М. Лайтман является членом Всемирного Совета Мудрости элитного собрания экспертов, занимающихся решением глобальных проблем современ - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
М. Лайтман является членом Всемирного Совета Мудрости элитного собрания экспертов - страница №1/2

Меня всегда манила Бесконечность

Беседа ученого-каббалиста  Михаэля Лайтмана с доцентом кафедры Экологического мониторинга и прогнозирования Людмилой Константиновской

1 октября 2006 года

(Видеоконференция Москва-Тель-Авив)








Михаэль Лайтман

– ученый - каббалист, биокибернетик, доктор наук, профессор онтологии и теории познания, основатель и руководитель Международной Академии каббалы и Научно-исследовательского института, ARI-Ashlag Reseach Institute, автор более 30 книг, переведенных на 9 языков.

М.Лайтман является членом Всемирного Совета Мудрости – элитного собрания экспертов, занимающихся решением глобальных проблем современного мира.

Ежегодно тысячи студентов во всем мире смотрят лекции М.Лайтмана, транслируемые в прямом эфире по кабельным каналам и на веб-сайте www.kabbalah.info



Людмила Константиновская

- астроном, преподаватель Университета Дружбы Народов, доцент экологического факультета. Занимается прогнозированием и проблемами глобальных катастроф.



Л.Константиновская: Я очень рада Вас видеть. Я надеюсь, что наша встреча будет плодотворной, и Вам будут интересны мои разработки. Меня, конечно, тоже интересуют Ваши разработки, которые называются «Каббала». Я не знакома с ними, я занималась своей астрономией, медициной, вообще Бог знает чем занималась, и пришла к выводу, что самое прекрасное – это узнать, что же, что такое – мир, как он развивается, по каким законам. Потому что эта бесконечность меня манила всю жизнь. Я преподаватель Университета Дружбы Народов, доцент экологического факультета. Я занимаюсь прогнозированием и проблемами глобальных катастроф. Параллельно я выясняла еще, что такое «гений», когда они приходят, куда они приходят. То есть, мне были интересны очень многие темы. Ваши коллеги сказали, что Вы тоже занимаетесь всеми этими разработками. Конечно, Вы – в своем ключе, я – в каком-то своем. И поэтому я думаю, что наша с Вами беседа будет одинаково приятна и интересна и Вам, и мне.

М.Лайтман: Я уверен. Если Вы занимаетесь экологией, то у Вас сегодня много работы. Как Вы считаете, действительно сейчас состояние настолько угрожающее, как нам кажется, или нас только подогревают средства массовой информации?

Л.Константиновская: Я работаю на экологическом факультете, и к нам пришел ректор, который не очень любил экологов, потому что экологи как бы тормозят бизнес. А бизнес сейчас, к несчастью, на первом месте. Так вот, я начала с того, что экологи – это пророки XXI века. Потому что именно экологи говорят правителю: «Не делай так, будет плохо!» А любой правитель к этому относится очень отрицательно. Ну, как это «не делай», когда это выгодно! Именно поэтому я пошла на экологический факультет и начинаю лекции с того, что говорю: «Вы – пророки. Жизнь у вас будет очень сложная. Если вы хотите обогащаться – это другие факультеты. А здесь вас будут бить, гнать, как любых пророков». Потому что экология – это именно та наука, которая выйдет на первое место - увы, жизнь заставит выйти. Потому что нам надо дышать, нам надо есть. И не будет здорового человека. Почему? Потому что, как говорят на Востоке, то, что вокруг нас, дает нам здоровье. Если плохой воздух, то соответственно и кровь плохая, здоровье плохое. Если обстановка нервозная, если между людьми плохие отношения - это все на здоровье отражается.

М.Лайтман: Говорят, что Вы занимаетесь «страшилками»: дескать, экологи пугают всех, но реально дать какое-то четкое решение – не могут. «Сократи то-то, перестань делать это...» А прогресс остановить нельзя. Что же нам делать?

Л.Константиновская: Ну, во-первых, не только экологи занимаются «страшилками». Например, говорят, что фреон создает озоновые дыры. Было доказано, что это не фреон, а космическое явление, это выход газа из разломов. И в Сибири, например, где вообще нет никакого производства, были замечены эти озоновые дыры. Так что, не только экологи. Вмешивается еще и политика, и экономика.

Я бы хотела сегодня поговорить о прогнозировании глобальных катастроф. У Вас есть какая-то теория по этому поводу? У меня есть своя теория. И я думаю, что Вы тоже выходили на эту проблему - потому что ведь наше поведение к чему-то приводит.

