На правах рукописи Михайленко Степан Борисович - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
На правах рукописи Михайленко Степан Борисович - страница №1/1

На правах рукописи

Михайленко Степан Борисович

Теоретические основы социально-культурных практик


французского ситуационизма: философский анализ

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Специальность – 09.00.11 – Социальная философия

Москва – 2013

Диссертация выполнена на кафедре философии

Московского государственного областного университета


Научный руководитель: доктор философских наук, доцент

Кравченко Виктория Владимировна
Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Меликов Ибрагим Мустафаевич

кандидат философских наук, доцент Шинелин Владимир Николаевич
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российская академия правосудия»
Защита состоится « 6 » июня 2013 г. в 15:00 на заседании Диссертационного совета по философским наукам Д.212.155.08 при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а. Автореферат диссертации представлен на сайтах vak.ed.gov.ru и www.mgou.ru

Автореферат разослан « 6 » мая 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Доктор философских наук, доцент Я.В. Бондарева



Актуальность темы исследования

Важность и актуальность философского исследования, посвященного теоретическим основаниям социально-культурных практик французского ситуационизма, необходимо аргументировать рядом взаимосвязанных и взаимообусловленных позиций.



1. Теоретический аспект. 1960-е гг. стали временем интенсивного обновления марксистской теории. Характер послевоенного общества в развитых капиталистических странах требовал создания адекватных современных моделей его анализа. Деятельность Ситуационистского Интернационала (группы интеллектуалов, существовавшей в 1957-1972 гг. и издававшей одноимённый журнал) представляла собой коллективную попытку формирования такой модели. Наиболее важным этапом на пути формирования ситуационизма стала публикация в 1967 г. книги «Общество спектакля» лидера и основателя организации, французского философа Ги Дебора. Несмотря на то, что в соответствии с названием, ситуационистская организация действительно имела международный характер, мы концентрируем наше исследование на деятельности французской секции, непосредственно занимавшейся теоретико-философской деятельностью, в то время как деятельность иных секций (например, скандинавской или британской) происходила преимущественно в сфере эстетики.

В эти годы процессы теоретического обновления развивались не только в революционной теории, но и в гуманитарных науках (философии, социологии, истории и т.д.), в орбиту академических исследований включались практические достижения и теоретические результаты исследователей-энтузиастов, которые иногда давали толчок к формированию новых направлений в науке (например, в теории повседневности и гендерной тематике). В теоретическом плане идеи, высказывавшиеся ситуационистами, оказали влияние и на развитие этих процессов.

Принципиально важно, что социально-философские идеи ситуационистов уже становились основой для социальной практики (наиболее ярким эпизодом которой было студенческое восстание во Франции в мае 1968 г.); и попытки их действительной реализации предпринимаются и в наши дни, как в художественной, так и в политической сфере. Отсутствие на данный момент в отечественной науке специализированного исследования теоретической стороны ситуационизма в её полноте является очевидным упущением, которое наше исследование призвано компенсировать.

Изучение ситуационизма становится особенно актуальным в нашей стране именно сейчас, когда Россия уже в полной мере включена в мировую капиталистическую систему, когда действительно укоренилась рыночная экономика и индивиды могут по достоинству оценить её плюсы и минусы на собственном опыте. Потому же русское издание книги Ги Дебора «Общество спектакля» вышло лишь в 2000 г.: в наши дни ситуационистская критика говорит уже не об абстрактном «загнивающем Западе», но полностью применима к тому обществу, частью которого является каждый из нас.



2. Методологический аспект. Изучение теоретических основ ситуационизма имеет очевидную методологическую значимость при исследовании разнообразных фактов и процессов, имеющих место и протекающих в современной общественной мысли и культурной среде.

Избранная нами в данной работе исследовательская стратегия, предполагающая рассмотрение не только теории, но и практики реализации идей ситуационистов (в академических исследованиях, в политике, в художественном творчестве) позволяет нам в полной мере обнаружить их методологический потенциал.



3. Социально-практический аспект. Исследование социально-практических аспектов ситуационизма становится особенно актуальным именно в современных условиях в силу ряда объективных причин.

Во-первых, тотальное проникновение электронных технологий и возникшие благодаря этому новые возможности преобразили современный мир и сделали его ещё более сходным с «обществом спектакля», описанным в книге Ги Дебора (что подтверждается, например, исследованиями американского социолога Дугласа Келлнера). По этой причине в современных условиях идеи ситуационистов являются ничуть не менее актуальными, чем в 1960-е гг., когда интернет и виртуальная реальность еще только разрабатывались.

Во-вторых, как было сказано выше, ситуационизм был частью теоретической основы наиболее известного молодёжного восстания – Красного мая 1968 г. В современных условиях, когда молодёжные бунты с разной силой сотрясают государства по всему миру (даже страны Западной Европы – по Франции, например, волна молодёжных бунтов в XXI в. прокатилась уже дважды) изучение идей ситуационистов приобретает особую актуальность, поскольку позволяет более полно изучить теоретико-философские основания тех, кто противостоит современному обществу.

В-третьих, развитие и популяризация компьютерных технологий с новой силой поставили вопросы, сформулированные ситуационистами ещё полвека назад: о необходимости и принципиальной возможности в современных условиях новых экономических моделей, о социально-философском значении понятия авторского права и необходимости его упразднения.

