Н. Б. Пименова (Москва) Клитики и клитические блоки в древневерхненемецком языке1 - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Н. Б. Пименова (Москва) Клитики и клитические блоки в древневерхненемецком языке1 - страница №1/1

Н.Б.Пименова (Москва)

Клитики и клитические блоки в древневерхненемецком языке1
1. Клитические блоки в древневерхненемецком языке

Одной из важных типологических характеристик, отличающих древневерхненемецкий синтаксис, является наличие клитик - акцентно несамостоятельных слов, не способных составлять собственную тактовую группу. Наи­более бесспорные примеры употребления клитик в пись­менных памятниках - это редуцированные (краткие) фор­мы местоимений, ср. nan, mo, ru вместо inan 'его', imo 'ему', iru 'ей' и др.; однако и полные формы субстантивных ме­стоимений, которые корректнее причислить к атонируе­мым словам (AC), теряющим акцент в определенных пози­циях, обычно описываются в литературе как клитики с учетом вероятной частоты их клитического употребления [Behagel 1932]. В то же время до сих пор не получил доста­точного внимания тот факт, что косвенным, но достовер­ным свидетельством клитизации является существование в древневерхненемецком языке блоков АС, подчиняющихся жестким закономерностям словорасположения, свойствен­ным клитикам. Соответствующее правило рангов для древ­неверхненемецкого языка описывается формулой: мест. им.п.> возвр. мест.> мест. дат.п.> мест. вин.п.> мест. род.п. [Пименова 2010]. Справа к блоку местоимений при­мыкают местоименные и некоторые другие наречия, соста­вляющие закрытый список: thô 'тогда', thâr 'там', nu 'вот, теперь', hier 'здесь', sâr 'тотчас', io 'всегда' (в неполнознач­ном употреблении как усилительное слово). Эти наречия не иерархизованы по рангам и могут располагаться в лю­бом порядке друг относительно друга. Ср. в поэме Отфри­да: thaz gizéli thu uns nu sâr (O.1,27,24) 'это скажи ты нам теперь скорее', ni ér sih iru náhti (O.1,8,18) '(дабы) он к ней не приближался'2. При местоимении в роли экспериенцера или бенефактива его ранг, как правило повышается, и оно выносится в позицию до подлежащего, ср. напр. queman mág uns thaz in múat (O.5,19,36) 'пусть войдёт нам это в дух', ni mág ther man iouuiht intphahén, noba imo íz gigeban uuerde fon himile. (Т. 21,5) 'не может ни один человек что-либо воспринять, если ему это не даётся с небес'.


2. Последовательности с нарушением правила рангов

Правило рангов в корпусе соблюдается последова­тельно, и все примеры видимого отклонения от него отно­сятся к случаям неклитического употребления АС, кото­рые можно классифицировать по следующим категориям.

а) Фокусированное (выделенное, эмфатическое) употребление одного из AC в последовательности, как пра­вило, связанное с использованием в позиции контраста или с отсылкой к новой информации. Чаще всего так употреб­ляются слова с коррелятивной функцией, отсылающие к другим членам предложения или к соседним предикатив­ным структурам, ср. с местоимением thaz, стоящим после наречия: So síu tho thaz gihórta, thaz er iz ántota (O.3,14,35) 'Как только она тогда то услышала, что он это порицал'. Однако возможны и иные случаи, ср. напр. er slíumo sar tho zín sprah: wenan súachet ir? quad. Sie ímo sar iz záltun joh ínan selbon nántun (O.4,16,37) 'он быстро тотчас тогда к ним молвил: кого ищете?- сказал. Они ему тотчас это сказали и его самого назвали'.

б) Полнозначное употребление АС. Под эту катего­рию подпадает употребление усилительного io в исконном значении 'всегда, вовек, когда-либо', а также временных наречий nu 'теперь', hier 'здесь', sâr 'тотчас', которые в "правильных" блоках обычно выступают как информаци­онно обедненные шаблонные коннекторы, обеспечиваю­щие непрерывность наррации. Ср. напр. thaz ío thaz mohti wérdan (O.5,20,89) '(кто мог предполагать), что когда-либо это могло случиться ', а также полнозначность sâr в эпизо­де исцеления Христом больного: nim thin bétti mit thir, thes sár thu nu ginéndes, joh gang ouh thines síndes (O.3,4,28) 'возьми свою постель с собой, на это тотчас ты теперь осмелься и иди своей дорогой'. В некоторых случаях воз­можно пересечение полнозначного употребления б) с вы­делением а).

