Нестеров Михаил Посланники Великого Альмы (Книга 1) Михаил Нестеров - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Нестеров Михаил Посланники Великого Альмы (Книга 1) Михаил Нестеров - страница №1/15

Нестеров Михаил

Посланники Великого Альмы (Книга 1)


Михаил Нестеров

"И придут с дальних земель люди. Будут одеты они в железо и принесут они зло. Будет их мало. Но увидев богатство ваше, приведут с собой других. Приведут скоро. Но все равно их будет мало. И посчитает гордый и отважный вождь, что правда и сила на его стороне, и проиграет. Вместе с женщинами и детьми проиграет и правда. Не послушает упрямый и доблестный вождь моих предостережений, погубит свой народ, ибо не захочет становиться на колени. Посчитает он, что умереть в бою лучше, чем быть покоренным. Будет злиться на меня вождь за предупреждение мое, но не я, силы высшие заставят меня сделать это. И, зная судьбу, не пойдет гордый вождь и ей, и себе наперекор. Будет он безумен в храбрости своей, несмотря на знание о поражении. И не будет это безумство отчаянным, но — правым. Не все падут с оружием в руках — останутся беззащитными женщины, старики и дети. И будут они безжалостно уничтожены пришельцами. Громом и молнией станут они поражать людей ваших, холодным огнем рассекут тела воинов. И не будет спасения слабым в лесах, настигнет их стрела племени вражьего. И будет у вас время уйти — но вы не уйдете. И будут вам предостережения мои — но вы их не примете. И буду оплакивать я убитых…"

Из завещания пророчицы Дилы.

Часть I

Глава I

1

Бразилия, район средней части бассейна р. Топажос, 11 ноября 2003 года

Ричард Харлан вздрогнул, услышав за парусиновой стеной палатки чей-то вздох. Нервы были напряжены до предела, и он невольно взялся за ручку индийского ножа.

Вздох повторился, к нему добавился ещё один, и скоро рядом шептались уже несколько человек. Харлан до ломоты в висках стал прислушиваться, чтобы разобрать слова, но поднявшийся ветер зашумел кронами деревьев и спрятал голоса в общем гуле.

Ричард внезапно успокоился, вспомнив, что его палатка стоит над купами бамбуков. Конечно, он и раньше слышал эти вздохи, которые издают листья пальмы, едва к ним прикоснется самый легкий ветерок — начинают вздыхать и перешептываться между собой.

Харлан ждал одного события. Хотя его уверяли, что оно не произойдет, но уж очень большой была вероятность. И ещё это многоликое "а вдруг?". Именно оно окончательно заострило его нервы: простой шорох листьев испугал его. Ему показалось, что они ошиблись, что за ним все-таки пришли.

Он немного выждал и вышел из палатки.

Ночной воздух приятно освежил лицо, и Харлан понемногу начал успокаиваться. Неслышно ступая, он обошел палаточный городок, проверяя, все ли уснули.



2

Лэнгли,[1] ЦРУ, 12 ноября 2003 года, 10.30

Сутулый пожилой мужчина, одетый в серый костюм, старался идти в ногу с дежурным офицером, бойко шагавшим по длинному коридору. Они миновали широкий пролет — и снова коридор.

Сильвио Мелу даже в мыслях не мог себе представить, что когда-нибудь окажется в главном офисе разведки США. Аббревиатура из трех букв всегда ассоциировалась у него с красным цветом, а само здание виделось серой глыбой с редкими зарешеченными окнами. Все это развеялось, когда симпатичный дежурный встретил его у стеклянных дверей вестибюля и с улыбкой на лице осведомился:

— Мистер Мелу?

Сильвио пробормотал, что да, это он, только слегка волнуется и просит простить его неважный вид.

— Все в порядке, мистер Мелу, следуйте, пожалуйста, за мной. Вас ждут.

И вот он шаркает пыльными, основательно стоптанными ботинками по наборному паркету пола.

— Одну секунду, — офицер остановился у одной из многочисленных дверей кабинетов и конференц-залов здания, постучал и, не дожидаясь ответа, шагнул внутрь.

Крепкий лет пятидесяти мужчина с агрессивным подбородком вопросительно поднял голову:

— Вы привели его?

— Да, сэр, — излишне бодро ответил дежурный.

Вначале, когда Сильвио Мелу вел предварительные переговоры, связавшись с центральным управлением по телефону, его хотели спихнуть ФБР, но он как-то заученно-грамотно сообщил, что это неправильно с технической точки зрения: у него не ВНУТРЕННЕЕ дело. И его направили к следователю Челси Филду.

— Очень хорошо, давайте его сюда.

Дежурный красиво развернулся и открыл дверь.

— Пожалуйста, мистер Мелу.

Тот на секунду прикрыл глаза и шагнул в кабинет.

Хозяин кабинета сделал два жеста: одним отпустил сопровождающего, другим усадил напротив себя гостя.

— Здравствуйте, мистер Мелу. Меня зовут Челси Филд, — представился он, пряча бумаги в ящик стола. — Вижу, вы немного нервничаете. Я распоряжусь, чтобы принесли кофе.

Он снял трубку телефона и позвонил.

— Большое спасибо. — Мелу суетливо полез во внутренний карман пиджака и извлек из него блокнот. Протягивая Филду сложенный вчетверо листок бумаги, он пояснил: — Вот, собственно, что меня привело к вам.

Капитан нацепил очки и, развернув бумагу, прочел: "Дорогой Сильвио, меня похитили. Приблизительный район — у водопада. Прошу тебя, не обращайся за помощью к властям Бразилии. Срочно лети в Вашингтон, в ЦРУ. Ричард Харлан".

— Харлан, Харлан… — Филд потер виски. — Знакомая фамилия. Он американец?

— Да, конечно. Профессор археологии Ричард Харлан.

— Что ж, возможно, я о нем слышал.

— Непременно слышали, — горячо отозвался Мелу. — Знаменитый американский ученый, известный всему миру палеоантрополог.

Филд громко позвал, обращаясь к закрытой двери смежной комнаты кабинета:

— Саймон, зайди.

Потом он набросал несколько слов на бумаге и вручил записку вошедшему помощнику. Тот, прочитав, кивнул и удалился.

— Давайте продолжим, мистер Мелу, и начнем со знакомства с вами.

Мелу решился устроиться в кресле удобнее, расправляя сутулую спину. Рукой он пригладил свою растрепавшуюся седую шевелюру. Филд неотрывно смотрел на него, и гость смутился. Он несколько раз сухо кашлянул в кулак и начал:

— Ну, мое имя вы уже знаете. Родился я в 1936 году в Бразилии, в городе Белен, где до сих пор проживаю и работаю. Руковожу Историческим музеем имени Эмилио Гоэльди. В свое время окончил французский университет в Клермон-Феррана, получил образование антрополога, затем три года проработал младшим сотрудником в парижском Национальном музее естественной истории. Потом были археологические экспедиции, работа по филогенезу млекопитающихся и т. д. В 1967 году стал научным консультантом в музее Гоэльди, а вскоре его директором.

— А Ричард Харлан — вы с ним учились? — Челси Филд продолжал внимательно разглядывать чуть желтоватое лицо собеседника с серыми выразительными глазами, его седые усы под крючковатым носом.

— Нет, мы закончили разные университеты, Ричард учился в Нью-Йорке. А познакомились мы в Бирме, если не ошибаюсь, в 1972 году. Там велись совместные археологические работы. В них принимали участие ученые Америки, Бразилии, Австралии.

— Если я правильно понял, то подобные работы ведутся и сейчас.

— Вы совершенно правы, только работаем мы в настоящее время в Бразилии. Но чтобы как-то сразу окунуть вас в положение дел, прочтите ещё вот это.

Сильвио Мелу полез в другой карман и вытащил пухлую газету. Глядя на хозяина кабинета, начавшего шелестеть страницами, он решился, наконец, взять со стола чашку кофе.

— Это на первой полосе, — подсказал он Филду.

Недоумение на лице следователя сменилось улыбкой.

— Для меня все едино — первая или последняя. Я не знаю бразильского языка.

Мелу сокрушенно взял газету назад.

— Простите великодушно, как-то не сообразил. Это наиболее читаемая газета в Бразилии "Жорнал до Бразил". Статья называется "Сокровища золотого касика". Интервью брала журналистка Елена Карера. Я сейчас переведу вам статью.

В это время вошел Саймон и вручил шефу лист бумаги. Тот часто закивал и предложил помощнику остаться.

— Мне можно начинать? — спросил Мелу, оглядывая слушателей.

— Да-да, профессор, начинайте.

Снова сухое покашливание. Газета слегка подрагивала в руках бразильца, голос заметно вибрировал, и Мелу начал злиться на себя. Чтобы голос звучал ровнее, он взял на пару тонов выше обычного:

— "Елена Карера: — Доктор Харлан, во-первых, я хочу поблагодарить вас лично от своего имени и от имени многочисленных читателей нашей газеты за интервью, которое обещает быть весьма интересным. Ведь археология — это всегда тайны, всегда открытия и всегда неожиданности.

Ричард Харлан: — Спасибо за лестные отзывы о нашей действительно интересной профессии.

Е. К.: — Доктор Харлан, давайте поближе познакомимся с нашими читателями. Расскажите вкратце ваш путь от студента университета до ученого с мировым именем.

