Как министр культуры обнажился перед прессой - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Одесский порт время перемен 1 55.89kb.
Экономическое образование в классическом университете 1 139.89kb.
Модель формирования базовой личностной экономической культуры студентов... 1 41.02kb.
Филологический факультет 1 132.6kb.
Наружная реклама как образец визуального искусства 1 37.53kb.
- 3 439.74kb.
Понятие динамики культуры. Соотношение понятий «динамика культуры»... 1 64.73kb.
Самый молодой министр Татарстана Николай Никифоров о "плоском мире"... 1 114.72kb.
Инструкция по эксплуатации Перед тем как пользоваться зубной щёткой... 1 73.23kb.
Учебное пособие «Основы православной культуры» 1 92.02kb.
Среди интересных и актуальных для исследователей истории отечественной... 1 172.32kb.
Три года назад я задумала и сделала 20 штук видео клипов по логоритмике. 1 19.31kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Как министр культуры обнажился перед прессой - страница №1/1

Как министр культуры обнажился перед прессой




Мне нравится







0




0

Министерство культуры при руководстве Михаила Кулиняка ничем особенным не отличилось. О работе министра, «этого никому неизвестного мужика», как выразился Лесь Подервянский, вообще мало кто что слышал.

Но недавно господин министр все же привлек к себе внимание. Нет, не игрой на баяне, что он якобы умеет делать, а странными кадровыми ротациями в своем ведомстве.

В начале года были уволены директоры ведущих украинских музеев. В частности, с должности гендиректора Киево-Печерского заповедника «ушли» Марину Громову. На ее должность была назначена Виктория Лиснича, ранее работавшая заместителем министра культуры. Эта дама запомнилась тем, что 5 апреля прошлого года на вручении премии имени Олеся Гончара в столичном Доме писателей назвала выдающегося украинского писателя Гончара поэтом. Оно и неудивительно, поскольку по образованию она медик-кардиолог. Поэтому только Кулиняку известно, как эта бедняга будет руководить Киево-Печерским заповедником.

Также уволена с должности генерального директора заповедника «София Киевская» Неля Куковальская, которую, на удивление, даже ее противники мало в чем могли упрекнуть. Ее должность остается вакантной, поскольку Неля Михайловна на больничном, хотя приказ на ее увольнение министром Кулиняком уже подписан.

Уволил министр культуры также Наталью Клименко от должности генерального директора Национального музея Тараса Шевченко, назначив вместо нее Дмитрия Стуса.

27 января был отстранен от должности директора Национального музея народной архитектуры и быта Украины в Пирогово Павел Федак, возглавлявший это культурное учреждение с 2009 года. На его место назначили политолога Дмитрия Зарубу, ранее работавшего заместителем председателя Государственной службы туризма и курортов.

По логике, если министр делает такие заметные кадровые изменения, у него должна быть железная аргументация - почему именно эти люди и за какие заслуги пришли на смену. Ведь общественность очень интересуется, как, например, молоденькая врач может руководить крупнейшим музейным комплексом Украины, где сосредоточено 144 строения, 122 из которых - памятники истории и культуры. Среди них - два уникальных подземных комплекса, храмы, памятники архитектуры XI-XIX вв., выставочные помещения...

Однако у господина министра не то что железной - у него никакой аргументации не оказалось. Десятки журналистов, которых он собрал на брифинг, пытались хоть слово выдавить из Кулиняка по этому поводу - и тщетно. То ли ему слов не хватило, то ли решения он принимал под чью дудку, но общественность от него так ничего и добилась.

Вот такой состоялся разговор.

- Господин министр, мы видим, что директорами заповедников назначили не специалистов в своем деле. Одна из них - врач-кардиолог по образованию, второй - политолог. Можете объяснить, в чем такой концептуальный подход, если неспециалист руководить музейными делами?

- Я могу дать ответ. Если мы говорим о Пирогово, то вы немножко, может, невнимательно прочитали биографию Дмитрия Зарубы - он окончил исторический факультет Днепропетровского государственного университета.



- Да, политолог по специальности. Политология как раз изучается на историческом факультете.

- Сейчас он директор ассоциации, поэтому хочу вам сказать одно - у него есть и будут заместители. Мы подходим к тому, что нужны менеджеры. Менеджеры. Я повторяю это слово, которые... Дмитрий принес программу развития этого музея, и давайте через месяц-два по первым результатам заслушаем директора, и мы увидим, он что-то полезное или не полезное приносит для этого музея. Это вопрос спорный.

Возможно, конкурсная программа была бы лучше, но Дмитрий Заруба, проработав заместителем председателя Службы туризма и курортов, будет в Пирогово как менеджер на своем месте.

- А Киево-Печерская Лавра?

