Обзор недельной главы - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Наложение "древней" библейской истории на скалигеровскую средневековую... 9 939.16kb.
Резерв на должность Главы муниципального образования «Тацинский район» 1 14.43kb.
Н. С. Пастухова, Н. Н. Рогожина и А. А. Туманов; главы 3-4 к т. 65 8359.89kb.
Выборы главы муниципального образования сельское поселение Сингапай 1 24.12kb.
Обзор проблем, возникающих при разработке проектов в среде Oracle 1 100.16kb.
Обзор рынка строительного кирпича 2 257.82kb.
Информаци я об основных мероприятиях с 17. 06. 2013 – по 23. 1 68.32kb.
В редакции постановления главы администрации (губернатора) Краснодарского... 1 51.61kb.
Обзор рынка выставочных услуг 1 159.89kb.
Отчет главы и администрации косулинского сельсовета за 2011 год 1 117.66kb.
Назначение даты досрочных выборов главы Зерноградского городского... 1 15.51kb.
В. Г. Чертков Победоносцев, как отрицатель самодержавия 1 53.76kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Обзор недельной главы - страница №1/1

Реэ

17.08.03


Первая же фраза нашей главы дает понять, что речь пойдет о том, какой Высший смысл вкладывается в слова «свобода выбора». Мы говорили об этом в обзорах предыдущих лет (см. на сайте, в частности, обзор недельной главы Реэ, первый годовой цикл). Совершенно очевидно, что благословение заслужит тот, кто в этом мире руководствуется Волей Творца. В противном случае человека ждет - «проклятие».

Но это - в общих чертах. В нашем нынешнем обзоре мы сосредоточим внимание на обсуждении негативной стороны темы. Очертим ее границы, приведя фрагмент из нашей главы, где сказано: «Когда истребит Всевышний твой, народы, к которым ты идешь, чтобы изгнать их от себя, и ты изгонишь их, и поселишься в стране их, остерегайся, чтобы не попал ты в ловушку, следуя им, после того, как уничтожены они будут перед тобой, и чтобы не обращался ты к богам их, говоря - как служат народы эти богам своим, так и я буду делать. Не делай так Всевышнему твоему, ибо все, что мерзко для Всевышнего, то что ненавидит Он, делали они богам своим; ведь даже сыновей своих и дочерей своих сжигают они на огне богам своим» (Дварим, гл. 12, ст. 29-31).

По интерпретации комментаторов (см., в частности, комментарии к этому фрагменту Рамбама - раби Моше бен Маймон, великий Учитель, Испания - Египет, 12 век) этими словами Торы выражен запрет служить Всевышнему, используя модель идолопоклонства. Однако и эта интерпретация нуждается в уточнении, конкретизации. Ибо возникает вопрос: почему Всевышний придает такое большое значению запрету на идолопоклонство?

Что именно идолопоклонник делает не так?

Допустим, сами ритуалы идолопоклонников по форме - правильны. Ошибочна лишь направленность служения. Ибо оно посвящается не Всевышнему, но каким-то силам или объектам материального мира. И это - не более, чем самообман. Потому что предмет его поклонения, а следовательно и все связанные с ним действия - полная бессмыслица. И если это так, неясно - что же вызывает у Творца столь сильное неприятие?

Но в том-то и дело, что Всевышний, прежде всего, не приемлет способы служения идолопоклонников и предостерегает евреев от того, чтобы практика ритуалов идолопоклонников проникала в порядок их служения Всевышнему. Творец, подчеркивает Рамбам, выразил Свое отвращение скорее к методам служения идолопоклонников, нежели к ошибочному объекту их служения. Сам процесс служения для Всевышнего - отвратительный, омерзительный акт.

И самое омерзительное, как отмечается в приведенной выше цитате - приношение в жертву человеческих существ вообще и детей - в частности.

Однако анализ источников показывает, что не все так просто, как кажется. В Танахе (книга Мелахим) описывается, например, случай, когда подобного рода жертвоприношение принесло положительный результат.

Прочтем этот короткий отрывок: «И увидел царь Моавитский, что в битве (враг) одолевает его... И взял он сына своего, первенца, который должен был стать царем вместо него, и принес его во всесожжение на стене. И разгневался Творец гневом великим на израильтян, и они отступили и возвратились в страну» (Танах, вторая книга Мелахим - «Цари», книга 2, гл. 3, ст. 26-27).