В-четвертых, в современной философии социального пространства и градостроительства всё больший вес набирают идеи создания городской среды, максимально комфортной для жизни и всестороннего развития горожанина, даже в ущерб экономическим функциям города. Эти идеи во многом вдохновляются идеями «унитарного урбанизма» и «психогеографии», разрабатывавшихся ситуационистами в середине прошлого века.

Таким образом, анализ ключевых идей ситуационизма позволит нам создать более полную картину философских оснований ряда актуальные социальных практик современного мира


Степень разработанности темы диссертационного исследования

Изучение ситуационизма происходило достаточно неравномерно. Если до начала 1990-х гг. по этой тематике существовало лишь несколько специализированных исследований, то в последние два десятилетия число статей и монографий на эту тему растет в геометрической прогрессии. На первых порах исследовательский интерес к идеям ситуационистов был вызван исключительно взаимосвязью деятельности Ситуационистского Интернационала с массовыми молодежными беспорядками в Париже в мае 1968 г. Первая монография о ситуационизме, написанная в соавторстве Ж.-П. Войе и Ж.-Ж. Распо, была опубликована в год распада ситуационистской организации.1 Таким образом, ситуационизм оказывался заключен в предметном поле политологии. Подавляющее большинство исследований было произведено в тех странах, где ситуационистская организация была наиболее активна и оказывала заметное влияние на политическую и культурную жизнь страны (Франция, Великобритания, США, Италия).

Важным этапом в исследовании социально-философских идей ситуационистов стала монография Грейла Маркуса2, в которой автор обосновывал тезис, что ключевой компонентой ситуационизма являлась не политическая, а культурная составляющая, восходящая своими корнями отчасти к традиции немецкого и французского авангарда, а отчасти – к народной культуре средневековых ересей. В 1990-е гг. зарубежная библиография ситуационизма начинает пополняться биографическими исследованиями, посвященными лидеру и создателю организации Ги Дебору, наиболее значимыми из которых являются работы К. Бурселье, Л. Бракена, В. Кауфмана, Э. Меррифилда, Э. Юсси, А. Яппе.3 В начале XXI в. П. Марколини обратился к теме теоретического осмысления концептуальных основ ситуационизма.4

В работе Ф. Дево5 и в монографии французского культуролога А. Копполы «Введение к фильмам Ги Дебора»6 исследовались режиссёрские работы французского философа-ситуациониста.

Д. Келбог, Н. Лич, Э. Меррифилд и К. Росс изучали взгляды ситуационистов на социальное пространство и влияние на него экономических отношений.7 На рубеже XX и XXI вв. в ряде статей рассматривался концепт «спектакля», краеугольный камень ситуационизма. В своей монографии «Медиаспектакль»8 американский философ Дуглас Келнер адаптировал концепт «спектакля» к современным реалиям общественной жизни в США.

С 1990-х гг. начинается изучение ситуационизма в отечественной науке, причем число российских исследований до сих пор остается сравнительно небольшим, поскольку большинство работ ситуационистов до сих пор не переведены на русский язык. В российских исследованиях ситуационизм зачастую рассматривается как составляющая часть масштабных социо-культурных (молодежные движения 1960-х гг.), художественных (европейский авангард) или философских (марксизм, постмодернизм) явлений.

Первыми российскими работами по ситуационизму были статьи социолога А.Н. Тарасова9. Стимулом к постепенному возрастанию интереса к проблеме в отечественной науке послужила публикация русского перевода книги Ги Дебора «Общество спектакля» (пер. С. Офертаса).10 В 2011 г. издательством «Опустошитель» было выпущено новое издание книги (пер. А. Уриновский).11 Наибольшим недостатком всех переводов следует назвать полное игнорирование переводчиками особого метода письма Ги Дебора – техники dètournement, а также крайнюю слабость справочного аппарата.

Наиболее изученным в отечественной научной и общественной публицистике аспектом ситуационизма является концепт «спектакля». В контексте постмодернистской философии И. Ильин12 обнаружил параллели между понятием «спектакля» у Ги Дебора и терминами других философов (Ж. Бодрийяр, О. Калабрезе, Ж. Делез, Ж.-Ф. Лиотар, Ю. Хабермас), означающими «ощущение театральной призрачности, неаутентичности жизни». Б.Ю. Кагарлицкий13 рассматривал концепт «общества спектакля» в трёх плоскостях: как часть развития философии марксизма в 1960-х гг. (наследников Ж.-П. Сартра и Франкфуртской школы), как часть философии постмодерна и как часть контркультуры 1960-х гг. Теме концепта «спектакля» была посвящена диссертация А.В. Кулика14. Сравнительный анализ концепта «спектакля» и концепта «мифа» Р. Барта произведён в диссертации М.Д. Рахманиновой.15


Объект исследования:

французский ситуационизм, как социальное и социо-культурное явление


Предмет исследования:

теоретические основания и особенности социально-культурных практик, инспирированных идеями ситуационистов.