Р. Х. (смеется): — Вкратце, говорите вы? Ну что ж, попробую. Хотя, смею вас заверить, это не так интересно, как вам представляется. Этот путь называется формированием систематизированных особенностей будущего творца новых знаний. Лично я ещё в пору студенчества стал разрабатывать свои теоретические идеи почти безо всякой поддержки, интегрируя несколько направлений возле одного — палеоантропологии. Это уж потом я ездил на раскопки в Бирму, Китай, Индию. Сначала же были многочисленные годы учебы. Мне несказанно повезло с учителем, им был профессор Вильям Кинг Грегори, который преподавал в Колумбийском университете в Нью-Йорке и работал в Музее естественной истории. Учиться у него было наслаждением, это были незабываемые годы.

Е. К.: — Вы говорили о раскопках в Бирме и Китае. Но я знаю, что вы уже давно перенесли свою деятельность в Южную Америку.

Р. Х.: — Вы совершенно правы. Четыре года назад при поддержке Национального географического общества США я возглавил экспедицию в эти места. С некоторыми её членами я работаю до сих пор. А примкнувший к нашей работе Сильвио Мелу — директор музея Эмилио Гоэльди, является моим давним другом.

Е. К.: — Я знакома с ним.

Р. Х.: — Сильвио на неделю оставил раскопки, чтобы вернуться к неотложной работе в Белене. И тут такое потрясающее открытие! Он будет очень огорчен, что это случилось в его отсутствие.

Е. К.: — А вы не могли бы…

Р. Х. (улыбается): — Рассказать вкратце о моем открытии? Пожалуй, я рискну. Но начну издалека, чтобы более-менее посвятить читателей в предысторию.

Е. К.: — Это уже загадочно, доктор Харлан.

Р. Х.: — И я не обману ваших надежд.

Е. К.: — И надежд наших читателей"…

Мелу оторвался от газеты.

— Я единожды встречался с этой журналисткой у себя в музее. Она писала статью о культуре моражоара и консультировалась со мной. Крайне болтливая особа с пронзительным голосом.

— У неё была аккредитация от газеты на интервью с Харланом? — спросил Филд.

— Право, не знаю. Могло и не быть. Ведь газетчики проникают всюду, у них какой-то особый нюх на подобные вещи.

— Хорошо, мистер Мелу, продолжайте.

— "Ричард Харлан: — Мы начали раскопки близ города Сантарен, который, как вы знаете, расположен у слияния рек Топажоса и Амазонки. Само название Топажос имеет несколько вариантов происхождения. "Воды темной реки" — от индейского племени тюпана, или тюпаюирапарана. Но с этим можно поспорить, так как река очень прозрачна, имеет множество перевалов и водопадов. Я склоняюсь в сторону другой версии: у слияния Топажоса и Амазонки, предположительно, жило племя индейцев, которые назывались топажо. В хронике немецкого ученого Батендорфа из Боннского музея, который в 1923 году открыл, что в долине реки Топажос существовала цивилизация, равная инкам и ацтекам, я нашел запись об этих индейцах. Это рушило теорию о том, что в Бразилии в незапамятные времена была единственной только культура моражоара. Доказательства тому находятся в университете Иллинойса и в музее Гоэльди — коллекции произведений искусств индейцев топажо. И мы с профессором Сильвио Мелу тоже смогли откопать амфоры, предметы домашней утвари и т. д. Все это было выполнено в реалистичной манере, отличающейся от изделий моражоара. Подобные находки не редкость, их можно увидеть и в частных коллекциях, и на стендах музеев Бразилии и США. И это, конечно, не самое интересное, что мы здесь нашли. Некоторые находки подтолкнули нас подняться вверх по Топажосу, и в джунглях мы обнаружили останки древнего города.

Е. К.: — Да, я вижу разрушенные каменные здания. Как вы думаете, доктор Харлан, что могло произойти здесь?

Р. Х.: — Вероятнее всего предполагать, что здесь произошло землетрясение. Я датирую это событие между 1550 и 1600 годами. Мы не обнаружили здесь останков жителей этого весьма цивилизованного народа. По-видимому, они заблаговременно сумели покинуть город.

Е. К.: — Вы не представляете, куда могли переселиться эти люди?

Р. Х.: — Работа ещё только началась, и мне трудно пока судить об этом. Но проследить путь загадочного племени — работа весьма благодарная и интересная.

Е. К.: — А пока никаких следов?

Р. Х.: — О людях — нет. Но мне удалось обнаружить нечто такое, что вскоре станет сенсацией во всем мире. Я уже пережил это, когда нашел амфору в подземелье одного из разрушенных зданий. Амфора была прочно запечатана, и когда мне с большими предосторожностями удалось открыть её, я обнаружил там листы бумаги, исписанные мелким почерком.

Е. К.: — Не может быть, доктор! Выходит, что эти люди были грамотными, умели писать?

Р. Х.: — Именно! И писать, и читать, и многое другое.

Е. К.: — Вам удалось прочесть этот манускрипт?

Р. Х.: — Довольно легко. И ломал я себе голову не над тем, как прочесть слова, а после — когда пытался уложить их смысл в свою черепную коробку. Я думаю, что это взволнует весь научный мир.

Е. К.: — Вы не поделитесь с читателями своими соображениями?

Р. Х. (задумчиво): — Не знаю, как и быть… Из этого манускрипта можно понять, куда ушли люди из этих мест, но… Но более отчетливо в нем сказано, где они спрятали свои сокровища.

Е. К.: — Сокровища?! Как интересно! И вы знаете, где они? Может быть, здесь, непосредственно у нас под ногами?

Р. Х.: — Нет, они довольно далеко отсюда, но я знаю то место. Уже знаю. Это племя было очень развито, они добывали золото в огромных количествах, и почти все оно сохранилось до наших дней. Я буду продолжать работу и надеюсь, что это не последняя наша с вами встреча. Буду рад снова видеть вас.

Е. К.: — Спасибо, доктор Харлан, за очень интересный рассказ. Уверена, что такой материал достоин первой полосы нашей газеты".

Сильвио Мелу окончил чтение и выжидающе смотрел на Филда. Тот минуту-другую молчал, катая по столу ручку.

— Я не знаю характера вашего друга Харлана, — наконец сказал он, — но у меня сложилось определенное впечатление, что он намеренно заговорил о золоте. Напрашивается термин «проболтался». Вначале интервью было гладким, но в конце статьи — резкий скачок в сторону: я знаю, где спрятаны сокровища. Скажите, мистер Мелу, профессор Харлан — болтливый человек? Нет, я спрошу по-другому: как ученый он наивный человек, весь в себе? Понимаете, о чем я?

— Понимаю. Да, порой он бывает рассеянным — возраст к тому же, бывает, что и уходит в себя. Но я его просто не узнал, когда в Белене прочел эту статью. Вы правильно заметили — вначале статьи это был мой друг, а заключительная часть интервью будто бы сказана другим человеком.

— Хорошо. Вопросов много, поэтому неважно — в какой последовательности я буду их задавать. Ответы потом сами встанут на свои места. Саймон, обратился Филд к помощнику, — пусть быстро переведут статью и принесут мне, я хочу прочесть её глазами. Одно дело слушать, другое — читать.

Пока Саймон отсутствовал, хозяин кабинета раскрыл окно и молча курил. Мелу, робко попросивший минеральной воды, доканчивал второй стакан. Когда помощник вернулся, Филд задал первый вопрос:

— По какой причине вы оставили работу на раскопках? Мне помнится, Харлан упоминал о срочных работах в вашем музее. Что это за дела?

— Видите ли, — смутился Мелу, — это неправда. Ричард очень тактичный человек и не захотел говорить в интервью о моих личных делах. Моя жена, Луиза, очень больной человек, человек уже в возрасте. Она страдает легочным заболеванием. Четвертого ноября поздно вечером со мной по радио связался мой сын Филиппе и просил меня срочно приехать. У Луизы был сильный приступ астмы.

— Надеюсь, все обошлось?

Мелу глазами поблагодарил собеседника и добавил:

— Да, спасибо. И вот спустя неделю после того как я приехал домой, увидел газету с этой статьей.

— Какого числа вышла газета?

— 10 ноября.

— И вы сразу вернулись?

— Немедленно! Во-первых, я абсолютно ничего не знал ни о каких сокровищах и об упомянутой Ричардом амфоре. Во-вторых, это было рискованным заявлением с его стороны. Ведь ни для кого не секрет, что во многих отелях или кафе по вечерам идет торговля наркотиками, драгоценными камнями, золотом, а в контрабанде участвует полиция. У них везде свои люди, сплошь доносчики, а Сан-Паулу, к примеру, большая деревня: чихни в одном конце города, в другом, за 50 километров, скажут "будь здоров". И я, если честно, не удивился, когда обнаружил в палатке Ричарда его записку о похищении.

Филда в этом монологе заинтересовало только откровение Мелу, а не деревенская структура Бразилии.

— Ну, положение дел в вашей стране нам хорошо известно. Но все равно спасибо за откровенность. Когда вы прибыли на место раскопок? Кстати, расскажите, что там у вас, лагерь?

Мелу оживился.

— Небольшой палаточный городок. Шесть или семь палаток и походная кухня.

— Сколько человек в экспедиции?

— Ричард Харлан, три археолога — все они из Америки, пять человек рабочих. Они же готовят пищу.

— Есть поблизости населенные пункты?