М.Лайтман: О-о! Вот сейчас Вы затронули нашу общую тему – наше поведение. Как же нам знать, какое наше поведение полезно для природы, а какое – вредно?

Каббала говорит, что так же, как на любом уровне природы (неживом, растительном, животном) мы наблюдаем действие точных, категорических законов – так же работают законы в человеческом обществе. Причем, эти законы заданы природой, но мы их не знаем. И поэтому мы постоянно выдумываем какие-то новые общественные отношения, государственные и социальные формы, совершаем революции и, конечно, постоянно ошибаемся, а когда видим, что ошиблись, снова ищем что-то новое. То есть мы не знаем, какой формы мы должны достичь, чтобы жить в гармонии с природой. Только тогда у нас не будет никаких проблем.

Каббала говорит о том, что есть этот закон. Посмотрев внимательно на всю природу, мы увидим, что вся природа – это закон взаимного соответствия, поддержки, любви. Клетки в теле, хотя они эгоистические, но они связаны между собой в единый организм и каждая заботится обо всех, как бы аннулируя свой частный эгоизм ради жизни всего организма, каковой обеспечивает жизнь и каждой клетке. И мы, в принципе, должны прийти к такому же уровню взаимного сочетания, к осознанию нашего социума, вообще всего человечества как единого организма. Мы существовали бы в самом комфортном состоянии, если бы осознали, что существуем как один единый организм. Так нас видит природа, так она относится к нам. И тогда все устроилось бы естественно на всех уровнях человеческой деятельности. Вот, в принципе, это первый посыл Каббалы.

Каббала говорит, что экология зависит от поведения человека, от его мыслей, от его желаний, от связи людей между собой. Мы находимся на таком уровне иерархии природы, что воздействуем на все ее более низкие уровни (ниже человеческого), и главная проблема – нашими желаниями, мыслями мы всю природу калечим.



Л.Константиновская: Я, конечно, абсолютно согласна. Но возникает еще вопрос: а возможна ли такая полная гармония, возможен ли «Рай на земле»?

М.Лайтман: Вот это второе, что утверждает Каббала. Она объясняет, что не только возможен, но что природа разумным целенаправленным образом подталкивает нас к осознанию причины сегодняшнего глобального кризиса. Она показывает нам, что мы не сможем существовать в нашем эгоистическом состоянии относительно друг друга, что мы, как раковые клетки, которые поедают все вокруг и потом сами погибают. Таково наше поведение. И потому природа вынуждает нас - страданиями, ударами, огромными надвигающимися катастрофами - осознать причину глобальных кризисов и в человеческом обществе, и, конечно, в природе. И вынудит нас изменить свое поведение, подталкивая «палкой к счастью». Это один из двух возможных путей.

Но Каббала предлагает другой. Она говорит, что мы должны разъяснить людям (исходя из научных данных), насколько мы зависим друг от друга, находясь в интегральной, общей, глобальной взаимосвязи – одна маленькая деревня, из которой нам никуда не деться. Мы обязаны приподняться над нашим эгоизмом и существовать в интегральном единстве. Если мы это покажем людям, то все-таки сможем, хотя бы частично, предотвратить огромные катастрофы.



Л.Константиновская: А Вам не кажется, что рождение, явление пророков происходит именно в критические моменты, когда люди не знают, что делать, когда ситуация приближается к точке дефуркации. В такое время и рождаются большие учителя, которые направляют народ. То есть явление вот таких людей-лидеров – это не случайность, а какая-то закономерность. Что Вы думаете по этому поводу?

М.Лайтман: К сожалению, я не вижу в современном мире таких больших личностей, которые – главное – имели бы влияние, притягивали к себе массы людей, внимание общества, которые могли бы как-то повлиять на состояние сознания масс. Пока этого не видно. Но надеюсь, что это будет. Потому что иначе мы должны будем пройти через очень тяжелые испытания.

Мы просто не соответствуем основному закону природы. А основной закон природы, – как сказано в Каббале, – это закон эквивалентности с ней. Любые законы природы мы открываем, изучаем и правильно ими пользуемся. Тогда мы выигрываем. Так вот, если мы будем хоть в чем-то подобны этому основному закону любви, закону правильных взаимоотношений между собой, то мы будем удовлетворять общему закону, и тогда, естественно, получим хороший ответ.



Я не знаю, насколько это возможно объяснить, и появятся ли люди, такие личности, которые объяснили бы это. Я, к сожалению, маленький человек, я пытаюсь делать что-то, но пока еще не представляю насколько это возможно, и есть ли решение.

