К вопросу о понятии «финансовые услуги»1 - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа дисциплины «экономическая теория австрийской школы» 1 154.34kb.
Ежедневные финансовые индикаторы на 20. 02. 2014 Украинские финансовые... 1 58.27kb.
Класс 44 медицинские услуги; ветеринарные услуги; услуги в области... 1 29.86kb.
3. Разновидности кадровых агентств 1 44.67kb.
19. Сопутствующие аудиту услуги, оказываемые аудиторскими организациями... 1 16.68kb.
Міністерство освіти І науки україни донецький індустріально-педагогічний... 1 149.06kb.
Пакет Оздоровительный Медицинские услуги, лечебные услуги, бальнеотерапия... 1 79.54kb.
Технические показатели и нормы, характеризующие 1 79.92kb.
Прочие услуги услуги охраны, обслуживания пожарной сигнализации и др 1 44.22kb.
«Финансовые результаты и резервы их улучшения» 6 1033.11kb.
Финансовые ресурсы доу и их использование 1 26.41kb.
Программа дисциплины «Экономика и управление в здравоохранении» 1 197.78kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

К вопросу о понятии «финансовые услуги»1 - страница №1/1


К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ «ФИНАНСОВЫЕ УСЛУГИ»1



Фогельсон Юрий Борисович

д.ю.н., профессор кафедры предпринимательского права ГУ-ВШЭ
Финансовые услуги, как целостное явление, начали систематически изучаться российским правоведением недавно. Вряд ли я ошибусь, если назову книгу Н.Г. Семилютиной2 и ее же докторскую диссертацию3 первыми в России систематическими исследованиями, посвященными этим услугам. Несмотря на то, что отдельные виды финансовых услуг – банковские, страховые услуги, услуги на рынке ценных бумаг, схемы коллективного инвестирования и пр. - изучаются давно и весьма активно, вопрос о том общем, что имеется в правовом регулировании всех финансовых услуг независимо от их вида, до Н.Г. Семилютиной практически в отечественном правоведении не ставился и, соответственно, не изучался.

Как всегда, в начале систематических исследований встает вопрос об определении понятий и, прежде всего, ключевого в данном случае понятия – финансовые услуги. Этому и посвящена данная работа.



Два подхода к определению финансовых услуг.

Н.Г. Семилютина исходит из того, что понятие «финансовые услуги» и «инвестиционные услуги» в настоящее время являются тождественными. При этом в ее работах это обстоятельство рассматривается, как очевидное и не требующее каких-либо обоснований.

Так в своей докторской диссертации Н.Г. Семилютина вначале дает определение инвестирования: «Инвестированием является акт отчуждения собственником … денежных средств … с целью последующего получения дохода»4, а далее определение финансовой услуги: «Финансовой услугой (или инвестиционной услугой) является услуга, оказываемая профессиональным участником рынка финансовых услуг … на основании договора с целью передачи денежных средств отчуждаемых инвестором в пользу реципиента инвестиций»5.

Таким образом, по мысли Н.Г. Семилютиной квалификация услуги в качестве финансовой существенно зависит от цели, с которой клиент финансовой организации (профессионального участника соответствующего рынка) отправляет свои деньги оборот. Именно в связи с наличием такой цели финансовая услуга и тождественна инвестиционной.

Последовательно применяя это определение, Н.Г. Семилютина не признает финансовыми услугами операции по расчетному банковскому счету, операции с банковскими карточками, страховые услуги, не связанные с размещением страховой организацией денежных средств.

Однако имеется и несколько иное определение финансовых услуг. В статье 4 Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции»6 дано такое определение: «финансовая услуга - банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц».

Поскольку все, перечисленные в этой норме услуги связаны с привлечением и размещением чужих денежных средств, то «связь с привлечением и размещением денежных средств физических и юридических лиц» можно считать одним из квалифицирующих признаков этих услуг для целей данного определения. Причем на рынках все время появляются новые виды таких услуг и поэтому их перечень не исчерпывающий.

Для краткого обозначения этой деятельности по привлечению и размещению чужих денежных средств здесь будет также использоваться термин «финансовое посредничество».

Вторым квалифицирующим признаком финансовой услуги в приведенном определении можно считать субъекта, который ее оказывает – финансовую организацию. Понятие «финансовая организация» определено в этом же Законе и содержит исчерпывающий их перечень.

Таким образом, необходимую и достаточную совокупность квалифицирующих признаков финансовых услуг с точки зрения определения, данного в Федеральном законе «О защите конкуренции» образуют два признака:



  • это услуги, связанные с привлечением и размещением чужих денежных средств;

  • оказываемые финансовой организацией, исчерпывающий перечень которых приведен в Законе.

Заметим, что в Законе ничего не сказано о той цели, с которой запускаются в оборот денежные средства, которые «привлекает и размещает» финансовая организация. Главным признаком финансовой услуги здесь является характер деятельности, который осуществляет финансовая организация – финансовое посредничество.

Понятие финансовых услуг определяется и в так называемом Соглашении на о. Корфу7, которое ратифицировано и является частью российского законодательства. В Приложение 6 к этому Соглашению содержится прямое перечисление услуг, признаваемых финансовыми для целей данного Соглашения. Этот перечень для сравнения целесообразно привести:

Под финансовой услугой понимается любая услуга финансового характера, предоставляемая поставщиком финансовых услуг одной из Сторон. Финансовые услуги включают следующие виды деятельности:

A. Все страховые и имеющие отношение к страхованию услуги

1. Прямое страхование (включая совместное страхование)

i) жизни,

ii) прочие виды

2. Перестрахование и ретроцессия.

