Младенческая смертность один из демографических факторов, наиболее наглядно отражающих уровень развития страны и происходящие в ней - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Информационно-коммуникационные технологии (икт) являются одним из... 1 144.88kb.
21. Безработица виды, «полная занятость», уровень. Экономические... 1 445.43kb.
Брак и семья как социальные институты и их функции Социальные, психологические... 1 112.87kb.
Социально-экономические аспекты развития бразилии устюжанинов Д. 1 104.74kb.
Реформа высшей школы Украины, осуществляемая в настоящее время, предусматривает... 1 72.28kb.
Доклад на научно-студенческую конференцию 7 декабря 2006 г. 1 83.07kb.
Язык мнгновенно реагирует на изменения, происходящие в жизни современного... 1 76.45kb.
Демографические процессы представляют рождаемость, продолжительность... 1 212.68kb.
Артамонова И. М донецк 2006 1 227.42kb.
Сетевые методические лаборатории в системе повышения квалификации... 1 32.38kb.
Акмаева Н. Т. − аспирантка мэли экономические и экологические проблемы... 1 145.47kb.
1 удовлетворенность населения медицинской помощью не менее 40 процентов 1 15.16kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Младенческая смертность один из демографических факторов, наиболее наглядно отражающих - страница №1/2

 2003 г.
Е.А. КВАША
МЛАДЕНЧЕСКАЯ СМЕРТНОСТЬ В РОССИИ В ХХ ВЕКЕ
КВАША Екатерина Александровна – кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии наук.
Младенческая смертность – один из демографических факторов, наиболее наглядно отражающих уровень развития страны и происходящие в ней экономические и социальные изменения. В ХХ веке уровень младенческой смертности в России снизился почти в 20 раз. Изменилась и ее доля в уровне общей смертности. Но за этими положительными достижениями скрыты тенденции, вызывающие серьезную озабоченность. Рассмотрим динамику и особенности этого процесса.

В начале ХХ века Россия характеризовалась крайне высокой смертностью детей до 1 года (младенческой смертностью), что являлось одной из основных причин высокого уровня смертности в стране в целом. В 1901 г. доля умерших в этом возрасте в общем числе составляла 40,5%. К концу первого десятилетия она стала медленно снижаться и в 1910 г. снизилась до 38%.В этот период российские данные превышали соответствующие показатели в развитых странах в 1,5 – 3 раза (Рис. 1). В 1901 г. коэффициент младенческой смертности в России был – 298,8%о1, в то время как в Швеции – 93%о2.

Основными причинами смерти детей на первом голу жизни в начале ХХ века были желудочно-кишечные и инфекционные заболевания, болезни органов дыхания.Так из 11786 детей умерших в 1907 году в Петрограде 35,8% умерло от желудочно-кишечных расстройств, 21,1% от врожденной слабости, 18,1% от катарального воспаления легких и дыхательных путей, на долю инфекционных болезней приходилось 11,0%3.

Российские врачи и социал-гигиенисты во многом связывали чрезвычайно высокий уровень младенческой смертности с особенностями вскармливания грудных детей в православных, то есть по большей части русских семьях, где традиционно было принято чуть ли не с первых дней жизни давать ребенку прикорм или лишать его вообще грудного молока, оставлять без матери на попечении старших детей-подростков или стариков, еда при этом оставлялась на весь день.

Представители других религий жили часто в более худших условиях, но в связи с тем, что грудное вскармливание детей продолжалось у них довольно длительное время, смертность детей в этих семьях была гораздо ниже. Так, И.И. Тезяков отмечал, что в Саратовской губернии4 уровень смертности детей на первом году жизни (на 1000 родившихся) составлял 270,2 случая, у православных - 286,8%о, у раскольников - 241,8%о, у лютеран и католиков - 163,5%о, у магометан - 118,4%о. О связи уровня смертности и вероисповедания писали и другие авторы5.

Еще одной причиной высокой смертности, в том числе и матерей, была неразвитость системы медицинской помощи и родовспоможения, а также сложная санитарная обстановка труда, быта и жилищных условий, отсутствие знаний по гигиене, низкая грамотность населения. В России, как уже отмечалось, отсутствовало законодательство об охране материнства и детства, существовавшее во многих европейских странах уже в течение довольно длительного времени.

В первом десятилетии ХХ века коэффициент младенческой смертности последовательно снижался и достиг 259,6%о в 1909 г. Однако показатель существенно вырос в годы первой мировой и гражданской войны.

