К. С. Исаханова просветители павлодарского прииртышья конца ХIХ начала ХХ вв Учебное пособие для студентов педагогических и гуманита - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебно-методическое пособие для студентов филологических специальностей... 3 746.63kb.
Учебное пособие в помощь студентам 5 761.75kb.
Учебное пособие Таганрог 2004 ббк 65. 290-5я73+65. 050. 9(2р) 18 3426.07kb.
Учебное пособие адресовано студентам и преподавателям математических... 7 1286.7kb.
Учебное пособие для самостоятельной работы студентов заочного отделения... 5 2194.42kb.
Учебное пособие для студентов специальностей «Менеджмент организации»... 11 1584.27kb.
Учебное пособие Ульяновск 2007 2 (075) ббк 65. 050я7 а 86 5 2517.17kb.
Учебное пособие по развитию навыков устной речи для студентов I-II... 5 539.25kb.
Учебно-методическое пособие для энергетических специальностей высших... 7 463.97kb.
Ббк 22. Зя72 цгаБим. Н. А 31 10214.84kb.
Вернуться к списку публикаций ббк 75. 81 С12 Сазыкин А. М., ГлушкоА. 1 97.92kb.
Композиция из мясных деликатесов 1 14.11kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

К. С. Исаханова просветители павлодарского прииртышья конца ХIХ начала ХХ вв Учебное - страница №1/3

К.С. ИСАХАНОВА

ПРОСВЕТИТЕЛИ

ПАВЛОДАРСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ

конца ХIХ - начала ХХ вв

Учебное пособие для студентов

педагогических и гуманитарных специальностей

Павлодар, 2004
ББК 74.03(2)

И 85
Рекомендовано ученым советом ПГУ им. С.Торайгырова


Рецензенты:
Доктор педагогических наук, профессор Пфейфер Н.Э.

Кандидат педагогических наук, доцент Бурдина Е.И.



Исаханова К.С.

И85 Просветители Павлодарского Прииртышья конца ХIХ - начала ХХ в.в. / Учебное пособие для студентов педагогических и гуманитарных специальностей. Павлодар, 2004г. – 77с.
ISBN 9965–539–60–Х

Учебное пособие «Просветители Павлодарского Прииртышья конца ХIХ - начала ХХ в.в.» предназначено для преподавателей, аспирантов, студентов педагогических и гуманитарных специальностей. В данном пособии раскрыты социально-политические условия развития просвещения в Казахстане конца ХIХ – первой трети ХХ в.в., описаны деятельность и творчество просветителей Павлодарского Прииртышья этого периода, разработаны методические указания к семинарским занятиям: составлен перечень вопросов и подобрана литература к каждому занятию.



ББК 74.03(2)

И 4302000000

00(05)-04

ISBN 9965–539–60–Х

© Исаханова К.С. 2004

© ПГУ им.С.Торайгырова, 2004
ВВЕДЕНИЕ
Проблема выбора и конкретизации модели национальной системы педагогического образования является одной из важных и актуальных проблем для становления и развития педагогической мысли суверенного Казахстана. Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев считает совершенствование образовательной и воспитательной системы одним из приоритетных направлений государственной политики [1].

Образование РК требует перемен и реформ. «Система образования Казахстана сегодня, - отмечается в Концепции Государственной политики в области образования, - претерпевает кардинальные изменения, сущность и направленность которых определяется главным образом процессом становления независимого государства, переходом его экономики на рыночные отношения» [2,250].

Современная педагогическая наука характеризуется поиском путей осмысления и использования богатейшего теоретического и практического наследия прошлого. Педагогика нашего времени должна быть основана на наследии великих цивилизаций, на принципах природосообразности, культуросообразности, народности, на идеях выдающихся философов, педагогов и просветителей.

Актуальным в современном образовании является этнокультурный аспект, в рамках которого национальная модель подготовки педагогических кадров строится на основе мировоззренческого синтеза науки, культуры и образовательного процесса в контексте мировой истории, истории тюркских народов, в частности, истории Казахстана. Перед учебными и образовательными учреждениями поставлена задача воспитания поликультурной личности, характеристика которой включает формирование исторического сознания. Знание истории Павлодарского Прииртышья и его просветительского потенциала способствует пониманию исторических корней, усилению чувства патриотизма, развитию национального самосознания.

Задачи глубокого научного осмысления пути, пройденного отечественной педагогической наукой, критического анализа и оценки результатов исследований, связанные с ростом национального самосознания, усиливающимся интересом к национальной истории, стремлением определить меру влияния образования на нравственное развитие общества решаются в данном пособии.

Практическая значимость учебного пособия состоит в том, что материалы данной работы могут быть использованы в преподавании дисциплин исторического и педагогического циклов: «История Казахстана», «История педагогики», «Этнопедагогики», «История краеведения, музееведение».



1. Социально-политические условия в развития просвещения на территории Казахстана
Исследование истории становления системы национального образования играет важную роль в развитии отечественной педагогической мысли. Обращение к историческим фактам конца ХIX - первой трети ХХ века позволяет раскрыть социально-политические условия, истоки и особенности становления системы просвещения Казахстана, переходу его к системе народного образования.

Вторая половина ХIХ века является переломным этапом в общественном прогрессе казахского народа, подготовившим важнейшие политические события в его жизни.

В работах Т.Т.Тажибаева, посвященных анализу развития просвещения и педагогической мысли в Казахстане во второй половине ХIХ века, выделяются социальные, экономические и культурные предпосылки развития просвещения и педагогической мысли в Казахстане во второй половине ХIХ века [3;4;5].

