Н. И. Лобачевского Ю. О. Плехова Ю. И. Ефимычев В. С. Кравченко инноватика учебно-методическое пособие - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Н. И. Лобачевского О. Н. Савинова Информационное планирование в этноконфессиональной... 1 194.84kb.
Е. А. Коростелева Учебно-методическое пособие логомиры г. Хабаровск... 4 682.43kb.
Учебно-методическое пособие. Н. Новгород.: Вгипу, 2009. с 1 187.21kb.
Н. И. Лобачевского С. В. Белковский Теория и практика рекламы Учебно-методическое... 1 484.31kb.
Учебно-методическое пособие для студентов очного и заочного отделения... 7 855.94kb.
Учебно-методическое пособие по курсовому проектированию Дисциплина... 1 406.92kb.
Учебно-методическое пособие Издательство Казанского государственного... 1 532.01kb.
Учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей... 3 746.63kb.
Учебно-методическое пособие Печатается по решению Учебно-методической... 1 351.15kb.
Учебно-методическое пособие для студентов-юристов первого курса заочного... 4 1171.6kb.
К. М. Подготовка к госэкзамену по теории языка (практическое задание) 1 21.4kb.
Члены спиба обсуждают к вопросам экологии больше нельзя относиться... 1 38.96kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Н. И. Лобачевского Ю. О. Плехова Ю. И. Ефимычев В. С. Кравченко инноватика учебно-методическое - страница №11/11

9. Глоссарий



Автор объекта ИС - физическое лицо, творческим трудом которого оно создано.

Активы – совокупность вещей, принадлежащих лицу на праве собственности или в силу иного вещного права.

Ангельское финансирование - выделение денежных средств бизнес-ангелом.

Банковский кредит  денежная сумма, которую предоставляет банк на определённый срок и на определённых условиях.

Бизнес - ангел  преимущественно частный инвестор, вкладывающие собственные средства в проект с целью роста личного благосостояния, имеющий ограниченные инвестиционные возможности, использующий упрощенные процедура отбора и неформальные процедуры мониторинга и контроля проектов.

Венчурное инвестирование – тип финансирование с целью получения прибыли, используемый венчурными фондами.

Венчурные фонды  профессиональные инвесторы, часто выступающие в роли партнеров с ограниченной ответственностью, с целью роста ценности собственного акционерного капитала, имеющий большие инвестиционные возможности, использующие тщательные процедуры отбора проектов и формальные процедуры мониторинга и контроля.

Грант  безвозмездная финансовая помощь в денежной или натуральной форме на проведение научных или других исследований, опытно-конструкторских работ и другие цели.

Изобретение  это техническое решение в любой области, относящееся к продукту (устройству, веществу, штамму микроорганизма и др.) или способу его производства.

Инновационный процесс- новаторство



Инноватика — это область знаний о сущности инновационной деятельности, её организации и управлении инновационными процессами, обеспечивающими трансформацию новых знаний в востребованные обществом новшества как на коммерческой основе (коммерциализация результатов научно-технической и творческой деятельности), так и некоммерческой базе (например, инновации в социальной сфере).

Инновация – результат материализации и коммерческого освоения идеи, выдвинутой на стадии научно-исследовательской деятельности

Инновация как новый продукт – это внедрение нового или улучшенного товара или услуги (понятие «продукт» распространяется как на товар, так и на услугу). Сюда также относится разработка нового способа использования продукта.

Инновация как новый процесс – это внедрение нового или улучшенного способа производства или доставки товара (услуги). Сюда относятся изменения в технологии производства (например, существенно снижающие себестоимость производства), производственном оборудовании или программном обеспечении.

Инновационная деятельность — это комплекс научных, технологических, организационных, финансовых и коммерческих мероприятий, направленный на коммерциализацию накопленных знаний, технологий и оборудования.

Инновационный процесс — это процесс последовательного превращения идеи в товар, проходящий этапы фундаментальных и прикладных исследований, конструкторских разработок, маркетинга, производства и сбыта.

Институциональные инновации – конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде новых (усовершенствованных) бизнес-процессов и приемов.

Интеллектуальная собственность  совокупность исключительных прав как личного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальной и в первую очередь творческой деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством соответствующей страны с учетом принятых ею международных обязательств.