Л.Константиновская: Спасибо. Я думала на эту тему и очень долго собирала информацию. И у меня родилась книжка «Когда приходят пророки». И если позволите, я Вам немножко расскажу о своих разработках. Наверное, Вы слышали, что солнце влияет на земные события. Существуют солнечно-земные связи, может быть, Вы слышали о разработках Чижевского. И я начала изучать поведение солнца за последние века. И обнаружила очень интересную зависимость, я Вам ее покажу на графике. Чтобы было понятно? Поскольку у Вас техническое образование, Вы меня хорошо поймете. Вот данные по радиоуглероду, солнечная активность за 5000 лет.

Вот здесь на графике - солнечная активность за последние 250 лет. И обратите внимание, что конец XX века, он выделяется - за 250 лет не было такого состояния. Поэтому мы сегодня с Вами, уважаемый профессор, живем в такое время, когда на нас очень большая ответственность. То есть Вы должны учить людей. Я по мере своей возможности, конечно, тоже должна учить людей. Именно поэтому я работаю с молодежью. Такие люди, какие рождаются сейчас, такая молодежь, – это бывает, как Вы видите, очень редко – раз в 250 лет. Поэтому мы с Вами должны заниматься воспитанием молодежи. Потому что с их силой они могут такое натворить, ведь перед нами - непредсказуемый XXI век!

М.Лайтман: То есть по уровню солнечной активности наше время – самое подходящее для появления пророков?

Л.Константиновская: В МГУ на биофаке лаборатория занималась исследованием - влияет ли солнечная активность на гениальность. И они доказали, что влияет. Я сначала предположила это, а они подтвердили. И поэтому сейчас должны появляться особенные люди. А наша с Вами миссия как родителей (как еще назвать, по-другому?) их наставлять. Поэтому Вы занимаетесь очень благородной задачей, и я преклоняюсь перед Вами.

М.Лайтман: Это каждый из нас делает в меру сил. Скажите, пожалуйста, но все-таки какими путями, Вы считаете, возможно, просвещение? Мы говорим о, что надо довести до сознания людей понимание того, что мы являемся общей интегральной системой и должны правильно взаимодействовать между собой и с природой. Как же убедить человека, через что?

Л.Константиновская: Я могу сослаться на Иисуса Христа, который ходил и проповедовал. В то время только это и было возможно. Сейчас же настолько громадные возможности, что надо их использовать. Я в свое время создала научный студенческий кружок, объединила 64 института и приглашала ведущих ученых, которые рассказывали о мире, о его законах, о том, как надо взаимодействовать. Это были и художники, и физики, и лирики, и химики... Приходили студенты из всех институтов, им было интересно, они впитывали все это, ведь им негде было это узнать.

До перестройки даже Библию нельзя было купить. Все говорили: «Библия, Библия». Я просила: «Дайте хоть почитать. Почему я должна ее ругать, я же не читала?!» А после того как прочитала, сказала: «Господи, она говорит то же самое, что Манифест коммунистической партии». То есть, если это правда, то она одна: правда всегда одна, только разными языками сказана.

Поэтому я пришла к выводу, что надо «идти в молодежь». Я пошла в институт, потому что я должна научить студентов мыслить. Я им говорю: «Если вы научитесь мыслить, вы поймете, что мир сложен, что он взаимодействует, что он разумен, что он живой. И нельзя так плохо обращаться с миром, потому что это будет на вас отражаться. Вы – частица этого мира».

Надо писать книги, я поэтому начала писать, хотя я вообще-то писатель никакой, у меня просто информации много было. И я начала выступать по радио, по телевидению, начала писать статьи. Меня приглашают на какие-то телемосты, и я иду. Почему? Потому что, значит, это кому-то надо, это значит, кто-то ищет эту информацию. И когда готов учитель – готов и ученик, готов ученик – готов и учитель.

М.Лайтман: Вы как эколог - что Вы считаете самым главным из того, что необходимо преподнести людям?

Л.Константиновская: Во-первых, надо повышать их духовный уровень. Потому что если это будет хороший человек, он никогда не нанесет вред окружающей среде, понимая, что он живет в этой среде и что, как я сказала, мир – он живой, космос живой, и мы - частица его. И вот тут встал вопрос: что такое Бог? Например, я для себя долго выясняла вообще, где Он находится и что это такое? Я, естественно, Его воспринимаю по-своему. То есть я как бы человек верующий, но моя вера ни в какую веру не укладывается, хотя я считаю себя православной христианкой, но в церкви ко мне очень осторожно относятся.