Мидраш (Танхума, Тиса, 5) поясняет, что Мэйша, царь моавитянский, вспомнил историю Авраама, который ради Всевышнего не только своей жизни не жалел, но готов был даже лишиться единственного, столь долгожданного сына. По велению Творца, как мы помним, Авраам повел Ицхака на гору Мориа. И был уже разложен костер... Но Всевышний, выяснилось, гибель Ицхака не планировал. Он лишь хотел испытать, насколько Авраам предан Ему. И эта, продемонстрированная на горе Мориа, преданность Авраама снискала ему особое расположение Творца.

Мэйша решил, что заслужит гораздо большего, если действительно пожертвует своим сыном, к тому же - наследником. Выстроенная им логическая цепочка, похоже, оказалась правильной - его жертвоприношение принесло желаемый эффект: «И разгневался Творец гневом великим на израильтян, и они отступили и возвратились в страну»...

В Талмуде приводится дискуссия, развернувшаяся между великими Учителями Талмуда первого поколения (3-й век) - Равом и Шмуэлем. Один из них говорит, что Мэйша принес в жертву сына - Всевышнему. Другой, открывая иную грань Истины, свидетельствует, что это был акт идолопоклонства.

Исследуя позиции этих великий Учителей, Талмуд приходит к такому выводу: если мы берем за основу рассуждения точку зрения, согласно которой Мэйша принес жертву - Всевышнему, весь фрагмент - логичен, и объяснимы слова: «И разгневался Творец гневом великим на израильтян, и они отступили и возвратились в страну» (Танах, вторая книга Мелахим - «Цари», книга 2, гл. 3, ст. 27), в противном случае фраза эта как будто бы «выпадает» из контекста.

Талмуд, получается, вполне допускает мысль, что Всевышний мог принять жертву Мэйши. Но ведь сам Творец объявил подобные жертвы «мерзостью». Как же тогда все это понимать?

Попытаемся проникнуть в психологию идолопоклонника. Почему, собственно, по его представлениям, он надеется, пожертвовав собственным ребенком, получить покровительство своего божества? Ответ на вопрос очевиден: нет большего достояния в семье, чем ребенок. Принесение в жертву самого дорогого, что у тебя есть - наивысшее проявление преданности, высшая степень признания «всесильности» божества. Иными словами, идея жертвоприношения детей основана на предположении, что божество (высшая сила) получает удовольствие и страстно желает признания. Логика проста: если я демонстрирую свое признание, то в ответ получу награду. В конце концов, если божество существует, почему бы ему не предпочесть меня, готового ради него на жертвы, тому, кто его не признает? И чем выше степень признания, тем большее воодушевление оно должно вызвать у того, кому предназначено.

Теперь нам легче понять, почему Всевышний подчеркивает свое неприятие именно этой формы идолопоклонства - в концепции, на которой она основана, есть определенная правда.

Все, что Всевышний сотворил в этом мире, Он сотворил во славу Его, как написано: «Каждого, названного именем Моим и во славу Мою сотворил Я...» (Танах, книга Иешайи, гл. 43, ст. 7). А в Торе об этом сказано: «Всевышний будет царствовать во веки веков» (Шемот, гл. 15, ст. 18).

Комментаторы объясняют, что все существующее черпает свой жизненный потенциал из своей способности отражать существование Всевышнего. Цель создания - снискать признание Творца. Мы, по сути, ничего не можем Ему предложить, кроме нашего признания. Действительно, в созданном мире, который постоянно нуждается в энергетической «подпитке» Небес, ибо любая наша деятельность становится возможной только благодаря той энергии, которая, спускаясь с Неба, входит в каждого из нас, единственное, что мы можем сделать - это признать Творца и подчиниться Его воле...

Поскольку Всевышний дал нам свободу выбора, наше признание становится «альтернативным».

С другой стороны, признание - единственное, что Всевышний не может создать для себя Сам. Но для того, чтобы признать, что только Всевышний управляет миром, только - Он один, требуется определенный интеллект. А свободой выбора и интеллектом обладает единственное существо из всех созданных Им «объектов» - человек. Поэтому задача Вселенной - предоставить человеку информацию, усвоив которую, он мог бы сделать вполне определенные выводы - осознать существование Всевышнего и признать факт, что Он создал мир и полновластно управляет им.