Маркетинговая инновация – это внедрение нового метода продвижения и продажи уже существующих продуктов (услуг). Сюда относятся изменения в дизайне, упаковке, цене, рекламных методах продвижения. Примеры маркетинговых инноваций: это введение в практику многих коммерческих фирм карт постоянных покупателей, изменение дизайна флакона лака для волос, или смена банки для майонеза на пакет с откручивающейся крышечкой. Маркетинговую инновацию отличить очень просто – благодаря применению маркетинговой инновации, продукт (услуга) не меняется, меняется отношение к ним потребителей.

Нематериальные активы – это неденежные, не имеющие материально-вещественной структуры ресурсы, использование которых обеспечивает определенные экономические выгоды владельцу.

Организационная инновация – это внедрение нового метода деловой практики на предприятии, посредством сокращения затрат.

Патент на изобретение – это охранный документ, выдаваемый на изобретение и удостоверяющий приоритет, авторство и исключительное право патентообладателя на использование объекта охраны в течение срока действия охранного документа.

Патент на полезную модель – это охранный документ, выдаваемый на полезную модель и удостоверяющий приоритет, авторство и исключительное право патентообладателя на использование объекта охраны в течение срока действия охранного документа.

Патент на промышленный образец – это охранный документ, выдаваемый на промышленный образец и удостоверяющий приоритет, авторство и исключительное право патентообладателя на использование объекта охраны в течение срока действия охранного документа.

Патентообладатель – это владелец охранного документа и вытекающих из охранного документа материальных (исключительных) прав.

Полезная модель – новое конструктивное техническое решение, относящееся к устройству, то есть конструкции или изделию.



Правообладатель – это владелец вытекающих из факта создания произведения материальных (исключительных) прав.

Продуктовые инновации – разработка и производство технологически новых или технологически усовершенствованных продуктов.



Промышленный образец – художественно-конструкторское решение изделия, описание или изображение полезного предмета с использованием орнаментальных элементов или различных аспектов этого предмета, содержащее его характеристики с точки зрения формы и поверхности, т.е. отражающие внешний вид изделия.

Процессные инновации – новые методы организации производства (новые технологии).

Прямое инвестирование - тип финансирование с целью получения прибыли, используемый фондами прямых инвестиций.

Раунд финансирования – цепочка стадий финансирования

Секреты производства (ноу-хау)  полностью или частично конфиденциальные сведения технического, экономического, финансового характера, использование которых обеспечивает определенные преимущества владельцу.

Стартап – это начинающая компания, которая создается с целью коммерциализации интеллектуальной собственности. Двигательной силой стартапа является инициативная команда разработчиков – авторов и собственников интеллектуальной собственности, которая вносится на баланс стартапа.

Технологические инновации – конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде нового (усовершенствованного) продукта или услуги, внедренных на рынке, нового (усовершенствованного) процесса или способа производства.

Фонды прямых инвестиций - инвесторы, которые приобретают компании (или части компаний), на этапе «раннего роста», расширения компании с целью роста ценности собственного акционерного капитала.

Экономика знаний - экономика, где основными факторами развития являются знания и человеческий капитал.


  1. Приложение

Интервью с бизнес-ангелом Игорем Рябеньким


(РБК daily корреспондент ЕЛЕНА КРАУЗОВА)
Вы начали заниматься инвестициями в интернет-проекты еще до бума доткомов — это как-то повлияло на вашу дальнейшую работу?

— Я по образованию программист, начинал работать на одном из российских крупных IT-предприятий. Инвестированием занялся еще в начале 1990-х — и моими подопечными были в основном те, кто занимался разработкой «железных» технологий и ПО. Так что пузырь веб-проектов не убил во мне веру в инновации. Многие мои инвестиции были успешными, однако это было факультативной деятельностью. Я был сильно вовлечен в операционку и, когда сделал большинство выходов, решил взять паузу. Профессионально и активно вложениями в стартапы я начал заниматься в 2010-м, когда многие предприниматели, которых я поддержал раньше, стали приводить ко мне на смотр интересные проекты. Я решил присмотреться к предпринимателям новой волны внимательнее. Оказалось, что пока я брал тайм-аут, в России началась движуха, стало появляться все больше высокообразованных людей, готовых посвящать себя серьезной работе, а не просто мимолетно увлеченных идеей. В итоге мы с партнерами сделали несколько успешных инвестиций (в сервис для изучения английского языка LinguaLeo, порталы для подбора частных специалистов группы компаний Eruditor), а затем передали их в руки крупных венчурных фондов, а сами стали активнее работать с компаниями ранних стадий.

