, стали через спорткары ездить. Так Ферштейна в машине и задавили. Что поделать – причуды богатых. Славянофил же Лапочкин изготовил себе деревянный автомобиль без единого гвоздя. А у западника Боулинга, наоборот, сиденья были в виде надувной жопы. Но потом Барвихинская ОПГ взялась за них всерьёз. Упали какие-то акции котировок на нефть, и какие-то балансы носителей на медноникель поползли вверх. И ГИБДД арестовало Прислоньева за превышение, а потом вышибло ему мозги нахер в Лефортовской Тишине. Девианты призадумались над этим. Решили пока не гонять, а вместо этого быстренько открыли телекомпанию mASSmedia, где отстаивали интересы своей финансовой группы. Прикрыли, так сказать, свои жопы. Телекомпания серией удачных ток-шоу нанесла сокрушительный удар по ГИБДД, но ГИБДД устояло. И хотя три маршала ГИБДД застрелились, но бюджет ГИБДД повысили. Но всё равно ГИБДД не была уже монстром, как прежде. А как добились? В главном ток-шоу о проблемах ГИБДД разговаривали две надувные жопы. Зрителям было неприятно, но все всё равно смотрели, вся страна, интересно же, что скажут про ГИБДД две жопы. И рейтинг ГИБДД упал почти до нуля. Они уже не лезли к водителям, а сидели в машинах, стеснялись и краснели. И вся компания опять стала ездить по Москве. Их никто не останавливал.
Столичная жизнь – 3.

Наконец-то Караганда снял новый фильм-катастрофу – «Она утонула – 2». Он был про станцию «Мир», которую беззаботные коммунисты запустили в чёрный холодный космос, не думая о том, как её будет поддерживать на орбите демократическая Россия. Фильм о наследии тоталитарного прошлого начинался, однако, революционной песней: «Отречёмся от старого «Мира», отряхнём его прах с наших рук!». Пел, конечно, хор МВД, и вообще всё там было сплошной пиар. Девианты собрались посмотреть кинособытие у Феррейна, на его плазменном квазипуперэкране Lohotron. Для эстетизма наняли на вечер девушек с филфака МГИМО. Девушки сначала попиздели про образность в литературе, а потом обломали тусовку, начав разговор о Дерриде. Девианты взбунтовались и пинками выгнали их, хотя вначале собирались трахать. Чтобы морально реабилитировать вечер, устроили танцы. Сателлье, хихикая, учил всех танцу фоксврот. Танцевали также брок-данс, среди гостей были брокеры. Потом принесли суперторт «Медвежопа», испечённый в честь того, что Буковский застрелил в уссурийской тайге медведя весом 5,5 тонн. Запивали торт Абрау-Дюрсо. Потом была прочитана лекция о шампанском, что название происходит от шимпанзе. Рассказали про первых производителей – француза Дюрсо и грузинского еврея Абрау. Лектор был из общества «Знаменье», и поразил тусовку вполне конкретными наколками. Самка гиппопотама ревела в соседней комнате, мешая лекции, и решили её убить. Поручили Буковскому, как стрелку и правозащитнику. Тот долго не мог убить самку. В большой туше непонятно было, где находится мозг. Тогда Унитазов, который увлекался сейчас кэндо, схватил катану и с криком убивал самку почти тридцать минут. Наконец всё кончилось. Гости пока угостились охуином и южноамериканским мочико сортирьо. Также пробовали настоящую кока-колу, на кокаине. Не понравилось. Стали колоть кокаин просто так. Лапочкин предложил всем эксклюзивные колёса – «кремлёвскую таблетку». Это был улёт! Все согласились, что СССР был страна не шаляй-валяй. Стали вспоминать позднее политбюро и завидовать. Плунжев вспомнил, что там была атмосфера потрансцедентальнее, чем на Ашбери-хайтс. Потом Тетерев показал подготовленный заранее танец с цаплями. Маршал ГИБДД Насильский проникся, и с гиканьем пошёл вприсядку. Заорал частушку: «ФСБ, ФСБ, ты почти что КГБ! Значит, пусть ММВБ купит Ниццу ВВП!». Всем понравилась весёлая частушка, и аплодировали. Потом продолжилась лекция. Лектор сперва говорил про возрождение России через шампанские промыслы, а потом обосрался – у него был слабый кишечник. Он убежал в ванные. Но слушатели требовали продолжения банкета. Включили музыку, стали танцевать джага-джага под мусипуси. Потом Фратков предложил разбить пару бутылок коллекционного коньяка. Потом стали говорить про Дерриду, выяснилось, что он ещё и неплохой художник – рисует жопы в натуральную величину. Все выразили желание купить жопы философа. Потом Коблонская исполнила танец живота и жопы, исполненный глубочайшего садизма. Все закричали, что это хорошо. Потом стали играть в выборы. Голосовали закрытым способом, а потом на кухне Прислоньев и Лягушевич подтасовывали бюллетени. Насильский охранял кухню от чечен, а Буковский контролировал результаты выборов. Победила Великая Жопа – 8 голосов. Путин отстал от Жопы на 2 голоса. Ещё по голосу набрали Боулинг и Бритни Спирс. Но в самый разгар оглашения случилось паранормальное явление: на стене вдруг проступили загадочные красные буквы: МАЙНХОФ. Девианты с криками побежали в разные стороны. Стало неинтересно. Собравшись в дальней комнате, где стоял станок, который бреет жопы, ободрились и послали двух казачков посмотреть, пообещав им новые мобильники. Казачки вернулись и рассказали, что надпись есть, но написано по-английски: «Мене, мене, текилы попроси!». Эта надпись была не страшная, и все вернулись в зал голосований. Лапочкин сказал, что нужно убрать надпись в розовую рамочку. Потом стали пить текилу. Но не пилось. Было как-то тревожно. Все поёживались. Над Москвою-рекой вставала Собачья Звезда.
Столичная жизнь – 4.