Цель исследования:

комплексное исследование теоретических оснований социально-культурной практики французского ситуационизма в их полноте в контексте философской мысли XX в., роли ситуационистских идей в происходившем во второй половине XX в. процессе эволюции гуманитарного знания и социокультурной практике, практического значения этих идей в ходе событий Красного Мая.


Достижение поставленной цели требует решения следующих задач:

  1. выявить, уточнить и конкретизировать ключевые понятия ситуационизма и проанализировать теоретическое развитие ситуационистских идей;

  2. обнаружить и исследовать точки соприкосновения между идеями ситуационистов и концепциями других учёных разных областей гуманитаристики (философия, социология, история и т.д.);

  3. определить и проанализировать аспекты практической реализации ситуационизма в социальной и эстетической практике.


Методологические и теоретические основы исследования

В работе используются системный, полидисциплинарный, формационный подходы в соединении с диалектическим методом. Системный подход позволил рассмотреть идеи ситуационистов как цельную систему, четко проследить связи между различными понятиями. Полидисциплинарный подход позволил осуществить всестороннее исследование французского ситуационизма и инспирированных им явлений в разных сферах общественной и культурной жизни. Учитывая позитивные стороны формационного подхода, автор исходит из представлений о первенстве в общественном развитии материальной экономической основы жизни, служащей глубинным основанием «тектонических подвижек» во всей системе социальных отношений, которые приводят к коренным социальным преобразованиям.

Методологической основой диссертационной работы стали принципы объективности, системности, историзма, а также общенаучные методы (анализ и синтез, сравнение, обобщение). Последовательное применение этих принципов позволило воссоздать целостную картину французского ситуационизма в теоретическом и практическом аспектах. Принцип научной объективности позволил на основе детального анализа разнообразных по характеру и типу источников (монографии, публицистика, периодика, эпистолярные материалы) выявить предпосылки зарождения и ход развития социально-философских идей ситуационистов. Принцип историзма позволил рассмотреть эволюцию социально-философских взглядов во взаимосвязи с политическими, социально-экономическими и культурными процессами, происходившими в капиталистических странах во второй половине XX в.

Важнейшими методологическими приемами диссертационного исследования являются принципы восхождения от абстрактного к конкретному, единства исторического и логического. Данные принципы реализуются в плане перехода от изучения абстрактных теоретических построений ситуационизма к социально-политической и социально-культурной практике.


Структура диссертационного исследования

Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

Во введении обоснована актуальность проблемы исследования, определены степень её изученности, рассмотрена её теоретическая и практическая значимость, сформулированы положения, характеризующие новизну данного исследования, и тезисы, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Социально-философский анализ основных концептов французского ситуационизма» посвящена непосредственному анализу содержательной стороны теоретических оснований французского ситуационизма.

В первом параграфе первой главы «Формирование ситуационизма и ситуационистской организации в контексте интеллектуальной ситуации во Франции XX в.» рассматривается интеллектуальная ситуация во французской философии второй половины XX в., оказавшая влияние на оформление идейной стороны ситуационизма и формирование организации Ситуационистского Интернационала.

Во втором параграфе первой главы «Концепция «Общества спектакля» как фундаментальный базис ситуационистских идей» анализируются социально-философские идеи, высказанные в ключевой теоретической работе ситуационизма – книге Ги Дебора «Общество спектакля».

Этими идеями являются:

1. Концепты «спектакля» (новой схемы социально-экономических отношений, возникающей в послевоенном мире) и «ситуации» (микроэлемента повседневной жизни социума и индивидуума);

2. Идея о трёх особых темпоральностях, присущих разным типам обществ;

3. Идея об особой роли культурного производства в формировании и воспроизведении современного общества;

4. Особый взгляд на характер исторического процесса и трансформацию государственности в современном обществе.

В третьем параграфе первой главы «Психогеография как комплексная попытка социально-философского осмысления городской среды» содержится попытка построения общей поэтапной схемы зарождения, развития и становления психогеографии – особой области исследований на стыке разных научных дисциплин, разрабатывавшейся ситуационистами.

Предложенная схема включает три этапа: психогеография – этап изначального формирования идеи, первый интерес изучаемых авторов к комплексному исследованию социального пространства; критика урбанизма – этап складывания комплекса основных философских положений критики современной социальной городской среды; унитарный урбанизм – этап формирования конкретных социально-философских и технических решений по созданию новой социальной среды.

Также в этом параграфе анализируются коррелирующие явления в академической исторической науке, синхронные по времени со становлением психогеографии.

В четвёртом параграфе первой главы «Социально-философские обоснования методики «обратной цитаты» détournement» рассматривается особый взгляд ситуационистов на юридическое понятие авторского права как социально-философскую проблему. Ситуационистский концепт «антикопирайта» анализируется в контексте современной социально-культурной практики, осуществляющейся в сети Интернет.

В пятом параграфе первой главы «Потлач и отказ от работы: альтернативные схемы социально-экономических отношений» описываются две предпринятые ситуационистами попытки интеллектуального конструирования экономических моделей, альтернативных рыночной экономике.

Во второй главе диссертационного исследования «Французский ситуационизм в контексте социально-философских теорий» рассматриваются особенности восприятия социально-философских идей ситуационизма представителями различных философских школ, а также разных сфер гуманитарной науки.