3. Страховое посредничество, такое как брокерские или агентские операции.

4. Услуги, вспомогательные страхованию, такие как консультационные, актуарные, оценка рисков, услуги по урегулированию претензий.

B. Банковские и другие финансовые услуги (исключая страхование)

1. Принятие депозитов и прочих возвратных средств от населения.

2. Кредитование всех видов, включая потребительский кредит, залоговый кредит, факторинг и финансирование коммерческих сделок.

3. Финансовый лизинг.

4. Все виды услуг по переводу платежей и денег, включая выдачу кредитных и дебетных карт, дорожных чеков и банковских векселей.

5. Гарантии и обязательства.

6. Осуществление, за свой счет и за счет клиентов, на валютной бирже, на внебиржевом рынке ценных бумаг или иным образом операций с:

a) кредитными обязательствами, обращающимися на денежном рынке (включая чеки, векселя, депозитные сертификаты и т.п.),

b) иностранной валютой,

c) производными продуктами, включая, но не исключительно, фьючерсные контракты и опционы,

d) инструментами, связанными с изменением валютных курсов и процентных ставок, включая сделки "своп" и форвардные сделки,

e) переводными ценными бумагами,

f) прочими оборотными документами и финансовыми активами, включая торговлю золотом и серебром в слитках.

7. Участие в выпуске всех видов ценных бумаг, включая гарантирование размещения их выпуска на рынке и их размещение в качестве агента (публичная или закрытая подписка) и оказание услуг, имеющих отношение к выпуску ценных бумаг.

8. Операции на денежном рынке.

9. Операции по управлению активами, такие как прямые и портфельные инвестиции, все формы управления совместными инвестиционными проектами, управление пенсионными фондами, сохранное депозиторство и трастовые услуги.

10. Услуги по осуществлению платежей и клиринговых расчетов по финансовым активам, включая ценные бумаги, производные продукты и другие оборотные документы.

11. Предоставление и передача финансовых данных, обработка финансовых данных и предоставление соответствующего программного обеспечения поставщиками других финансовых услуг.

12. Консультационное посредничество и другие вспомогательные финансовые услуги по всем видам деятельности, перечисленным выше в пунктах 1 - 11, включая справочные и аналитические материалы по кредитам, исследования и рекомендации по вопросам инвестиций и размещения ценных бумаг, выработку рекомендаций по приобретению и по корпоративному реструктурированию и стратегии.

По существу, это все то же финансовое посредничество и некоторые, как здесь сказано, «вспомогательные» услуги типа актуарных, консультационных и т.д.

Ясно, что формально в силу исчерпывающего характера перечня услуг, приведенного в Соглашении и не исчерпывающего – в Законе, Соглашением не могут охватываться все услуги, которые Законом признаются финансовыми. Но и определение Закона охватывает не все услуги, перечисленные в Соглашении.

Действительно, рассмотрим пункты А4 и В12 приведенного выше перечня. Можно спорить о том, охватываются ли данные услуги определением Закона, если такие услуги оказывает финансовая организация. Однако если подобная услуга оказывается не финансовой организацией, то эти услуги точно не охватываются определением Закона, поскольку страховые актуарии и разного рода консалтинговые компании не входят в перечень финансовых организаций, приведенный в Законе.

Таким образом, имеются услуги, которые Соглашение признает финансовыми, а Закон не признает и наоборот. Т.е. эти два описания финансовых услуг, как минимум, не тождественны. Однако в одном они очень схожи – за основу, как определения Закона, так и перечня Соглашения взят характер той деятельности, которую ведет лицо, оказывающее услугу – финансовое посредничество и ничего не сказано о целях, с которыми это посредничество осуществляется.

По вопросу о соотношении определения Закона и перечня Соглашения остается отметить лишь следующее. Формально множество финансовых услуг по Закону не полностью включено во множество финансовых услуг по Соглашению, хотя оба эти множества имеют очень большую общую часть. Однако если прочесть перечень Соглашения не формально, а учитывать содержание приведенных в нем услуг, то видно, что Соглашением охватываются все реально оказываемые на практике услуги, связанные с привлечением и размещением денежных средств. Это означает, что практически все действительно оказываемые финансовые услуги по Закону охватываются Соглашением, но в Соглашении их больше, чем в Законе.

Наконец определение финансовых услуг имеется и в Генеральном соглашении по торговле услугами (ГАТС/GATS), Марракеш, 15 апреля 1994 г.8, к которому Россия пока не присоединилась, но которое в сравнительно-правовом плане также целесообразно учитывать. В подпункте «а» п.5 Приложения по финансовым услугам к ГАТС сказано, что для целей этого Приложения:

Финансовые услуги включают все страховые и относящиеся к страховым услуги, а также все банковские и другие финансовые услуги (помимо страхования). Финансовые услуги включают следующие виды услуг:



Страховые и относящиеся к страховым услуги

i) Прямое страхование (включая совместное страхование)

А) жизни

Б) кроме страхования жизни

ii) Перестрахование и ретроцессия;

iii) Страховое посредничество, такое как брокерское и агентское;

iv) Вспомогательные услуги по страхованию, такие как консультационные, актуарные услуги, оценка риска и услуги по урегулированию претензий.