— Очень далеко. Там, где мы работаем, по сути, джунгли. Кроме коренного населения, которое ушло оттуда лет четыреста назад, там практически никого не было.

— Так когда вы прибыли в лагерь?

— 11 ноября в два часа ночи я самолетом добрался до Итаитубы. Нанял лодку — и в семь часов утра был на месте.

— Как отреагировали на случившееся другие археологи?

Мелу, отвечая на вопросы, глядел на широкий узел бордового галстука Филда и лишь теперь посмотрел тому в глаза.

— Никак. Я им ничего не сообщил. Вернее, я сказал, что Ричард срочно вылетел в Штаты. Они обменялись ничего незначащими фразами, но лица у них были отнюдь не довольные.

— Мне не совсем понятен один момент, — подал голос Саймон Освальд, который представлял точную копию ирландского певца Криса де Бурга. — Вы прибываете в лагерь, ещё ничего не зная, все спят. Вы читаете записку Харлана, в которой не проставлена дата. Когда все встали, кто первый задал вопрос "а где профессор?", вы или они?

Помощник Филда внимательно наблюдал за сухощавым, морщинистым лицом Мелу. Тот, не колеблясь, ответил:

— Этот вопрос разрешила Сьюзи Форман, археолог. Она первой проснулась в то утро. Сьюзи улыбнулась мне и поздоровалась. Я тут же сделал два вывода: они ничего не знают о похищении — не читали эту записку; Ричарда похитили именно этой ночью.

— Как вы повели себя дальше?

— Я поздоровался и сказал, что только что вернулся. Сьюзи дала мне знать, что поняла это. Следующие мои слова были примерно такого содержания: "Ричард Харлан сейчас на пути в Нью-Йорк". Я ждал реакции Сьюзи, и она последовала незамедлительно: "В Нью-Йорк? Так спешно? Что-то случилось?" Я сказал, что ничего серьезного. Просто ему срочно надо было уехать, я взял ему билет на самолет. "Странно. Он нам ничего не говорил об отъезде", сказала Сьюзи. "Видимо, у Ричарда была на то причина", — ответил я.

— Продолжайте, пожалуйста.

— В первую очередь я решил выяснить об упомянутом в интервью манускрипте. У меня было немного времени, и я тщательно обыскал палатку Ричарда, но никакой рукописи не нашел. Сьюзи повела меня к раскопкам возле одного здания, которое, хоть и полностью разрушено, носит явные признаки некоего колонного дворца. Это или культовый храм или храм воинов. Рабочие за время моего отсутствия успели снять верхний слой земли, под которым был обнаружен довольно длинный подземный ход. "Вот здесь, — сказала Сьюзи, — мы нашли амфору с манускриптом". — "Я читал об этом в газете, — ответил я. Ему действительно удалось прочесть, что там было написано?" Она ещё более подозрительно посмотрела на меня. "Разве профессор Харлан не поделился с вами об этом?" Я что-то говорил ей о спешности, о дефиците времени. Не знаю, по-моему, она не поверила мне.

— Но она хотя бы как-то подтвердила, что текст того документа стал ясным для Харлана? — спросил Освальд.

— Только с его слов. Манускрипт она видела мельком, Ричард сказал ей то же самое, что и журналистке. Этот документ, мол, произведет сенсацию.

— И все?

— Да.


— А упоминание о сокровищах?

— Сьюзи впервые услышала об этом от профессора во время интервью.

— Вот это очень важно, мистер Мелу. — Филд подался вперед, облокотившись о стол. — Журналисты, мягко говоря, имеют привычку утрировать, склонны к преувеличению. Иногда пишут то, чего на самом деле не было. Лично мне показалось, что разговоры вокруг золота — это не от профессора Харлана. Может, это вольность журналистки?

— Я тоже так думал, мистер Филд. Но Сьюзи находилась рядом во время интервью. Я дал ей газету, она прочла статью и сказала: "Слово в слово".

Челси Филд вновь откинулся на спинку кресла, ненадолго задумавшись. В работу включился Освальд.

— Рабочие вашей экспедиции — они местные, из Бразилии?

— Все американцы.

— Значит, из местных — никого?

— Кроме меня.

— Вы не узнавали у Сьюзи Форман — так, кажется, её фамилия? — как попала в ваш лагерь журналистка? Не отлучался ли сам Харлан из лагеря на какое-то время?

— Спрашивал, конечно, но получить ответы на все вопросы у меня не хватило времени. Спустя пять часов я уже был в Итаитубе.

Освальд куда-то позвонил, шепнул несколько слов Филду и вышел. Следователь снова подошел к окну и закурил.

Через 15 минут появился Освальд, неся в одной руке бумажный пакет, в другой — огромную по размерам книгу.

— Угощайтесь, — он разложил перед профессором сэндвичи с ветчиной и маринованым луком и сок.

Сильвио Мелу проголодался. К тому же в еде и в компании он был без комплексов. Сказывалась кочевая жизнь археологов.

— Спасибо.

Саймон и Челси Филд тоже взяли по бутерброду, и помощник, сдвинув немного в сторону бумажные стаканчики с соком, раскрыл атлас Бразилии. Это оказалось уникальное издание. Пожалуй, только в разведывательном управлении можно было найти такие карты.

— Давайте вместе поищем, — громко чавкая, произнес он. — Итаитуба, Итаитуба…

— Вы не здесь ищете, предоставьте это мне. — Мелу откусил сэндвич и по-хозяйски развернул атлас к себе. — Это не тут… Вот она, Итаитуба. Сейчас найдем местоположение нашего лагеря. По-моему, оно на следующей странице. Вот здесь. Какой роскошный атлас! Я удивляюсь, что в нем не отмечен наш палаточный городок.

Саймон усмехнулся:

— Всему свое время, мистер Мелу. Действительно, рядом — никаких населенных пунктов. Джунгли, сказали вы?

— Да. Абсолютно затерянный край. И таких белых пятен ещё много в бассейне Амазонки. Необъятный плацдарм для археологов, путешественников. Великолепная перспектива.

— Харлан в записке упоминает о водопаде, где он?

— Наверное, на следующей странице.

— Так далеко? — удивился Освальд.

— Да нет, несколько миль. — Мелу освоился в необычной для себя компании, был уже раскован и спокоен. — Вот он. Но он не единственный. Выше от этого места Топажос представляет из себя строптивую реку с множеством порогов и водопадов. Но этот самый крупный. Он прекрасен, а прилегающая к нему местность просто первозданна. Дика, я бы сказал.

— Значит, вы плохо знаете его окрестности?

— Совершенно не знаю.

Освальд промокнул губы бумажной салфеткой и вытер руки.

— Судя по всему, что-то в манускрипте натолкнуло Харлана искать сокровища у водопада.

— Ты делаешь поспешные выводы, Саймон, — сказал Филд. — В записке Харлан попросту упоминает о водопаде. Итак, мы имеем водопад, но это не означает, что Харлан повел похитителей непосредственно к месту захоронения сокровищ. Последнее пока очень туманно. Он мог намеренно выбрать противоположный маршрут, чтобы таким образом увести бандитов от истинного места клада.

— Логично, шеф.

— Логично. Но место, за которым теперь следует закрепить Харлана, это, несомненно, водопад. Сколько ни думаю, никак не могу понять, почему наш ученый так подставился? Это было сделано намеренно. Это был вызов: я знаю все о сокровищах, берите меня. Кстати, мистер Мелу, он хоть приблизительно представляет положение вещей в вашей стране?.. Я говорю о ваших откровениях.

— Он, безусловно, в курсе. Поэтому я и был так обеспокоен. Даже напуган его заявлением прессе.

— Да-а. Непонятно. Но причина все же есть, и мы должны до неё докопаться. Я зря задал вам предыдущий вопрос. Если бы Харлан не знал криминального положения дел в вашей страны, он бы не упомянул в записке о нашем ведомстве. Он написал бы по-другому: меня, дескать, похитили, я там-то и там-то, сообщи в полицию. У вас нет никаких соображений?

Сильвио Мелу покачал головой.

Принесли газету и перевод статьи. Филд надел очки и погрузился в чтение. Мелу с интересом листал атлас. Через пять минут Челси передал текст перевода Освальду и отвлек внимание Мелу от карт.

— У меня возникло ещё несколько вопросов, — сказал он. — Вот один, на мой взгляд, странный момент. Вы как специалист, возможно, рассеете мои сомнения. Итак, Харлан убеждает журналистку, что смог довольно легко прочесть манускрипт почти 500-летней давности неведомого ему народа. Меня это смущает. До этого вы расшифровывали подобные письмена?

Когда вопросы были связаны непосредственно с профессией Мелу, он оживлялся. Вот и сейчас его глаза загорелись.

— Конечно, — откликнулся он. — Но вы снова совершенно правы, довольно легко нельзя прочесть ни один древний документ, если он не написан на каком-нибудь, скажем, европейском языке.

— Но, как я понимаю, европейские языки в данном случае отпадают, резюмировал Филд. Мелу на этот раз не согласился с ним.

— Это не совсем так, — мягко заметил он. — Землетрясение произошло в середине или в конце XVI века. А в те годы многие испанские экспедиции уже достигли тех мест.

— Значит, можно предположить, что рукопись испанская?

— Вполне. Но вот никак не вспомню, какой же отважный мореход смог в то время добраться до тех мест. Среди громких имен — никого.