Но тогда тем более легитимен вопрос: почему человек, в знак наивысшей степени признания Всевышнего готовый пожертвовать своим сыном, совершает акт «мерзости»? Ведь именно этого, казалось бы, требовал Творец от Авраама. Ведь за готовность принести в жертву самое драгоценное Авраам снискал милость Творца, а заслуги Авраама до сих пор в определенной мере защищают весь еврейский народ...

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны будем рассмотреть две концепции служения Всевышнему, описанные в еврейских источниках.

В Мидраше (Берешит раба, гл. 45, ст. 1) говорится, что заповеди, регламентирующие служение Всевышнему, даны человеку, чтобы он имел возможность раскаяться в дурных поступках и духовно очиститься. То есть, выполняя мицвот (заповеди), опять же сам человек и получает плоды своей деятельности - очищается, получает благословение. Всевышний ничего в результате не приобретает. Такова первая концепция.

Вторая - дается в книге Зоѓар, где, в частности сказано: «Отдавайте силу Всевышнему: над Израилем величие Его и мощь Его в Небесах» (Бо, 32б). То есть, согласно этой концепции, в моменты, когда народ Израиля совершает неправедные поступки, тем самым он уменьшает Силу Всевышнего. Верно и обратное: когда народ Израиля находится на высоком уровне духовности, это сообщает Всевышнему дополнительную силу.

Как в еврейской традиции «уживаются» две диаметрально противоположные точки зрения?

Рав Хаим из Воложина, ученик Виленского Гаона (раби Элиягу из города Вильно; Литва, вторая половина 18-го века; назван Гаоном - почетнейший титул - за исключительные знания всех разделов Торы и праведность) в своем труде Нефеш а-Хаим описывает два типа отношения к Творцу.

Первый тип - это отношение Нему, как к другу. Конечно же, Всевышний - Создатель Вселенной, и Его интеллект не идет с нашим ни в какое сравнение. Однако то обстоятельство, что мы, простые смертные тоже обладаем интеллектом, все же позволяет нам обращаться к Нему как к другу - несмотря на то, что нас отделяет от Него огромная «дистанция». Чтобы лучше понять суть этой идеи, приведем такой пример: в детстве человек, скажем, учился в одном классе и дружил с мальчиком, который впоследствии стал президентом Соединенных Штатов; сегодня, при встрече, он все равно будет общаться с ним, как с другом детства... Этот тип отношения выражает, по сути, концепцию, изложенную в книге Зоѓар.

Но вместе с тем мы прекрасно осознаем, что нам не дано постичь сущность Всевышнего, ибо Он - вне временных и пространственных измерений. С этих позиций Творец абсолютно «равнодушен» к нашим «временным» и «пространственным» проявлениям преданности. Эту сторону взаимоотношений с Творцом и отмечает Мидраш (второй тип отношения к Всевышнему).

Так что, в действительности между двумя концепциями служения Всевышнему нет никакого противоречия...

Подчеркнем, что книга Зоѓар предлагает относиться к Творцу как к Создателю Вселенной. Ведь это подразумевает, что Он заинтересован, чтобы его творение успешно развивалось в нужном направлении. А значит, все, что мы делаем, имеет для Него очень большое значение.

Вселенная, для поддержания существования, постоянно нуждается в получении Небесной энергии, а каждая порция этой энергии аккумулируется в результате наших действий, которыми мы демонстрируем наше признание: Всевышний - Создатель всего сущего, и только Он один управляет миром. Если мы охотно признаем это и от всей души просим Его ниспослать нам жизненно необходимую энергию, возникает образованный нашим признанием особый канал, которые обеспечивает нам ее получение.

Но что происходит, если в человеческом восприятии вселенная - мир, существующий, независимо от Творца, некая самодостаточная система?

В этом случае мы как бы прикрываем возможность поступления с Небес свежих порций энергии. Вселенная устроена таким образом, что нам, людям, отведена в ней роль «посредников», поддерживающих связь между Создателем и Его созданием.

И мы выполняем эту задачу, реализуя добровольные акты служения Творцу - чтобы открылись новые каналы, через которые Всевышний сможет обеспечивать Вселенную энергией, необходимой для такого ее функционирования, которое соответствовало бы замыслам Творца. Верно и обратное: та часть Вселенной, которая не в состоянии восстановить свою связь с Источником, не сможет существовать - по той причине, что она лишена возможности получать необходимую для ее существования энергию...