В динамике младенческой смертности в Европе в начале 20 века выделяется несколько этапов6. 1). С начала века и до 1910 года - период снижения с различными темпами уровня смертности детей в возрасте до 1 года; при этом происходит сближение уровней младенческой смертности различных стран; 2). Период подъемов и снижения уровней младенческой смертности под влиянием 1-й Мировой войны, который заканчивается в 1919 году резким понижением этих показателей; 3). С 1920 г. и до начала 2-й Мировой войны – период устойчивого снижения младенческой смертности.

Принятие и постепенная реализация законодательных актов и декретов об охране материнства и детства, включая охрану труда беременных женщин, предоставление им отпуска до и после родов, перерывов в работе для кормления ребенка грудью; развитие системы родовспоможения и медицинской помощи матери и ребенку; разработка вопросов, связанных с построением единой системы охраны здоровья матери и ребенка, и затем создание инфраструктуры ухода за детьми (молочные кухни, ясли, патронажная система, приюты для грудных детей); проведение санитарно-просветительской работы как составной части культурной революции в России; положительное влияние на экономическую и социальную жизнь НЭПа – все эти меры, продиктованные октябрьскими изменениями, привели к заметному снижению младенческой смертности в России. К 1927 году ее коэффициент достиг 205%о7.

В дальнейшем уровень младенческой смертности колебался под влиянием экономических и социальных катаклизм, сопровождающих преобразования новой власти. Свертывание НЭПа, начало индустриализации и особенно коллективизации сельского хозяйства привели к росту уровня младенческой смертности (до уровня первого десятилетия XX века. Своего пика он достиг в 1933 году (295,1%) - годе самого сильного голода. При этом небезинтересно, что доля умерших в возрасте до 1 года в общем числе умерших в 1933 году была 24,3%, что ниже чем в 1932 - 37,3% и 1934 - 30,9%. Лишь к концу 30-х годов уровень младенческой смертности в России стал постепенно снижаться. Главной причиной такого снижения можно считать претворение в жизнь мер по охране материнства и детства, рост санитарной грамотности населения, улучшение качества медицинской помощи.

Для промышленно развитых стран и стран Европы эти два десятилетия были в целом годами снижения уровня младенческой смертности, его сближения между странами. В части из них оно было довольно большим (в Австрии снизился в 2,1 раза, в Нидерландах – в 2,2, Швейцарии – в 2,0, США – 1,8 раза), в других странах менее заметным (Болгария – на 5%, Ирландия – 18%, Испания – 17%, Румыния – 26%).

Новое принципиальное снижение младенческой смертности произошло к концу второй мировой войны в результате действия ряда факторов. В основном – это внедрение в медицинскую практику антибиотиков и сульфаниламидов8, что привело к сокращению младенческой смертности от болезней органов дыхания, большинства инфекционных болезней, а также снижение рождаемости в совокупности с реализацией мер, направленных на восстановление и улучшение системы обслуживания матери и ребенка9. В 1946 году уровень младенческой смертности в России достиг 92%о, что на 74% ниже, чем был в 1940 году.


Младенческая смертность во второй половине XX века

Внедрение в широкую практику новых медицинских препаратов, развитие здравоохранения, постепенный рост экономического благосостояния населения в послевоенный период отразилось и на уровне младенческой смертности. К концу 1950-х годов она снизилась почти в 3 раза по сравнению с послевоенным уровнем в основном за счет причин смерти

экзогенного характера. Исключение составлял только 1947 год, когда в результате голода уровень младенческой смертности в стране резко вырос (Рис.2). Далее до начала 70-х годов его снижение проходило довольно быстрыми темпами10, и Россия по этому показателю сблизилась с частью стран ЕС. С 1970-х годов эта тенденция сократила темпы, а в течение нескольких периодов коэффициент младенческой смертности даже возрастал:1972-1976 гг. (с 21,7%о до 25,0%о), 1984 г., 1991-1993 гг. (с 17,8%о до 19,9%о) и 1999 г. Общее снижение происходило в основном за счет таких причин экзогенного характера, как инфекционные и паразитарные болезни, болезни органов дыхания, и эндогенного характера, как болезни системы кровообращения, врожденные аномалии, состояний, возникающих в перинатальный период (см. табл. 1).

В результате, к концу ХХ века уровень младенческой смертности в России был в 2-5 раз выше, чем в развитых странах мира (2000 год: Россия - 15,3%о Швеция – 3,4%о; а Исландия 3,0%о11), то есть при абсолютном уменьшении относительное отставание стало даже больше, чем было в начале ХХ века. Более высоким, чем в России, показатели были только в Румынии и некоторых республиках бывшего СССР. При этом доля умерших в возрасте до 1 года в общем числе умерших составила в 2000 году 0,87%.