Татуировочки на жопах были прикольные. Гудков татуировал военным лазером, он его купил в каком-то ящике, а вообще его создавали, чтобы отражать вторжение из космоса или Америки. Вся тусовка татуировала жопы, как самураи, и можно было определить пристрастия и чин хозяина жопы. Боулинг вытатуировал на жопе жопу. Сакерман – Дерриду. А Гудков – почти всё последнее политбюро, сколько вошло. У Паши Мерседеса была мерсовская звезда с осью в анусе. Щегол Коробатых вытатуировал Путина, он был патриот и единоросс, но к нему пришли из органа и увезли на чёрном Хаммере в чёрную ночь. Вернулся он без кожи на жопе, эту кожу реквизировали и подарили президенту на абажур для лампы. Буковский вдохновился этим и сочинил повесть «Совковская сага», про с/с, которую тут же превратили в сериал на ТВ. Лукьяненко вдохновился тоже и написал трилогию «Ночной надзор», «Дневной надзор» и «Сумрачный надзор», тоже про с/с, как им тяжело охранять друг от друга рядовых граждан. Сателлье вдохновился и изобразил на жопе пламенный мотор. Всеми овладел патриотический угар. Караганда изобразил на жопе Медведя и Единую Россию, Тетерев – Минина и Пожарского 4 ноября 2005 года. Надежданабабкина – контртеррористическую операцию в Чечне. А Абрамсон – вид на Чукотку через Берингов пролив. Все рассматривали жопу ближнего своего. Когда Громыко-правнук рассматривал жопу Коркина, она сказала ему: «мдма». Громыко понял, и дал ей таблетку экстази. Жопа взяла. Но Гудков тоже был принципиальный. Вот Сателлье попросил на жопу Алексия Второго, а Гудков не стал татуировать – он был глубоковерующим правословным. Боялся, что выйдет непохоже, и не стал. Постепенно в Москве новое увлечение стало популярно. Их называли татуассами. Разные лохи принялись даже им подражать: у гопоты была популярна на жопе группа Любэ, у геймеров – коды к Counterstrike, малороссы же татуировали на жопах сало в круговом созвездии Евросоюза. Но наши герои не расстраивались распространению моды. У них возникла другая проблема – целлюлит. Вытатуированный на жопе у Голгофьера Басков сморщился и постарел. А когда Басков увидел жопу Голгофьера, то очень расстроился и заплакал. Кому приятно увидеть себя в зеркале времени! Против целлюлита стали использовать тренажёр для бёдер. Но тренажёр своим ремнём стёр у многих татуировки. Бросились к Гудкову, начистили ему табло, и он признался, что в качестве красителя использовал вместо спецкраски «Bottomarker» - чернила для струйного принтера. Жадного Гудкова поставили на счётчик, стёрли ему тренажёром с жопы его шедевр – Людмилу Марковну Гурченко, и обязали восстановить всем пострадавшим их татуировки нормальной краской. Пришлось делать. А в это время все стали покупать картины художника Целкова – подсвеченные жопы, и татуировать жопы прямо на картинах. Татуировали и жопы Дерриды. Сакерман сменил фамилию на Жопский. На телеканале mASSmedia появилось молодёжное ток-шоу: две татиурованные жопы разговаривали на сленге о проблемах подростков. Выпустили также анимационную серию типа Симпсонов, где вся семья и вообще все герои были жопами. На Тверской появился огромный щит – реклама жопы. Идею для щита дал знаменитый Лягушевич, тот самый, который сочинил гимн МВД («сейчас бы просто по сто грамм…»). А в издательстве Экспо вышел подарочный фолиант «Жопы нового тысячелетия», где вся тусовка сфотографировала их в профиль и анфас. Лапочкин поставил вопрос о жопе на заседании Государственной Думы. Дума проголосовала против. А вот Счётная палата на запрос о количестве жоп в России обещала посчитать, и выдала через три недели точную цифру. О жопе было доложено даже президенту! А Лимонадный Джо сменил кликуху на Лимонадный Жо. Конечно, были и небодрожелатели. Психоаналитик Юркский заявил, что почитание жопы – это какие-то неумело подавленные комплексы. К нему приехали и с ним разобрались. Оказалось, что это у него самого подавленные комплексы, он просто завидовал, как хорошо живут московские жопы. Так что всё утряслось. И для московских жоп настала очередная эпоха благоденствия.
Столичная жизнь – 5.