М.Лайтман: Я Вас понимаю.

Л.Константиновская: Есть такой профессор в МГУ - очень известный академик Бестужев-Лада Игорь Васильевич. Это тоже мой учитель. Он был полнейшим атеистом. И я ему доказала, что Бог есть. Он пошел и покрестился, это было для меня полной неожиданностью.

М.Лайтман: Но для Вас Богом, в принципе, является Природа с большой буквы, да?

Л.Константиновская: Природа – это часть Космоса, то есть это все, что нас окружает. И я ему сказала, что с позиции Земли, например, Бог – это Земля, где я – тоже частица. С позиции Солнечной системы – это вся Солнечная система, где можно понять, что солнце – это головной мозг, все планеты – это позвонки, а я – опять же часть Бога, совсем маленькая, но я – часть. Если брать Галактику, то это вся Галактика, где Солнечная система тоже выполняет какую-то роль, но я опять – часть этой Галактики. Если брать всю Вселенную, то вся Вселенная – это есть Бог, это Высший разум, где я тоже часть, я очень маленькая простая по сравнению с этой большой системой. И поэтому Космос – он разумен, и я – часть его. Я не царь природы, я лишь промежуточная ступень развития материи - от минус бесконечности в плюс бесконечность. Я лишь какая-то частица, какая-то стадия.

М.Лайтман: То есть Вы чувствуете, что мы находимся внутри какой-то мысли, какого-то единого замысла и являемся его интегральной частью? Но от нашего отношения к этой мысли зависит и наше состояние, и даже состояние всей Вселенной.

Л.Константиновская: Естественно, если я себя плохо веду, вокруг меня создается что-то отрицательное. Это что-то должно влиять на окружающих, и идет ответный удар, то есть ответ бумерангом. В христианстве утверждается: «Если ты отдаешь зло, то зло к тебе бумерангом возвращается. Поэтому спешите делать добро, потому что это добро, в конце концов, придет и к вам тоже». И это один из законов. Наверно, в Каббале то же самое?

М.Лайтман: Да. Скажите, пожалуйста, а то, о чем мы с Вами сейчас говорим - экологи понимают это или только Вы и еще какие-то несколько человек? И вообще в экологии есть уже общее понимание того, что мы находимся в гармоничной разумной Вселенной?

Л.Константиновская: Вы знаете, университет – это ведь довольно жесткая система, где нельзя говорить все, о чем я бы хотела говорить. Поэтому мне приходится соблюдать границы, и я приглашаю студентов, которые интересуются всем новым к себе в Политехнический музей. У нас на Лубянке есть центральный лекторий (я там десять лет читала лекции), и я там рассказывала об астрономии. Я ко всем этим вещам пришла через Космос. Каждый по-своему - один идет через медицину, другой еще через что-то, вот я пришла через Космос. Потому что я как бы чистый астроном, но это не значит, что я просто выучила, как и где планеты стоят. Мне этого было мало, я захотела понять, как они развиваются. Это же система. Система должна как-то развиваться. Если есть закон, то этот закон надо переложить на астрономию. Я переложила на астрономию, у меня получилась новейшая, совсем другая астрономия. И вот с этими разработками я пошла в Политехнический музей, потому что в университете есть программа, и от нее не очень можно отступать. И как я могу, так и несу эту информацию.

М.Лайтман: А среди ученых, среди экологов есть люди, которые Вас понимают? Среди астрономов, я думаю, есть: астрономы чувствуют материал, с которым работают.

Л.Константиновская: Среди любых ученых есть и пессимисты, и оптимисты, и люди, которые хотят познать что-то новое. Есть и такие, которые отрицают, утверждая, что «этого не может быть никогда»: есть физические законы, и они отвергают возможность существования духовных законов, что человек и Вселенная – это и дух, и материя одномоментно. Это как круглое и красное, нельзя отрывать одно из них, это разные понятия.

И на конференциях есть люди, которые понимают, что мир – это нечто разумное и к нему надо относиться по-человечески, их не очень много, но они встречаются, и они объединяются. И среди студентов то же самое: есть разные люди, многие говорят, что ничего такого нету, нет разума, живи одним днем: «Вот сегодня я живу, завтра меня не будет», и поэтому греби все под себя.

Я думаю, это в любой стране и в любой профессии есть. Профессия ни о чем не говорит. Есть врачи, которые за деньги вырезают органы у одного живого и вставляют эти органы больному человеку, не думая, что они губят здорового. То есть это не зависит от профессии. Это зависит от того, что у человека в голове и как он смотрит на мир.