Большое прогрессивное значение в развитии культуры и просвещения казахского народа сыграло завершение процесса присоединения Казахстана к России. В это время активно шло приобщение казахского народа к передовой демократической культуре русского народа, через изучение русского языка осуществлялось знакомство с передовыми демократическими идеями. Общественно-просветительское движение России способствовало развитию школьного образования и формированию педагогической мысли.

Выдающиеся достижения передовой русской науки во второй половине XIX века в области философии, естествознания, астрономии и техники, замечательные литературные произведения русских классиков, получившие мировую известность, воплощение развитых Н.Г.Чернышевским и Н.А.Добролюбовым эстетических принципов в театральном, музыкальном и изобразительном искусстве оказали положительное влияние на развитие культуры казахского народа.

Со второй половины XIX века Казахстан стал местом политических ссыльных. В их числе были Т.Г.Шевченко, Ф.М.Достоевский, В.М.Майков, С.Ф.Дуров, Е.П.Михаэлис и другие прогрессивно настроенные представители русской и украинской интеллигенции, которые оказали значительное влияние на формирование мировоззрения Шокана Уалиханова, Ыбырая Алтынсарина, Абая Кунанбаева и др. В этом отношении большая роль принадлежит представителям русской демократической интеллигенции – общественным деятелям, ученым, педагогам и писателям, принимавшим непосредственное участие в развитии культуры и просвещения в Казахстане, в формировании казахской демократической интеллигенции. Русская прогрессивная интеллигенция в Казахстане, желая изменить реакционный курс царизма, являлась инициатором многих общественных мероприятий (создание различных обществ по содействию развития начального образования, организация библиотек, музеев, создание учебных пособий для русско-казахских школ и т. п.), направленных на развитие просвещения и создание новых школ для русского и казахского населения.

Общественно-педагогическое движение в России, передовая русская демократическая культура и ее видные деятели оказали благотворное влияние на развитие просвещения, школ и педагогической мысли в казахском обществе, несмотря на самодержавную политику правительства в отношении образования казахов и других нерусских народностей, русификаторскую и миссионерскую деятельность многих представителей царской администрации и церкви в Казахстане.

Развитию педагогической мысли как в центре, так и на окраинах России, в том числе и в Казахстане способствовали: 1) появление ряда педагогических изданий в России в 60-х годах; 2) реформа начальных и средних учебных заведений; 3) прогрессивная педагогическая мысль России, развивавшаяся по двум направлениям (революционно-демократическое и либерально-демократическое), в частности, педагогические идеи К. Д. Ушинского, оказавшие огромное влияние на передовых педагогов-демократов народов России и славянских стран [3,437-438].

Передовая педагогическая мысль Казахстана в конце XIX века была сосредоточена вокруг ряда жгучих педагогических проблем. Среди них немаловажное значение имеют такие вопросы, как обучение казахских детей на их родном языке, светское и реальное образование, женское образование, введение в школах прогрессивных методов обучения, создание на родном языке доброкачественных учебников и учебных пособий и т. п.

В это время стали проводиться научные исследования в области географии, геологии, истории, археологии, антропологии, этнографии, филологии на территории Казахстана. Система образовательных учреждений была пополнена новыми школами для детей казахского и другого нерусского населения Казахстана, в которых обучались не только на родном языке, но и на русском. Зарождалось профессионально-техническое образование, были созданы ряд культурных и научных учреждений, органы печати и издательства литературы на казахском языке. Все это, несомненно, способствовало активному изучению и развитию культуры и просвещения Казахстана.

В результате влияния прогрессивного общественно-политического движения в России на развитие культуры, науки и просвещения в Казахстане в 80-х годах ХIХ века было положено начало женскому образованию. В этом весьма важном деле сыграли большую роль казахские просветители и, прежде всего, первый казахский педагог Ы.Алтынсарин, явившийся основоположником образования казахских девушек. Его заслуга заключается в том, что он одним из первых поднял голос за раскрепощение казахской женщины, предоставление ей равных прав с мужчиной, за образование казахских девочек наравне с мальчиками. Но в условиях буржуазно-монархической России и патриархально-феодального Казахстана идеи казахских просветителей не могли быть полностью претворены в жизнь. Несмотря на это, замечательные идеи просветителей способствовали зарождению и развитию женского образования [6,139].

Конец XIX века имеет исключительно большое значение в развитии просвещения и школьного образования в Казахстане. Проведенные царским правительством административные реформы в 1867-1868 и 1886-1891 гг. создали определенные условия для развития просвещения и школьного образования не только среди русского (русского казачества и крестьян-переселенцев), но и среди казахского населения. Если до 60-х годов на территории Казахстана господствовали главным образом мусульманские конфессиональные школы, то в последующий период начинают создаваться и развиваться русско-казахские школы [3,4,5,6,7].

Однако раздробленность территории Казахстана, отсутствие единой государственности как до присоединения Казахстана к России, так и после его присоединения, естественно, не могли не отразиться на общем состоянии культуры и просвещения. Колонизаторская политика царизма и патриархально-феодальные устои в жизни казахского народа, неоднократно отмечают исследователи, являлись оковами, которые сдерживали успешное развитие культуры и просвещения в Казахстане.

Колонизаторская политика царизма отрицательно отражалась на развитии культуры казахского, особенно на развитии народного образования. В целях более успешного проведения колонизаторской и русификаторской политики царское правительство создало систему школьного образования для детей казахов и других нерусских национальностей, отличную от общепринятой системы школьного образования в России.