— А этот, как его, — Филд, вспоминая, пощелкивал пальцами. — Ну, он ещё сражался с амазонками.

— Франциско де Орельяно? — помог ему Мелу. — Нет, он не заходил в притоки и рукава Амазонки. Исследовал только среднее и нижнее течение. Разве только кто-то из неизвестных. Но отсюда следует вывод: об этом парне никто ничего не знает. Стало быть, он в Испанию не вернулся.

— Если рукопись испанская, это значит, что сокровища были уже испанскими, отвоеванными, правильно? Ваш неизвестный мореход покорил обитавший там народ, но по неизвестным причинам — болезни, например, остался там навсегда. Нашел свой конец, если проще. Не исключаете такого поворота событий?

— Не исключаю.

Филд удовлетворенно потер руки.

— Вот видите, профессор, кое-чего мы уже добились. Туманные сокровища уже начали посверкивать, а манускрипт получается легко читаемым. И это серьезно. Еще несколько вопросов, чтобы увериться до конца. Вы не определили по размерам руин города или по каким-то другим признакам численность населения того народа?

— Да, мы прикидывали это, и у нас получилось что-то около 15 тысяч.

— А сколько у них могло быть золота, вы, конечно, не знаете.

— Я не берусь довольно точно определить это. Но я ещё и геолог и, опираясь на некоторые геологические факторы и признаки, не забивая вам голову специфическими терминами, все-таки допускаю, что золота в тех местах хватает.

— Следовательно?

— Это племя было очень богато. Вы хотите знать хотя бы приблизительное количество?

— Не мешало бы, мистер Мелу.

— Тогда послушайте немного истории и сделайте соответствующие выводы, — профессор оседлал любимого конька. — Вы слышали, конечно, выражение "ночь тристе"?

Филд удивленно поднял брови.

— "Ночь тристе"?.. Не могу вспомнить.

Мелу улыбнулся и покачал головой. Теперь он уже не обращался к галстуку Филда, а смотрел тому в глаза.

— Значит, — сделал он вывод, — эта дисциплина хромала у вас в школе. А о сокровищах Монтесумы слышали?

— Вот это — что-то знакомое. Слышал несколько раз.

— Тогда вы легко вспомните, как только я начну. А начну я с Эрнандо Кортеса, покорившего Мексику. — Мелу сцепил пальцы и начал рассказ: Суеверие погубило ацтекский народ, богом которого был Кецалькоатль. О нем было сложено множество легенд. Изображали его, в частности, в виде бородатого великана — сами ацтеки были безусыми. Они видели воплощение своего бога в бородатых пришельцах. Кортес, узнавший о легенде, уверил индейцев в неземном происхождении и якобы бессмертии испанцев. К тому же ацтеки с ужасом взирали на лошадей, которых до этого не видели ни разу. Один конь мог обратить в бегство целый полк ацтекских воинов. Кортес, призвав в союзники бога ацтеков и ржание лошадей, легко поставил империю Монтесумы на колени.

Мелу немного передохнул и продолжил:

— Далее следует сказать о чинампас — знаменитых плавучих садах ацтекской столицы. Это были легкие плоты, на которые наносили слой плодородной почвы. На них сажали фруктовые деревья и выращивали овощи. И вот представьте себе озера и каналы столицы, как бы замаскированные плавучими садами. Теперь — забытый вами термин "ночь тристе". Одной из темных ночей около тысячи испанских солдат и четыре тысячи индейцев-носильщиков, нагруженных сокровищами Монтесумы, нашли свой конец в озерах ацтекской столицы. Плоты не выдержали веса золота и погребли под собой и его, и испанцев, и союзников-индейцев. Вот и прикиньте, сколько золота могут унести пять тысяч сильных мужчин.

— Впечатляет, — отозвался Филд.

А Мелу продолжил:

— Племя, которое интересует нас, по численности раз в десять меньше населения ацтекской столицы. Это вам мой приблизительный ответ.

— Да, это серьезно, — ещё раз повторил хозяин кабинета. — Предположим, что некий испанский отряд завоевал тот город, где вы ведете раскопки, но не сумел вернуться на родину и спрятал сокровища, оставив как бы предсмертную записку — где, что и как.

Теперь настала очередь Мелу удивиться стройному выводу Филда.

— Идея недурна. Но мы пока не обнаружили останков ни индейцев, ни европейцев. Город пуст, мертв. А так вы хорошо подвели черту, — Мелу похвалил-таки Филда. Тот, довольный, принял комплимент.

— Спасибо, профессор, работа такая. Теперь — хоть в школе преподавай. А сейчас последний, наверное, вопрос — и закончим. Харлан рассказывает, что экспедицию что-то подтолкнуло на то, чтобы приостановить часть работ возле Сантарена и отправиться выше по Топажосу. Он упоминает о каких-то находках.

— Находок таких не было, тут Ричард допустил неточность. Просто мы собирали легенды и притчи. Из некоторых явно улавливался смысл, что один из притоков Топажоса, недалеко от водопада, ведет в страну духов, или великих людей. Я трактую это не как великие, а как большие, в смысле высокие, отличающиеся от других индейцев ростом. Также были упоминания и об амазонках. Нам стало интересно, и нам повезло. Повезло в том смысле, что первая, выбранная наугад притока привела нас к городу.

— Значит, вещественных доказательств у вас не было?

— Не было.

— Ну что ж, мистер Мелу, давайте на этом закончим. Предстоит долгий анализ и долгая работа.

Лицо профессора вытянулось.

— Долгая, вы сказали? А как же Ричард?

Филд поспешил успокоить его.

— Долгая работа значит оперативная. Смотрите, мы не так много времени провели в беседе, а сумели выжать из нескольких слов записки Харлана если не все, то почти все. Вам не о чем беспокоиться. Сейчас Саймон проводит вас в гостиницу, вы будете под наблюдением, отдыхайте спокойно. Вот номер телефона, по которому вы сможете связаться со мной. И мы, в свою очередь, при необходимости будем беспокоить вас. Еду вам будут приносить в номер, так что никуда не отлучайтесь. До свидания.

Сильвио Мелу пожал руку Филду и вышел в сопровождении Освальда.

3

Бразилия, район средней части бассейна р. Топажос, 12 ноября 2003 года

42-летняя Сьюзи Форман не была единственной женщиной в археологической экспедиции Ричарда Харлана. Часть археологов и рабочих осталась близ Сантарена, продолжая начатую работу. В их числе находилась её подруга археолог Эмели Маттис. Сегодня Сьюзи связалась с лагерем по радиостанции и поговорила с Эмели. Ее беспокоили некоторые события, плотная череда которых заставляла морщить лоб ассистентки Харлана.

Первым шел, конечно, внезапный отъезд профессора, который по спешности напоминал бегство. Да и само его поведение начиная с момента находки манускрипта было неузнаваемым. Харлана словно подменили: он был то бледен и угрюм, то вдруг на его лице проступала розовая наэлектризованность; иногда — не в меру весел. И еще: профессор стал скрытен. За многие совместные годы работы Сьюзи не могла вспомнить ни одного случая, когда бы шеф что-то скрывал от нее. Во всяком случае, по работе. А тут даже не показал содержимого амфоры, которую она лично, с помощью рабочего Бена Троупа, извлекла из подземелья.

Широкое горлышко амфоры было закупорено пробкой и залито прозрачной, отвердевшей со временем смолой. Сьюзен так обрадовалась находке, что не стала дожидаться, пока Харлан откроет её, а рьяно продолжила раскопки, согнувшись в три погибели в полуразрушенном коридоре. А он, освободив сосуд от тайны, уединился и вечером на её законный вопрос ответил весьма странно. Вы, мол, Сьюзи, извините меня покорно, но пока вам ничего сказать не могу. Он даже удручающе вздохнул, и вид у него был бледно-виноватый. Но Сьюзи обиделась всерьез. Она взяла ужин в палатку и из еды почти ничего не тронула.

Потом, спустя два дня, её обида раздулась и стала просто огромной: то, чего в свое время нельзя было узнать ей, он хвастливо поведал этой пигалице из "Жорнал до Бразил". В её же, Сьюзи, присутствии. Это было похоже на пощечину. Она, сгорая от стыда и ненависти, бросилась под защиту брезента палатки и долго плакала. А он даже не поинтересовался, где она. И вот вчера, под утро, возвратился из Белена Сильвио Мелу, сказав невероятную вещь: Ричард Харлан вылетел в Нью-Йорк. Ага, ночью, тайком. Давай-давай. Сьюзи строила из себя дурочку, подыгрывая Мелу. Потом и этот в таком же духе испарился.

Было очевидно, что старики что-то замышляют, и сегодня Сьюзи решилась осмотреть палатку Харлана. Она не нашла там его фонарика, рюкзака; не было на месте и матраца, отсутствовала также «Моторола» — портативная рация, какой они иногда пользовались. Она ещё тщательней обыскала палатку и не нашла знаменитого булата профессора — подарка коллег из Индии. Так. Она села, скрестив ноги, и попробовала представить профессора с набором отсутствующих вещей. Получилось что-то комичное, если брать в расчет то, что в таком вот снаряжении он отправился в аэропорт. Нет, подумала Сьюзи, он никуда не улетел. Поэтому она и связалась с Эмели Маттис.