Банковские и другие финансовые услуги (исключая страхование)

v) Прием от населения депозитов и других подлежащих выплате денежных средств;

vi) Выдача ссуд всех видов, включая потребительский кредит, залоговый кредит, факторинг и финансирование коммерческих операций;

vii) Финансовый лизинг;

viii) Все виды услуг по платежам и денежным переводам, включая кредитование, платежные и дебитовые карточки, дорожные чеки и банковские векселя;

ix) Гарантии и обязательства;

x) Торговля за свой счет и за счет клиентов, на валютной бирже и вне биржи, либо иным образом:

A) инструментами денежного рынка (включая чеки, переводные векселя, депозитные сертификаты);

B) иностранной валютой;

C) производными продуктами, в том числе, но не исключительно, фъючерсами и опционами;

D) инструментами, касающимися валютных курсов и процентных ставок, включая такие как сделки "своп" и форвардные сделки;

E) переводными ценными бумагами;

F) прочими оборотными инструментами и финансовыми активами, включая золото и серебро в слитках.

xi) Участие в выпусках всех видов ценных бумаг, включая гарантирование и размещение, в качестве агента (государственного или частного), и предоставление услуг, относящихся к таким эмиссиям;

xii) Брокерские операции на денежном рынке;

xiii) Управление активами, такими как наличность или ценные бумаги, все виды управления коллективными инвестициями, управление пенсионным фондом, попечительство, услуги по хранению и трастовые услуги;

xiv) Услуги по осуществлению платежей и клиринговые услуги по финансовым активам, включая ценные бумаги, производные продукты и другие оборотные инструменты;

xv) Предоставление и передача финансовой информации и обработка финансовых данных и соответствующего программного обеспечения поставщиками других финансовых услуг;

xvi) Консультативные, посреднические и другие вспомогательные финансовые услуги о всех видах деятельности, перечисленных в подпунктах "v" - "xv", включая справочные и аналитические материалы по кредитным вопросам, исследования и рекомендации по прямым и портфельным инвестициям, рекомендации по вопросам приобретения, реорганизации и стратегии корпораций.

Мы видим, что перечень из ГАТС по содержанию услуг практически тождественен перечню Соглашения на о. Корфу. Перечень ГАТС лишь несколько более подробен.

Налицо, таким образом, два принципиально разных подхода к определению финансовых услуг. Один подход понимает под финансовыми услугами совокупность видов деятельности, которые мы обозначаем, как финансовое посредничество (привлечение и размещение чужих денежных средств), а второй подход требует принять во внимание не только характер деятельности лиц, оказывающих эти услуги, но и инвестиционную цель, с которой действует получатель этих услуг. Поэтому при втором подходе целый ряд видов финансового посредничества финансовыми услугами не признаются.

Для выбора одного из рассмотренных подходов обратимся к тому, зачем правопорядок наряду с банковскими, страховыми услугами, услугами на рынке ценных бумаг и т.д., вводит еще и общее понятие «финансовые услуги». Для чего законодателю (причем не только российскому) требуется это обобщение? Ответив на этот вопрос, полагаю, мы и сможем выбрать определение, подходящее для достижения этой цели правопорядка.



Общие свойства всех видов деятельности по привлечению и размещению чужих денежных средств (финансового посредничества).

Финансовое посредничество и финансовая система.

Рассмотрим существо деятельности финансового посредника – финансовой организации. Она либо привлекает чужие денежные средства, обещая контрагенту вернуть их через определенное время, либо предоставляет контрагенту денежные средства на определенное время под его обещание их вернуть. При этом получив деньги у одного участника оборота (А), финансовая организация разместит их у другого участника (Б) и в результате А и Б никак не связанные между собой частными отношениями, оказываются тесно связаны интересами. Однако эти интересы порождены не взаимоотношениями конкретных лиц А и Б, так как А и Б могут даже не знать о существовании друг друга. В действительности речь идет не об интересах конкретных А и Б, а об общих интересах лиц, участвующих в функционировании финансовой системы, т.е. рассматриваемые интересы имеют не частный, а публичный характер.

Таким образом, как и любые гражданско-правовые отношения, финансовое посредничество порождает частные интересы сторон по сделке между финансовой организацией и ее контрагентом. Однако в отношениях по финансовому посредничеству, помимо частных интересов участников этих отношений, огромную роль играют публичные интересы.

Наличие публичных интересов в гражданско-правовых отношениях свойственно, конечно, не только финансовому посредничеству. Достаточно вспомнить, например, договор строительного подряда, где публичные требования многочисленных технических регламентов во многом определяют отношения по исполнению договора. Однако публичные интересы при финансовом посредничестве специфические. Для прояснения этой специфики можно привести характерный и актуальный пример.

Рассмотрим очень схематично природу современного кризиса ипотечных ценных бумаг в США.

С начала 30-х годов XX века в США активно функционировал рынок ипотечного кредитования. Однако, если на западном побережье США имелся избыточный спрос на ипотечные кредиты, но недостаток сбережений, то в других регионах средства, привлеченные банками во вклады, значительно превышали спрос на ипотечные кредиты9. Поэтому в конце 70-х годов XX века в США начала развиваться секъюритизация требований по ипотечным кредитам10, т.е. выпускались ценные бумаги, обеспеченные требованиями по ипотечным кредитам (ипотечные ценные бумаги) и они пускались в коммерческий оборот11.