Национальная политика царизма допускала получение знаний «туземцами» лишь в пределах потребностей колониального аппарата. Целью этой политики, как пишет Т.Т.Тажибаев, являлось сдерживание всей системы школьного образования «железным колпаком». На первый план ставились не естественные права коренных национальностей на свободное культурное самоопределение, а интересы самодержавно-полицейского строя. Общая грамотность среди казахского населения Казахстана составляла всего лишь 1,2 %. Это обусловлено тем, что правительство отпускало на нужды просвещения мизерные суммы. Поэтому большинство начальных школ Казахстана содержалось, главным образом, за счет общественных средств населения [5,56].

Недостаток материальных средств наряду с нехваткой средств и учительских кадров являлись основной причиной недостаточного развития школьного образования в Казахстане в ХIХ веке. Царское правительство выделяло большие суммы на содержание царской администрации, жандармерии и тюрем, но не «находило» средств на дело народного образования. Печальное состояние народного образования среди казахского населения и других нерусских народностей не скрывала и сама царская администрация.

В конце ХIХ – начале ХХ века царская администрация в Казахстане пыталась отдать предпочтение профессионально-техническому образованию и трудовому обучению в школах Казахстана и, по политико-экономическим соображениям, поэтому оно мало уделяло внимания общеобразовательным дисциплинам.

Зачатки профессионально-технического образования в Казахстане начали появляться в 80-х годах ХIХ века под влиянием развития производительных сил и профессионально-технического образования в России. Многие отрасли такого образования, особенно техническое образование и промышленно-технические училища, не получили в Казахстане должного развития.

Вместе с этим зарождение профессионально-технического образования в Казахстане, а также введение преподавания в школах различных ремесел и ручного труда имели прогрессивное значение. Они способствовали пропаганде и распространению профессионально- технических знаний, подготовке учителей, ремесленных мастеров, работников сельского хозяйства, а также трудовому воспитанию учащихся.Однако господство феодально-патриархальных отношений в Казахстане и реакционной политики самодержавия ограничивали его развитие.

Подготовка учительских кадров в Казахстане была одной из насущных проблем конца XIX века, требующая неотложного разрешения. Растущая в народе потребность в образовании, а также благоприятная возможность, создавшаяся в результате полного присоединения Казахстана к России и быстрого развития общественно-педагогического движения в России, требовали всемерного расширения сети школьного образования в Казахстане, открытия массовых народных школ [5,57]. Особо остро стоял вопрос о подготовке учительских кадров, а также квалификационных работников для сельского хозяйства.

Неудовлетворительная материальная обеспеченность учителей усугублялась национальной дискриминацией, что выражалось в малом количестве и бесправии учителей-казахов. Так, 23 мая 1905 года был издан закон, согласно которому русские учителя русско-казахских школ России были приравнены в правах к учителям приходских школ России, получили право на пятилетние прибавки к жалованию и на пенсии за выслугу лет. На казахских учителей этот закон не распространялся [8,8]. Были попытки борьбы с такой дискриминацией. Так, М.Ронгинский, директор народного училища Тургайской области, просил возбудить ходатайство о предоставлении прав государственной службы учителям-казахам, получившим образование в учительских семинариях, и писал: «Русский учитель, поступивший на учительскую должность в месте своего постоянного жительства, пользуется, благодаря своей русской национальности, правами государственной службы, а учитель-казах, хотя бы и стоящий бесспорно выше его во всех отношениях, такими правами не пользуется потому лишь только, что он казах, а не русский. Такая неравномерность в правах учителей русских и казахов, происходящих из одной и той же области является ощутительной и обидной для учителей-казахов» [8,9].

Немаловажную роль в развитии становления просвещения сыграло и территориальное разделение Казахстана в условиях царского режима. В 1854 году Семипалатинская область была выделена из «области сибирских киргизов», когда казахское население, ранее подчинявшееся пограничным властям, начало подчиняться Семипалатинскому губернатору. В области были учреждены военные окружные начальники. По «Временному положению» 1868 года в состав Семипалатинской области вошли Баян-Аульский, Каркаралинский и Семипалатинский округи, часть Сергиопольского округа, Зайсанский край и некоторые земли полковых округов Сибирского казачьего войска. Область оставалась в подчинении Западно-Сибирского генерал-губернаторства [3,269].

Семипалатинская область делилась на четыре уезда: Семипалатинский, Каркаралинский, Кокпектинский и Павлодарский; бывший Зайсанский край был выделен в особое Зайсанское приставство, которое впоследствии было переименовано в уезд. По положению 25 марта 1891 года вместо Кокпектинского был образован Усть-Каменогорский уезд [3,270].

В Семипалатинской области уровень образования и культурного состояния общества был достаточно низким, поэтому, говорить о каком-либо народном образовании местного населения было нереально. Даже в Семипалатинске, областном центре, являющимся к концу XIX века одним из крупных городов Казахстана, с русским населением более 10 тысяч человек, только в 80-х годах начали появляться первые русско-казахские школы. О бескультурье и невежестве, царящих в области, о большой тяге казахского народа к образованию много писалось в периодической печати в 80-90-х годах. : «Народное образование области стоит на весьма низкой ступени, - писал военный губернатор Семипалатинской области в своем отчете за 1872 год, - всякое улучшение по учебной части народонаселение способно встретить весьма сочувственно... Никаких учебных обществ, музеев и прочих в области нет» [9].

Дальнейшее развитие просвещения в Казахстане было предопределено изменениями в экономической и духовной жизни казахского народа, его чаяниями и насущными потребностями, в частности, назревшими задачами воспитания и образования подрастающего поколения. Новым толчком в развитии просвещения Казахстана стало революционное общественно-политическое движение в России (народное недовольство самодержавием, революция 1905-1907 г.г., проникновение марксистских идей в ряды интеллигенции и рабочего класса).