Если он не в Сантарене, то где? Вдвоем с Мелу ведет индивидуальные раскопки? Она нашла бригадира рабочих Томаса Флетчера и спросила у него, сколько у них свободных палаток, — он после долгих поисков сообщил, что одной палатки не хватает. И добавил: "Странно, однако".

Весь следующий день она провела у развалин, носящих следы здания пирамидальной формы. Предварительно его определили как усыпальницу вождей. Развал земли произошел точно под основанием усыпальницы, и она как бы вывернулась наизнанку, уйдя вершиной в разверзшуюся пропасть. Камни, имевшие кубическую форму, были скреплены между собой глубоко вросшими корнями деревьев. Рабочие до вечера трудились только лишь над одной каменной глыбой, но не напрасно. Уходящее за горизонт солнце блеснуло лучами на золотой поверхности погребальной урны в руках Сьюзи.

Глава II

1

Лэнгли, ЦРУ, 12 ноября 2003 года, 19.20

Директор ЦРУ Артур Шислер, дожив до шестидесяти, имел, пожалуй, всего один недостаток: он очень медленно говорил. Но думал он быстро. Его массивная, подстриженная «бобриком» голова, казалось, была напичкана сверхбыстрыми процессорами, безукоризненно выполняющими свою работу. За четыре года правления разведкой он, работая по восемнадцать часов в сутки семь дней в неделю, не сделал практически ни одной ошибки. Правильнее было бы сказать, что не ошибались руководители многочисленных отделов его ведомства, чьи подчиненные, в свою очередь, не допускали промахов. И так далее. Он не прощал небрежности в работе и устраивал подчиненным по этому поводу настоящий террор. Воля Артура Шислера, его ум, четко организованная работа, ответственность за каждый шаг и жесточайший личный контроль сделали центральный орган разведки действительно органом, где малейшее отклонение от норм пагубно влияло на все в целом. Правда, перечисленные факторы присутствовали в работе ЦРУ всегда, делая его мощнейшей из разведок мира. Но все же благодаря Шислеру работа пошла не то чтобы по-новому, а стремительнее, может быть, вдохновеннее. Это — как замена старого кондиционера на новый: старый хоть и исправно гонял воздух, но новый был мощнее.

Директор внимательно выслушал Челси Филда и за те полчаса, в которые уложился подчиненный, рассказывая о деле Ричарда Харлана, подолгу не сводил глаз с огромных напольных часов своего кабинета.

— Я бы назвал это дело тривиальным, — как всегда, медленно начал Шислер, — если бы не сама записка Харлана. Не её содержание — к нему мы ещё вернемся, — а просто текст. Лично я делаю три вывода по поводу её генезиса. И начну с наименее вероятного её происхождения. Первое: Харлан написал её в тот промежуток времени, когда шел процесс его захвата. По логике — это невозможно. Похитили его ночью, тихо и без шума, очень организованно. Его взяли спящего. Просто абсурдно предположить, что ему дали время на сборы, оставив наедине. Отбрасываем это, чтобы не возвращаться никогда. Второе: записка была написана после похищения. Кто и когда доставил её в лагерь, в палатку профессора? Неожиданный союзник среди похитителей — вряд ли. Скорее всего, если брать за основу второе, Харлана заставили написать её под диктовку, чтобы сбить со следа и увести поиски в другом направлении. Но для этого похитителям нужны были неопровержимые доказательства существования клада и его точное местоположение. Профессор — человек старый, «расколоть» его труда не составит, применив к нему несколько способов давления вплоть до физического. Теперь имеет смысл вернуться собственно к содержанию записки. Тут явно прослеживается оттяжка времени: предостережение Мелу не обращаться к властям Бразилии, а связаться с нами. Я делаю вывод: клад ещё не найден, но его существование доказано. Доказано в очень короткий промежуток времени. Значит, сокровища вовсе не у водопада, до которого восемь миль, а совсем близко от лагеря. Тогда появляется противоречие: Харлан в интервью говорит, что драгоценности довольно далеко от места раскопок.

— Вероятнее всего, — подал голос Филд, пользуясь паузой, когда директор прикуривал сигару, — что Харлан намеренно сказал об этом. Чтобы на место раскопок не хлынули энтузиасты-кладоискатели.

— Да, я тоже так считаю, — сказал шеф, окутываясь облаком дыма. Второй вариант пока оставим как наиболее удобоработаемый. Теперь третье. Подумаем о том, что записка была написана до похищения. Челси, выскажите свои соображения. Это очень интересный, на мой взгляд, пункт.

Филд в отличие от шефа не считал этот пункт очень интересным. Ответ был простым, но он на несколько секунд задумался.

— Харлан знал или догадывался, что его похитят.

— А что могло вызвать подобные мысли? Что могло насторожить профессора, чтобы он принял столь неадекватные меры, — ведь что значит простая записка? Он мог бы, к примеру, предупредить коллег или хотя бы поделиться с ними своими опасениями.

— Вероятно, у него не хватило на это времени. Записка была написана непосредственно перед похищением.

— И опасения похищения родились у Харлана в опасной близости самого действия. Да и местоположение клада он указал намеренно — водопад. И так же намеренно уводил похитителей от истинного места. В нескольких вариантах все сводится к тому, что клад все-таки находится очень близко от места раскопок.

— Только мы не знаем, что заставило Харлана насторожиться. Зато мы почти уверены, что профессор подставился через прессу. Это очевидно. Он словно просил, чтобы его похитили.

— Не совсем убедительная просьба, — как бы случайно обронил директор, но глядел на собеседника пристально.

Лицо Филда начало проясняться.

— Вы имеете в виду «утку», шеф?

— Да. Статья, в которой сквозит откровением, всегда вызывает недоверие. И наоборот, прозрачный намек рождает ажиотаж. Вот этим и интересен пункт номер три. Харлан через газету раздувает шумиху вокруг себя, заранее зная, что вряд ли кто-то — за исключением эмоционального Мелу — всерьез примет его заявление на веру. Профессора никто не собирался похищать, нет оснований. Газетная «утка» — это ещё не повод. Харлан пишет записку — и скрывается. Все головы заняты его освобождением, а он спокойно сидит в надежном месте. Мы ведь толком не знаем ни Харлана, ни Мелу. Вполне возможно, что это согласованный тандем. Если не сказать более категорично. Но бросать вызов ЦРУ… Поднимем брошенную нам перчатку, Филд?

Тот не перенял энтузиазма директора.

— Нам нельзя сбрасывать со счетов второй вариант, шеф.

— Это тоже перчатка, только с другой руки. И в том и в другом случае это вызов.

— Мне непонятно поведение Харлана, его цель, если он действительно морочит нам голову. Он, безусловно, умный и одаренный человек, его мозг прекрасно просчитывает ситуации. Тут что-то другое, непонятная пока нам причина.

Директор сдвинул на край стола перевод статьи из бразильской газеты. Во время доклада Филда он пару раз прочел текст.

— Вы сделали запрос о членах археологической экспедиции?

— Да, и вполне возможно, что ответ уже пришел. Графологи работают сейчас с запиской и с полученным по факсу рукописным отчетом Харлана из его университета. Но предварительный анализ показал, что почерки идентичны.

— Ну что ж, независимо от того, положительный Харлан герой или отрицательный, но личность он известная и весомая. И мне придется докладывать об этом деле в аппарат Президента. Бразильские власти, естественно, пусть остаются в неведении. До поры до времени.

Шислер взглянул на часы: 20.55. Через пять минут он должен выйти на связь с ежевечерним докладом помощнику Президента по национальной безопасности.

— Побудьте ещё некоторое время у себя, — попросил директор ЦРУ Филда. — Примерно полчаса. Я соединюсь с вами.

2

Вашингтон, округ Колумбия, 12 ноября 2003 года, 21.00

Помощник Президента по национальной безопасности отсутствовал в Белом доме в связи с захватом в Ки-Уэсте, штат Флорида, пассажирского лайнера ДС-11. Сейчас он находился в аэропорту этого города и вел переговоры с террористами. Поэтому докладывал Шислер первому помощнику Президента.

Блез Курно, занимающий этот высокий пост, буквально соловел от тягучей речи Шислера. Монотонные слова шефа разведки больничной капельницей просачивались в сознание первого помощника, и он с тоской смотрел на невидимый флакон системы: тот явно опорожнился только наполовину. Курно пришла в голову идея: впредь записывать доклады Шислера на магнитофонную ленту и слушать потом в режиме перемотки. Блез улыбнулся своим мыслям. Но улыбка тут же сбежала с его внезапно побледневшего лица.

Могучий бас Артура Шислера вязью вырисовывал перед глазами сцену объяснения с Президентом. А сцена будет точно, так как он не мог ослышаться: археолог Ричард Харлан похищен в Бразилии. Конечно, Блез Курно знал, что Харлан сейчас ведет раскопки в Южной Америке. Да и как не знать, когда…

— Что вы предприняли по этому поводу? — прервал он директора.

— Отрабатываем несколько версий, пытаемся понять сущность Харлана.

От этих слов лоб первого помощника приобрел температуру включенного в сеть утюга. "Чего?! Сущность?"

— Да вы что там, со своей потешной командой, рехнулись, что ли?!

— Я не пойму вашего недовольства, господин первый помощник, — тяжело выговорил Шислер. — Мы работаем, и пользу от нашей продукции разве вы не ощущаете ежесекундно?