Около трех лет назад мы начали концентрироваться на работе с компаниями ранней стадии, просмотрели огромное количество проектов. Сегодня у нас в портфеле больше 60 стартапов, и мы закрываем по сделке почти каждую неделю. Так активно «пылесосить» рынок удается за счет активного сотрудничества с несколькими бизнес-инкубаторами в Москве, Силиконовой долине и Израиле. Выходов у нас пока не было — они начнутся после 3—5 лет нашего нахождения в компаниях.
Насколько щедры ваши инвестиции в стартапы?

— Мы редко вкладываем в компанию более 300 тыс. долл., хотя с учетом плеча партнеров некоторые инвестиции доходят до 500 тыс. долл. Идея такова: вкладываться понемногу (иногда 100—150 тыс. долл.) на тестирование идеи на рынке — в исключительных случаях к этим деньгам мы добавляем дополнительные транши.

Это, кстати говоря, системная проблема российского рынка: часто бывает, что у стартапа кончаются деньги от ангела, а фонды еще не готовы его поддержать. В такой ситуации мы пытаемся найти покупателя для технологии компании. Или разрешаем предпринимателям найти нового инвестора, который выкупит долю Altair. Но чаще всего, надо признаться, проект морозится на неопределенный срок. Пока у меня из 60 проектов всего пять близки к такому «недолету» до инвестиций следующей стадии. Это хороший результат, учитывая, что обычно бизнес-ангелы рассчитывают, что из 100 проинвестированных проектов выживут десять, из которых выстрелят всего два-три.
Как вы ищете перспективные компании?

— Ежедневно мы получаем сотни обращений. Самый лучший фильтр заявок — рекомендации тех, с кем я уже работал на рынке, — предпринимателей, представителей венчурных фондов и других бизнес-ангелов. Компании для инвестиций за рубежом я обычно ищу среди выпускников известных инкубаторов и акселераторов. Так складывается экосистема, которая питает сама себя и приводит к нам хорошие стартапы. Хорошие — это значит с нацеленной на результат командой и верой в идею. Я уверен, что главное — заниматься тем, что интересно. Я говорю людям, которые приходят: поддерживая компанию, мы рискуем своими деньгами — вы, запуская бизнес, инвестируете в него несколько лет своей жизни. Нужно постараться абстрагироваться от желания заработать как можно больше и работать над идеей, которая тебя увлекает.


Венчурному сообществу в России стоит бояться, что один из самых активных бизнес-ангелов сконцентрируется на западных рынках?

— Сейчас американские проекты — это около четверти наших инвестиций. Мне, конечно, важно, что в России я помогаю развивать инновационный рынок — здесь мы инвестируем в проекты самых ранних стадий, потому что их никто, кроме нас, особо не готов поддержать. С российскими стартапами мы нянчимся, в Израиле и Америке проекты более зрелые, в них мы забираем меньшую долю, сохраняя тот же размер инвестиций, что и в России.

Инвестиции бизнес-ангелов — это человеческие инвестиции, и на меня работает то, что в России меня хорошо знают. Я читал лекции в ГУ ВШЭ и МГУ и постепенно завоевал авторитет человека, который может многому научить в механизме выхода инновационной компании на глобальный рынок. Так что российским стартапам я могу рассказать, с чем я столкнулся, развивая проекты в Нью-Йорке в 1990-х, и как сегодня выглядит инновационный рынок США. Американским стартапам я, конечно, могу дать советы о том, как штурмовать российский рынок, но вряд ли спрос на такую информацию будет велик.
О проблемах российских стартапов

Каковы типичные проблемы российских стартапов на фоне более продвинутых западных?

— Конечно, главная проблема российских команд — плохой менеджмент, непонимание бизнеса. Наши IT-компании могут похвастаться креативными разработчиками, четким видением своей миссии. Обычно стоимость IT-cтартапа в США в сравнении с оценкой российской компании оказывается в два-три раза больше, потому что американцы сделают в разы меньше ошибок.