В первом параграфе второй главы ««Спектакль» и «медиаспектакль»: философские подходы к изучению процесса коммодификации события» рассматривается интерпретация введённого Ги Дебором концепта «спектакля», приведённая в работах современного американского социолога Дугласа Келлнера (в книге «Медиаспектакль» и ряде статей), которая обосновывает адекватность и соответствие концепта современной социальной реальности. Производится социально-философский анализ концепта «медиаспектакля», создаваемого Келлнером на идейной базе работ ситуационистов.

Во втором параграфе второй главы «Концепт «спектакля» как элемент анализа процесса театрализации социальной действительности в работах современных философов» изучаются семантически близкие к концепту «спектакля» концепты иных философов (Р. Барт, Ж. Делёз, Ж. Бодрийяр и др.) и социологов (Д. Бурстин).

В третьем параграфе второй главы «Концепт «ситуации» в контексте философских моделей изучения микроуровня социальной повседневности» сформулировано и доказано предположение об особой роли концепта «ситуации», ключевого элемента ситуационизма, в процессе трансформации и развития гуманитарной науки во второй половине XX в., в формировании новых исследовательских методик (использование микроанализа в историческом исследовании) и направлений (микроистория). Демонстрируется содержательное родство ситуационистского концепта «ситуации» с концептами «момента» французского социолога Анри Лефевра, «исключительно нормального» итальянского историка Эдуардо Гренди и «казуса» советского и российского историка Ю.Л. Бессмертного.

В третьей главе «Социально-преобразовательные и социально-эстетические практики на основе ситуационистских идей» анализируются социально-культурные практики ситуационистов и их сторонников, основанные на идеях ситуационизма (все изучаемые практики имеют сложный амбивалентный характер и могут быть рассмотрены с точки зрения и социального, и культурного аспектов).

В первом параграфе третьей главы «Рецепция французским обществом ситуационизма в контексте событий Красного мая в Париже 1968 г.» анализируется роль социально-философских идей ситуационистов в исторических событиях всеобщей забастовки во Франции весной 1968 г. Данная проблема изучается в двух плоскостях. С одной стороны, исследуются действия групп молодёжи (преимущественно студенческой) и отдельных личностей, инспирированных ситуационизмом. С другой стороны, изучается роль ситуационистов, как непосредственных участников событий (при этом с учётом конкретных фактов акцентируется их приоритетная роль в качестве создателей особого идейного фона событий, а не в качестве собственно действующих лиц). Таким образом, удаётся, во-первых, проследить, какие конкретно идеи ситуационистов были сочтены их современниками достаточно значимыми, чтобы быть воплощенными в конкретной социальной практике, во-вторых, выявить, какие из своих идей считали таковыми их авторы.

Во втором параграфе третьей главы ««О нищете студенческой жизни»: инцидент в Страсбургском университете 1966 г. как способ популяризации философской теории» рассматриваются события, предшествовавшие Красному маю и получившие название «Страсбургского скандала» (публикация ситуационистского памфлета «О нищете студенческой жизни» местным отделением студенческого профсоюза за счёт финансовых средств профсоюза). Данные события рассматриваются как важный этап социально-культурной практики французского ситуационизма поскольку, во-первых, привлекли внимание широких масс французского общества к идеям ситуационистов; во-вторых, заложили основу для дальнейшего проникновения идей ситуационизма в среду студенчества. Изучение этого эпизода и текста памфлета позволяет сложить более полное представление о характере влияния ситуационизма на настроения студенчества в дни Красного мая.



В третьем параграфе третьей главы «Кинематограф Ги Дебора как форма практической реализации социально-философских идей ситуационизма» анализируются кинематографические работы лидера Ситуационистского Интернационала Ги Дебора (режиссёра шести фильмов). Обосновывается предположение о том, что данные произведения должны быть рассмотрены не просто как акты художественного творчества, но как произведения с непосредственно социально-философским ситуационистским содержанием. Выявляется, что в данном случае киноязык выступает как новое средство передачи социально-философских идей. Производится анализ ситуационистских идей, высказанных Ги Дебором посредством языка кино.

Научная новизна диссертационного исследования

  1. В диссертации на основании широкого круга источников определены и проанализированы ключевые элементы теоретических основ ситуационизма. Предложена схема генезиса психогеографической теории и практики.

  2. В исследовании определены сходные идеи и концепции в работах ситуационистов и иных философов. Выявлены взаимосвязи между идеями ситуационистов и процессами теоретического и методологического обновления в академическом гуманитарном сообществе.

  3. В исследовании определены аспекты реализации ситуационизма в социально-культурной практике самими ситуационистами и их сторонниками. Уточнена роль ситуационистских идей в контексте событий мая 1968 г. Произведен анализ социально-философских аспектов эстетического творчества Ги Дебора.


Обоснование основных положений, выносимых на защиту.

Положение 1. В работе дано определение ситуационизма и определены его 10 основных идей.