Кто-то невидимый крутил реостат утюга, все больше прибавляя напряжение. Нет, не кто-то, это директор ЦРУ заживо жарил сейчас Блеза Курно! Чтобы не сгореть совсем, он выпустил пар:

— Ощущаю, чувствую, но, Бог мой, Шислер, неужели вы не знали, что Ричард Харлан — родной брат матери жены Президента?.. Не поняли? У Президента есть, к сожалению, теща, а у неё родной брат — Ричард Харлан. О Господи, как не повезло мне сегодня! Босс с визитом в Северной Корее, помощник по национальной безопасности во Флориде. Знаете что, Шислер, я жду вас. Возьмите с собой все имеющиеся у вас материалы этого дела и приезжайте.

Блез Курно повесил трубку секретной линии связи с ЦРУ и слепо посмотрел на свое отражение в зеркале — в безукоризненно сидевшем костюме и темно-зеленом галстуке. То же самое делал и Артур Шислер, но уже в машине, быстро доставившей его из Лэнгли в Вашингтон. Когда водитель свернул на Пенсильвания-авеню, чтобы проехать полуторакилометровый участок от здания конгресса до Белого дома, директор окончил свое созерцание в дверном стекле автомобиля.

Спустя час Блез Курно ещё больше возненавидел Шислера за его утомительную речь. Получалась какая-то глупая игра, в которой первому помощнику предлагалось угадывать слова: пока Шислер выговаривал одно, Курно уже лез ему в рот за другим, отчаянно думая — угадал или нет; тихо радовался, когда угадывал, и тихо кипел от злобы, когда нет.

Наконец — спустя вечность — в Овальном кабинете, где в отсутствие Президента Курно принимал Шислера, раскатом миниатюрного грома прозвучало заключительное слово. Первый помощник мысленно перекрестился. Он ещё раз бегло пробежал глазами справку, предоставленную Нью-Йоркским музеем естественной истории, которая вместе с другими материалами дела Ричарда Харлана лежала перед ним на столе.

"Ричард Харлан родился 15 сентября 1931 года. Закончил университеты Нью-Йорка и Иллинойса по специальности "палеоантропология и археология".

С 1969 года — научный сотрудник Колумбийского университета, Дортмундского университета и ряда исследовательских центров США, Франции, Великобритании и Австралии. С 1972 по 1980 годы — заведующий кафедрой естественной истории. В 1980 году вступил на должность заместителя директора Колумбийского университета. Является его Почетным профессором. Занимался проблемами эоценовых приматов, филогении, естественной истории Америки и др.".

— А сейчас я вам скажу, что за человек Ричард Харлан, — сказал Блез Курно. — Моих показаний вам будет достаточно?

Шислер кивнул: вполне.

— Харлан даже от своих коллег по работе скрывал свое родство с Президентом, только несколько близких друзей знали об этом. Вам нужна полная характеристика или частичная? Может, вы будете задавать мне вопросы? — язвительно предложил Курно.

Директор ЦРУ был непроницаем.

— Пожалуй, нет. Но ситуация в корне меняется. Если пару часов назад я мог самостоятельно принимать решения, то теперь, не посоветовавшись с вами, не сделаю и шагу. Дело перестает быть интересным, становится просто серьезным.

— В вас, Артур, преобладают шпионские страсти, а тут такой оборот. Не знаю даже, как его назвать. Здесь нужен другой подход.

— Поставьте в известность Президента. Существует, пожалуй, единственный и приемлемый план по освобождению Харлана, и только Президент может не утвердить его, а дать согласие или указание. Другие способы менее болезненны для Президента, но более — для профессора.

— Объясните, — тихо попросил Курно, закрывая глаза и чувствуя, что вот-вот потеряет терпение.

Шислер несколько дольше, чем того требовало простое приличие, смотрел в черные глаза первого помощника.

— Президент захочет выслушать меня лично. К чему повторяться, тем более что я вас раздражаю.

Блез Курно покраснел и поднялся с кресла.

— Простите меня, Артур. Но в этом деле дорога каждая секунда, а вы… Складывается впечатление, что вы намеренно затягиваете время. Поймите, мое раздражение подсознательно.

Шислер простил первого помощника. И, будто намереваясь исполнить древний ритуал индейцев — выкурить трубку мира, достал сигару, не обращая внимания на недовольную мину некурящего Курно. "Пусть нюхает и терпит, теперь эта проблема больше его, чем моя".

Курно пультом дистанционного управления отрегулировал работу кондиционера по-новому, после чего сказал:

— Я поставлю Президента в известность только тогда, когда услышу от вас конкретные предложения. Ведь не смогу же я связаться с ним, имея только плохие известия! Он сразу спросит: что вы предприняли? Итак, слушаю.

— Дело в том, господин Курно, — начал Шислер, — что, кроме показаний бразильского археолога, записки Харлана и статьи в газете, мы ничем не располагаем. Мы, конечно, можем узнать больше, у нас мощные агентурные связи, но будет потеряно время. Самое разумное действие в этой ситуации официально предъявить бразильскому правительству ноту о незаконно удерживаемом или похищенном в их стране гражданине США. Но подобный шаг привлечет широкое внимание со стороны прессы, телевидения и станет достоянием тех структур, которые совершили акт похищения. Действия этих структур решительны, и, скорее всего, Харлана они не отдадут. Переведут в другое место, чем усложнят нашу задачу. Я предлагаю, не теряя времени, силами диверсионного отряда освободить профессора.

Блез Курно встал и медленно прошелся по кабинету. Секунду-другую постояв у темного окна, вернулся на место.

— Я знал, что именно это вам и придет на ум. Президент не пойдет на такой шаг.

— То, что я предлагаю, не такая уж редкая процедура. У нас богатый опыт по внедрению диверсионно-разведывательных групп в различные страны.

— Этого требовала национальная безопасность США, — возразил Курно. — А тут совсем другое дело.

— Я вынужден не согласиться с вами, Блез. Профессор Харлан — гражданин нашей страны, её достояние, ученый с мировым именем, фигура стратегическая. Вот так, приблизительно, вы скажите Президенту.

— А он мне ответит: вы преувеличиваете.

Шислер достал ещё сигару, первый помощник схватился за пульт.

— Вот вы, Блез, не так давно обвинили меня в том, что во мне преобладают шпионские страсти. В Президенте будут бороться два чувства. Пусть откинет одно, то, что Харлан — его родственник, и все встанет на свои места. И это вы тоже скажите Президенту.

— Спасибо, Артур, я воспользуюсь вашими советами. Но как быть, если диверсионный отряд провалится? Тогда уже Президенту наверняка придется вспомнить о своем родстве с Харланом. Вы представляете, что будет?

— Представляю, но доля вероятности провала настоящих профессионалов ничтожна. И другого, более радикального пути я не вижу. А время идет.

— Да-да, время идет… А скажите, Артур, вы не думали о том, что похищение Ричарда Харлана носит чисто провокационный характер?

Шислер сдвинул брови, досадуя в душе. Обманывая себя, он ответил:

— Не было времени. Но давайте подумаем вместе. Если это провокация, то перед нами тонкая работа спецслужб Бразилии. Итак, что они делают? Они собирают информацию о Харлане, узнают, кто он и кому приходится родственником. Похищают его и ждут от нас тех самых действий, которые они удивительным образом просчитали в этой игре. Достигнута некая цель: Президент США из-за своего родственника дает добро на проведение на территории Бразилии диверсионного акта.

— Ваши слова совпали с моими мыслями.

Шислер успокаивающе приподнял руку.

— У этой широкой, многоплановой операции отсутствует главное сколько-нибудь полезный для них итог. Уверяю вас, шуму было бы достаточно, но он рассеется в трех основных направлениях: сам Президент, ЦРУ, политика. Я намеренно отделил Президента от политики, потому что проигравшие на выборах республиканцы составляют чуть ли не половину общего политического лагеря. Демократы сцепятся с республиканцами, будет словесная бойня, в которой хоть и будут на все лады склонять имя Президента…

Курно нетерпеливо перебил его:

— Я понимаю, о чем вы хотите сказать. Дальше, пожалуйста.

— Так вот, будет три небольших толчка в разных местах, но сотрясения не будет. Отсюда я делаю вывод: похищение Ричарда Харлана не может носить провокационный характер за недостаточностью качества. И другое: часть информации такого акта бразильских спецслужб мне давно была бы уже известна. Говорю это как руководитель разведки. Я, глазами своих секретных агентов, читаю документы с грифом "совершенно секретно". Это я о Бразилии. Но пойдем дальше, чтобы развеять все ваши сомнения. Допустим, что на территории Бразилии действует диверсионный отряд некой страны, которой не нравятся наш Президент, ЦРУ и политика. Они похищают Харлана. Но чтобы обнародовать сам факт нашего диверсионного акта, им придется открыться в своем действии. Что это им дает? Опять тот же рассеянный удар, который рикошетом бьет в них: они усложняют или вообще теряют дипломатические связи с Бразилией. В этом я логики не вижу. Тем более что цели обоих диверсионных актов диаметрально противоположны.

— Вынужден согласиться с вами, Артур. Но все равно, — помощник многозначительно поднял указательный палец, — положение Президента нельзя назвать даже просто щекотливым.

— Мы рискуем потерять человека.

— А Президент как руководитель страны должен действовать в определенных рамках.

Шислеру хотелось сказать, что все это от лукавого, но он не выказал иронии даже в глазах.