Надо признать, что мода на инновации спровоцировала появление большого числа псевдоинновационных проектов, которые обивают пороги венчурных фондов. Ко мне часто приходят люди, которые сделали презентацию «на коленке» и пошли просить 1 млн долл. Иногда такие люди пишут мне на почту с множеством адресов в копии или стучатся ко мне в Facebook: «У нас есть проект. Интересно?» Ну что тут скажешь. Приходят ко мне и проекты-«клоны». Начинающим предпринимателям часто бывает лень проанализировать рынок конкурентов.

Предпринимательская активность в России чем-то напоминает мне творческую работу студентов MIT или Стэнфорда. Руководство университетов часто дает всем учащимся по 2—3 тыс. долл. на работу над любой креативной идеей в течение пары семестров — это часть учебного процесса. Вот и российские предприниматели хотят учиться, только амбиции слишком высоки.
Как вы контролируете жизнь компании, если столь велика вероятность ошибки российских стартапов?

— Я никогда не забираю контрольный пакет у команды, не хочется из бизнес-ангела превратиться в «холдинг». После того как проект получает деньги, мы определяем метрики, к которым он должен подойти через месяц, год или несколько лет работы. Обычно речь идет о числе клиентов, конверсии посетителей сайта в покупатели, выручке. Чем моложе компания, тем выше цена ошибки, тем чаще команда должна отчитываться.

В компаниях, в которые мы вошли недавно, я состою в совете директоров — здесь есть риск, что команда, не уверенная в своих силах, начнет что-то менять. Нам важно не дать стартапу резко изменить вид деятельности, чтобы мы вдруг не обнаружили, что инвестировали в «булочную», а она за несколько месяцев превратилась в «лавку мороженого». С основателями более зрелых стартапов я просто периодически встречаюсь. Хорошие предприниматели понимают, что к бизнес-ангелу нужно относиться как к источнику бесплатных советов, и часто требуют от меня консультаций.

К тому же бизнес-ангел всегда должен быть хорошим психотерапевтом. Очень у многих российских предпринимателей повышенный уровень тревожности — они боятся, что постепенно деньги бизнес-ангела истратятся, а бизнес так и останется убыточным. Из этого страха иногда вырастают нежелание нанимать новых людей и тратить хоть сколько-то на маркетинг. Никуда не деться от конфликтов в команде в сложные моменты жизни стартапа — подсказать, как выйти из ситуаций с расколом команды с наименьшими потерями, опять же задача бизнес-ангела.


Об инвестициях в России

Растет ли число бизнес-ангелов в России в последние годы?

— У нас все еще мало людей, которые раздают стартапам чеки на удачу. В США, по последним данным, активно инвестируют не менее 250 тыс. частных инвесторов, у нас их, по официальным данным, — несколько тысяч. Хотя на деле профессиональных инвесторов, для которых работа со стартапами — единственная или одна из основной деятельности, не больше 20. Проекты испытывают колоссальный дефицит денег на самых ранних стадиях.

В этом году я довольно много инвестировал совместно с другими бизнес-ангелами и посевными фондами IMI VC, Vestor.In, Untittled Ventures. На популярной американской краудинвестинговой платформе AngelList бизнес-ангелу, который объявляет сделку, приходит вопрос: «Хотите ли вы синдицировать сделку с теми, кому также понравился проект?» Мы стараемся не привлекать малообразованных инвесторов, плохо знакомых с рынком. Это может повлечь множество проблем, в том числе и с искусственным привлечением внимания вокруг тех проектов, которые того не заслуживают.


А в России поступают такие предложения?

— В России ко мне тоже часто приходят предложения по электронной почте или звонки от других ангелов, которые нередко спрашивают меня: «Будет ли у меня место в совете директоров? Могу я рассчитывать на 100% годовых?» Я советую таким людям — обычно они богачи, посмотревшие фильм «Социальная сеть» и решившие попробовать венчур, — вкладываться в казначейские облигации. Это скучно, но гарантирует минимальный стабильный доход. Сама парадигма бизнес-ангельских вложений иная: вкладывая собственные деньги в проект, они активно помогают компаниям своим опытом и видением рынка. Те, кто готов тратить на работу со стартапами много времени, получают хорошую возвратность инвестиций (иногда вплоть до 20%). Это как игра на бирже: покупка и продажа акций на фондовом рынке — эффективный инструмент для профессионалов. 99% же тех, кто ведет торги, просто надеются на везение — и проигрывают.