В результате была достигнута основная экономическая цель создания рынка ипотечных ценных бумаг - перераспределение финансовых средств. Однако секъюритизация позволила банкам рефинансировать выданные ипотечные кредиты – по сути, через ипотечные бумаги одна часть населения финансировала покупку недвижимости другой частью населения - и банки стали менее тщательно заботиться о проверке кредитоспособности заемщиков по ипотечным кредитам. Требования к заемщикам были существенно снижены12.

В конечном итоге многие ипотечные кредиты оказались невозвращенными, а реализация заложенной по ипотеке недвижимости затруднительной из-за отсутствия платежеспособного спроса. Требования, предъявленные к банкам по ипотечным ценным бумагам, существенно превысили возможности банков по их удовлетворению – разразился кризис, который стал распространяться и на другие сектора финансовых рынков13. Государство оказалось вынужденным помогать финансовой системе с ним справиться14.

Казалось бы, проверка платежеспособности заемщика – это частное дело банка. Ведь только банку принадлежит право решать с кем ему заключать договор, а с кем не заключать. Мы видим, однако, что этот тезис не учитывает характер заключаемых банком договоров. Привлекая и размещая денежные средства, действуя в качестве финансовых посредников, финансовые организации перераспределяют финансовые потоки из одного сектора экономики в другой, от одной группы населения к другой и обеспечивают тем самым функционирование всей финансовой системы. А в ее нормальном функционировании имеется большой общественный (публичный) интерес.

На приведенном выше примере хорошо видно, что публичный интерес, связанный с необходимостью устойчивого функционирования финансовой системы, тесно переплетен с частными интересами и порой их трудно бывает разделить.

Эта связь еще отчетливее проявляется, когда большое число держателей банковских вкладов одновременно решают забрать свои вклады. Если количество таких людей превысит определенный уровень, банк просто рухнет. А если речь идет о крупном банке или о нескольких банках, финансовая система страны окажется под угрозой. И все это из-за того, что некоторое количество частных лиц вполне правомерно и свободно изъявили свою волю на прекращение договора банковского вклада.

Совершенно аналогичная ситуация и с ценными бумагами. Если много владельцев ценных бумаг захотят одновременно их продать – окажется под угрозой весь рынок капиталов.

Н.Ю. Ерпылева, рассматривая банковскую систему, очень точно назвала это свойство «уязвимостью к потенциально возможному кризису и краху»15. Это легко переносится на все финансовое посредничество в силу аналогичности природы возникающих проблем.

Диспропорции в договорных отношениях по финансовому посредничеству.

Рассмотрим еще один не менее актуальный пример, показывающий другой тип публичных интересов, возникающих при финансовом посредничестве.

К 2004 г. российские банки накопили значительные финансовые ресурсы, и перед ними встала проблема их размещения. Поэтому банки занялись потребительским кредитованием населения. Естественно, они стремились увеличить количество выдаваемых кредитов и сделать их выдачу практически автоматической, прямо в магазине, куда человек пришел за покупкой. Однако при этом почти полностью утрачивается возможность проверки платежеспособности заемщика. Этот риск банки заложили в так называемые «скрытые комиссии», т.е. в различные платежи, взимаемые с заемщика непосредственно при получении им кредита, в непомерные штрафы за просрочку очередного платежа и пр.16

Эти комиссии назвали «скрытыми», поскольку они были соответствующим образом включены в текст кредитного договора. Для обычного человека, читающего договор, который ему предложил подписать банк, наличие этих комиссий не всегда очевидно. А иногда эти платежи включались не в текст договора, а в приложение к нему, которое заемщик получал уже после подписания кредитного договора.

Все это привело к тому, что многие кредиты не возвращались, но те, кто кредиты все же возвращал, компенсировали банку его потери за счет «скрытых комиссий»17. В результате ситуация оказалась по своей сути похожей на ипотечный кризис - платежеспособная часть населения финансировала покупки неплатежеспособной его части. Это вызвало протест, посыпались жалобы и в 2005 г. Федеральная антимонопольная служба, первой из всех государственных органов обратила внимание на эти «скрытые комиссии» при выдаче банками потребительских кредитов населению18, а в 2006 г. к борьбе с этим явлением подключился и Роспотребнадзор, правда, без особого успеха19.

Уже в середине 2005 г. Федеральная антимонопольная служба и Центробанк выпустили совместные рекомендации по стандартам раскрытия банками информации при потребительском кредитовании20, а в середине 2007 г. появилось соответствующее разъяснение к документу, определяющему формирование банками резервов21 и в течение 2006 и 2007 г.г. государственным органам удалось заставить банки полностью раскрывать те суммы, которые должен платить заемщик по кредиту.

В договорах страхования также практикуются подобные «скрытые» условия. Одна из страховых компаний включила в свои Правила страхования автотранспорта оговорку о том, что при ДТП, произошедшем по вине самого страхователя, страховое возмещение ему не выплачивается. Правила страхования – это многостраничный документ, написанный профессиональным языком. Для того чтобы в нем хорошо разобраться, необходим, как минимум, навык чтения подобных текстов. Обычный человек с первого раза вряд ли обратит внимание на все тонкости. Причем цена страхования по этим Правилам у данной компании была примерно такой же, как и в других компаниях, страхующих автотранспорт без такой оговорки.

Росстрахнадзор, реагируя на жалобы страхователей, включился в борьбу с подобными условиями договоров страхования, но пока безуспешно22. Лучше это удалось все той же Федеральной антимонопольной службе23.