Февральская буржуазно-демократическая революция, свержение самодержавия были встречены доброжелательно народом. В этот период временным правительством были внесены такие изменения, как замена реакционных чиновников: губернаторов, полицейских чинов, попечителей округов - на представителей демократических партий. Повсеместно созывались съезды учителей для обсуждения вопросов перестройки образования, его демократизации в новых условиях. Но при этом, несмотря на все усилия правительства, принятые решения съездов не выполнялись: не были в полной мере внесены изменения в руководстве школами, их типологии, организации в них учебно-воспитательной работы [10,78].

Просветительская мысль дореволюционного Казахстана вбирала в себя идеи разных социально-политических течений и характеризовалась особым плюрализмом. Авторы книги «История школы и педагогической мысли Казахстана» отмечают, что педагогическая мысль этого периода отличалась многоаспектностью по идейно-политической, философско-мировоззренческой и социально-культурной направленности, поскольку в школах трудились представители «официальной (правительственной) и религиозной педагогики, социал-демократической, демократической, либеральной, консервативной и т.п. педагогической мысли» [10,81]. Там же ученые указывают, что «было бы ошибочно жестко и безапелляционно приписывать того или иного педагога по его философско-мировоззренческой позиции и социальным пристрастиям к определенному идейному течению. Чаще всего личная мировоззренческая позиция педагога-просветителя бывает многоаспектной, неоднозначной и подгонять философичность его педагогических взглядов или системы под определенный шаблон весьма трудно и неверно» [10,81].

Коренные изменения в политической, социально-экономической, образовательной сферах жизни общества были обусловлены, в первую очередь, свержением царизма и победой Октябрьской революции. Развитие народного образования в Казахстане в советский период было связано с двумя основными моментами. Во-первых, совершенствование системы просвещения было вызвано объективными потребностями хозяйственно-экономического развития страны, повышения низкого уровня промышленности, транспорта, сельского хозяйства на новой индустриальной основе. Во-вторых, - необходимостью социокультурного развития народа в условиях сплошной неграмотности.

Положительную роль в развитии демократической педагогической мысли региона в начале ХХ века сыграла периодическая печать. В это время издавались газеты «Дала уалаяты», «Туркестанские ведомости», «Казах» и журнал «Айкап». В круг наиболее деятельных авторов этих изданий входили яркие представители казахской демократической интеллигенции Павлодарского Прииртышья (М.Ж.Копеев, С.Торайгыров, С.Донентаев и др.), учителя русско-казахских школ, выпускники петербургских, московских и казанских высших учебных заведений. Их просветительские и демократические взгляды находили отражение в опубликованных на страницах этих журналов статьях, посвященных культурно-просветительским, земельным, правовым, национальным и религиозным проблемам, проблемам эмансипации женщин, образования, развития естественных и гуманитарных наук, вопросам содержания и методов обучения в школах, народного образования и книгоиздания [7,30;11,78].

Однако в связи с «культурной революцией» большевиков, борьбой с «инакомыслием» и пропагандой революционных идей прошла «чистка» средств массовой информации. Так, была закрыта в г. Петропавловске газета «Степная речь» после признания ее реакционной. В Павлодарском уезде была ликвидирована как правоэсеровская «Свободная степь» и стала выпускаться газета «Объединение» - орган Совета. В феврале 1918 года вышла газета «Известие Семипалатинского Совета Рабочих и Солдатских депутатов», позднее переименованная на «Трудовое знамя» [12,69].

Вопросами культурного строительства ведали, главным образом, отделы народного образования, основными задачами которых стали поднятие культурного уровня народа, расширение сети школ, ликвидация неграмотности, культурно-просветительская работа среди населения, создание печати и т.д. Процесс создания отделов народного образования охватил весь край. Так, 22 марта 1918 года на заседании Семипалатинского областного Совета было принято решение о создании отдела народного образования, заведующим которого был избран А.Молостов. Данному отделу подчинялись все начальные училища в городах и уездах области, при нем была создана секция по внешкольному образованию с культурно-просветительскими задачами. Отдел принял в свое ведение подотдел Западно-Сибирского географического общества [12,68]. Школьный подотдел народного образования Казревкома руководил работой по организации школьного строительства, производил обследование школ в областях, осуществлял работу по ликвидации неграмотности населения края. Внешкольный подотдел народного образования Казревкома руководил открытием библиотек, изб-читален, школ для взрослых и народных театров. Исследователь Ш.Таукибаева отмечает, что недочеты в деятельности данных отделов заключаются в форсированных методах задач ликвидации неграмотности без учета особенностей края, объективных условий политического и культурного развития Казахстана, состояния материальной базы и т.д. [12,71].

Зарождение и становление системы народного образования в Казахстане и осуществление начального всеобуча пришлось на начало 20 – 30-х г.г. ХХ века. После окончания гражданской войны 26 августа 1920 года была создана Автономная Казахская Советская социалистическая республика. Отдел народного образования Казревкома начиная с 1920 г. стал именовать себя как народный комиссариат просвещения [13]. В это время в соответствии с идеями о социально-политических и организационно-педагогических основах новой школы, изложенных в директивных документах Наркомпроса РСФСР «Положение о единой трудовой школе» и «Основные принципы единой трудовой школы», «О школах национальных меньшинств» и других, были внесены коренные преобразования в системе просвещения. Так, в первую очередь, закрываются или преобразуются в новые советские (единые трудовые) школы все дореволюционные учебные заведения (правительственные, религиозные, казачьи и др.). При этом провозглашались такие принципы новой школы, как бесплатное и светское образование, совместное обучение мальчиков и девочек, равное образование для всех народов и национальностей на родном языке [10,101].