Именно в свете всего, что только что было сказано, мы и должны интерпретировать фразу: «Все создано для славы Его».

Таким образом получается, что функция служения Всевышнему состоит в фокусировании человеческого интеллекта на задаче восстановления связи между Вселенной и Источником ее существования. Своим служением мы даем Ему возможность обеспечивать нас средой нашего обитания. Такова Его воля, которую Он выразил, создавая Вселенную.

А теперь представьте акт служения, который, будучи якобы наивысшим проявлением признания существования Всевышнего, на деле олицетворяет собой отделение Вселенной от Творца. Несомненно, подобные действия «в глазах» Всевышнего - «мерзость». Прежде всего, потому, что не помогает достижению цели, но - разрушает связь с Творцом. Именно это и происходит, когда в жертву приносят человека...

Почему мы говорим, что убийство - акт отделения Вселенной от Создателя?

Люди - единственные существа, способные связывать Вселенную с ее Источником. Каждый человек - выражение этой связи. Поэтому жизнь и интеллект человека - священны, ибо только через них Небесная энергия приходит в этот мир.

Когда родитель жертвует своим ребенком или община - одним из своих приверженцев, это, по сути, посягательство на владение Небесным ресурсом. Кроме того, человек может пожертвовать лишь тем, что ему принадлежит. Но жизнь личности - «имущество» Всевышнего. Отсюда вполне очевидно, разрушать то, что полностью принадлежит Всевышнему и считать при этом свои действия актом Его признания и демонстрацией высшей преданности - абсурд.

Тест, которому подвергался Авраам, выражал, по сути, отказ Всевышнего от человеческого жертвоприношения. Готовность Авраама принести в жертву своего любимого сына действительно был актом высочайшей преданности, но само убийство, как акт служения - «мерзость» для Создателя. Ребенок - самое большое достояние в семье, но он - собственность Творца. Приношением может быть животное или растение (прим.: хлебные приношения), потому что Всевышний отдал их человеку, чтобы он использовал их как средство установления связи со Всевышним. Но человеческое приношение - извращение смысла и цели человеческого существования в этом мире. Дух Творца живет в интеллекте человека, и приношение человека - это, по сути, разрушение ощущения Всевышнего.

Но как же получилось, что жертвоприношение Мэйши спасло его от поражения? Мерзость человеческого жертвоприношения происходит от величия признания и преданности, которую он демонстрирует, - говорит Радак (рав Давид Кимхи; известный комментатор Танаха, Испания, конец 12-го века). - Чем выше духовная сила акта, тем больше вреда приносит это извращение. Но саму преданность, с которой Мэйша осуществил свое служение, нельзя не признать.

Всевышний вел израильтян к чудесной победе над моавитянами. И помощь Его, сама по себе - проявление мощной связи между Всевышним и народом Израиля. Жертвоприношение Мэйши заключало в себе наивысшую степень посвящения и преданности Всевышнему. И хотя его жертвоприношение не могло установить связь между Всевышним и Мэйшей, но его (Мэйши) «посвященность» Творцу показала израильтян в очень невыигрышном свете, ведь израильтяне в своем служении в тот период даже не приближались к такому уровню преданности.

И тогда «атрибут правосудия» сказал перед Кисэ а-Кавод (Центр Управления миром): «Как Ты можешь совершить чудо и дать победу израильтянам над человеком, настолько преданным Тебе? Это правда, что его служение - мерзость. Но не должен ли Ты потребовать от израильтян, которые добровольно взяли на себя задачу восстановления связи между миром и Тобой, гораздо большего рвения в служении Тебе, прежде, чем излить на них энергию, необходимую им для победы? Какой смысл дать энергию для совершения чуда, призванного принести поражение человеку, который только что продемонстрировал необычайную преданность, посвятив Тебе самое дорогое, что есть у него в жизни - своего сына? И ради кого? Ради израильтян, которые позволяют  допускать идолопоклонство в своей среде и служат Тебе без всякого воодушевления?».

Подобную «расстановку сил» мы наблюдаем и в наши дни.

Действия арабских террористов-самоубийц уносят еврейские жизни. Как Всевышний допускает гибель ни в чем неповинных евреев? - спрашиваем мы.

Но посмотрим правде в глаза и увидим, что деятельность этих террористов-смертников по сути - повторение ситуации с Мэйшей. Во имя своей победы арабы приносят в жертву своих сыновей. Нет большей мерзости в глазах Всевышнего, чем человеческое жертвоприношение. Но такой акт служения, тем не менее - выражение высочайшей преданности идее.