в) Употребление слов thô 'тогда', nu 'теперь', sâr 'тотчас' слева от блока не в наречной функции, а в функции союза, ср.: Tho er mo firbót thio dáti, thaz er ni súntoti, thes giwárteti, thaz wírs imo ni wúrti (O.3,4,3) 'Когда он ему за­претил те действия- чтобы он не грешил- того ожидал, что­бы хуже с ним не случилось'.

г) Фонетически выделенное употребление слова (рифмовка, в поэме Отфрида). Ср. положение местоимений в винительном падеже mih и thih после местоимения в ро­дительном: Ziu thu fráges es míh? thie selbun ríhtent es thíh (O.4,19,11) 'Для чего спрашиваешь об этом меня? они же со­общают об этом тебе'.

Пункты а)-г) подтверждают общеизвестный факт, что выступать как клитики и создавать блоки, подчиняю­щиеся правилу рангов, могут только тематические, семан­тически и фонетически ослабленные слова. Те же слова в позиции фокуса и контраста должны рассматриваться как параллельные дублетные формы либо слова, не полностью втянутые в процесс грамматикализации.
3. Правая наречная позиция блоков и статус наречий в их составе

Более проблематична интерпретация наречий в пра­вой позиции с точки зрения их принадлежности к клитиче­скому блоку.

Возможность нанизывания нескольких наречий справа от блока, на первый взгляд, полностью противоре­чит поведению, характерному для клитик, в то же время соответствуя правилам, свойственным для расположения обычных адъюнктов. Действительно, соположение клитик, принадлежащих одному рангу (а именно на эту роль могут претендовать рассматриваемые слова) не фиксируется в теории и речевой практике. Напротив, именно как адъюнк­ты они вполне могут присоединяться к блоку, причем в любом количестве [Ramers 2000, 50]. Тем не менее есть данные, свидетельствующие об ограничении обычной сте­пени синтаксической автономии для этой группы наречий. Так, позиция слева от блока оказывается для них закрытой, т.е. последовательности типа *thâr - CL1- CL2 в древне­верхненемецком языке (в отличие от древнесаксонского, см. далее) не встречаются, хотя для других наречий данная позиция оказывается допустимой, ср. Slíumo er iz irfúlta, so drúhtin Krist wólta (O.1,25,13) 'Тотчас он это исполнил, как хотел Господь Христос'. Одна из весьма вероятных интер­претаций этого факта заключается в том, что рассматри­ваемые наречия находятся на стадии подключения к кли­тическому блоку, т.е. на промежуточной стадии граммати­кализации. При этом, как мы видим, подключение к блоку начинается не с ограничения на количество сополагаемых наречий и их иерархизации, а с ограничения на порядок слов.

Как очевидно, при отсутствии иерархизации атони­руемых наречий по рангам ограничиваются формальные возможности выражения их фокусирования. Сдвиг относи­тельно "нормального" порядка слов для коммуникативно выделенных атонируемых наречий очевиден только при их перемещении влево, в собственно местоименный блок со строгим правилом рангов.