Казалось бы и в данном случае, условия кредитного договора или договора страхования – это частное дело его сторон. Человек, берущий кредит или заключающий договор страхования, должен внимательно прочесть его условия, проанализировать их и решить, подписывать ему такой договор или не подписывать.

Однако и в данном случае этот тезис неверен. Современная жизнь динамична. Человеку нужен кредит или страховка сейчас и у него нет времени, чтобы вникать в сложные условия договора. Привлечение для анализа договора грамотного юриста, специализирующегося в соответствующей области, приведет к тому, что кредит обойдется в довольно круглую сумму. Подробное изучение сложных договоров на оказание таких специализированных услуг, к которым относится финансовое посредничество, для обычного человека неэффективно.

Таким образом, между сторонами договора на оказание услуг по финансовому посредничеству на стадии заключения договора возникает информационная диспропорция: клиент финансовой организации по вполне объективным причинам не слишком хорошо понимает содержание оказываемой услуги. Все современные правовые системы признают, что организация не вправе пользоваться этой диспропорцией и ее клиент может рассчитывать на защиту со стороны правопорядка.

Английские авторы в предисловии к своему учебнику контрактного права так выразили эту мысль: «Функции английского судьи заключаются не в том, чтобы искать и находить какие-то элементы умственного характера, а обеспечивать, насколько позволяет практический опыт, чтобы разумные ожидания порядочных людей были оправданны»24. Полагаю, что это можно отнести не только к английским судьям.

При заключении договора между финансовой организацией и ее клиентом возникает и другая диспропорция.

Финансовые организации работают в такой сфере оборота, которая сильно подвержена различным рискам, и они обязаны в этих условиях обеспечивать свою финансовую устойчивость. Поэтому большинство таких организаций вырабатывают типовые схемы работы с клиентами и заключают с клиентами типовые договоры со стандартными условиями.

В некоторых случаях заключение стандартизованных договоров прямо предусмотрено законодательством. Например, в ст.ст.940, 943 ГК РФ прямо предусмотрено право страховщиков использовать типовые формы договоров и стандартные правила страхования. Договор, который заключает пайщик паевого инвестиционного фонда при приобретении пая, является договором присоединения, причем это является императивным требованием закона (п.1 ст.11 Федерального закона от 29.11.2001 № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах»25). Правила негосударственных пенсионных фондов также являются стандартными и могут использоваться только после соответствующей регистрации (п.1 ст.9 Федерального закона от 07.05.1998 № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»26).

В других случаях таких законодательно установленных требований нет, но договоры, тем не менее, являются стандартизованными. Например, в отношении условий договоров, заключаемых банками, законодательство молчит, но каждый, кто когда-либо обращался в банк, знает, что для всех видов операций банки имеют типовые формы и условия договоров и заставить их внести в эти формы какие-либо изменения практически невозможно. То же самое можно сказать и о финансовых брокерах, дилерах, регистраторах и т.д.

Однако стандартизованные договора, как и любой другой юридический инструмент, имеет свою обратную сторону. При разработке этих договоров компании часто включают в них такие условия, с которыми разумный клиент не согласился бы, если бы мог участвовать в согласовании условий договора. Причем тексты стандартизованных договоров, как правило, достаточно объемны и написаны специализированным языком, а те условия, о которых идет речь, включаются в них так, чтобы они не бросались в глаза.

Такие условия договоров со стандартизованными условиями хорошо известны всем правопорядкам. Их называют по-разному: «несправедливые (недобросовестные) условия», «неожиданные оговорки», «незаметные оговорки». В приведенном выше примере из банковской практики, они названы «скрытыми комиссиями».

Таким образом, при заключении договора между финансовой организацией и ее клиентом помимо информационной диспропорции имеется еще одна диспропорция, которую мы будем называть договорной. Клиент финансовой организации практически не может влиять на содержание договора – он может лишь согласиться с его содержанием или не согласиться.

На стадии исполнения договора на оказание услуг по финансовому посредничеству эта договорная диспропорция также проявляется, когда клиент финансовой организации предъявляет ей требование уплаты денег.

Финансовая организация всегда размещает свои деньги и деньги своих клиентов в доходные финансовые инструменты. Поскольку речь идет о довольно больших суммах, то и доходы от их размещения достаточно велики, в том числе и в процентном отношении.

Например, по данным ЦБ РФ рентабельность капитала российских банков в 2006 г. в среднем составила 26,3%27. По данным Федеральной службы страхового надзора более чем у 100 страховых компаний доходность инвестиций в 2005 г.28 составила от 12% до 40% годовых, а у 10-ти страховых компаний доходность была более 40% годовых29.

Ответственность же за неисполнение денежного обязательства предусмотренная в ст.395 ГК РФ состоит в уплате процентов по ставке рефинансирования30.

Соответственно, когда к финансовой организации предъявлено денежное требование, встает вопрос о соотношении последствий неисполнения этого требования и того дохода, который будет получен вследствие его неисполнения. Конечно, часть вторая п.2 ст.15 ГК РФ предусматривает средство борьбы с таким рассуждением, позволяя кредитору взыскивать в свою пользу упущенную выгоду в размере дохода, полученного вследствие неисполнения должником своего обязательства. Однако это средство лишь теоретическое.