Проблема женского образования в то время была достаточно актуальной. В связи с религиозными воззрениями, характерными для того времени, и мнением, что женщина – домохозяйка, учительством занимались в основном мужчины. Только в 1920-1921 годы повсеместно создаются женотделы, которые занимаются вопросами образования женщин-казашек, пробуждая интерес к знаниям и отдаляя их от образа «хранительницы очага» [8,53].

Особое место в истории просвещения Казахстана занимает программа партии «Алаш-Орда», в которой были отражены следующие идеи, частично совпадающие с идеями советского образования: «Народное образование должно быть достоянием всех. Обучение во всех учебных заведениях бесплатное. В начальных школах преподавание должно вестись на родном языке. Киргизы (казахи) должны иметь свои высшие и средние учебные заведения, включительно до университетов. Школа должна быть автономна; правительство не должно вмешиваться во внутреннюю жизнь школы. Все учителя (мугалимы) и профессора избираются. Просвещение на местах должно происходить в избах-читальнях» [14,90].

На пути становления системы народного образования стало препятствием идеологическое наступление на демократизм в обществе и школе. В конце 20-х – начале 30-х годов была репрессирована группа активных национально-демократических деятелей просвещения (А.Байтурсунов, М.Дулатов, Ж.Аймаутов, К.Кеменгеров и др.). Это нанесло большой урон казахской культуре, науке и народному образованию [10,106].

В становлении и динамике системы образования сыграло значительную роль совершенствование управления школами. В 1923 году Совнарком КазАССР утвердил новое «Положение о Народном Комиссариате просвещение КазАССР». В круг основных задач Наркомпроса входили:



  • теоретическое, программное и идейное руководство в области народного образования;

  • высшее руководство по социальному воспитанию;

  • политико-воспитательная работа среди населения;

  • руководство подготовкой кадров для всех отраслей народного хозяйства и культуры;

  • идейное и административное руководство литературно-издательской работой в республике.

При реорганизации Наркомпроса были созданы следующие структурные подразделения: Организационный центр, Академический центр, Главсоцвос (Главное управление социального воспитания и политического образования), Главпрофотбор (Главное управление профессионально-технического образования вузов), Главполитпросвет (Внешкольное образование и политическое просвещение), Госиздат, Главлит [15,68]. Следовательно, Наркомпрос объединял в себе управления образования, культуры, науки и др. В связи с упрощением структуры Наркомпроса КазАССР с 1 октября 1924 года Главсоцвос как управление было реорганизовано в подотдел отдела социального воспитания и профтехнического образования Наркомпроса КазАССР [16,19].

Наркомпрос разработал инструкцию «О ведении всеобщего начального обучения на всей территории республики», в которой излагались принципы, направления, формы работы местных советов и органов народного образования по созданию условий успешного осуществления всеобуча. В ней определялись источники и условия финансирования, порядок обеспечения школ и пришкольных интернатов помещениями, педагогическими кадрами, учебниками и учебными пособиями и др. Все это позволило за короткие сроки повысить эффективность и результативность системы образования в количественном и качественном отношении [16,19].

В это время большое внимание уделялось совершенствованию работы низовых органов просвещения. 23 октября 1923 года Совет Народных Комиссаров КазАССР утвердил положение «О губернском отделе народного образования» (ГубОНО) и «Об уездном отделе народного образования» (УОНО) (см. об этом п.1.3).

Школьное строительство 20-х годов ХХ столетия в условиях свободы и демократии опиралось на научно-педагогические достижения, которые определяли облик нового гражданина. В это время в педагогике сложилось два полярных направления: концепция коммунистического воспитания и концепция воспитания личности, свободной от идеологического насилия, выступавшей против внедрения в школу принципа партийности и утверждавшей, что воспитание должно быть основано на общечеловеческих ценностях, а не догматах и ценностях какой-либо партии [17,23]. Доминирование первой концепции привело к постепенному диктату коллективного над индивидуальным, приказному методу управления вместо творческой активности отдельных личностей. Все это способствовало развитию бюрократизма и формализма в системе образования. Излишняя идеологизация жизни вызвала у молодого поколения недовольство, протест и стремление создавать альтернативные неформальные объединения для удовлетворения индивидуально-личных потребностей. Деятельность подобного рода кружков, союзов, групп по выпуску рукописных газет и журналов объявлялась антисоветской и имела серьезные последствия для самих активистов [17,22].



Таким образом, на становление системы образования конца XIX – первой трети XX века оказали значительное влияние историко-политические условия указанного периода. Подъем в развитии просвещения связан в первую очередь с завершением присоединения Казахстана к России, приобщением к культуре, традициям и образовательной системе русского народа, знакомством с прогрессивно-демократическим идеям передовых деятелей русского общества. В это время большой вклад в развитие педагогики и культуры Казахстана внесли великие просветители казахского народа Шокан Уалиханов, Ыбырай Алтынсарин, Абай Кунанбаев. Однако препятствиями в развитии просвещения в Казахстане были жесткая самодержавная политика и царский режим, низкий уровень жизни, классовый характер общества, подавление национального самосознания казахского народа и др. После революции и значительных модификаций в общественно-политической жизни меняется и школьная система. Отличительными и положительными чертами новой системы были четкая организованность (Наркомпрос) и демократизация. Основными принципами школы стали бесплатное и светское образование, совместное обучение мальчиков и девочек, равное образование для всех народов и национальностей на родном языке.