4. Включение в последовательности АС других слов

Ещё одна особенность древневерхненемецкого язы­ка состоит в том, что блоки атонированных слов могут "разбиваться" другими односложными словами (ouh 'так­же', noh 'ещё', auur 'но, вновь, же, однако же, напротив, со своей стороны' глагольными поствербами, редко - словом er 'ранее'), а также предложными группами. При этом об­щий порядок следования дистантно стоящих элементов со­храняется, и последовательности с обратным расположе­нием элементов (тип *tho ouh er) не фиксируются. Ср. пример с ouh 'также', которое может стоять на левом и правом краю блока, но может и внедряться в него, ср. fúar er ouh tho sáre zi sínemo gifúare (O.1,4,82) 'поехал он (также) тогда тотчас к своему дому', Er zalt in óuh tho thar meist (O.4,15,37) 'Он рассказал им также тогда там много больше', и с глагольным поствербом, ср. Gíang er uz tho spáto (O.1,4,75) 'Вышел он вовне тогда нескоро'. Поскольку по правилу блока, известного для клитик, в блок не могут вклиниваться другие элементы, возможная интерпретация комплексов, подобных er ouh thô, а также комплексов с фокусированными словами (см. выше), состоит в их трак­товке как последовательностей атонируемых слов, которые располагаются в соответствии с правилом рангов дистант­но, разделяясь словами, не относящимися к клитическому блоку. Однако очевидно, что регулярное следование пра­вилу рангов при дистантном положении АС соблюдается только в указанных случаях. Во-первых, разбивание бло­ков многими другими частотными односложными словами (например, отрицанием ni) не зафиксировано. Во-вторых, при разделенности атонируемых элементов многосложны­ми словами правило рангов может нарушаться. Особенно частые случаи этого типа засвидетельствованы при выне­сении местоимения в начало предложения. В такой пози­ции возможно коммуникативное выделение, т.е. фокусиро­ванное, неклитическое употребление инициального место­имения3. В то же время есть немало примеров, в которых подобное фокусирование исключено по смыслу, ср. Síe began er scówon fráwalichen óugon (O.2,15,23) 'На них он начал смотреть радостными глазами' (со смысловым ударе­нием на последней именной группе). Вопрос о том, явля­ются ли местоимения в данной позиции полноударными, по-видимому, не может быть решен окончательно, поэтому данные случаи можно причислить к примерам нарушения правила рангов с оговоркой. Есть, однако, и более ясные примеры внутри предложения, где примыкание дистантно стоящих слов к тактовому базису очевидно, ср. нарушение правила рангов во фразах Ther selbo héilogo geist, er óugta iz aftar ímo meist (O.2,3,51) 'Тот самый святой дух, он показал это вновь ему яснее ясного', her thô inphieng inan in sine arma (T.7,5) 'он тогда принял его в свои руки'. Иными словами, при дистантном положении порядок следования, соответствующий правилу рангов, более устойчиво сохра­няется только при разделении АС ограниченным классом односложных слов.
5. Вероятные механизмы исторического изменения правила рангов

Двойственное поведение АС: способность участия в клитических блоках наряду с возможностью фокусирова­ния,- а также проницаемость блоков для односложных слов дают возможность выдвинуть некоторые гипотезы о механизмах диахронического изменения правила рангов, фиксируемого в ряде языков [ср. напр. Толстая 1991]. Сама возможность измене­ния правила рангов, на первый взгляд, представляется в определенном смысле парадоксальной: ведь, по правилу рангов, порядок следования клитик жестко закреплен и не может подвергаться перестановкам; лишь присоединение новых клитик слева или справа к старому блоку не проти­воречит этому правилу. Варианты расположения, возмож­ные для АС, в разной степени втянутых в блоки, позволя­ют более конкретно представить себе некоторые пути предполагаемой эволюции.

Для одного из путей развития мы можем предпола­гать в качестве исходного состояния дистантное положе­ние клитик, разделенных односложным словом: CL1- Х1-CL2. Дальнейшее изменение подобной цепочки подразуме­вает клитизацию односложного слова, втягивание его в блок, шаблонизацию нового порядка слов и становление нового правила рангов. Поскольку последовательность клитик может быть разорвана иным словом в любом месте, за счет такого механизма из одного исходного правила рангов в родственных языках могут получаться новые ва­рианты порядка следования элементов.

Разновидностью такого изменения можно считать развитие от исходного контактного положения клитики (клитик) и атонируемого слова в позиции семантического выделения (см.выше). Поскольку АС в позиции семанти­ческого выделения не является клитикой, правило рангов в такой последовательности может нарушаться. Последую­щее изменение идёт в том же направлении: к шаблониза­ции порядка слов в подобной последовательности, утрате выделенным АС функции выделения, что соответствует феномену "риторического изнашивания" всей конструкции [Даль 2009, 210]; возникновению нового порядка АС как иного варианта словорасположения, затем отбору и закре­плению единственного варианта как нового правила ран­гов.