Ситуационизм – это комплекс идей, базирующихся на теории Маркса, высказанных кругом участников организации Ситуационистский Интернационал (1957-1972) в контексте деятельности этой организации. Этот комплекс имеет сложный гетерогенный характер, затрагивает все сферы жизни общества, и многие его идейные элементы являются логически независимыми друг от друга. С одной стороны, этот комплекс имеет вид глобального антисистемного метанарратива, соединяющего в единую картину разнообразные элементы социальной критики современного общества, основанного на капиталистическом способе производства; с другой стороны – этот комплекс содержит в себе описание идеальных черт общества будущего. В этом смысле мы вправе говорить не о реализации в социально-культурной практике всего ситуационизма как такового, но о реализации отдельных его элементов. Одновременно с тем, определяющим для собственно практики ситуационизма является принцип неразрывности философии, культуры и политической борьбы; т.е. ситуационизм политизирует (и «философизирует») эстетику, и, параллельно, эстетизирует социальную философию. В философском отношении ситуационизм близок к идеям французского утопического социализма (представленного работами Сен-Симона, Фурье и т.д.) и к немецкому коммунизму рабочих советов и люксембургианству; в культурном – к традиции европейского авангарда первой половины XX в., выраженной в художественных течениях дадаизма и сюрреализма.

10 основных идей, составляющих аксиоматическую базу французского ситуационизма: концепты спектакля, ситуации, идеи об особом характере социального времени и социального пространства, идея о роли культуры в обществе спектакля, идея о политическом процессе и актуальной форме современной революционной организации, методика détournement, особый взгляд на проблему авторского права, идеи об отказе от работы, экономическая модель «потлач». Принимая во внимание, во-первых, стремление ситуационистов к конструированию «единой модели социальной критики», а во-вторых, их принципиальный отказ от всяких форм идеологии и связанное с ним нежелание формировать собственную систему со строгими правилами; мы, с одной стороны, рассматриваем французский ситуационизм как единую последовательную схему, а с другой стороны – анализируем независимое значение элементов этой схемы (отдельных концептов и идей).

В ключевой теоретической работе ситуационистов книге «Общество спектакля» Ги Дебора были выделены четыре основные идеи из указанных десяти:

1. концепт спектакля (новой схемы социально-экономических отношений, возникающей в послевоенном мире и характеризующийся пассивностью индивида и коммодификацией всех сфер общественной жизни);

2. идея о трёх особых темпоральностях (циклической, необратимой и псевдоциклической), присущих разным типам обществ на разных этапах развития;

3 идея об особой роли культурного производства в формировании и воспроизведении современного общества, о деградации и опредмечивании культуры в современном мире;

4. концепт ситуации (как микроуровень повседневности, который может быть сознательно сконструирован индивидуумом или группой индивидуумов в целях преодоления спектакля и овладения подлинной жизнью);

5. три формы трансформации государственности в условиях глобального спектакля (концентрированная, диффузная и интегрированная).

В работе проанализирован ситуационистский комплекс идей о социальном пространстве и предложена трёхчастная схема:



  1. психогеография – попытка создания области научных исследований социального пространства на основе междисциплинарного взаимодействия, разработка экспериментального исследовательского метода («дрейф») и способов фиксации результатов исследования (психогеографические карты);

2. критика урбанизма как формы отражения капиталистической рыночной экономики в социальном пространстве;

3. унитарный урбанизм – комплекс конкретных социально-философских и технических проектов и решений по созданию новой социальной среды.

В работе проанализирована особая методика составления художественного текста détournement, заключавшаяся в использовании в новой роли готовых культурных форм. Рассматривается идея антикопирайта, отмены авторского права как препятствия на пути прогресса. В современных условиях распространения по всему миру технологий электронного копирования идея отказа от авторского права получает особое звучание.

В диссертации проанализированы разработанные французскими ситуационистами новые модели экономики, альтернативные современной рыночной, и выделены две ключевые идеи – об отказе от работы и о потлаче. Отказ от работы предусматривает упразднение пролетариата, т.е. ликвидацию классового общества. Потлач (изначально как ритуал североамериканских индейцев, заключавшийся во взаимном обмене превосходящими дарами) интерпретировался ситуационистами в качестве новой модели экономики, построеной не на накоплении, но на расходовании и дарении.

В ситуационизме обнаруживается целый ряд сторонних заимствований (идея потлача была почерпнута из работ М. Мосса, идея détournement – из произведений Лотреамона и т.д). Эти заимствования подвергались переосмыслению, теоретическому обоснованию и дополнению. Теоретические обоснования французского ситуационизма имеют сложный амбивалентный характер: с одной стороны, они утопичны, с другой стороны, нацелены на практическую реализацию. Это сознавали сами авторы, полагавшие Ситуационистский Интернационал организацией «творцов новых желаний». Идейное конструирование идеальной модели ситуационисты полагали более важным, нежели разработку конкретных методов её достижения. Одновременно с тем, несмотря на утопически-идеалистический характер французского ситуационизма, он предполагался как модель, которая в своё время будет воплощена в социально-культурной практике. В силу того, что необходимая инфраструктура для реализации отдельных концептуальных элементов появилась только в последние десятилетия (а для реализации некоторых из них соответствующая инфраструктура не создана и по сей день), можно сделать вывод, что идеи ситуационистов будут оставаться актуальными и далее (и будут предприниматься новые попытки их практического воплощения).

Положение 2. В работе определены аспекты рецепции идей французского ситуационизма академическим сообществом. В диссертационном исследовании данное положение рассмотрено в трёх аспектах.