- Пожалуйста. Кроме того, что она врач, она проработала год заместителем министра культуры. Вот. Я тоже работал в разных ипостасях, но быть организатором и руководителем, знаете, - это... Давайте немного подождем.



- Какие результаты показали эти люди, чтобы их назначать на такие ответственные посты? Может, им бы стоило поучиться на простых вещах, чтобы потом возглавлять национальные заповедники?

- На чем учились? Они учились на том, чтобы сейчас, в этот период, провести государственную политику, которую сейчас исповедует министерство. Что значит на чем они учились? А на чем они должны были учиться?



- Они показали какие менеджерские успехи? Сделали, может, какой успешный объект? Или это будут эксперименты? Разве работа год чиновником - повод для такой должности? И вообще как врач-кардиолог стала заместителем министра?

- Ну, она уже проработала, поэтому, думаю, это уже вопрос не будем поднимать.



- Каковы ее успехи были в должности заместителя министра?

- Она, в том числе, курировала и музейный направление, постоянно общалась, была в курсе всех событий, происходящих в музейном деле, в том числе.



- Почему она стала заместителем министра?

- Тьфу ... (Смеется. - Авт.).

(Так и не получив ответа ни на один из вопросов, журналисты перешли к вопросу о Неле Куковальской, которую уволили с должности руководителя Софии Киевской).

- В декабре работу Нели Куковальской признали не просто удовлетворительной, а лучшей. Получила также награду от президента. И вдруг в середине января комиссия от Министерства культуры решила, что она работает «плохо». В СМИ писали, что госпожу Куковальскую сняли потому, что она начала протестовать против разрушительного строительства близ Софии. Считают, что именно поэтому она поплатилась должностью...

- Пожалуйста, я отвечаю на вопросы о Неле Михайловне. После перехода Софии Киевской в ​​Министерство культуры мы направили в заповедник своих специалистов. Стали обнаруживаться интересные вещи. Мы начали смотреть, что делается в памятнико-охранной деятельности. Параллельно к нам стали поступать письма от общественности, но я к этому спокойно отношусь, потому что всегда при каких изменениях поступают письма то в одну, то в другую сторону.

Начали проявляться вещи, которые делались в Софии без согласования министерства. Да, тогда это было Министерство регионального строительства, но была служба охраны культурного наследия, и в то время работала.

Что нам принесли: ведение строительства на охраняемой территории, открытие саркофага Ярослава Мудрого без разрешения и согласования, последние вещи - перенос мозаики на основы на уменьшение веса. И эти все вещи, которые были наработаны в прошлом году, мы в числе прочих хотели заслушать на нашей комиссии.

Перед этим я позвонил Неле Михайловне, попросил прийти, она согласилась, но в день комиссии она резко заболела. Я не хочу обсуждать, но... Пообщайтесь со специалистами из института археологии, не говорю о Сердюк, потому что она идет на место Нели Михайловны, но пообщайтесь с Петром Толочко.

(В зале смеются, хорошо зная, кто такой Толочко).

- И Неля Михайловна пропала и уже в больнице начала давать оценки. После больницы я готов сесть в широком кругу и обсудить есть ли эти вопросы или нет. Когда он выйдет на работу приказ о ее увольнении вступит в силу.



- Вы сказали, что она-то построила. Что именно?

- Если вам интересно, я передам. ...Я лично ничего не имею против Нели Михайловны. Мы с ней провели тысячелетие (1000-летие Софии Киевской), но есть вещи, которые являются фактами, от которых никуда не денешься. Поэтому считаю, что ей не нужно было прятаться на больничный, а прийти на комиссию и доказать всем, что...



- Так приведите эти факты, а то, что вы сказали - очень сомнительные «факты»! И что значит «спряталась» на больничном?

- Нет, я считаю, что она больна, потому что такая официальная версия, но почему именно в тот день? Но я лично думаю, что она не захотела прийти.



- Россияне хотят подарить Украине памятник Столыпину. Каково лично ваше отношение и кто обращался к вам об этом?

- Вы знаете, ведутся разные разговоры как о мемориальной доске, так и о памятнике. Думаю, что это вопрос больше к ученым. Мы знаем из истории, что Столыпин имеет отношение к Киеву, хотя и трагическое, но имеет, и память о нем, конечно, должна быть. Лично я больше склоняюсь к мемориальной доске, так как это трагическое событие.



- Опять о Софии. Вы говорили, что работала комиссия по работе Нели Куковальской. Кто ее возглавлял, кто были члены этой комиссии? Кто и что устанавливал?

- Ну, там была межведомственная комиссия. От службы был господин Вечерский. Можете с ним пообщаться... Я же не знаю всех... Ну, как вам сказать, я за ними не хожу.