Прежде всего, следует отметить трудности взыскания упущенной выгоды при существующем подходе к ее взысканию. Эти трудности весьма подробно исследовал А.В. Егоров31. Кроме того, доказывание того, что именно неуплаченные вовремя деньги принесли именно такой доход, крайне затруднено – для этого нужно обладать специальными знаниями о том, как работает финансовая организация, где и на каких условиях она размещает деньги. Такими знаниями ее клиент, конечно, не обладает.

При всем этом следует учитывать, что специфика финансового посредничества определяет сложность предъявляемых требований и реальные расходы клиента на судебное разбирательство, в том числе, на услуги представителя по таким спорам, как правило, значительно выше, чем взыскивают суды в так называемых «разумных пределах»32.

Диспропорции, имеющиеся на стадии заключения договора, проявляются, таким образом, и на стадии исполнения договора.

Итак, финансовая организация и ее клиент, как при заключении договора, так и при его исполнении, юридически являясь совершенно равными, находятся фактически в неравном положении.

При заключении договора финансовая организация может навязать клиенту условия, смысл которых он не вполне понимает, а в споре об исполнении договора финансовая организация практически всегда окажется в выигрыше, поскольку имеет навык, как в подобных спорах, так и в получении инвестиционного дохода. А ее клиент окажется в проигрыше, так как, даже выиграв дело, он потратит много сил и денег на спор, а в результате полученные проценты не только не компенсируют ему всех его затрат, но их в большой степени «съест» инфляция.

По принятой терминологии, наличие этих диспропорций обозначают, называя клиента финансовой организации «слабой стороной» договора33.

С подобными диспропорциями гражданское право встречается достаточно часто и совсем не только в отношениях по финансовому посредничеству. В той или иной степени они существуют практически в любых отношениях между предпринимателем и потребителем. Однако в отношениях по финансовому посредничеству диспропорции являются следствием не только различного статуса их участников, но обусловлены и самим содержанием этих отношений.

Как уже было показано, все финансовые организации работают с рисками. Но финансовых организаций довольно мало, как из-за специфики оказываемых услуг, так и из-за предъявляемых жестких требований. Например, банков в России в 2007 г. было всего 962, страховых компаний – 869, паевых инвестиционных фондов – 1114, а акционерных инвестиционных фондов всего 6. Клиентов же у банков, страховых компаний, фондов десятки миллионов. Поэтому у каждой активно работающей финансовой организации масса клиентов и если с каждым клиентом заключать индивидуальный договор, отношения с каждым из них будут порождать для финансовой организации индивидуальные риски и управлять этими рисками станет совершенно невозможно.

Только типизация форм и стандартизация условий договоров позволяют типизировать и стандартизовать риски и с ними работать. Поэтому использование типовых форм договоров и стандартных условий для финансовых организаций лишь отчасти является проявлением их субъективной воли – существует вполне объективная необходимость в таком способе работы, вытекающая из содержания их деятельности и практически альтернативы этому у них нет.

Аналогично и при исполнении договора поведение финансовой организации в большой степени обусловлено характером ее деятельности – аккумулированием и инвестированием финансовых средств.

Таким образом, диспропорции, часто присутствующие в различных типах отношений с участием предпринимателей, для финансового посредничества значительно более выражены. Кроме того, обычно такие диспропорции возникают между предпринимателями и потребителями, однако в сфере финансового посредничества они присутствуют, как в чисто предпринимательских отношениях, так и в отношениях между некоммерческими финансовыми организациями (потребительский кредитный кооператив, негосударственный пенсионный фонд) и их клиентами. Такая выраженность диспропорций обусловлена объективными причинами – характером оказываемых услуг и необходимостью для финансовой организации обеспечивать свою финансовую устойчивость.

На первый взгляд, защита, предоставляемая правопорядком для выравнивания рассмотренных диспропорций - это защита частных интересов. Ведь защищаются интересы частных лиц. Однако это не так. Конституционный суд, признавая неконституционной норму, позволявшую банкам в одностороннем порядке изменять процентную ставку по вкладам, указал «…законодатель не вправе ограничиваться формальным признанием юридического равенства сторон и должен предоставлять определенные преимущества экономически слабой и зависимой стороне, с тем чтобы не допустить недобросовестную конкуренцию в сфере банковской деятельности и реально гарантировать в соответствии со статьями 19 и 34 Конституции Российской Федерации соблюдение принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности»34.

Таким образом, предоставление защиты в рассматриваемых случаях является конституционной обязанностью государства, направлено на защиту конституционного принципа равенства, т.е. публичных интересов.

Совершенно аналогичной позиции придерживается и Европейский суд по правам человека. В известном деле Флимменос (Thlimmenos) против Греции этот суд указал, что одинаковое обращение правопорядка с лицами, находящимися в разном положении является дискриминацией35.

Т.е. и в этом случае видно, что публичный интерес, порожденный отношениями на финансовых рынках, тесно переплетен с частными интересами и их трудно разделить.

Двумя приведенными примерами, естественно, не исчерпываются те публичные интересы, которые возникают при финансовом посредничестве и защищаются правопорядком. Наиболее очевидные из таких, не рассмотренных здесь публичных интересов - интересы, связанные с защитой конкуренции.