2 Вклад просветителей конца XIX – первой трети ХХ века

в развитие образования в Павлодарском Прииртышье

Современная педагогическая наука отличается возрождаемым ныне этнокультурным подходом к образованию и воспитанию молодежи, поскольку знание истории родной земли, ее просвещения порождает чувство исторической принадлежности и понимание исторических корней, способствует развитию исторического сознания и национальной идентификации.
Развитие педагогической мысли Казахстана во второй половине ХIХ века выступает в более очерченной отшлифованной форме, в отдельных случаях, перерастая в определенную концепцию. Просветительские идеи Шокана Уалиханова, Ыбырая Алтынсарина, Абая Кунанбаева способствовали формированию у казахской молодежи прогрессивных взглядов на жизнь, в частности, пропаганда изучения русского языка, русской культуры, однако, при сохранении родного языка, национальной культуры. Их прогрессивные мысли отразились в творческой и педагогической деятельности таких просветителей казахского и русского народа, как Муса Шорманов, Григорий Николаевич Потанин, Садуакас Шорманов, Машхур-Жусуп Копеев, Абикей Сатбаев, Жусупбек Аймаутов, Султанмахмут Торайгыров, Кошмухамет Кеменгеров и др. Многие из них выражали свои идеи в поэтических произведениях, которые являются синтезом художественного, философского, историко-политического и педагогического начал. Связь литературы и педагогики обусловлена, видимо, специфическими социальными условиями, своеобразием быта, ограниченностью книгопечатания и территориальной разобщенностью населения. «В этих условиях сама жизнь выдвигала поэзию на передний план как наиболее приемлемую форму и как эффективное средство передачи из поколения к поколению философских размышлений, социально-политических взглядов, идей воспитания и образования» [19,124].


2.1 Муса Шорманов– просветитель казахского народа

(1818 – 1884)

История просвещения Павлодарского Прииртышья самым непосредственным образом связана с деятельностью Мусы Шорманова. Долгое время его научные труды были под запретом, и только в последние годы возрос интерес к личности просветителя. Наследие Мусы Шорманова заслуживает серьезного исследования для восстановления исторической справедливости в оценке деятельности этого незаурядного человека, опередившего свое время.

Муса Шорманов – один из самых ярких представителей степной аристократии, виднейший деятель казахского общества XIX в., оказавший большое влияние на развитие просвещения Павлодарского Прииртышья. Он родился в 1818 году на территории нынешнего Баянаульского района в знатной, богатой и влиятельной семье бия Шормана из рода Каржас. Муса первоначально получил образование у муллы в местном мектебе, затем обучался в двухгодичном Омском военном училище. Был управителем Аккелинской волости (1835-1841), заседателем Окружного приказа (1841-1854), старшим султаном-правителем Баянаульского внешнего округа (1854-1868) [20].

Мировоззрение М. Шорманова формировалось на идеях просветительства. Так, в письме к Г.Н.Потанину он пишет: «Казахский народ без образования и науки может остаться безнадежным неучем» [21,119]. Это выражение является характерной чертой многосторонней деятельности М. Шорманова.

Муса Шорманов был высокообразованным человеком своего времени, свободно владел казахским, русским и французским языками. Найти верный выход из сложных ситуаций степной политики помогало ему знание норм обычного права казахов. Известно, что он был хорошо знаком с основными положениями свода законов «Жеты жаргы», созданного на почве повседневной жизни и быта населения в период правления хана Тауке. Неслучайно Шорманов был признан советником русского начальства по многим вопросам края. Его знание местных условий и неординарный талант использовали не только начальствующие чиновники Омска, но и многие русские демократы тех лет [22,73]. И.И Стрелкова об этом пишет: «Мусу Шорманова знали в аулах и в Омске как человека образованного, весьма острого на язык. Он успел завести немало друзей из числа образованнных русских… Они постоянно советовались друг с другом по всем запутанным вопросам степной политики» [23,21]. Муса Шорманов активно содействовал в сборе информации для исследований по землеустройству, истории и этнографии казахов.

Муса Шорманов мог бы состояться как блестящий ученый, доказательством тому служат его труды, которые и сегодня сохранили актуальность и большую значимость в науке. Перу Мусы Шорманова принадлежит ряд научных работ в области истории и этнографии: «О киргизах Павлодарского уезда» (1866г.), «Традиции киргизского народа» (1871г.), «Скотоводство киргизов Западной Сибири» (1883г.), «Заметки о киргизах Павлодарского уезда» (1906г.), «Зимовка, или зимняя кочевка у киргизов», «О кочевках киргизов», «Поминки по умершим у киргизов» и др. Данные работы были опубликованы в русской периодической печати, в том числе в лучших столичных журналах «Сельское хозяйство и лесоводство» (г. Санкт-Петербург), «Записки Западно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества» (г.Омск) и в газетах «Семипалатинские областные ведомости», «Акмолинские областные ведомости» и другие. Труды Мусы Шорманова открывают уникальный мир кочевников, являются показателем высокого уровня духовного богатства автора, глубоких знаний о жизни своего народа [24,25,26;98].

Высокую оценку научному наследию Мусы Шорманова дали видные представители русской интеллигенции, занимавшиеся исследованием истории и культуры казахского народа. Среди них Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, Н.Ф. Костылецкий, А.К. Гейнс и другие. Муса Шорманов активно сотрудничал с ними, передавая им ценные материалы по национальному фольклору, обычаям, традициям казахского народа. Так, в одном из писем Г. Н. Потанину он пишет: «Относительно просимых Вами сказок, то для этого собирается материал, а когда достаточно наберется, тогда составим целое и вышлем Вам немедленно» [21,119]. Через своего племянника Шокана Уалиханова, с которым его связывали не только родственные отношения, но общие мысли и идеи, он имел дружественные отношения с ссыльными Ф.М. Достоевским и К.К. Гутковским.