- Вы же их заслушивали...

- Я их не заслушивал.



- А как же вы приказ подписываете?

- Все члены подписываются, заслушивает директор.



- А как действия Нели Куковальской привели к каким-то потерям?

- Ну, позже посмотрим, как это будет выражено. Вас, наверное, интересует финансовая сторона. Но сегодня о финансовой не могу ничего сказать.



- Два с половиной месяца назад была проверка КРУ, и она не выявила никаких нарушений.

- Проверка КРУ касается чисто финансовых дел, а проверка памятнико-охранной деятельности - вещи, между собой не связанные.



- За счет каких средств там, как следует из ваших слов, строили, если ничего не украли?

- За государственные деньги.



- Но вы говорите, что этого не выявили... Вы назвали Елену Сердюк потенциальным кандидатом на должность директора Софии. А в чем ее заслуги?

- Слушайте, Министерство культуры и министр проводят государственную политику в сфере... И вы знаете, когда подходить к назначениям с такой стороны, ну, наверное, можно назначать годами. Есть решение, были консультации со специалистами. Я сейчас не хочу озвучивать... Так давайте будем назначать...



- Врача?..

- Можно долго говорить, почему тот, а не тот. Почему Сердюк? Потому что она долго занимается этой деятельностью.



- Какой?

- А какой она деятельностью занимается...



- Мы же и спрашиваем, какой?

- Вы спрашиваете, будто вы не знаете. Она директор Института памятнико-охранных исследований. У каждого свое мнение. Я взял на себя ответственность, что ситуация изменится к лучшему. И вы вправе спросить меня, если ситуация не изменится.



- Как именно должно измениться ситуация? Что вы хотите видите на месте этих заповедников? Ведь трудно себе представить, как, например, с госпожой Сердюк может измениться София. Андреевский спуск - это охранная зона первой степени. Десять домов не пускают реставраторов, мол, это частная собственность. Мы спрашивали Сердюк, заберут ли у них дома, которые довели до такого страшного состояния, что они вот-вот рухнут. Она ответила, прямая речь: «Мы не знаем, что мы хотим видеть на Андреевском спуске: зону гостиниц, или зону ресторанов, или великодушно оставим туристам эту улицу». Вот после таких слов страшно себе представить, чего еще «не знает» госпожа Сердюк о заповеднике «София Киевская». Можете ли вы гарантировать, что весной после реставрации мы увидим спуск в том виде, что и был, а не таким, как решила себе представить госпожа Сердюк, и что вообще у нас не будет сюрприза?

- Могу совершенно четко заявить, что ни госпожой Сердюк, ни другими директорами не будет сделано ничего противозаконного. Это я могу гарантировать. Но давайте отнесемся к этому так, чтобы через некоторое время сделать анализ работы.



- А намерены ли вы провести служебное расследование в отношении госпожи Сердюк - относительно ее участия в нецелевом использовании денег на разработку генерального плана Киева, поскольку именно ее институт выполнял эту работу, и было документально зафиксировано, что она так и не сделала того, что должна была?

- Если такие документы есть, то я готов провести расследование.



- Есть ли у вас какие-то факты о злоупотреблениях госпожи Громовой?

- (Долго молчит. - Авт.). Вы знаете, когда я начинаю называть какие-то факты... Давайте, мы, пожалуй, сделаем так - возьмем протоколы комиссий и, пожалуй, опубликуем их на сайте. Я не хочу сейчас говорить о каком-то негативе.



- Прокомментируйте, пожалуйста, выдвижение Бориса Олийныка на Нобелевскую премию. Считаете, это нужно?

- Борис Ильич Олейник - один из наших гигантов, который, как я считаю, достоин номинироваться на любую премию.



- Назовите, пожалуйста, образец музея, на что надо равняться новым руководителям? Для того, чтобы мы понимали, что вы хотите видеть на месте этих объектов?

- Образец? Давайте, мы это скажем через два-три месяца работы новых руководителей. А вы мне назовите идеал в памятнико-охранной деятельности!



- Подумаем.

- Вот видите.



- Вы задаете нам вопрос не по нашей компетенции, журналист не обязан знать это, а вы - министр культуры.

- Уважаемые, а вы подвергаете сомнению компетенцию Сердюк.



- Подвергать сомнению - это наша работа! А за какие заслуги Дмитрия Стуса поставили директором музея Шевченко?

- Дмитрий Стус, опять же, назначен на должность, и я здесь не вижу ничего плохого в том, что молодой человек назначен на должность директора музея... Ну, вы опять меня вытаскиваете говорить о госпоже Клименко. Я этого не хочу делать. Давайте будем смотреть вперед. Мне это не очень приятно.



Оксана Климончук


izumzum.ru