Но самая жопа происходила в Государственной Думе. Беззастенчиво лоббировали все, кто мог заплатить охранникам на входе сто баксов и попасть внутрь. Боулинг вообще любил Думу, его пускали в Проправительственную ложу. Он несколько раз показывал из ложи голую жопу законодательному собранию, которому это не понравилось. Требовали выставить хулигана из Думы. Но Боулинг дал охране сто баксов и остался.

Абрамсон открыл в Думе игровые автоматы, и многие депутаты просаживали у него все карманные деньги и залезали в долги. Многих он держал на крючке. Через Абрамсона шла покупка депутатов. Хотели организовать элитарную Партию Жопы, но обиделся Греф; поэтому организовали ливерно-демографическую (ЛДП). В её штаб-квартире происходило основное тащилово. Там стоял автомат с газированным пивом «Бочкарёв». Пиво было холодное и горячее. А из закусок был политический ливер - трёхцветный.

В короткий срок ЛДП набрала 41 тысячу членов и около 10 тысяч девушек, и была зарегистрирована. Штабы ЛДП возникли во многих городах. Что там творилось, в этих штабах! Жёлтая пресса краснела, когда про это писала, а красная - желтела.

Первая инициатива ЛДП была – полная легализация жопы; этого давно ждала страна. С мест полетели приветственные эсэмэски. В Петробурге прошёл молодёжный пивной фестиваль «Пусть всегда будет жопа!», в Самаратове – мирное перекрытие городской канализации местными жопами, а в Государственной Думе был проведён флеш-моб: двадцать депутатов одновременно показали свои жопы.

Экстремисты немного боялись из-за своих взглядов попасть под налоговую проверку. Но, с другой стороны – это всего-навсего жопа! У кого её нет? Президент проявил терпимость и не стал реагировать на жопы думцев.

Голгофьер гордился, что он депутат: поставил на машину вторую мигалку. Буковский заявил, что его жопа объявляет бессрачную голодовку против всех врагов ЛДП, а Плунжев послал свою жопу на международный саммит евроразвития в Брюссель. Жопа показала себя блестяще. В Европе заговорили о политическом Ренессансе в России, о том, что русские жопы оживили затхлую тоталитарную атмосферу 2000-х. «Рашен джоп теперь имеет джоб!» - шутили в Американо-российском обществе.

На самом деле рождалась новая идеология. Активисты движения называли себя VIPpie, утверждали, что они следующая стадия после яппи и хиппи. Что единственный протест, который сейчас возможен – это протест просвещённой жопы. Хиппи создавали альтернативную культуру вне социума, яппи – в социуме, виппи же просто создавали альтернативный социум, а культура на хрен никому не нужна. Единственное, что сейчас нужно всем – это жопа. Они и лозунг уже придумали на будущие выборы – «Голосуй жопой!».


И многие продвинутые личности увлеклись этими идеями. Теперь в толчее мегаполиса часто можно было увидеть форменные значки ЛДП: «Повернёмся жопой к пративному Режиму!». Основной электорат партии – люди, которым есть что терять (до 35 лет, в/о, опыт работы на административных должностях 3 года, с навыками коммуникабельности и жопой, з/п 500 уё.) – получили возможность представить свои взгляды в российском парламенте. Умеренные националисты и социалисты, либералы и клерикалы, демократы и казнокрады умеренные – они боготворили БОУЛИНГ. Им не нужны были никакие великие потрясения, им нужна была великая Россия и великая жопа.


Впрочем, граждане России и так уважали жопу, и боялись за неё. Жопа была центром общественно-политической жизни в 2000-х.


izumzum.ru