В диссертации конкретизировано значение теоретических оснований ситуационизма для исследования общества XXI в., исходя из положений работы «Медиаспектакль» (2003) американского социолога Дугласа Келлнера. Произведённый нами анализ позволяет утверждать, что в современном обществе развиваются явления, описанные ситуационистами полвека назад: пассивность индивидуума, поддерживаемая посредством СМИ; подмена собственно творческой деятельности потреблением культурных товаров; максимальная коммодицикация социального пространства и времени и т.д.

В нашей работе указано место концепта «спектакля» в теоретических поисках философов-постмодернистов (Ж. Бодрийяр, Р. Барт, Ж. Делёз и др.) адекватного описания театральности и виртуализированности жизни современных обществ. Поскольку эта проблема уже должным образом освещена в диссертационном исследовании А.В. Кулика «Понятие "общество спектакля" и его концептуальные корреляты», мы в своём исследовании ограничились лишь указанием её наиболее важных аспектов. Также в работе выявлена и проанализирована семантическая схожесть концепта «спектакля» с концептом «псевдо-случая» американского социолога Д. Бурстина. Проведённый нами анализ позволяет утверждать, что понятие спектакля является наиболее широким по смыслу из всех рассмотренных, в то время как остальные описывают какой-то конкретный сегмент спектакля.

В диссертации раскрыты связи между французским ситуационизмом и современной ему теорией исторического познания. Анализ концепта «ситуации» как микроуровня повседневной жизни в контексте коррелирующих понятий, введённых рядом мыслителей («момент» А. Лефевра, «исключительно нормальное» Э. Гренди, «казус» Ю.Л. Бессмертного) позволил нам установить роль концепта «ситуации» в формировании новых исследовательских подходов и создании эпистемологического аппарата исследовательской дисциплины микроистории. Таким образом, удалось установить, что, идеи ситуационистов были вовлечены в процесс теоретического и методологического обновления гуманитарного знания.



Положение 3. Социальные практики на основе идей французского ситуационизма должны изучаться в двух плоскостях – применение ситуационистских идей в политических процессах и в художественной практике. Не следует упускать из виду, что эти две плоскости имеют общие точки соприкосновения.

На основе анализа политической и социально-культурной практики ситуационизма в контексте событий в Страсбурге 1966 г. и Париже 1968 г. мы можем выделить следующие идеи, воспринятые бунтующей французской молодёжью в наибольшей мере: идея о современном обществе как об особом обществе спектакля и связанная с ней идея о создании ситуаций как о практике особой революционной игры; отказ от любых форм идеологии как опосредованных форм спектакля и любых организаций авторитарного типа, опора на стихийность и коллективные массовые действия.

Значение ситуационизма в контексте событий мая 1968 г. как не следует преувеличивать, так не следует и преуменьшать. Основным катализатором событий были не студенческие выступления, но всеобщая забастовка, организованная представителями официальный левых партий; в молодежной же среде наиболее активными были анархистские и маоистские организации (ситуационисты же не вели целенаправленной агитации в студенческой среде). С одной стороны, идея революции становится модной в молодёжной среде, с другой стороны, классические теоретические схемы (троцкизм, маоизм, сталинизм, анархизм и т.д.) не являлись особенно привлекательными для нового поколения. Но все эти факторы создали питательную среду для распространения ситуационистских идей в среде молодёжи. Таким образом, идеи ситуационистов придали майским событиям во Франции неповторимый облик и сформировали свой собственный миф. Всеобщие забастовки, как и молодёжные восстания, в эти годы произошли во многих странах мира, но подлинный культурный феномен возник лишь вокруг Красного мая во Франции. Абсолютное большинство последователей ситуационизма из числа студентов осознавало утопический характер его идей. Знаменитые слова Че Гевары «будьте реалистами – требуйте невозможного» наиболее полно описывают их логику.

В художественной культуре наиболее полное применение получила идея détournement – использование готового культурного кода в новой роли. Эту практику начал лидер организации Ги Дебор в шести снятых им кинофильмах, непосредственно включая элементы détournement в композицию кинолент. В режиссуре Ги Дебора détournement стал готовой культурной формой языка кино в роли носителя и передатчика социально-философских теоретических построений. В фильмах «О прохождении нескольких людей…» и «In girum imus nocte…» Ги Дебор использовал фрагменты своей автобиографии с целью конкретизации отдельных философских положений или определенных аспектов их социальной практики. Таким образом, Ги Дебор был не кинорежиссёром как таковым, но философом, прибегавшим к возможностям языка кино.

Détournement практиковался не только Дебором. Известны примеры «народного» использования détournement в создании агитационных комиксов французским студенчеством и рабочей молодёжью в конце 1960-х гг. В них раскрывались различные аспекты социально-философских идей ситуационистов (вплоть до создания микро-комикса на основе целых глав книг «Общество спектакля» и «Революция повседневной жизни» Р. Ванейгема). В наши дни художественные формы détournement получают распространение в интернет-среде как часть графической культуры имиджборд (анонимных форумов, общение на которых строится преимущественно не в виде текстовых сообщений, а в виде обмена изображениями). Развитие компьютерных технологий работы с графикой упростило создание подобной графики. В среде имиджборд даже складывается определенное подобие канона – некоторые изображения, использующиеся для создания новых произведений наиболее часто, получают статус «мемов».
Теоретическое и практическое значение работы.