В своих дневниковых записях А. К. Гейнс неоднократно подчеркивал, что в области Сибирских казахов самые важные этнографические сведения могли сообщить только Чингиз Уалиханов и Муса Шорманов: «Утром все сидели у Мусы Чормановича и расспрашивали его о порядке кочевки летом и жизни на зимовке» [28, 263]. О Мусе Шорманове Г.Н. Потанин отзывался с большим уважением. В журнале «Русское богатство» в 1896 году он писал, что Шорманов «… был известен в Омске как человек врожденного ума и знаток казахской жизни. В течение не менее полувека омская администрация пользовалась советами Мусы и его влиянием на степное население» [29, 292].

Друзья Мусы Шорманова из русской интеллигенции отмечали его глубокую заинтересованность в сохранении исторического наследия своего народа. Как известно, он лично принимал участие в организации сбора экспонатов казахского народного прикладного искусства и фольклорного наследия, в работе русских и иностранных выставок (например, Московская (1961) и Всемирную Парижскую (1867) этнографические выставки). Материалы и экспонаты, предложенные М. Шормановым, до сих пор хранятся в музеях и архивах г. Санкт-Петербурга и г. Омска. Он был участником третьего конгресса ориенталистов, состоявшемся в 1876 году в г. Петербурге [30,13].

Как отмечалось выше, М. Шорманов и Ш. Уалиханов были связаны не только родственными узами, но и были единомышленниками. Муса Шорманов оказал большое влияние на формирование личности племянника, называвшего своего родного дядю «на редкость чудным человеком»[31,51]. В делах Ш. Уалиханова он видел осуществление своих идеалов, поэтому большой потерей для него стала кончина великого просветителя казахского народа. Муса Шорманов долгие годы ходатайствовал перед администрацией г. Омска о сооружении памятника на могиле ученого. В 1880 году его желание было осуществлено.

Муса Шорманов был горячим поборником идей просвещения казахского народа. Знание русской культуры и общение с образованными людьми позволили ему оценить роль просвещения в развитии казахского общества. Он являлся сторонником сближения с Россией, стремился улучшить положение населения подвластной ему территории, неоднократно ставил вопросы перед вышестоящими властями об улучшении условий жизни кочевников. Будущее народа он видел не в возврате к прошлому, а в развитии образования, просвещения, новых видов хозяйственной деятельности.

М. Шорманов написал за свою жизнь немало писем, прошений, докладных записок по проблемам обучения грамоте казахских детей, разрабатывал планы, проекты по открытию приспособленных кочевому образу жизни школ. Используя полномочия своей власти, Муса Шорманов негласно обязывал волостных правителей и зажиточных казахов отправлять в русские школы для обучения грамоте одного или двух детей из народа и содержать их на свои средства. Он привлекал представителей состоятельного слоя общества к сбору пожертвований для благотворительных заведений в г. Омске – приютов и интернатов для казахских девочек. Как написано в некрологе «Воспоминания о покойном Мусе Шорманове», «независимо благодеяний, оказываемых казакам, он старался привлекать киргизские общества к пожертвованиям на благотворительные заведения, находящиеся в Омске, как то: на приют, богадельню, бедным ученицам женской гимназии и т.д.» [32]. По своему округу он принял решение в обязательном порядке направлять из каждой волости двух детей на обучение в городские школы, чтобы после окончания учебы они возвращались к себе в аулы и обучали своих земляков грамоте и разным наукам.

На собственные средства в Баянауле М. Шорманов построил медресе и мечеть. Совместно с Г.Н.Потаниным работал над проектом создания кочевой гимназии. Он поощрял открытие школ для казахских детей в г. Омске и г. Павлодаре. В 1865 году в г. Омске при его активном содействии была открыта казахская школа по подготовке писарей волостных канцелярий. Им были внесены предложения об установлении обязательного обучения казахской знати в русских школах с правом поступления по окончании на гражданскую службу [33].

Муса Шорманов занимался проблемами обучения детей и составления различных проектов, предусматривающих улучшение социально-бытового положения кочевого народа. Переживая за судьбу своего народа, он писал Г. Н. Потанину: «Просим Вас настолько быть любезными относительно исполнения Вашего намерения о составлении доклада о кочевой гимназии и прислать нам. А то киргизский народ без учения коснеет в грубом невежестве»[21,119]. Ему была близка идея просвещения молодежи казахского общества путем открытия гимназии, приспособленной к условиям кочевой жизни казахов, поэтому он не раз ставил вопрос об открытии гимназии для казахской молодежи.

Докладные записки М. Шорманова, находящиеся сейчас в архивных фондах г. Омска и г. Алматы, свидетельствуют о подвижнической деятельности незаурядной личности, патриота своей Родины, просветителя казахского общества.

Жизнедеятельность великого сына казахского народа Мусы Шорманова – «‡лкен мырза» (Большой господин), как отзывался о нем народ Баянаульского округа, – стала образцом для подражания многим знаменитым казахским ученым, деятелям искусства и культуры. «Просветительская деятельность, начатая М. Чормановым, продолжилась их потомками. … Глава волости, один из самых образованных и влиятельных людей того времени Садвакас, сын М. Чорманова, не мог допустить, чтобы в школе преподавал случайный человек. Первыми учителями в Аккелинской школе были Бексултан Валиханов (родственник Чокана Валиханова) и Султан Али Джуанышбаев – оба для этой эпохи широко образованные, культурные люди» [30,10].