Я ограничился здесь описанными выше двумя типами публичных интересов, так как именно они обусловлены содержанием этих услуг и позволяют сформулировать основные особенности финансового посредничества, которые являются общими для всех услуг этого типа:


  • финансовые организации, оказывая услуги своим клиентам (привлекая и размещая их денежные средства), одновременно обеспечивают функционирование финансовой системы государства, а также и международной финансовой системы36 и поэтому их способность исполнять свои обязательства перед клиентами (платежеспособность и финансовая устойчивость), их уязвимость к потенциальному кризису не является частным делом ни их самих, ни их клиентов;

  • привлекая и размещая денежные средства, финансовые организации сталкиваются, как с риском того, что им не вернут размещенные денежные средства, так и с риском того, что они не смогут вернуть привлеченные денежные средства. От них требуется профессионально изучать эти риски, их оценивать и ими управлять, т.е. от финансовых организаций требуется помимо финансовой состоятельности, также и профессиональная подготовленность;

  • в договорных отношениях между финансовой организацией и ее клиентом имеется информационная диспропорция. Специфический характер финансового посредничества требует для понимания содержания оказываемых услуг специальных знаний, которыми клиент финансовой организации, как правило, не обладает;

  • помимо информационной диспропорции, в договорных отношениях между финансовой организацией и ее клиентом имеется и договорная диспропорция. Клиент финансовой организации не только хуже понимает содержание оказываемой услуги, но в меньшей степени может влиять на процедуру согласования условий договора и на его исполнение.

Эти особенности характеризуют два типа отношений, в которые вступают финансовые организации:

  • публичные отношения, связанные с необходимостью соблюдать финансовые и иные публичные (профессиональные) требования. Эти отношения регулируются специальными публично-правовыми нормами;

  • договорные отношения с клиентом, в которых и проявляются информационная и договорная диспропорции.

Как мы видели, интересы, связанные с этими двумя типами отношений переплетены между собой и их не всегда удается четко разграничить.

Понятие «финансовые услуги».

Вернемся к выбору одного из подходов к определению финансовых услуг. Мы показали, что все виды услуг по финансовому посредничеству (деятельность по привлечению и размещению чужих денежных средств), имеют важные общие свойства:



  • в публично-правовой сфере оказание этих услуг формирует финансовую систему страны;

  • в частно-правовой сфере между финансовыми посредниками и их клиентами имеются серьезные диспропорции, обусловленные самим содержанием оказываемых услуг.

Эти свойства зависят только от характера деятельности финансовых организаций – финансового посредничества – и никак не связаны с целевым назначением денежных средств, с которыми эти организации оперируют.

Мы показали также, что с этими общими свойствами всех видов финансового посредничества связаны публичные интересы, которые требуют защиты со стороны правопорядка. Соответственно, правопорядок создает механизмы такой защиты. В ФЗ «О защите конкуренции» в основном реализуются механизмы защиты от диспропорций, но средства этого закона, осложняющие экономическую концентрацию, препятствуют также и концентрации рисков и тем самым повышают устойчивость финансовой системы (финансовую стабильность)37. В Соглашении на о. Корфу, в ГАТС их стороны реализуют в основном механизмы развития и защиты своих финансовых систем, путем продвижения своих компаний на финансовые рынки других стран и допуска на свои рынки иностранцев, но с некоторыми ограничениями их деятельности.

Иными словами, понятие «финансовые услуги» появляется в законодательстве там и тогда, где и когда возникает необходимость отрегулировать деятельность по финансовому посредничеству – привлечению и размещению денежных средств – независимо от того, с какой целью эти деньги запущены в оборот.

Поэтому для создания механизмов правовой защиты тех интересов, о которых сказано выше, имеет смысл вводить общее понятие, охватывающее любую деятельность финансовых посредников, независимо от целевого назначения тех денег, с которыми они имеют дело.



Понятие финансовых услуг, предложенное Н.Г. Семилютиной, для этого слишком узко. Основные цели и характеристики механизмов правовой защиты рассмотренных публичных интересов не зависят от того, находятся ли деньги на банковских вкладах или на расчетных счетах или передаются страховщику по договору страхования. С одной стороны, все эти деньги находятся в обороте и являются, если так можно выразиться, «кровью» финансовой системы. С другой стороны клиенты финансовых организаций нуждаются в защите от попыток этих организаций использовать свои естественные преимущества на рынке.

1Подготовлено при поддержке Научного фонда Государственного университета - Высшая школа экономики грант №09-01-0028, а также при информационной поддержке ЗАО «Консультант Плюс».

2 Семилютина Н.Г. Российский рынок финансовых услуг (формирование правовой модели) – М., Волтерс Клувер, 2005, 336 с.

3 Семилютина Н.Г. Формирование правовой модели российского рынка финансовых услуг: дисс. ... докт. юрид. наук 12.00.03 – М., 2005.

4 Семилютина Н.Г. Формирование правовой модели российского рынка финансовых услуг: автореферат дисс. ... докт. юрид. наук 12.00.03 – М., 2005 с.14. Для экономии места текст Н.Г. Семилютиной мною немного сокращен, но его смысл полностью сохранен.

5 Там же с.15. Этот текст также немного сокращен, но с полным сохранением смысла

6 СЗ РФ 2006, №31 (1 ч.), ст.3434

7 Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны и европейскими сообществами и их государствами-членами с другой стороны // СЗ 1998, №16, ст.1802

8 На английском языке это соглашение опубликовано в издании International Investment Instruments: A Compendium. Volume I.- New York and Geneva: United Nations, 1996. P. 285 - 323. На русский язык оно официально переведено и опубликовано не было, но неофициальный перевод имеется в информационной базе «Международные правовые акты» СПС «Консультант Плюс».