И вот атрибут правосудия наблюдает за происходящим. «Где еврейское самопожертвование, которое могло бы перевесить это проявление высочайшей преданности? - вопрошает он перед Кисэ а-Кавод. - Где те евреи, которые служат Всевышнему с тем же рвением и преданностью и готовы пожертвовать своими жизнями во имя служения Творцу? Как евреи могут продолжать жить обычной жизнью, заботясь о материальном благе, перед лицом демонстративного самопожертвования, которое совершают их враги? Разве они заслужили, чтобы Ты даровал им чудесное избавление от террористов-самоубийц?».

Быть может, для того, чтобы обеспечить себе защиту Всевышнего и победить, каждому из нас следует пересмотреть свои позиции и проявить больше рвения в служении Ему?..

Автор текста раввин Носон Вайс


Реэ

08.08.04


В самом начале нашей недельной главы читаем: “Смотри, Я предлагаю вам ныне благословение и проклятие. Благословение, если послушаете заповедей Всевышнего Вашего, которые Я заповедую вам сегодня, проклятие — если не послушаете заповедей Всевышнего вашего, и совратитесь с пути, который Я заповедую вам сегодня, чтобы следовать божествам иным, которых вы не знаете. И будет, когда приведет тебя Всевышний твой, в ту землю, в которую ты вступаешь, чтобы овладеть ею, то дашь благословение на горе Гризим, а проклятие на горе Эйваль” (Дварим, гл. 11, ст. 26-29).

Этот отрывок из нашей сегодняшней главы, описывает загадочную церемонию, о которой подробно рассказывается в недельной главе Ки Таво (Дварим, гл. 27, ст. 11-26).

Комментируя это описание, Раши (раби Шломо бен Ицхак — величайший комментатор Торы и Талмуда; Франция, 11-й век) уточняет: евреи колена Леви стояли между двумя горами, при этом шесть колен расположились на горе Гризим, а шесть других стояли на горе Эйваль. Левиты повернулись лицом к горе Гризим и произнесли одиннадцать благословений, затем повернулись к горе Эйваль и произнесли одиннадцать проклятий.

И все-таки, непонятно: в чем смысл всей этой церемонии. И в других фрагментах Торы говорилось, что благословения будут ниспосланы еврейскому народу, если он усвоит и будет исполнять заповеди Всевышнего. В противном случае — заслужит лишь проклятия.

Но при чем тут две горы и колено Леви, которое должно стоять между этими горами? Почему народ надо было делить на две группы? Почему такое особое расположение на горах Гризим и Эйваль должно было послужить основой для дальнейших благословений и проклятий? Как вообще можно понять, что благословения связаны с одним географическим местом, а проклятия — с другим?..

Чтобы найти ответы на эти вопросы, нам нужно понять суть взаимоотношений между индивидуумом и еврейским народом в целом — концепцию, которая на иврите обозначена словами Клаль Исраэль.

В Танахе есть такие строки: “А вы — овцы Мои, овцы паствы Моей человеческой… Я – Всевышний ваш. Слово Творца…” (книга пророка Иехезкеля, гл. 34, ст. 31).

Здесь пророк передает слова Всевышнего, который рассматривает еврейский народ, как некую подвластную Ему общность.

Интересно также отметить, что в оригинале текста Торы (на иврите) народ Израиль неоднократно обозначается существительным единственного числа — адам (человек). В таких случаях это слово употребляется как собирательное существительное. И это подразумевает, что весь народ — един в вере в Творца, как один человек.

Что такое один человек? Это — некая физическая целостность. Каждый индивидуум имеет собственную физическую сущность и занимает в нашем мире определенное место. Но единство многих индивидуумов — духовная “субстанция. Народ в целом не имеет ни определенного внешнего вида, ни физической целостности.

Еврейский народ получил этот статус — адам (как один человек) — благодаря тому, что все его представители приняли Тору, все были устремлены к достижению одной духовной цели и все дали обет идти к этой цели единственным путем — свято следуя заповедям Торы.

Чтобы народ мог получить этот статус, Всевышний выдвинул предварительное условие. В Торе об этом написано: “...И расположились станом в пустыне; и расположился там Израиль против горы” (Шемот, гл. 19, ст. 2) — как один человек с одним сердцем...