М.Лайтман: Вы – оптимистка?

Л.Константиновская: Наверно, да. Хотя я занимаюсь проблемами глобальных катастроф, прогнозированием. Бестужев-Лада открыл Академию прогнозирования, и я туда вхожу. Кажется, такие страшные вещи, и вдруг женщина этими проблемами занимается. Но, наверно, именно потому, что я верю во что-то высшее, в Высший разум, в Высшую справедливость, мне это позволяет спокойно жить и выдерживать все удары. Например, обычно, когда кончается год, некоторые «пророки» говорят, что завтра будет конец света, и вообще все рухнет, все уничтожится. Я в этом плане материалист, я спрашиваю: «На основании чего вы это говорите?»

Я, например, посмотрела по поведению Солнца, это важный показатель, это как бы мозг Солнечной системы. Сложное время, сложная ситуация возникает примерно раз в 300 лет. Для России, например, это татаро-монгольское иго, годуновское лихолетье это сложное время, но и это не конец света. Конец света зависит от неких астрономических факторов.

Солнечная система вращается около некоего центра (считается, что около центра Галактики, мы не будем в подробности, но я доказала, кстати, что это не так, но центр обращения есть). В перигалактии (это максимальное сближение) происходит взаимодействие двух больших систем. По геологическим данным период обращения Солнечной системы – 250 миллионов лет. Последний раз, согласно геологическим данным, это было 66 миллионов лет тому назад. Поэтому ну никак конца света не может быть. Потому что мы сейчас идем в апогалактии, потом опять будем возвращаться.

То есть я старалась все это доказать научно. Потому что иначе тебя просто слушать не будут, как шарлатанов, которые ходят и говорят, что в феврале такого-то во столько-то будет конец света – это просто смешно. Вы ученый, Вы должны меня правильно понять.

Поэтому надо учить, но учить так, чтобы люди видели и чувствовали, что ты говоришь правду, говоришь истину. И естественно, в духовном плане я то же самое стараюсь делать.

М.Лайтман: Как Вы думаете, есть ли у нас все-таки возможность наглядно доказать людям, что правильное отношение к природе, отношение к людям и к природе с любовью, даст реально ощутимый хороший результат?

Л.Константиновская: Ах, уважаемый коллега, профессор! Вы прекрасно понимаете, что до конца мы свою миссию - так, как мы хотим - не выполним. Людей много, нас не так много, и дай Бог нам выполнять свою миссию, как можем. И если хоть один прислушается и поймет, это для нас будет большая удача. То есть горевать по поводу того, что мы не сделали всех вот такими праведными и правильными, наверно, не стоит. Потому что по мере наших сил нам будут давать работу, и наша с Вами задача заключается в том, чтобы выполнить эту работу. Хорошо выполнить эту работу.

Работа в духе – это самая сложная работа, это самая долгая работа, это самая неблагодарная работа. А смысл в том, что надо выполнить свою миссию. И это – самое главное. Все остальное не должно Вас тревожить. Вот нас не будет, а наши с Вами идеи потом всплывут

Поэтому я думаю, что Ваша миссия – ходить и проповедовать. И я думаю, что надо делать то, что Вы можете делать, и не беспокоиться о том, что выполнили или не выполнили. Вы должны спросить себя: «Сделал я все или не сделал все?», чтобы совесть была чиста.

М.Лайтман: В этом я с Вами согласен. Но когда надвигаются такие вроде бы страшные для нас изменения в природе, как на Северном Полюсе вдруг раскололся поперек весь ледяной панцирь и другие сдвиги. Вас это не страшит? Ну, простому обывателю не важно: взял поллитру с селедкой и забылся, и все нормально. Чего ему там до этого? Но Вы живете всеми этими изменениями, Вы чувствуете это, как свой пульс, Вы чувствуете, как дышит Планета. Вам от этого не страшно?

Л.Константиновская: Нет. Когда сидишь в системе и не знаешь, что творится вокруг системы – это страшит, потому что неизвестность. Вообще человека пугает неизвестность. Я знаю, отчего происходят эти изменения, и я знаю, когда они закончатся, и поэтому они меня не страшат. Почему? Я объясню Вам, Вы ученый, Вы меня поймете правильно. Потому что я ссылаюсь на науку.