Есть несколько стран, которые в начале 70-х годов имели также худшие показатели младенческой смертности, чем Россия: Греция, Италия, Португалия, Венгрия, Польша, Болгария. Но сейчас все они ушли вперед, иногда очень далеко. На рис.2 видно каким было соотношение уровней младенческой смертности в Италии, Венгрии и России в 60-х-70-х годах и каким оно стало в конце ХХ века. Но, красноречивее всего о наших упущенных возможностях говорит пример Португалии, где в 1960 г. младенческая смертность более чем вдвое превосходила, но за 40 лет снизилась больше чем в десять раз и сейчас в 2,78 раза ниже, чем в России (2000 г.: 5,5%о – Португалия и 15,3%о – Россия).
Изменение компонент младенческой смертности

Отставание России по уровню младенческой смертности от экономически развитых стран связан, прежде всего, с ее архаичной структурой. Как известно, младенческая смертность складывается из неонатальной (в возрасте 0-27 дней жизни) и постнеонатальной (с 28 дня и до конца первого года). Неонатальная смертность, в свою очередь, подразделяется на раннюю неонатальную (первые 7 дней жизни, точнее 168 часов) и позднюю (последующие три недели жизни).

Это деление важно, потому что снижение смертности на разных этапах первого года жизни - задачи разной степени сложности. Новорожденный наиболее уязвим в первые дни после появления на свет, потом его уязвимость ослабевает, а защитные силы организма укрепляются. Чем старше младенец, тем легче, при прочих равных условиях, сохранить его жизнь. Именно поэтому первые решающие успехи были достигнуты в борьбе с постнеонатальной смертностью - они-то и обеспечили стремительное снижение младенческой во многих странах в первой половине ХХ века.

В начале 60-х годов в группе стран с самой низкой младенческой смертностью (тогда это было 17 на тысячу родившихся в Швеции, 18 в Нидерландах, 21 в Дании, Финляндии и Швейцарии) неонатальная смертность составляла 13-16 на 1000, и только 3-4 младенца из каждой тысячи родившихся умирали после того, как достигли месячного возраста. Постепенно к странам-лидерам подтягивались и остальные.

К концу XX века в экономически развитых странах в результате социально-экономического развития, успехов в медицинской науке (в том числе появления возможности определить состояние здоровья и патологии плода на разных сроках беременности), в способах диагностики, лечения и выхаживания детей, сокращение до минимума влияния экзогенных факторов смерти, в отношении младенческой смертности сложилась ситуация для которой является характерным концентрация основной части умерших детей в возрасте до 1 года в неонатальном периоде, а в нем – на 1-ой неделе. Чем ниже уровень младенческой смертности в стране, тем выше доля смертей приходящихся на период первого месяца жизни ребенка. В последние годы на долю неонатального периода в странах с наименьшими показателями приходилось примерно 65-75% от всей младенческой смертности (50-60% приходилось на 1-ую неделю жизни). Например, в Италии в 1996 году эта доля составляла 74,5% (ранняя неонатальная 56,1%).

Все это позволяет говорить о приближении в этих странах к минимально возможному на современном этапе социально-экономического и медицинского развития уровню младенческой смертности. В России же, как и в некоторых бывших социалистических странах (Румыния, Болгария) при росте доли умерших, приходящихся на неонатальный и ранний неонатальный период эта доли сравнительно невелики (в 2000 году она была 59,6%, причем, ранней неонатальной – 43,1%), что вполне естественно при существующем общем уровне младенческой смертности, вклада в ее уровень причин экзогенного характера, социально-экономического и культурного уровня, степени развития системы здравоохранения в стране.

Сегодня в России уровень неонатальной смертности примерно такой же, каким был в начале 70-х годов (Рис.3). В то время как в развитых странах уровень неонатальной смертности снизился в 2-4 раза за этот период. Это снижение было одной из составных частей второго эпидемиологического перехода. И именно с уровнем неонатальной, в основном ранней неонатальной смертности от причин, возникающих в перинатальный период и врожденных аномалий, и относительной высокой постнеонатальной смертностью связано отставание России по уровню младенческой смертности. Как уже отмечалось, снижение младенческой смертности в развитых странах, было основано на эффективных системах профилактики патологии беременности и выхаживания новорожденного и общем развитии системы здравоохранения.