Важно также иметь в виду, что последовательность клитик, задаваемая правилом рангов, лишь обобщает в "формульном" виде относительную позицию элементов от­носительно друг друга. т.е. она может не встречаться или редко встречаться в полностью развернутом виде. Реальная употребительность более коротких блоков создаёт базу для втягивания в них справа или слева новых элементов (ато­нируемых слов) и сочетания этих новых последовательно­стей с другими блоками по указанным закономерностям.
6. Дистрибутивные свойства клитик и клитических блоков

Древневерхненемецкие клитические блоки, облада­ющие широкими дистрибутивными свойствами, могут сто­ять в начале предложения. За пределами поэтического язы­ка Отфрида подобное построение предложения засвиде­тельствовано в переводе Исидора и Татиана, в единичных случаях у Ноткера, ср. Endi ih inan chistiftu in minemu dome (Is. XXXVII, 21) 'И я его укреплю в моей славе'; See miin chneht, ih inan infahu (Is. XVIII, 17) букв. 'Се сын мой, я его приемлю'; Her thô uuas in themo skefe ubar houbitphuliuui slâfenti (T. 52,1) 'Он тогда был в корабле на возглавии спя­щий'. Ср. также в повелительном предложении из "Франк­ской молитвы": Truhtin god, thu mir hilp 'Господь Бог, ты мне помоги'.

Из всех AC, участвующих в блоках, в инициальной позиции в качестве клитики не зафиксировано только io, которое всегда употребляется в такой позиции с явным усилительным значением 'вовек, всегда'.

Отметим, что, вопреки распространенному мнению, древневерхненемецкое sih является ещё не глагольной, а фразовой клитикой и потому может отрываться от глагола, к которому относится. При этом sih ведет себя как другие клитики, участвующие в блоках, т.е. имеет такую же ди­стрибуцию. В частности, оно может вводить цепочку кли­тик в начале предложения, ср.: Sih thar ouh ál ruarit thaz órgana fuarit (O.5,23,197) 'Там также всё движется, что иг­рает на органе', букв. 'Ся там также всё движет'. В этих случаях sih может быть отделено от глагола и полноудар­ными словами, ср. напр. sih drúhtin kerta wídorort (O. 3,14, 29) 'повернулся Господь назад', er sih mit gúalliche iróugti in themo ríche (O.3,15,28) 'он со славой явился в этом царстве'.

При неначальной позиции клитические блоки и от­дельные клитики сохраняют тенденцию к расположению в соответствии с законом Ваккернагеля (после первого пол­ноударного слова), дополняемым правилом барьера [Зализ­няк 2008:47-56; Циммерлинг 2002: 75]. По правилу барьера клитики могут сдвигаться вправо; в качестве барьера вы­ступает некоторая начальная группа, маркированная ком­муникативно (например, фокус), или просто развернутая категория предложения. Ср. напр. bithiu uuanta [giboran ist] îu hiutu Heilant (Т.6,2) 'ибо рожден (есть) вам сегодня Спа­ситель', inti [forlazanero burg Nazareth] quam thó inti artota in Capharnaum (Т.21,11) 'и покинув город Назарет (в оригина­ле - с дательным самостоятельным), пришел тогда и оста­вался в Капернауме'.

Наблюдения за действием закона Ваккернагеля в древневерхненемецком языке осложняются параллельным существованием полноударных форм местоимений и наре­чий thô, thâr, nu и др., не подчиняющихся закономерно­стям расположения клитик и способных стоять на любом месте в предложении, в том числе в финальной позиции. Тем не менее тяготение клитических элементов к позиции после первой категории прослеживается достаточно отчет­ливо. Показательны, в частности, данные прозаического языка перевода Исидора, лишенного дополнительных уда­рений, свойственных поэтическим текстам. Расположение атонируемых фразовых элементов в нем в основном соот­ветствует закону Ваккернагеля, что хорошо видно на при­мере таких относительно частотных в тексте слов, как nu и dhuo (thô).