Я ведь недаром говорила о Солнце. Так вот, пик активности Солнца мы прошли. Я опять возвращаюсь к графику. Вот это повышение активности вызвала потепление на Земле на полградуса. Естественно, произошли изменения: повышение температуры вызывает извержение вулканов, повышение уровня океана, потому что Земля реагирует на повышение температуры, как живой организм. Как человек: если у нас 37,2 – мы реагируем. То же самое и здесь.

Но пик мы уже прошли. Он был в 89-м году, и он связан с движением планеты Плутон. Мы сейчас идем вниз, то есть температура начнет постепенно стабилизироваться, и все придет в норму. Этот цикл равняется 250 годам. Это серьезно, но не смертельно. То есть это примерно три балла из девяти. Вот девять – это конец света.

Это чистая астрономия. Почему я пришла к астрономии? Я же занималась и медициной, и психологией, и чем только не занималась, и пришла к тому, что надо смотреть в Космос, надо смотреть на звезды, чтобы понять, что вообще творится на Земле. И вот в 89-м году Плутон сблизился с Солнцем, и произошла эта активизация. Сейчас он уже вышел, он уже идет вниз. То есть ситуация, конечно, серьезная, но она уже прошла свой пик.

Естественно, она вызвала ответ всех живых систем и человека тоже, посмотрите, у нас это перемена власти – как раз в 89 -91, наверняка, во многих регионах в мире происходили свои перестройки. Каждая страна среагировала по-своему, потому что организмы разные. На одно и то же раздражение каждый человек реагирует по-своему. Так же и страны. Россия среагировала так.

М.Лайтман: Значит, мы можем сейчас успокоиться, и ничего страшного нет в том, что мы делаем на Земле? Мы прошли уже точку перелома, и теперь все стабилизируется и все будет нормально? Подождем немножко, будем развиваться, как обычно, и все придет в порядок?

Л.Константиновская: Ну, не совсем так. Нам просто показали, насколько силен Космос, и если мы будем делать, что хотим, то это может отразиться на нас очень серьезно. Мы должны думать, прежде чем что-то делать. И мы должны расти в духовном плане, должны прислушиваться к тому миру, в котором мы находимся. Законы «не убей», «не укради», «люби ближнего своего», «старайся людям помочь», – это все один и тот же закон. И сколько ты отдашь, столько ты и получишь. То есть человека все равно надо учить.

М.Лайтман: Эти законы правильного человеческого общежития – они все-таки превалирующие над всеми остальными, в том числе и астрономическими законами? Или может быть, они даже их определяют?

Л.Константиновская: Я думаю, что законы в Космосе такие же. То есть взаимодействие между мирами, между галактиками, между звездами такие же, потому что если бы были другие, то мир бы разрушился. Эти системы – они более высокого плана, а мы не привыкли думать, что выше человека есть что-то более разумное, более сильное. Мы считаем, что человек – это венец природы. А я считаю, что человек – это одна из промежуточных ступеней развития материи. То есть человек когда-то был (он бесконечно был), но в каких-то более простых формах, а будет переходить все дальше и дальше в более сложные системы.

Тут уже затрагивается вопрос: а есть ли еще какая-то более сложная жизнь? Например, в солнечной системе. Вы об этом думали?

М.Лайтман: Я думаю, что если бы мы оторвались от своего эгоизма и смогли бы существовать вне его, то, конечно, мы бы почувствовали бы этот вселенский разум, этот огромный замысел природы, эту мысль, которая создала материю, которая управляет ей, эту сетку сил, на которой существует, лежит вся наша материя, весь Космос. И мы бы увидели, насколько мы связаны с этим замыслом, с этой мыслью, с этой сеткой сил, как мы можем на нее влиять, как она влияет на нас, и, в принципе, что требуется от нас.

Если бы мы немножко приподнялись над эгоизмом, мы бы почувствовали бы тот единый альтруистический закон природы, по которому существует вся природа. И тогда, конечно, мы вели бы себя по-другому. И мы бы познали все Мироздание.



Л.Константиновская: Знаете, я думала, как заставить (это очень резкое слово) человечество вести себя хорошо. И я пришла к такому выводу, что надо доказать человеку, что он живет не одну жизнь, а живет бесконечно. То есть встает вопрос реинкарнации. Я стараюсь этот вопрос очень осторожно поднимать, в православии очень не любят это слово.

Почему? Если доказать, что человек будет жить вечно, то он уже подумает: «Ага. Это не то, что вот сегодня я гребу, потому что завтра меня не будет». Очень многие живут именно по такому принципу: «Потом ничего не будет, надо брать все от жизни!» И большинство людей, увы, так и живет.