Каждый еврей, с одной стороны, остается личностью, отдельным индивидуумом, с другой — становится неотъемлемой частью еврейского народа.

Эта мысль ясно выражена в молитве Шемоне Эсре — в основной молитве, которую, по решению членов Великого Собрания, обязаны читать все евреи. В ней все наши благословения и просьбы высказаны во множественном числе. Мы не говорим: “благослови меня”. Мы читаем — “благослови нас”, “излечи нас” и т.д.

На первый взгляд, может показаться, что с точки зрения ѓалахи (еврейский практический закон) такая молитва — некорректна. Рамбам (великий Учитель, комментатор Мишны и составитель полного кодекса еврейских законов Мишнэ Тора; Испания – Египет, 12 век) в своем труде Мишнэ Тора (раздел “Законы Молитвы”, параграфы 1, 2) разъясняет, что обязанность молиться подразумевает, что человек говорит Всевышнему о своих личных проблемах. Но как же тогда члены Великого Собрания, которые, несомненно, знали законы молитвы, составили и передали нам текст, который содержит лишь множественное число, исключающий аспект личностный?

Ответ прост: мы рассказываем Творцу о своих личных нуждах, отождествляя себя с “собирательным” образом человека, имя которому — Клаль Исраэль. Поскольку еврейский народ — как один человек, адам (как назван он в Торе — см. выше), проблемы каждого отдельного индивидуума приобретают дополнительную значимость. Ибо лишь нормальное функционирование всех составляющих сложного организма Клаль Исраэль способно обеспечить нормальное функционирование всего народа.

Ведь так же — и с человеческим телом. Оно будет в порядке лишь в том случае, если все отдельные органы четко выполняют свои функции и не имеют повреждений. Поэтому мы и говорим, что потребности отдельного еврея — это потребности Клаль Исраэль. Поэтому Учителя, входившие в состав Великого Собрания, и учили нас выражать и формулировать наши просьбы в контексте наших общественных, а не личных нужд.

Иллюстрацию такого единства дают заповеди.

Евреи получили 613 мицвот (заповедей), из них 365 — “негативных” (запреты) и 248 — “позитивных” (разрешающих производить те или иные действия).

Многие заповеди адресованы только коэнам и левитам, другие — только еврейскому суду. Есть и такие, которые должны выполнять лишь цари Израиля.

Некоторые заповеди обуславливают ситуации, которые — будем надеяться — нам никогда не придется исполнять. Например, те, что связаны с расторжением брака при определенных обстоятельствах; или — заповедь, обязывающая жениться на вдове брата, если он умер, не оставив детей.

Существуют заповеди, которые могут быть исполнены только в Эрец Исраэль, и поэтому евреи, будучи в изгнании, в течение 2000 лет исполнять их не могли...

При всем этом великий Ари (раби Ицхак Лурия Ашкенази, один из крупнейших каббалистов; Эрец Исраэль, 16-й век) писал, что человек может достичь совершенства, только если он будет исполнять все заповеди, без исключения. Как же это понимать?

Ответ вновь находим в концепции единства народа Израиля.

Тора была дана не отдельным евреям, но — всему еврейскому народу. Отдельные индивидуумы должны исполнять заповеди, полученные у горы Синай, но — в контексте единства всего народа Израиля.

Союз с Творцом заключали не отдельные личности, но — Клаль Исраэль. Индивидуумы, бесспорно, имеют свои обязательства в реализации условий этого Союза, но подписавшая его сторона — Клаль Исраэль в целом. Если каждый еврей выполняет свои заповеди, которые он должен выполнять, это означает, что Клаль Исраэль соблюдает законы Торы. А соблюдение законов Торы всем народом Израиля положительно сказывается на судьбе каждого индивидуума.

Выполнение наказов Торы одновременно — коллективная обязанность и обязанность каждого члена Клаль Исраэль. Стремление к этому сулит всему народу Израиля — благословение. Но если индивидуумы отвернутся от Творца и его Торы, весь народ Израиля — пострадает…

Эта система единства: индивидуум — Клаль Исраэль, создана самим Всевышним.