9 Бэр Ханс Питер Секъюритизация активов: секъюритизация финансовых активов – инновационная техника финансирования банков / Х.П.Бэр; пер с нем. [Ю.М.Алексеев, О.М. Иванов]. – М.: Волтерс Клувер, 2006, с.391.

10 Там же с.с.401-407

11 В России в настоящее время выпуск таких бумаг регулируется Федеральным законом от 11.11.2003 №152-ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах». Описание функционирования главного субъекта рынка этих бумаг – ипотечного агента - можно найти в статье А. Селивановский В. Гафарова Правовые риски ипотечного агента // Хозяйство и право, 2005, №№7,8.

12 Оверченко М. Довыдавались // Ведомости, 29.12.2007, №248 (2022)

13 История развития и характер этого кризиса сжато, но весьма точно описаны на интернет-портале BBC NEWS // Электронный ресурс http://news.bbc.co.uk/1/hi/business/7096845.stm и http://news.bbc.co.uk/2/hi/business/7073131.stm.

О влиянии кризиса ипотечных ценных бумаг на другие финансовые рынки см., например, на интернет-сайте Международного Валютного Фонда статью Dodd Randall Subprime Tentacles of a Crisis // Электронный ресурс http://www.imf.org/external/pubs/ft/fandd/2007/12/dodd.htm.



Для интересующихся экономикой подробный анализ этого кризиса имеется в докладе Международного Валютного Фонда за октябрь 2007 г. Global Financial Stability Report. Financial Market Turbulence. Causes, Consequences and Policies. Oct. 2007 – IMF Washington DC, 2007, p.p.2-39.

14 Грозовский Б. Американская помощь в 800 долл // Ведомости, 20.01.2008, №9 (2031).

15 Ерпылева Н.Ю. Международное банковское право: генезис, природа, основные понятия и институты // М., Дело, 2004, с. 185.

16 Достаточно полное перечисление таких комиссий можно найти в статье С.Горелика Банки продолжают обманывать россиян // Ytro.ru, 2005, №24. Электронный ресурс http://www.utro.ru/articles/2005/01/24/399766.shtml

17 Некоторые сведения о доле скрытых комиссий в прибылях банков приводит информационный портал Bankir.ru // Электронный ресурс http://bankir.ru/news/newsline/18.04.2007/81505

18 Скрытым комиссиям закроют доступ // Финанс, 2005, №3

19 См. Постановление 9 Апелляционного арбитражного суда от 18.09.2007 №09АП-11031/2007-АК, Постановление 9 Апелляционного арбитражного суда от от 31 октября 2007 г. №09АП-14121/2007-АК

20 Совместное письмо от 26.05.2005 ФАС РФ №ИА/7235 ЦБ РФ №77-Т // Вестник Банка России, 2005, №28.

21 Письмо ЦБ РФ от 01.06.2007 №78-Т // Вестник Банка России, 2007, №34.

22 См. Постановление ФАС МО от 09.06.2007 №КА-А40/5013-07, Определение ВАС РФ от 15.10.2007 №12235/07.

23 Информационный портал «Страхование сегодня» достаточно подробно изложил эту историю // Электронный ресурс http://www.insur-info.ru/news/10272/.

24 Cheshire H. Fifoot D. The Law of Contract / 11th edn. by Furmston - 1986, p.28f

25 СЗ 2001, №49, ст.4562

26 СЗ 1998, №19, ст.2071

27 Отчет о развитии банковского сектора и банковского надзора в 2006 г. – М., Центральный банк Российской Федерации, 2007, с.26 // Электронный ресурс http://www.cbr.ru/publ/root_get_blob.asp?doc_id=7297.

28 Данные по 2006 и 2007 г.г. пока не опубликованы.

29 Федеральная служба страхового надзора. Доклад по итогам 2005 – 9 месяцев 2006 года // Электронный ресурс http://fssn.ru/www/site.nsf/web/doc_27032007165938.html, с.35

30 В период написания данной работы составляет 10,25% годовых.

31 Егоров А.В. Упущенная выгода: проблемы теории и противоречия практики // В кн. Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова – М., Статут, 2006, с.с.68-137

32 См. об этом Рожкова М.А. Проблемы возмещения расходов на оплату услуг представителей и иных судебных убытков // В кн. Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова – М., Статут, 2006, с.566.

33 В англоязычной литературе используется аналогичный, но несколько более точный, как мне представляется, термин. Они говорят, что у сторон такого договора unequal bargaining power – неравная договорная власть.

34 Постановление КС РФ от 23.02.1999 №4-П // Вестник КС РФ, 1999, №3

35 Де Сальвиа М. Прецеденты Европейского Суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002г.:Перевод с французского // СПб, Юрид. Центр Пресс, 2004, с.748

36 Это видно, хотя бы из того, сколько внимания уделили кризису ликвидности банковской системы США международные организации, занимающиеся изучением и совершенствованием деятельности финансовых систем. На интернет-сайте Международного Валютного Фонда (http://www.imf.org) имеется масса материалов, посвященных влиянию финансового кризиса в США на международную финансовую стабильность, аналогично и на интернет-сайте Банка международных расчетов (http://www.bis.org) на вкладке Monetary &financial stability (http://www.bis.org/stability.htm).

37 Конечно, публичные интересы, связанные с защитой конкуренции, значительно шире. Но здесь речь идет о двух приведенных общих свойств финансовых услуг.