Засвидетельствованы случаи употребления nu и dhuo (одиночных, вне цепочек) перед следующими началь­ными элементами предложения. После финитного глагола: nu -3, dhuo - 3 примера; после наречия : nu - 2 примера; по­сле предложной группы: dhuo после zi dhemu - 1 пример, nu после untazs hear "вплоть до сейчас" -1 пример; после ibu "если": nu -1 пример. Ср. напр.:Bauhnida dhuo fona abra­hames samin zuowerdan in fleische himiliscun got (Is.XXXIII, 12) 'Обозначил же (или: тут) о семени Авраама, которое будет (в оригинале причастие - Н.Б.) во плоти бога небес­ного'.

Как действие правила барьера можно трактовать следующие случаи сдвига nu и dhuo далее второго места.

а) Положение после финитного глагола, которому предшествует слово see "и вот, итак, смотри" - сильный "переключатель" внимания слушателя: See chunnemes nu fona huueliihhemu aedhile christ chiboran uuerdhan scoldi, <…> (Is.XXXVI,11) 'Итак, узнаем же, от какого рода Хри­стос должен был родиться…' (начало главы).

б) Положение после нескольких полноударных на­речий, составляющих единую наречную группу: Hinan frammert nu chichundemes mit herduome dhes heilegin chi­scribes… (Is.XXI,18) 'Далее впереди же возвестим через славу Святого Писания…' Ср. аналогичное положение nu после двух наречий hear saar after "здесь сразу далее" (Is.IV,6).

Отметим, что трактовка нескольких наречий как единой группы проявляется в "Исидоре" также в том, что положение глагола после такой группы представляет собой одну из немногих позиций-исключений, в которых финит­ный глагол в нейтральном (неэкспрессивном, без экспрес­сивного выделения отдельных членов) предложении оттес­няется полноударными словами далее второго места. Раз­вернутую наречную группу можно трактовать, таким обра­зом, как единую составляющую.

в) Положение после финитного глагола (связки), ко­торому предшествует наречие dhanne 'потом': Dhanne ist nu chichundit, dhazs… (Is.I,13) 'Потом (есть) же возвещено, что…'

В соответствии с законом Ваккернагеля располага­ются и блоки, состоящие из местоимений и наречий nu, dhuo. Сдвиги подобных блоков вправо также можно объяс­нить действием правила барьера. Здесь засвидетельствова­ны следующие случаи:

а) Положение после финитного глагола (связки), ко­торому предшествует наречие chiuuisso 'воистину': Сhiuuis­so chioffanodom uuir nu hear dhazs (Is.XXVIII,10) 'Воисти­ну откроем мы теперь здесь, что …'

б) Положение после финитного глагола (связки), ко­торому предшествует вопросительное слово (в вопроси­тельном предложении): Huuemu ist dhiz nu zi quhedanne (Is.XXVIII) 'Кому (есть, т.е.: должно) это, итак, говорить­ся'.

Рассматриваемые цепочки могут осложняться при­сутствием наречий и союзных слов ouh 'также' и auur 'но, вновь, же, однако же, напротив, со своей стороны'. Данные перевода Исидора по положению этих слов совпадают с данными поэмы Отфрида: ouh и auur могут свободно рас­полагаться до и после цепочек и отдельных элементов, способных в них участвовать; кроме того, они могут стоять между элементами, создающими цепочки. Ср. положение auur между ir и dhuo:Endi so ir auur dhuo ni uuas huuerfandi zi dhes errin meghines uueghe (Is.XXIX, 11) 'И когда он, на­против (возможен и перевод 'вновь' - Н.Б.), тогда не по­вернул к пути силы…'

При учете употреблений ouh и auur рядом с атони­руемыми элементами, создающими цепочки, к случаям сдвига атонируемых элементов далее второй позиции по правилу барьера можно добавить еще некоторые примеры. Ср. напр. с первой позицией фокуса: Dhazs suohhant auur nu itniuuues…(Is.I,18) 'То ищут однако же некоторые, (как тот самый был рожден)'.
7. Западногерманские схождения

Состав клитических блоков и порядок слов в них обнаруживают сходство в разных древних западногерман­ских языках, что позволяет говорить как о действии еди­ных типологических закономерностей в их формировании, так и о наследовании общезападногерманских синтаксиче­ских архетипов.