— Не всегда, — пробасил он. — Уничтожение руководящего ядра исламской группировки "Красный джихад" официальным никак не назовешь. Вы не хуже меня знаете, сколько подобных акций было проведено. Того требовала безопасность и политика нашей страны. Но не забывайте и о том, что Харлан заявил прессе: его открытие произведет сенсацию в ученых рядах. Что это за открытие — мы не знаем. Но оно может оказаться очень ценным — для нашего же государства. Самое разумное в этой ситуации дать мне указание спасти Ричарда Харлана, сделавшего на территории Бразилии важное научное открытие, не спрашивая о том, как я буду это делать. Позже я представлю вам отчет. Не понравится составлю другой. У нас есть возможность варьировать, а вы лучше знаете вкусы Президента.

— Вы далеко не идеальный человек, Артур, — кисло скривился первый помощник.

— Идеальных людей нет, есть идеальные намерения, — ответил директор афоризмом.

— Мудрое изречение. Я знал его, но, к сожалению, забыл. — Курно нервно побарабанил пальцами по столу и сухо изрек: — Надеюсь, разговор о том, чтобы в группу вошли лучшие профессионалы своего дела, будет излишним.

— Говоря спортивным языком, это будет слаженная команда, годы работающая единым составом. О сборной не может быть и речи.

— То есть вы уже определились в выборе?

Шислер даже кивал медленно.

— Думаю, да, — сказал он. — Учитывая особенности этого дела, мой выбор пал на универсальную спецгруппу, созданную на базе отряда SEAL, аналог специального подразделения — "Группа № 6", которая создана для борьбы с терроризмом. И не только с терроризмом.[2] Она приписана к ведомству военно-морской разведки. Отличный послужной список.

— Тогда не теряйте времени, Артур.

— Я не потрачу ни одной лишней секунды. Но сначала я должен получить личное распоряжение Президента.

— Считайте, что вы его уже получили. — Блез Курно положил свою узкую ладонь на полировку письменного стола и, немного подержав, резко оторвал, задумчиво созерцая, как тает на гладкой поверхности влажный след.

Шислер несколько секунд в упор смотрел в сросшееся черными бровями переносье первого помощника. Пожалуй даже, первого друга Президента. Он понимал Блеза Курно и уважал уже принятое им решение.

— Вы, Блез, не хотите вводить Президента в курс дела?

— Я беру всю ответственность на себя. Помогите мне, Артур, и Ричард Харлан лично расскажет Президенту обо всем.

— Вы рискуете местом. Хорошим местом, черт возьми! Президент будет в ярости.

— Надеюсь, что так не случится, — Курно улыбнулся. — А скажите, Артур, что бы вы предприняли, если бы так и не узнали, что Харлан — родственник Президенту? Ведь до нашего с вами телефонного разговора у вас сложился какой-то определенный план?

— Хотите откровенно, Блез? Я — разведчик со стажем и большим опытом. Мое взаимопонимание с моим же чутьем давно переросло в дружбу. Мы никогда не подводили друг друга. Вот мы с вами беседуем ровно один час и сорок три минуты, перебрали множество версий этого дела, были взаимны, хотя и не очень искренни, в том, что профессор — стратегическая фигура для США, но думали только о Президенте. Мой друг — чутье, говорит мне, что Харлан не думает о Президенте, своем родственнике. Ему зачем-то понадобилось, чтобы его похитили. Ему непременно нужно то, что мы сейчас делаем — посылаем в Бразилию спецотряд. Он ему нужен. Мне непонятна пока игра Харлана, но я ему подыгрываю. Потому что это единственное, что я могу сделать. Зачем я это делаю — затем, что не чувствую подвоха. Я помогаю Харлану решать пока только ему известную задачу, смысл которой знает только он. Я делаю ставку на серьезное научное открытие, но сумею выжать выгоду из любой возникшей ситуации. И ещё одно я знаю точно: если профессора не похитили, как он того хотел, то он сам имитировал свое похищение. Записка играет одинаковую роль в обоих случаях. Итак, определенный этап в непонятной игре Харлана им достигнут — он вскоре встретится со спецотрядом. И у меня такое впечатление, что он знает все наперед.

— Вы большой фантазер, Артур. Харлан не такой человек, чтобы спекулировать на вещах подобного рода. Он — трезвый ученый, преданный науке и своему любимому делу. Его похищение я связываю либо с ценностями, либо, действительно, с каким-то открытием. И как бы нам не опоздать. Сколько его ещё могут держать в том месте, у водопада?

— Ровно столько, сколько пожелает сам Харлан. Пока не прибудет спецгруппа.

— Ну вот, вы опять за свое… — Курно взял с письменного прибора ручку. — Вам нужно письменное распоряжение от меня?

— Дело приняло такой оборот, что мне не нужны от вас ни письменные команды, ни устные. Считайте, что я действую самостоятельно.

Это было самое приятное, что услышал Курно за сегодняшний вечер. Он кивком головы поблагодарил директора, отдавая ему должное.

— Теперь рискуете вы, Артур.

— Надеюсь, доктор Харлан поможет нам обоим. — Шислер встал, застегивая пуговицу на пиджаке и поправляя галстук.

— Держите меня в курсе, — попросил помощник, протягивая руку. Его ладонь почти скрылась в мясистой лапе шефа разведки.

3

Лэнгли, ЦРУ, 13 ноября 2003 года, 01. 50

Челси Филд удобно устроился на кушетке в маленькой комнате отдыха своего кабинета. Он позвонил домой и предупредил жену, что задержится; связался с дежурным внизу и попросил доложить, когда вернется шеф.

Филд, наверное, в двадцатый раз перечитывал копию статьи. Перевод был сделан лучшими специалистами с учетом специфики обоих языков. Он, закрывая глаза, пытался представить себе лицо профессора Харлана, его выражение в том или ином эпизоде интервью.

"Рассказать вкратце о моем открытии?" Здесь, отмечает журналистка, Ричард Харлан улыбается. Что скрывается за этой улыбкой? Зачем вам, мистер Харлан, понадобилась организация собственного похищения? — думал Филд, роняя пепел сигареты на рубашку.

ЦРУ. Именно ЦРУ предназначалась эта статья. Именно этому органу предлагал Харлан расшифровать смысл слов, заложенных в интервью. Он словно готовился к нему. Те некоторые значения, которые он не мог передать открытым текстом, понять удалось.

Например, Харлан явно предлагает подумать о том, как он "довольно легко" сумел прочесть манускрипт 500-летней давности. Он словно говорит: "Ну, что же вы? Неужели так трудно догадаться, что этот язык мне знаком?" К тому же он присылает помощника в виде благообразного бразильского профессора, с помощью которого эта задача почти решена: это скорее всего европейский язык, испанский. Но это не все. Над чем ещё Харлан предлагает подумать? Он прочел манускрипт, узнал из него что-то необычайно важное, что подтолкнуло его на столь неординарный шаг, как организация или инсценировка собственного похищения.

Филд вернулся к началу интервью.

Биография… Похоже, тут нет подтекста."…Рассказать вкратце о моем открытии?" Улыбается.

Челси решил, что улыбка Харлана должна быть как у Моно Лизы: загадочная, чуть ироничная; глаза насмешливо просящие: знаю, но сказать не могу, не поверите.

Не поверите…

Филд почувствовал, что пульс слегка участился. Капитан находился где-то рядом с пониманием.

Не поверите…

Профессор опасается, что в чем-то ему не поверят. В чем-то очень важном, поэтому он пытается решить задачу самостоятельно. Однако просит помощи.

Чем же мы можем помочь вам, мистер Харлан? Что стоит выше нашего понимания и что смогли понять вы? Что в этом манускрипте? Что движет вами?

Движет… Движет… Движет вами.

Филд почувствовал мурашки на коже и зябко передернулся. Вами движет мнускрипт, доктор. Вы руководствуетесь им. Это инструкция.

Мистика.


Но почему мистика? Разве старинные карты о зарытых сокровищах не содержали определенных инструкций, и не вызывали ли они подобную дрожь?

Может быть. Но время уже не то. Сейчас начало нового века, где мир иллюзий существует только в бесконечных лабиринтах виртуальной реальности Сети. Но коль скоро такой великий муж науки опасается, что его не поймут, не поверят, то тут действительно что-то сверх понимания.

Филд снова углубился в текст.

Предыстория. Археологические раскопки. Останки древнего города. Землетрясение.

Как там пульс? Пульс нормальный.

"И никаких следов?" — спрашивает журналистка, которая, судя по всему, в этом деле сбоку припеку. О людях — нет, говорит Харлан. Но ему удалось найти нечто такое… Листы, исписанные мелким почерком… Эти люди умели писать, считать и многое другое… Прочел довольно легко… Запрятали свои сокровища… Сохранились до наших дней.

Конец. Интервью получилось скомканным: профессор сообщил все, что хотел, и быстренько сделал ручкой госпоже Елене.

Да, задает загадки профессор палеоантропологии Ричард Харлан. Подставился — и ждет помощи.

На столе зазвонил телефон, и Филд, зевая, отметил время: 3.08.

Звонил дежурный: Артур Шислер вернулся.

— Вижу, не спали, — прогудел директор, отпуская дежурного, принесшего кофе.

— Наука спать не дает. — Челси Филд положил в чашку три куска сахара и, подумав секунду, ещё один. — Чувствую себя в вакууме. А сквознячок незримо присутствует, но вот где?..