Мне кажется, надо людям доказать, что материя – бесконечна. И любая религия говорит, что душа бессмертна. То есть душа из одной белковой формы переходит в другую. Как это происходит, я не знаю. Потому что у меня тоже есть определенные границы познания мира, не все мне дано, не все я знаю. Но мне кажется, если доказать это, то человек задумается уже о своем поведении. Потому что можно объяснить ему: «Ты сегодня нагадил, например, в одной стране, ты в следующей жизни туда поедешь, и там будешь жить. Ты сам внес туда эту отрицательную энергию, и туда ты и попадешь!» Может быть, хоть это его остановит?

М.Лайтман: Да, но доказать кругооборот душ – это значит показать его явно человеку, который совершенно не находится на этом уровне познания, на этом уровне ощущения. Если на этот уровень и можно выйти, то повторю снова, лишь по тому же закону подобия. Мы должны уподобиться душе. Душа является абсолютно альтруистической частью. Значит, мы должны достичь такого состояния, и только тогда мы ее почувствуем. Если мы отрываемся от тела, идентифицируя себя с душой, чувствуем себя в ней, существуем в ней, а не в своем теле – тогда и доказывать ничего не надо. Когда я внутри ее, существую ее замыслами, мыслями - то есть альтруизмом, тогда для меня это реально, естественно – и кругооборот душ, и вечность. Поскольку это все построено на альтруизме, а не на эгоизме, то это и предполагает вечное существование.

Но как это показать другому человеку, который еще не переходит и не думает переходить в другие свойства, и этот вопрос его совершенно не интересует? «Прокрутить» ему какое-то кино, чтобы он убедился, что это так? Чтобы это на него подействовало настолько явно, что он заставит себя хоть немного мыслить в эту сторону? Я не представляю.



Л.Константиновская: Тут мы вернемся опять: готов ученик - готов и учитель. Поэтому к Вам придут люди, которые ищут. И точно так же я искала в жизни истину. Я как бы составила себе программу: закончить школу, закончить институт, выйти замуж, родить ребенка. И вот когда все эти проблемы я решила, я встала и подумала: «А дальше что? Это что – и все? И ради этого я пришла в мир?» Мне стало так плохо, что я начала искать выход.

И вот когда я поняла, что мир – это не просто одна материя, а что там есть дух, и что он очень сложен, и что он бесконечен. И вот эта бесконечность меня всегда манила, именно бесконечные большие просторы. И вот именно поэтому я к Космосу обратилась. И мне это дало стимул и дало жизнь.

Вы правильно заметили - не каждый способен поймать этот смысл жизни. Наверное, нам просто не надо горевать, что не все нас понимают (Вас, в данном случае), потому что кому надо, тот поймет. Возраст души у всех разный. Есть старики, у которых душа на очень простом уровне, они этого не поймут, ну, дай Бог, если послушают. А есть люди, которые агрессивно воспринимают - они вообще не готовы к этой информации. То есть до этой информации - когда ты понимаешь, что Космос – это и дух, это что-то более сложное – до этого надо дожить. И, наверное, нам не надо горевать, что среди нас есть маленькие люди, которые еще младенцы. Ну, вырастут – поймут.

М.Лайтман: Реинкарнации будут продолжаться до тех пор, пока мы, все-таки, не станем интегральной правильной частью всей Вселенной. Ведь если существует эта цель, этот замысел, природа, которая стремится к интеграции, к распространению, к взаимодействию всех частей, то, очевидно, что этот замысел – привести человека к подобию себе, то есть к абсолютному альтруизму, – он в итоге должен будет реализоваться. И пока человек, каждый из нас, в итоге своих многочисленных жизней не реализует эту программу, то реинкарнации не прекратятся.

Л.Константиновская: У меня есть свое видение этой темы.

М.Лайтман: Я с удовольствием послушаю.

Л.Константиновская: Я считаю, что белковая форма может существовать в определенных границах, при определенном давлении, влажности, температуре и так далее.

Почему на Земле она образовалась? Потому что для белковой формы были оптимальные условия. Но Земля постепенно отодвигается, и мы уходим на ту орбиту, на которой сейчас Марс. Все планеты отодвигаются.

Поэтому вот моя позиция: на ближайших планетах – это Меркурий и Венера, которые ближе к Солнцу, – белковая формы жизни еще не было, а на дальних планетах – на Марсе и др. – уже нет жизни. И там человечество перешло в какую-то более сложную форму. И, естественно, их тоже мучают какие-то проблемы, потому что это тоже разумная, более разумная жизнь. Белковая форма жизни имеет определенные границы, в которых она может существовать.