Насколько можно судить по данным о младенческой смертности и ее составляющих российская система здравоохранения, в части касающейся матери и ребенка к концу ХХ века, как минимум на 30-40 лет отстает от стран ЕС, США, Японии, даже если не принимать во внимание, что государственная статистика основана реально на устаревшем определении живорождения. Табл. 2 показывает как затянулось это отставание.


Причины младенческой смертности

Еще один фактор отставания России по уровню младенческой смертности от развитых стран кроется в структуре ее причин. Сравним структуру смертности детей до 1 года по причинам смерти в России и в ряде других стран (см. табл.3). Сопоставление показывает, что у нас все еще очень высока смертность от экзогенных причин, как уже отмечалось, главных в постнеонатальном периоде. От них, как правило, умирают вполне жизнеспособные дети. В России смертность малышей от инфекционных болезней, несчастных случаев, болезней органов дыхания иногда в десятки раз выше, чем в наиболее развитых странах. В то же время в России далеко не все в порядке и с эндогенными причинами - врожденными аномалиями или состояниями, возникающими в перинатальном периоде. От них обычно умирают дети с пониженной жизнеспособностью, бороться с ними труднее, они уносят больше всего детских жизней и в Европе, и в Америке, и в Японии. Но все же там есть, как уже отмечалось, немалые успехи и в профилактике, и в лечении такого рода патологии, мы же сильно отстаем. Уровень смертности от перинатальных причин в России почти не меняется с середины 60-х годов (см. Таблицу 1), а на Западе устойчиво снижается.

Еще разительней отличия в уровне и тренде смертности от врожденных аномалий, смертность от которых в России устойчиво растет, тогда как на Западе также снижается. Если в середине 60-х этот уровень в России был ниже, чем в Великобритании, США, Франции или Швеции, то в настоящее время в 2-3 раза выше.

За все эти отставания и неблагоприятные тенденции мы и платим в 2-4 раза более высокой младенческой смертностью. Разрыв “в разах” меньше, чем, скажем, в случае с инфекционными болезнями, но в абсолютных цифрах наибольшие потери, определяющие разницу в уровнях младенческой смертности между Россией и большинством развитых стран, связаны именно с этими причинами.

Полезным для понимания российской специфики оказывается сравнение не только с развитыми промышленными странами, но и с менее развитой Румынией. Российские и румынские показатели младенческой смертности от разных причин смерти чрезвычайно близки - за единственным исключением: в Румынии втрое выше смертность от болезней органов дыхания. Там это главная причина смерти младенцев, оттеснившая даже трудно устранимые эндогенные причины. Среди стран с высокой смертностью от болезней органов дыхания Болгария и Республика Молдова.

За период с 1960-х годов резко снизилась также смертность от болезней органов пищеварения. Они утратили свою роль одного из главных источников опасности для жизни младенцев, и сегодня она примерно такая же как была в середине 90-х в США и менее, чем в три раза выше, чем сейчас в странах ЕС и Японии. К сожалению, этого нельзя сказать об инфекционных заболеваниях динамика смертности от них была менее последовательной, и теперь они все еще несут немалую угрозу детским жизням.

Болезни органов дыхания - самая главная причина смерти маленьких детей в конце 50-х годов снижалась почти непрерывно и уменьшилась к концу ХХ века в 8 с лишним раз. Это одно из главных наших достижений в области младенческой смертности за последние 40 лет, Правда, и сейчас, как видно из табл.2, она в 10-40 раз выше, чем в странах ЕС, США и Японии. Но все же ниже, чем в Румынии, Болгарии и Республике Молдова.
Сезонность младенческой смертности

Одна из характерных черт изменений в младенческой смертности в ХХ веке, - ослабление ее зависимости от времени года. В прошлом, особенно в ХIХ - начале ХХ века, наиболее опасным периодом были летние месяцы, когда заметно повышалась смертность от желудочных заболеваний. С течением времени, когда смертность от них удалось поставить под контроль, на первый план стал выходить зимний пик младенческой смертности, связанный с подъемом простудных болезней у младенцев. Установление контроля и над этой причиной смерти создало условия для почти полного исчезновения сезонных колебаний смертности. При этом, для многих экономически развитых стран уже к 60-м годам стало характерным или наличие зимней сезонности младенческой смертности или отсутствие сезонности вообще12.