Главная значимость диссертации состоит в том, что ее материалы и выводы могут быть использованы в научных исследованиях в области философии, социологии, культурологии, а также в исторических исследованиях. Произведенный в диссертации анализ теоретических оснований французского ситуационизма может быть использован в учебно-образовательных целях в вузовских курсах современной зарубежной философии, спецкурсах и спецсеминарах по философии.


Апробация результатов исследования.

Апробация результатов исследования была произведена автором на 12 научных и научно-практических конференциях: международных (Домодедово 2007, 2008, 2009; Пятигорск 2008, 2009; Сантьяго-де-Компостелла 2012); всероссийских (Кострома 2009, 2010); межвузовских (Железнодорожный 2008, 2009, 2010, 2012). Ряд промежуточных результатов исследования отражен в 22 публикациях, общий объем которых составляет 10 п.л., в т.ч. 5 статьях, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах из перечня журналов, рекомендованных ВАК Минобрнауки России.


Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых журналах:

  1. Михайленко С.Б. Три формы «Шоу-власти»: концепция государственности в работах Г.-Э. Дебора // Вестник Костромского Государственного Университета им. Н.А. Некрасова. Серия «Исторические науки». Том 15. – 2009. – № 1. – С. 115-117.




  1. Михайленко С.Б. «Обнаженный город»: психогеография в контексте исторической урбанистики 1950-1960 гг. // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». – Пятигорск. – 2010. – Вып. 1. – С. 88-98.




  1. Михайленко С.Б. В поисках микроуровня повседневности: «момент» А. Лефевра, «исключительное нормальное» Э. Гренди и «казус» Ю.Л. Бессмертного // Научно-теоретический журнал «Научные проблемы гуманитарных исследований». – Пятигорск. – 2010. – Вып. 5. – С. 64-69.




  1. Михайленко С.Б. «Спектакль» и «медиаспектакль»: философские модели анализа современного общества // Вестник МГОУ. Философские науки. - № 4. – 2012. – С. 85-88.




  1. Михайленко С.Б. Социально-философское прочтение обычая «потлача» (на основе работ Ги Дебора) // Вестник МГОУ. Философские науки. - № 2. – 2013. – С. 69-74.


Статьи в иных печатных изданиях:

  1. Михайленко С.Б. Концепция «Общества спектакля» в идеологии французского ситуационизма 1950-1970-х годов // Национальная безопасность: правовые, социокультурные и экономические основы (материалы II международной научно-практической конференции, Домодедово-Москва, 29 января – 4 февраля 2007 г.). – М. – 2007. – С. 521-531.




  1. Михайленко С.Б. «Культура как товар» (концепция культуры в «Обществе спектакля» Ги Дебора) // История и современность глазами молодых: материалы II Межвузовской научно-практической конференции, Железнодорожный, 12 апреля 2008 г. – Железнодорожный. – 2008. – С. 164-167.




  1. Михайленко С.Б. «Общество спектакля» и «общество инфотеймента»: философские модели описания и критики современной экономики // Глобализация и предпринимательство: национально-государственные стратегии и практики: материалы III международной научной конференции, Домодедово-Москва, 21-24 марта 2008 г.). – Домодедово. – 2008. – Ч. 1. – С. 104-111.




  1. Михайленко С.Б., Садовский В.А. Предпринимательская деятельность в контексте экономических моделей истории XIX-XX в. // Глобализация и предпринимательство: национально-государственные стратегии и практики: материалы III международной научной конференции, Домодедово-Москва, 21-24 марта 2008 г.). – Домодедово. – 2008. – Ч. 2. – С. 303-315.




  1. Михайленко С.Б. Пространство и время «общества спектакля» Г.-Э. Дебора: проблемы идентичности и унификации // Национальная идентичность в проблемном поле интеллектуальной истории. Материалы международной конференции. Пятигорск. 25-27 апреля 2008 г. – Ставрополь-Пятигорск-Москва. – 2008. – С. 141-152.




  1. Михайленко С.Б. Концепция истории в «Обществе спектакля» Ги Дебора // Актуальные проблемы современных социально-гуманитарных наук: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 90-летию КГУ им. Н.А. Некрасова и 10-летию филиала РГГУ в г. Костроме. – Кострома. – 2009. – С. 208-214.




  1. Михайленко С.Б. «Теория моментов» Анри Лефевра и концепт «ситуации» Ги-Эрнеста Дебора // Доклады казахской академии образования. – Астана. – 2009. – № 2. – С. 96-100.




  1. Михайленко С.Б. Позитивная программа ситуационизма // История и современность глазами молодых: материалы Межвузовской научно-практической конференции, Железнодорожный, 11 апреля 2009 г. – Железнодорожный. – 2009. – С. 242-247.




  1. Михайленко С.Б. Авторское право в исторической ретроспективе // Глобализация и предпринимательство: национально-государственные стратегии и практики: материалы IV международной научной конференции, Домодедово-Москва, 1-6 апреля 2009 г.). – Домодедово. – 2009. – С. 216-222.