Виленский Гаон (раби Элиягу из города Вильно; Литва, вторая половина 18-го века; назван Гаоном — почетнейший титул — за исключительные знания всех разделов Торы и праведность) рассматривает заповедь, которая относится к военным временам. Она дается в следующей недельной главе и в тексте ее сказано: “И тот, кто обручился с женщиной и не взял ее, пусть идет и возвратится в дом свой, чтобы не умер он на войне и кто-нибудь другой не взял ее” (Дварим, гл. 20, ст. 7).

Внимательно прочитывая текст, Виленский Гаон отмечает некую “странность” описанной здесь ситуации. Судьба человека решается в Йом Кипур. Если ему дается возможность — жить, он и на войне не умрет. Но если ему “вынесен смертный приговор”, и он должен умереть, и дома он не спасется от смерти. Он умрет тогда не на поле брани, а, скажем, от какой-то болезни.

Проанализировав содержание заповеди, Учитель приходит к такому выводу. Всевышний относится к отдельному человеку, с одной стороны — как к индивидууму, с другой — как к члену единой общины Израиля (клаль Исраэль). Верно, что отдельные люди рискуют на войне жизнью. Но войну ведет весь народ. Всевышний мог вынести решение, согласно которому определенное число еврейских солдат погибнет в бою. При этом никому из них в Йом Кипур он не вынес “смертного приговора”. Поэтому, если человек участвует в сражении, его гибель станет результатом коллективного приговора. Но, если он останется дома, он будет жить, потому что в Йом Кипур ему было даровано продолжение жизни.

Но как можно применить систему коллективной ответственности к отдельным людям? Что может сделать один человек, чтобы предотвратить падение общества или допущенный обществом ошибочный выбор? Справедливо ли наказывать одного за грехи других?..

На этот счет существует правило: “Сокрытое — Всевышнему нашему, открытое — нам и сынам нашим навечно, чтобы исполнять все слова закона этого” (Дварим, гл. 29, ст. 28).

Мы, Клаль Исраэль (община Израиля), не можем влиять на сердца людей, это — прерогатива Всевышнего. Но мы можем и должны стараться наладить внутри общины обучение Торе, добиться того, чтобы достойное поведение стало нормой поведения каждого члена общества. У всех у нас — одна судьба, поэтому мы вправе считать, что мораль отдельного индивидуума — дело его совести. Каждое человеческое общество вправе принять определенные меры, чтобы обеспечить мир и отсутствие насилия в обществе. Мы не можем позволить себе стоять в стороне и наблюдать, как сильный обижает слабого. Подобные “стандарты” поведения в еврейском обществе — не приемлемы.

Действия, совершаемые индивидуумами, влияют не только на физическое, но и на моральное благополучие общества — точно так же, как функционирование тех или иных отдельных органов влияют на работоспособность и общее состояние человеческого тела. Отсюда и право клаль Исраэль “навязывать” членам общины правила, предусмотренные законами Торы…

Теперь мы, наконец, подошли к основной проблеме, поднятой в нашем обзоре.

Ор а-Хаим (раби Хаим бен Атар, один из крупнейших комментаторов Торы; Марокко–Израиль, первая половина 18-го века) пишет, что в одиннадцати проклятиях, произнесенных на горе Эйваль, были упомянуты проступки, совершенные отдельными нарушителями. Но их объединяет то, что община не среагировала на эти нарушения.

Клаль Исраэль не может знать, как человек разговаривает со своими родителями, оказывает ли он им достаточное почтение; он также не может проследить, вступает ли человек в запрещенные сексуальные отношения. Потому эти области человеческого поведения — вне публичного наблюдения. О такого рода нарушениях знает только Всевышний. Но означает ли это, что клаль Исраэль не может воздействовать на происходящее?

В том и смысл символа горы Гризим и горы Эйваль, что община Израиля несет ответственность даже за такие проступки, которые совершают отдельные индивидуумы. Не важно — явно или тайно. Как сказано: “Я предлагаю вам ныне благословение и проклятие”. Проклятия и благословения будут распределены среди всего народа Израиля. Как видим, сам факт, что левиты, стоя между горами Гризим и Эйваль, произнесли благословения и проклятия — вовсе не “пустая формальность”.

Современное нерелигиозное общество было основано на принципе терпимости. Согласно данной концепции, поведение каждого индивидуума — частное дело каждого, и никто не имеет право в это вмешиваться. Выдвижение на первый план принципа невмешательства в частную жизнь человека, несомненно, призвано обеспечить гармоничные отношения в обществе. Однако такая система имеет весьма негативные последствия.