— Идем на поводу у профессора. И глупым это кажется, и смешным, но чертовски интересно, — заключил Шислер. — Что думается по этому поводу?

Филд поделился своими мыслями с шефом, соблюдая их первоначальный ход. Закончил он словами:

— Я двадцать лет в разведке, но такой набор — записка о похищении, инструкции, сокровища, древние племена, Президент и его родственники, разведка, наконец, — встречается мне впервые.

— Наша работа была бы неинтересной, если бы все наборы были на одно лицо, — произнес директор задумчиво. — Но к вашему списку я добавлю ещё одно и повторю сначала: записка, инструкция, сокровища, древние племена… и спецотряд. Профессор, ставя в конце списка многоточие, подразумевает спецотряд.

— Но на кой черт он ему понадобился? Не собирается же он с его помощью откапывать клад? От такого ассорти, до которого мы тут докопались, просто неловко смотреть друг другу в глаза.

— Есть немного, — Шислер снова слегка приподнял уголки губ. — Но не будем смущаться. Дело чрезвычайно серьезное. Краткость послания Харлана, которое адресуется непосредственно нам, теоретически доказывает важное открытие. Он опасается, что его записка может попасть в чужие руки. Более того, он делает упор на сокровища, давая интервью. И еще: ему нельзя покидать Бразилию, он на месте стережет тайну. Значит — у него на руках есть что-то вещественное, о чем не должен знать даже его друг Мелу. Очень тонкая и умная игра. Нам с вами даны рекомендации первого помощника Президента — подобрать отряд для внедрения на территорию Бразилии. В разговоре с ним я упомянул о ликвидации «верхушки» террористической группировки "Красный джихад".

— Вы хотите послать туда «Нью-Эй»?

— А почему нет? Если имеет место действительно похищение — и тогда каждый глаз от Сантарена до Итаитубы будет отмечать всех мало-мальски подозрительных лиц, — то они самая подходящая кандидатура. Обычная американская группа туристов — вот и вся легенда. Сейчас они, кажется, базируются в Эверглейдс?

— Да, на военно-морской базе «Атолл».

— Свяжитесь с полковником Кертисом. Ему сейчас, правда, не до этого.

Шислер позвонил дежурному и попросил сводку из аэропорта в Ки-Уэсте. Пока дежурный находился в пути, Челси Филд успел разыскать полковника Кертиса. Прикрыв трубку ладонью, он сказал:

— "Нью-Эй" задействован сейчас в операции по освобождению заложников.

Шислер нахмурился.

4

Бразилия, район средней части бассейна р. Топажос, 12 ноября 2003 года

Профессор Харлан, без особых усилий пробиравшийся сквозь довольно жидкую зелень кустарников, вспугнул стаю диких голубей. Невольно прикрывшись рукой от близости десятков хлопающих крыльев, он остановился. Под ногами были камни — где совсем голые, где-то покрытые лишайником; но было видно, что и лилейные растения, и древовидные кустарники — лишь недавние гости на этой обширной каменной равнине. Когда-то здесь была каменоломня и Ричард Харлан искал рабочий поселок, вернее, то, что от него осталось.

Тошнотворно-теплая вода из фляжки неприятно дернулась в горле, и он, поморщившись, продолжил свой путь.

Было десять часов утра. Солнце, ослепительным пятном сиявшее на кристально чистом небе, заставляло двигаться воздух. Но не столько палящие лучи утомляли путника, сколько раскаленная каменистая почва под ногами. Она представлялась ему сейчас противнем ада. Однако старый археолог, закаленный в бесчисленных экспедициях, почти не потел, лишь под мышками и под воротником легкой рубашки темнели влажные пятна.

Несмотря на свой стовосьмидесятисантиметровый рост при весе семьдесят килограммов, он казался внушительным; движения были легкими и рассчитанными. Защитного цвета панама, открывающая ровно подстриженные виски, делала его похожим на отставного военного.

Харлан снова остановился, прикидывая, сколько он прошел от берега реки.

"Где-то здесь, — сказал он сам себе. — Но нужно взять чуть севернее".

Он отклонился от прежнего маршрута, срезая влево. Пустив в ход длинный, с широким лезвием нож, он расчистил путь в плотной стене лиан и вышел к зарослям колючей акации. Нагнувшись, сорвал пучок светло-зеленой травы и понюхал. Полынь. Он больше всего любил именно этот запах. Трава полетела в сторону. Чуть позже профессор проделал это и с другим растением, чей запах тоже обожал: эстрагон. Сейчас он мечтал о другом запахе — пива. И вообще о пиве — холодном, ледяном, сводящем скулы. Он сплюнул и вновь приложился к фляге.

Обойдя поросль акации, Харлан оказался на опушке с бугристой желтоватой землей, над которой висел горьковатый запах мелиссы и полыни. Обзор был хороший, поэтому в глаза сразу бросились остовы каменных сооружений.

"Удача", — тихо шепнул он себе, направляясь к заросшему травой фундаменту, расположенному севернее остальных. Сбросив легкий рюкзак на шероховатую поверхность камней, профессор оглядел небольшую территорию древнего поселка. Потом присел и стал зарисовывать план, отрывисто черкая в блокноте. Закончив набросок, он вынул из рюкзака футляр темной кожи и осторожно извлек из него несколько исписанных листков. Он наизусть знал текст, но все же ещё раз прочитал одно интересовавшее его место.

Сложив все обратно в рюкзак, он подошел к углу крайнего здания, держа наготове компас, отметил взглядом наиболее удобный ориентир — макушку высокого кедра — и сделал первый шаг в северо-западном направлении. Шагая, Харлан считал вслух: два шага — около полутора метров. Недоходя до кедра, отметил следующий визуальный ориентир.

Когда счет шагов достиг шестисот, в виду показалась его палатка, раскинутая в тени хвойных деревьев. Еще четырнадцать шагов — и он остановился. Примерно в тридцати метрах слева от него было заметное нагромождение камней.

"Это может быть только здесь", — уверенно проговорил он, широко зашагав по высокой траве и радуясь, насколько точно он произвел предварительный расчет. Эти камни он отметил ещё вчера, когда тайно покинул лагерь и пришел на место. Что ж, это даже очень хорошо, не придется переносить палатку.

Профессор поставил ногу на холм, поросший серо-зеленым лишайником, и застыл, слушая рокот водопада. Все приготовления были закончены, оставалось только ждать. А вообще, это было раз плюнуть — найти место захоронения сокровищ, намного труднее было инсценировать свое похищение. Хотя ему точно передали, может быть, дословно, что нужно сказать в интервью и написать в записке. Он был только исполнителем.

После беглого знакомства с манускриптом Харлан понял, как сходят с ума. А после его тщательного изучения и долгого анализа к нему пришло ещё одно знание — как исцеляются сумасшедшие. Они выздоравливают сразу, правда, с идиотской улыбкой на лице, которая постепенно превращается в серьезный изгиб губ; и руки у них подрагивают, и язык, готовый выщелкнуть изо рта нечто такое, от чего окружающие будут заботливо хлопотать вокруг, предлагая холодные компрессы и успокоительное.

Вначале Харлан решил поделиться своим знанием со Сьюзи Форман, но вовремя одумался и продолжал носить груз тайны в себе. Первым подтверждением его реанимированного рассудка был вызов Сильвио Мелу в Белен, а вскоре — появление в этих глухих местах вездесущей Елены Карера. Вот тогда-то профессор и окунулся с головой в холодную воду; спустя два дня — контрастный душ: он, профессор Ричард Харлан, известный всему миру ученый-археолог, инсценирует собственное похищение! Тайно собирается, пишет записку, покидает в ночных сумерках лагерь и бредет темными джунглями. Чувство ненормальности в то время снова возникло в его мозгу. Но вот сейчас — новое подтверждение. Харлан не сомневался, что под каменным сводом находится именно то, ради чего его потревожили; ради этого в абсолютном неведении направляется сейчас сюда спецподразделение США. Через два дня они будут здесь — небольшая группа туристов с открытыми визами, зашедших слишком далеко. Слишком далеко.

Харлан рассмеялся, подняв резким звуком стайку маленьких пернатых. Они шумно взмыли вверх и исчезли в кронах деревьев. А может быть, их испугал не столько хриплый смех, сколько взгляд человека, который отразился в их маленьких глазках жуткой остекленелостью.

Профессор прошел в палатку и плеснул в стакан коньяку. Горло обожгло, и снова мучительно захотелось пива. Вообще Харлан довольно редко употреблял пиво, но сейчас желание выпить ледяного напитка было почти непреодолимым. Интересно, думал он, у них с собой будет пиво? Чувствуя, что начинает зацикливаться, он вылил из фляжки теплую воду и пошел к ручью. Тугой поток остудил зудящие ноги, потом — лицо, шею, грудь. Напившись прямо из ручья, он вернулся в относительную прохладу палатки и устроился на надувном матрасе.

"Спать, — уговаривал он себя, — спать и поскорее прожить этот отрезок времени в два дня". В его возрасте такое желание было непростительным, и он понимал это, но гнал глазами невидимую стрелку часов. Эти два дня были для него смехотворными по сравнению с пропастью лет, когда неведомые люди захоронили здесь свои сокровища и идола. Харлану даже показалось, что через толщу земли он на себе чувствует его холод и энергию.



следующая страница >>