  1. Михайленко С.Б. Концепции французского ситуационизма в практиках российских оппозиционных организаций (на примере деятельности НБП в 1994-2007 гг.) // Образ войн и революций в исторической памяти. Материалы международной конференции. Пятигорск. 24-25 апреля 2009 г. – Ставрополь-Москва. – 2009. – С. 429-437.




  1. Михайленко С.Б. Психогеография городского пространства: концептуальные основы и этапы становления // Город: история, современная инфраструктура, перспективы развития. Материалы V международной научной конференции. Домодедово, 21-22 мая 2009 г. – Домодедово. – 2009. – C. 37-52.




  1. Михайленко С.Б., Сафронова М.Н. «Правила нового урбанизма» Ивана Щеглова // Город: история, современная инфраструктура, перспективы развития. Материалы V международной научной конференции. Домодедово, 21-22 мая 2009 г. – Домодедово. – 2009. – C. 121-124.




  1. Михайленко С.Б. Микроистория глазами микроисториков // Актуальные проблемы современных социально-гуманитарных наук. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Кострома, 12 декабря 2009 г. – Кострома. – 2010. – С. 205-212.




  1. Михайленко С.Б. Концепт «спектакль» Г.-Э. Дебора и возможности его интерпретации // История и современность глазами молодых: материалы V Юбилейной межвузовской научно-практической конференции, Железнодорожный, 10 апреля 2010 г. – Железнодорожный. – 2010. – С. 233-237.




  1. Михайленко С.Б. История одного памфлета (послесловие) // Ситуационистский Интернационал О нищете студенческой жизни. – Москва. – 2012. – С. 77-89.




  1. Михайленко С.Б. Г.-Э. Дебор: «Спектакль отныне пронизывает все общество» // Материалы Международного научного конгресса «История семьи – история народа», состоявшегося в рамках Перекрестного года «Россия и Испания – 2011» в г. Сантьяго-де-Компостела 23-25 ноября 2011 г. – Сантьяго-де-Компостела. - Москва. – 2012. – С. 59-63.




  1. Михайленко С.Б. Компаративный анализ концептов «спектакля» Г.-Э. Дебора и «псевдо-случая» Д. Бурстина // История и современность глазами молодых: материалы VII Международной научно-практической конференции, Железнодорожный, 7 апреля 2012 г. - Москва. – 2012. - С. 286-290.

Подписано в печать.

Формат А4

Бумага офсетная. Печать цифровая.

Тираж 100 экз. Заказ № _____

Типография _______




1 Raspaud J.–J., Voyer J.–P. L’Internationale situationniste Chronologie, bibliographie, protagonistes. – Paris: Champ Libre. – 1972.

2 Marcus H. Lipstick Traces. – Harvard. – 1989.

3 Bourseiller C. Vie et mort de Guy Debord, 1931-1994. – Paris. – 1999.; Bracken L. Guy Debord: Revolutionary. – Port Townsend. – 1997.; Jappe A. Debord. – Pescara. – 1992.; Hussey A. The Game of War: The Life and Death of Guy Debord. – London. – 2001.; Kaufmann V. Guy Debord: Revolution in the Service of Poetry. – Minneapolis. – 2006.; Merrifield A. Guy Debord. – London. – 2005.

4 Marcolini P. Le Mouvement situationniste: une histoire intellectuelle. – Paris. – 2012.

5 Devaux F. Le cinéma lettriste: (1951-1991). – Paris. – 1992.

6 Coppola A. Introduction au cinema de Guy Debord et de l'avant-garde situationniste. - Cabris. - 2006.

7 Kelbaug D. Writing Urbanism: A Design Reader. – NY. – 2008.; Leach N. The anaesthetics of architecture. - Cambridge. - 1999.; Merrifield A. Metromarxism: a Marxist tale of the city. – NY. – 2002.; Ross K. The emergence of social space. – London-NY. – 2006.

8 Kellner D. Media spectacle. – NY. – 2003.

9 Тарасов А. Ситуационистский Интернационал // Художественный журнал. – №24. – 1999. – С. 35-37. и Тарасов А. Ситуационисты и город // Там же. – С. 37-39.

10 Дебор Г. Общество спектакля (пер. С. Офертаса и М. Якубович). – М. – 2000.

11 Дебор Г. Общество спектакля (пер А. Уриновского). – М. – 2011.

12 Ильин И. Необарокко // Постмодернизм. Словарь терминов. – М. – 2001. – С. 171.; Ильин И. Театральность современного сознания и постмодернистские теории театра // Там же. – С. 279-287; Ильин И. Шоу-власть. // Там же. – С. 340-341.

13 Кагарлицкий Б.Ю. Марксизм: не рекомендовано для обучения. – М. – 2006. – С. 155-156.

14 Кулик А.В. Понятие "общество спектакля" и его концептуальные корреляты : Дис. канд. филос. наук: 09.00.05 / Днепропетровский национальный ун-т. — Днепропетровск. – 2005.

15 Рахманинова М.Д. Генеалогия и теоретические основания современных форм анархизма (от XIX к XXI веку): Дис. канд. филос. наук: 09.00.11 / РГГУ. — М. – 2010.





izumzum.ru