Приход в венчурную отрасль бизнес-ангелов, не готовых относиться к инвестициям ответственно и не разбирающихся в специфике работы с молодыми бизнесами, опасен для российских стартапов. Я уже услышал историю: новоиспеченный частный инвестор потребовал от команды стартапа вернуть проценты с кредита после неудачной инвестиционной сделки. Для бизнес-ангела к тому же важно наладить качественную экспертизу проектов — и если оценить идеи веб-сервисов, перспективности бизнес-модели и команды стартапа ангел — в прошлом предприниматель или топ-менеджер — часто может самостоятельно, то для работы с проектами в более высокотехнологичных отраслях, а также юридического оформления сделок экспертизы потребуется привлечь внешних специалистов. Я имею в виду, что работа бизнес-ангела требует больших усилий, если ты и правда хочешь добиться роста стоимости портфельных компаний.
Большинство бизнес-ангелов в России инвестируют в IТ-проекты — в основном в интернет-стартапы. Стоит ли ожидать, что внимание частных инвесторов будут больше привлекать проекты из других отраслей?

— Мне очень нравятся стартапы в сфере здорового образа жизни. У меня был один успешный крупный проект в сфере биотехнологий, но в России его взлет вряд ли был бы возможен. Стартапы с серьезной научной составляющей непривлекательны для бизнес-ангела, так как их продукты обладают слишком долгим циклом разработки и, соответственно, требуют больших вложений. На Западе такие компании нередко привлекают инвестиции от ангелов вскладчину, но в России таких примеров практически нет. Если «посевных» инвестиций в IT хватает на то, чтобы стартап показал готовый продукт рынку, то в медицине или промышленном секторе на эти деньги только можно создать первый из 5—10 макетов. К тому же длинные проекты всегда связаны с необходимостью конкурировать за специалистов: статистика показывает, что за время разработки продукта очень многие из первоначальной команды разочаровываются и уходят из компании — инвестору нужно найти новых увлеченных специалистов, нацеленных на результат.

В России сложности работы с инновациями вне IТ усугубляются тем, что вывод инновационных продуктов реального сектора связан с забюрократизированными процедурами регистрации, а затем и госзакупками. Ангелы просто не хотят связываться с отраслями, где лидерство компании определяет не уровень ее технологии, а умение предпринимателей договариваться с чиновниками.
Насколько в целом бизнес-ангелам комфортно работать в России?

— Проблемы, связанные со сложностью ведения бизнеса в России, конечно, препятствуют активной работе ангелов. Недавно я узнал, что руководителей стартапов часто вызывают в налоговые службы с просьбой объяснить — почему нет отчислений с прибыли? У нас пока ведомства не понимают, что в том, что инновационная компания несколько лет разрабатывает инновационный продукт и не проходит точку безубыточности, нет ничего подозрительного… К тому же сложно оформлять сделки со стартапами, зарегистрированными как ООО. Также у нас нет возможности удобно работать на условиях вестинга, когда процесс получения долей основателями размазывается на несколько лет и это стимулирует команду работать эффективнее. Если мы решаем инвестировать в стартап, который планирует выходить на западные рынки, чаще всего мы регистрируем компанию в зарубежной юрисдикции, а в России учреждаем центр разработки. Затем инвестиции передаются зарубежной компании, а российское юрлицо получает заказы на R&D.


Юлия Олеговна Плехова

Андрей Юрьевич Ефимычев

Валентина Сергеевна Кравченко


ИННОВАТИКА

Учебно-методическое пособие (часть 1)

Федеральное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского».

603950, Нижний Новгород, пр. Гагарина, 23.
Подписано в печать 25.11.2012. Формат 1/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная. Гарнитура Таймс.

Усл.печ.л . Тираж 300 экз. Заказ №……
Отпечатано в типографии Нижегородского госуниверситета

им. Н.И. Лобачевского



603600, г. Нижний Новгород, ул. Большая Покровская, 37.

Лицензия ПД № 18-0099 от 14.05.01<< предыдущая страница