Значительные схождения в особенностях клитиче­ских блоков наблюдаются между древневерхнене­мецким и древнесаксонским языками. Примечательно, что далеко идущие сходства в синтаксических закономерностях про­являются в поэтических текстах принципиально разных систем: в древневерхненемецкой рифмованной поэме От­фрида и в древнесаксонской аллитерационной поэме "Хе­лианд".

а) В древнесаксонском языке действует близкое пра­вило рангов для полных форм место­имений: мест. им.п.> мест. дат.п. (также в функции воз­вратного) > мест. вин.п.> мест. род.п. (засвидетельствова­но после место­имений в дат.п.)4.

б) Порядок АС, соответствующий правилу рангов, при дистантном расположении АС соблюдается не всегда, ср. при нейтральном (нефокусированном) употреблении AC дс. huuanda it sagda mi uuord gotes (H.999) 'ибо это вещало мне слово Бога'.

в) Поведение фокусированных АС в контактных по­следовательностях в древневерхненемецком и древнесак­сонском языках совпадает до деталей. Видимые откло­нения от пра­вила рангов в таких последовательностях свя­заны с такими же случаями выделения, как и в древневерх­ненемецком языке. Ср. напр.: Ni bium ik nu thes uuirðig, uualdand frô mîn, that ik under thîne iungaron gangan môti (H. 5017) 'Не достоин я ведь того, властительный мой гос­подин, чтобы я мог присоединиться к твоим ученикам' - с коррелятом thes в виде подчиненного предложения.

г) Пространственно-временные наречия, как и в древневерхненемецком языке, могут выступать слева от клитики (блока клитик) в случае приобретения ими иной семантико-синтаксической нагрузки (при соединении пре­дложений). Ср. напр. nu ic sus gigamolod bium, that thu thînan holdan scalc nu hinan huerban lâtas (H.481) '(и вот я тебя должен сильно просить) теперь когда я так соста­рился, чтобы ты твоего верного раба ныне прочь отпра­виться (т.е. умереть) отпустил'.

В то же время в древнесаксонском языке действуют другие закономерности заполнения позиции слева от кли­ти­ческого блока наречными словами: в нем зафиксирована серия очевидных случаев, в которых атонируемые наречия thô, thâr, nu не несут иной функции, кроме адвербиальной. Ср. напр. Thô imo anduuordi alouualdo Krist (H. 4294) 'Тогда ему отвечал всемогущий Христос'. Очевидно, что в по­добных случаях наречия выступают как полноударные слова в роли тактового базиса для последующей место­именной группы. Ограничение на заполнение позиции сле­ва от клитического блока в древневерхненемецком языке и отсутствие такого запрета в древнесаксонском свидетель­ствует о том, что указанные атонируемые наречия в древ­неверхненемецком языке в большей степени втянуты в блоки и, соответственно, в большей степени затронуты грамматикализацией. Эта особенность позволяет более точно сформулировать синтаксические различия между близкородственными древневерхненемецким и древнесак­сонским языками.


8. Клитики и становление ограничения V2

С диахронической и типологической точки зрения особый интерес представляет вопрос о взаимодействии по­ложения клитик и других синтаксических параметров древневерхненемецкого синтаксиса.

Высказывалось предположение о переходе в древ­негерманских языках от закона Ваккернагеля к ограниче­нию V2 в результате оттеснения клитик вправо по правилу барьера. В соответствии с данной гипотезой, в древних германских языках клитики сдвинулись на один шаг впра­во, освободив вторую позицию для глагола: XP-Vfin- CL [Циммерлинг 2004, 166]. Однако исходная ситуация в дре­вних западногерманских языках и особенно в древне­верхненемецком языке выглядит значительно сложнее и предполагает более комплексные механизмы эволюции. Переход к V2 в истории немецкого языка происходит от состояния, в котором было возможно начальное положе­ние клитических блоков, т.е. CL1-CL2-Vfin. Напомним, что в конце таких блоков могли стоять наречия, не полностью втянутые в процесс клитизации, т.е. данное правило можно представить как CL1-CL2-Adv-Vfin, где Adv - атонируе­мые наречия закрытого класса, не перемещаемые в пози­цию пе­ред блоком.