Постепенно эти границы будут сходить на нет, и если мы не успеем перестроиться, если мы не станем космическими людьми, имеется в виду - с космическим сознанием - то мы не сможем перейти в более сложные формы. И тут уже, как говорится - Суд Божий. Вот как это будет – Суд Божий? Кто готов, кто примет это отношение, тот, видимо, перейдет в какую-то более сложную форму. Циолковский когда-то сказал: «Светящиеся». Ну, вот, может быть, плазменная форма, я не знаю.

Поэтому я иногда говорю, что жизнь в Солнечной системе есть, но на каждой планете она своя, мы ее можем просто не понять. Например, на Марсе она тоже может существовать, но уже не белковая. И поэтому наша с Вами работа, она всегда нужна.

М.Лайтман: То есть она не только не белковая, но она даже не ощущаема нашими органами чувств?

Л.Константиновская: Это какая-то, вероятно, плазменная форма, но она более разумная, потому что мы идем от простого к сложному. Поэтому даже если мы прилетим на Марс, мы не поймем ее. Вот те же самые НЛО – кто его знает, что это такое. На Юпитере тоже есть жизнь, потому что плазменная форма должна перейти в какую-то еще более сложную форму. Если верить, что все идет от простого к сложному, значит, там тоже есть жизнь, но мы ее не поймем.

Поэтому контакты с ними возможны, но мы не поймем, что это контакты. Может быть, и шаровые молнии, которые летают - это тоже контакты? Ведь мир познаваем до бесконечности, следовательно, он не познаваем до конца. То есть он и познаваем, и не познаваем. И человечество знает только в определенных границах, в которых может понять и принять. Мы не все можем принять из того, что есть Космосе.

М.Лайтман: Ясно. Это интересная точка зрения. Каббала считает, что высшая форма жизни – это существование вне тела, это существование в душе, в энергетическом, в разумном, в мысленном объеме вне оболочки нашего тела. В таком виде да, конечно, мы существуем непрерывно. Частично мы ощущаем себя внутри тела. Есть возможность, еще, будучи в этом теле, ощущать себя в то же время и внутри энергетической оболочки души, а можно ощущать себя и вне тела вообще. И когда человек умирает, но уже он заранее отождествляет себя с душой, то есть с мыслями, с чувствами, с осознанием выше своего эгоизма, то он не ощущает отрыва от своего тела, а тело просто как оболочка - она исчезает, падает, он ее снимает с себя, и все.

Так вот, в таком виде, конечно же, мы существуем. Но имеет ли это тогда отношение к планетам? Это просто существование в объеме, где материальные тела не ощущаются как что-то существующее. Это существование не на неживом, растительном, животном или даже человеческом уровне, а на более высоком – энергетическом. Тогда зачем это прикреплять к каким-то планетам?



Л.Константиновская: Я не прикрепляю, я просто говорю, что в свое время на Марсе, когда он находился на нашей орбите, а мы были ближе к Солнцу - нас еще как бы не было – там тоже были люди, и они тоже развивались. Как в соседнем доме: я живу, и в соседнем доме тоже живут, и там тоже семья и тоже свои проблемы. Вот тут то же самое. И на Марсе белковая форма перешла в другую форму. То же самое и нам грозит.

То есть человек по своей сути – это энергетический шар, то есть это дух, это душа, а все остальное – эта вот белковая форма, тело - я одела, сегодня вечером сняла, завтра другое одела...

М.Лайтман: Скажите, пожалуйста, а Вы не чувствуете, что, в принципе, Вам религия не нужна? У Вас своя религия. Вы вышли на уровень, когда Вы ощущаете природу, Вы ощущаете ее замысел, мысль, цель, Вы отождествляете себя с этим, Вы хотите гармонировать с этим. А религиозные трактовки, может быть, говорят о том же, но Вам совершенно нет в этом необходимости. Ведь есть природа, которая питает Вас и дает Вам вот ту жизненную основу, Ваше кредо. Оно зиждется не на том, что батюшка рассказал, а на том, что Вы ощущаете от самой природы.

Л.Константиновская: Я полностью согласна. Дело в том, что я как бы считаю себя верующей, православной, но у меня нету батюшки, к которому я прихожу и рассказываю. У меня другое отношение к религии, потому что я вышла на Космос, и для меня Бог – это весь Космос. И это бесконечность, и это безграничность, я, когда рассказываю о Космосе - для меня это наслаждение. И я всех стараюсь поднять на этот уровень.
следующая страница >>


izumzum.ru