Для России к началу 50-х годов сезонность продолжала оставаться характерной с наибольшим пиком в летние месяцы, хотя, по сравнению с предвоенными, и особенно дореволюционными, годами доля смертей у детей в возрасте до 1 года, приходящаяся на летние месяцы, стала меньшей. Высота летнего пика продолжала уменьшаться, и к середине 60-х годов он почти исчез (Рис.4). Зато все более отчетливо стала проявляться зимняя сезонность, которая стала особенно заметной с конца 60-х годов, что отражает изменение структуры причин смерти у детей в возрасте до 1 года, в частности меняющееся соотношение смертности от болезней органов пищеварения и дыхания. Понемногу ослабевая, зимняя сезонность сохраняется все же до сих пор, указывая на сохраняющуюся роль экзогенных причин смерти.

Как летняя, так и зимняя сезонность в младенческой смертности в большей степени обусловлена колебаниями в постнеонатальный период. Именно на этот возраст приходится большая часть умерших от экзогенных причин, в частности, от болезней органов дыхания, в том числе пневмоний. По мере того, как на первое место выходит неонатальная смертность, обусловленная, в первую очередь, эндогенными причинами смерти, опыт других стран показывает, что сезонность должна ослабевать и постепенно сходить на нет, но в России этого пока не произошло.


Вместо заключения

Почему же Россия за столетие, при всем ее поступательном развитии в отношении младенческой смертности (снижение за ХХ век в 19,5 раза), не только не уменьшила, но и увеличила разрыв с экономически развитыми странами мира по этому социально и экономически важному показателю? Причины, скорее всего те же, что и были в начале века. Это социально-экономическое развитие и культурный уровень в стране, а также расслоение по этим признакам, то есть характеру ухода за ребенком в семье. Большую роль играет также сложившаяся предопределенность способов этого ухода и помощи государства в этой сфере (где за женщину и ребенка многое решается).

Еще одним фактором, повлиявшим на относительную стабилизацию в конце 60-х и повышение в начале 70-х годов, а затем и небольших темпов снижения в дальнейший период уровня младенческой смертности стало то, что до этого было причиной ее достаточно сильного снижения: развитие системы здравоохранения в 50-60-х годах, внедрение новых медицинских препаратов, рост числа медицинских кадров (то есть системы, направленной на борьбу с причинами экзогенного характера), сложившийся характер ухода за детьми, гигиеническая культура, обычаи и традиции, то есть все то, что определяется общим культурным и материальным уровнем семьи на данном этапе. Эти факторы более или менее выполнили свою задачу и далее уже в других сложившихся условиях не могли влиять на снижение младенческой смертности в той же степени как и раньше.

Совокупность этих факторов говорит о том, что необходим переход на другой уровень здравоохранения (и не только в плане финансирования), что в настоящий момент Россия вряд ли сможет себе позволить, способный бороться не только с экзогенными, но с эндогенными причинами смертности новорожденных, внедрять в широкую практику методики предотвращающие смерть младенца (в том числе на основе определения патологий плода и генетических обследований будущих родителей). С современной системой здравоохранения мы уйти далеко не сможем. Кроме перестройки системы здравоохранения важен и пересмотр взглядов самих людей (женщин, беременных, матерей, семьи), то есть изменение менталитета людей, на состояние своего здоровья и отношение к нему, что опять нас возвращает к уровню культуры в стране.



Рис. 1. Младенческая смертность в первой половине ХХ века в ряде стран (по годам)



Рис. 2. Младенческая смертность во второй половине ХХ века в ряде стран (по годам)


Рис. 3. Динамика трех составляющих младенческой смертности в России (число умерших в соответствующем возрасте на 1000 родившихся живыми).


Рис. 4. Сезонность младенческой смертность в России во второй половине ХХ века



Таблица 1

Коэффициенты младенческой смертности в России по причинам смерти в период с 1960 по 2000 год (на 100000 рожденных живыми)



Причины смерти

1960

1965

1970

1975

1980

1985

1990

1995

2000

Все причины

3660,0

2660,0

2300,0

2370,0

2210,0

2070,0

1740,0

1810,0

1533,3

Инфекционные и паразитарные болезни

410,9

177,6

128,0

232,8

317,4

239,5

133,5

126,9

92,0

Болезни органов дыхания

1324,4

961,3

857,9

878,2

736,0

481,3

247,1

241,8

165,0

Болезни органов пищеварения

528,1

192,5

107,1

78,5

40,9

20,6

11,1

10,8

9,0

Врожденные аномалии

249,5

296,2

307,3

335,6

346,0

366,2

370,3

417,2

355,0

Причины перинатальной смерти

681,2

771,4

699,6

652,2

578,1

775,7

801,2

784,6

677,0

Несчастные случаи, отравления и травмы

76,5

182,4

131,1

111,6

112,8

114,6

71,2

100,9

9,7
следующая страница >>


izumzum.ru