Кроме того, в древневерхненемецком языке финит­ная форма глагола могла стоять далее второго места в предложениях с коммуникативным выделением (фокуси­рованием) какого-либо члена [Pimenova 2008], ср. напр. See hear nu [dhea dhrifaldun heilacnissaF] undar eineru biihti dhazs himilisca folc so mendit (Is. XX,18) 'Се, здесь тройную святость в одном исповедании небесное воинство так про­возглашает'. Это означает, что в древневерхненемецком языке были более выраженны типологические характери­стики, свойственные языкам с кодированием порядком слов коммуникативных категорий [Циммерлинг 2002, 78]. Становление V2, т.е. ограничения функционально-синтак­сического класса, бы­ло связано, таким образом, с пере­стройкой двух типологи­чески релевантных видов струк­тур, нуждающейся в специ­альном исследовании.



Источники
Н. - Heliand und Genesis. Hrsg. von O.Behagel. 8 Aufl. bearb. von W.Mitzka. Tübingen: Max Niemeyer, 1965

Is. - Der althochdeutsche Isidor. Faksimile-Ausgabe des Pariser Codex. Hrsg. von G. A. Hench. Strassburg, 1893

O. - Otfrids Evangelienbuch. Hrsg. von O. Erdmann. 6.Aufl., besorgt von L.Wolff. Tübingen: Max Niemeyer, 1973

T. - Tatian. Lateinisch und althochdeutsch. Hrsg. von E.Sievers, Paderborn 1872


Литература
Даль Э. Возникновение и сохранение языковой сло­жности. М., 2009

Зализняк А.А. Древнерусские энклитики. М.,2008

Пименова Н.Б. Синтаксическая ловушка для место­имений: кластеризация атонируемых слов в древневерхне­немецком языке (2010, в печати)

Толстая М. Н. Система энклитик в сербских грамо­тах XIV- начала XV в. // Славистика. Индоевропеистика. Ностратика. К 60-летию со дня рождения В. А. Дыбо. Те­зисы конференции. М., 1991. С. 201-205.

Циммерлинг А.В. Порядок слов в славянских, ро­манских и германских языках. Славяно-германские иссле­дования. Том третий. Отв. ред. А.А.Гугнин, А.В. Циммер­линг. М., 2004. С.165- 239

Циммерлинг А.В. Типологический синтаксис скан­динавских языков. М., 2002

Behaghel O. Deutsche Syntax. Eine geschichtliche Dar­stellung. Bd.2: Wortstellung, Periodenbau. Heidelberg, 1932

Pimenova N.B. Zum Einfluss der rückverweisenden Wörter und der Fokussierung auf die Verschiebung des finiten Verbs in der Isidorübersetzung// Desportes Y., Simmler F., Wich-Reif, C. (Hrsg.). Die Formen der Wiederaufnahme im älteren Deutsch. Akten zum Internationalen Kongress an der Université Paris Sorbonne (Paris IV) 8. bis 10. Juni 2006 (Berliner Sprachwissenschaftliche Studien, Band 10) Berlin, 2008

Ramers K.H. Einführung in die Syntax. München, 2000

Wicka K.S. From Phonology to Syntax: Pronominal Cliticization in Otfrid’s Evangelienbuch. Tübingen, 2009



Zimmerling A. Clitic particles and the typology of 2P languages (в печати)


1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, грант 09-04-00297а "Типология синтаксических ограничений". За библио­графическую помощь автор благодарит участника проекта А.В.Цим­мерлинга.

2 Показательно, что в недавней книге, посвященной местоимениям-энклитикам у Отфрида, регулярность порядка АС в блоках (общее число блоков хотя бы с одним субстантивным местоимением в поэме Отфрида составляет, по нашим подсчетам, свыше 2100), даже не упоминается [Wicka 2009].

3 Известны случаи, когда в инициальную позицию фокуса выносятся чистые клитики, ср. в словенском [Zimmerling, в печати].

4 Вопрос о наличии кратких местоименных форм в древнесаксонском языке остаётся открытым, так как их отсутствие может быть связано с консервативностью традиционного поэтического языка "Хелианда", в то время как язык поэмы Отфрида, фиксиру­ющий такие формы, обладает явными чертами разговорно­сти: в частности, он включает различные восклицания, экс­прессивные междометия и риторические вопросы.