Каждый человек начинает считать, что имеет право самостоятельно устанавливать рамки моральных стандартов, которыми он пользуется в личной жизни. При этом ему следует лишь позаботиться о том, чтобы его проявления в жизни общественной соответствовали общепринятым нормам. На самом же деле, человечеству так и не удалось отыскать решение этой дилеммы. С одной стороны, общество не может позволить себе контролировать частную жизнь индивидуума. Это привело бы к нарушению гармонии, к всеобщей подозрительности, к чрезмерной общественной “бдительности”. С другой стороны, всеобщая терпимость порождает двойные моральные стандарты, одни применяются за закрытыми дверями, другие — в общественной жизни. И это “двуличие” в сознании нравственно неустойчивых людей становится образом жизни и причиной возникновения глубоких психологических конфликтов…

Тора и здесь предлагает мудрое решение.

Всевышний дал благословения и проклятия, касающиеся всей общины Израиля (клаль Исраэль). Пока еврейский народ ясно представляет себе, что правильно, что — неправильно, и каждый человек строит свою личную жизнь в соответствии с общими представлениями, благословения и проклятия существуют по отдельности — так же, как горы Гризим и Эйваль. Расположение этих гор таково, что они физически полностью отделены друг от друга. Благословения текут к каждому заслуживающему награды члену общества — так же, как текут по каналам потоки, несущие воды реки к орошаемым полям. В то же время не заслуживающий благословения будет отрезан от этих потоков.

Но если в обществе нарастает растление, если двойная мораль становится для его членов образом жизни, “разделительный барьер” между благословениями и проклятиями начинает исчезать. Образ двух гор, стоящих обособленно друг от друга, уже больше не символизирует разделение между благословением и проклятием. В этом случае, благословения и проклятия перемешиваются, и наша терпимость к нашим слабостям, так же, как и терпимость к слабостям других людей, делает нас незащищенным перед проклятиями, обещанными нам в нашей сегодняшней главе. Мы как будто бы заражаемся друг от друга “раковой опухолью” двойной морали. В результате слабеет и начинает разрушаться социальная структура народа Израиля.

Впрочем, в проблеме распределения благословений и проклятий существует и более масштабное измерение.

Вспомним: когда община Израиля решилась на столь тяжкий проступок, как создание золотого тельца, Всевышний сказал Моше: “...ступай, сойди, ибо развратился народ твой, который ты вывел из земли Египетской” (Шемот, гл. 32, ст. 7).

Раши (раби Шломо бен Ицхак — величайший комментатор Торы и Талмуда; Франция, 11-й век) прочитывает эту цитату так: “Сойди со своего высокого духовного уровня, — сказал Моше Всевышний, — ибо Я позволил тебе достичь таких высот, благодаря их заслугам”.

Нет никаких сомнений в том, что Моше (который, кстати сказать, в создании золотого тельца ни коим образом не участвовал), заслужил тот духовный уровень, на котором он находился, своими личными качествами и своей деятельностью. Сам Всевышний открыто признает его огромные духовные заслуги. И все же эти заслуги, оказывается, ограничены тем духовным уровнем, на котором находится народ Израиля в целом.

Самое большое благословение для еврея — достижение высшего уровня близости к Творцу. Как и другие благословения, оно тоже должно пройти через общину Израиля. Если это верно в негативных случаях (как в случае с Моше), как же это должно быть верно, применительно к позитивным ситуациям!

Наши индивидуальные духовные достижения отражаются на всех евреях. Чем отчетливей каждый из нас понимает разницу между благословением и проклятием, между тем, чтобы “слушать слово Всевышнего” и — отворачиваться от него, тем яснее этические и нравственные представления всего народа Израиля, тем четче видна разделительная полоса между горой Гризим и горой Эйваль.



Еврейская традиция наставляет: ученый Торы должны изучать святые тексты, независимо от того, что происходит в мире. В разные времена эта кажущаяся “отстраненность” Учителей от гущи событий провоцировала “простой люд” на обвинения в их адрес. Но у всех благословений Всевышнего — один путь в наш мир: через среду, в которой существует глубокое понимание различий между благословениями и проклятиями. Такое же четкое и резко очерченное, как “размежевание” между горами Гризим и Эйваль. И эту самую среду составляют ученые Торы, наши Учителя, которые постижению этой разницы посвящают свои жизни…

Автор текста раввин Носон Вайс


izumzum.ru