«Мы столкнулись лишь с одной гранью даровитой личности – миром его научных интересов. Но созерцательная научная деятельность не могла бы наполнить смыслом всю жизнь Мусы Шорманова. Он был, в первую очередь, незаурядным общественным деятелем. Необычайная одаренность его натуры, с такой энергией и яркостью проявлявшая себя в самых различных областях жизни, более всего видна в радении об интересах родного края. С этим он шел к власти, это был духовный завет отца, это была его глубокая внутренняя установка, наполнившая смыслом всю жизнь» [34,8].

Известно, что он, продолжая традиции Абая, собирал вокруг себя смелых и творческих людей, любил и поддерживал народных умельцев, талантливых певцов, поэтов и музыкантов.

Его образовательная деятельность дала миру блистательную плеяду таких великих людей – уроженцев Баянаульской земли, как К.И.Сатпаев, А.Х.Маргулан, А.З.Сатпаев и др. В наше время мы должны воспитывать молодое поколение, основываясь на идеалах Мусы Шорманова – одного из замечательных деятелей казахского общества ХIХ века, внесшего большой вклад в интеллектуальный подъем Баянаульского края. По мнению просветителя, для культурного подъема страны важно открывать русско-казахские школы, в которых важное место отводилось изучению русского языка, быта и культуры русского народа, учитывались национальные особенности казахов, сохранялось нравственное достоинство народа.

2.2 Вклад Г.Н.Потанина в развитие просвещения

казахского народа (1835-1920)

Г.Н.Потанин, публицист, ученый-географ, этнограф, крупнейший общественный деятель Сибири второй половины XIX века, родился в 1835 году в казачьей станице Ямышевская неподалеку от г. Павлодара.

В 1852 году окончил Омский кадетский корпус и был выпущен в числе лучших учащихся в числе сотников в казачьи войска. В период обучения в Омске он сдружился с Шоканом Валихановым, «маленьким киргизом, сыном атамана», которого, как говорил сам Потанин, послала ему судьба [35,125]. «Чокан не знал по-русски, я не знал по-казахски, - писал о своей дружбе с великим просветителем казахского народа Г.Н.Потанин, - но потом, когда он подучился по-русски, особенно, когда я… заинтересовался путешествиями и географией Киргизской степи, некоторые части которой были еще не известны, я стал водить знакомство с Чоканом. С этой поры мы стали друзьями, и наши умственные интересы более не разлучались; нас обоих интересовал один и тот же предмет – Киргизская степь и Средняя Азия» [36,XVI]. В годы учебы он воспринял демократические идеи преподавателя, уроженца Павлодарского Прииртышья Н.Ф.Костылецкого, который заразил Потанина и его друга своей увлеченностью народной поэзией, языком, историей и этнографией казахов.

В 1852 – 1859 годы служил в Семипалатинске, на Алтае, в Омске, вошел в круг демократической интеллигенции наряду с С.Дуровым, Капустиными, В.П.Лоборовским и др.

В 1859 году поступил в Петербургский университет, где создал земляческий кружок на основе демократических областнических идей. В кружок вступили Н.М.Ядринцев, С.С.Шашнов, Н.И.Наумов, Ф.Усов, А.Песков и др. Автор предисловия к Сборнику избранных статей и биографических очерков, выпущенному к 80-летию со дня рождения Г.Н.Потанина приводит слова Н.М.Ядринцева, характеризующего деятельность кружка так: «Собрания сибирской молодежи, организованные Потаниным, были бурными. У них скоро произошла дифференциация: возникли две партии – «потанинская» и «павлинская». Потанинцы представляли себе Сибирь, в настоящем пустынную, бедную и убогую, - нарядную в будущем; невежественную – образованной, усеянной школами; вместо несчастной, слышавшей только звон цепей и проклятия ссыльных, рисовали себе ее населенную свободною, жизнерадостною и ликующею; назвали эту страну страною будущего, мечтали о счастливой будущности девственного края, подобно Америке…, перечисляли неистощимые ее богатства, рисовали ее в будущем видным мировым рынком, царицей Азии» [37,XIII].

Основные положения деятельности кружка были следующими: поскольку Сибирь (а Казахстан областники не отделяли от Сибири) является колонией России, необходимо добиться ее автономии и равноправия для обеспечения развития края; жизнь населения должна быть переустроена на демократических началах, освобождена от угнетения чиновничества, феодальной знати, формирующейся буржуазии; русское население должно приобщить коренные народы к образованию, науке, высшим достижениям европейской цивилизации, помочь развитию их национального самосознания, без чего невозможно уважительное сосуществование народов.

В 1861 году кружок стал сотрудничать с революционными организациями. Так, по заданию тайной организации «Земля и Воля», вдохновителем которой был Н.Г.Чернышевский, Г.Н.Потанин принимает участие в поездке по территории Уральского казачества. В 1863-1865 годах усилиями Потанина была создана областническая организация в Сибири, развернута революционно-просветительская деятельность. С 1868 по 1874 годы, находясь в ссылке в Вологодской губернии, познакомился с областниками Поволжья, принимал участие в литературно-политической жизни края [38].

Г.Н.Потанин был одним из организаторов сибирской печати («Сибирь», «Восточное обозрение»). Им опубликованы более 500 научных и публицистически работ, посвященных проблемам развития Сибири, ее автономии, просвещения народов Казахстана и Средней Азии.

В период путешествий (1863-1864, 1876-1977, 1879-1980, 1892-1893, 1899) по Казахстану (оз. Зайсан, хр.Тарбагатай), Центральной Азии, Китая, Монголии, Тибета Г.Н.Потанин изучал и собирал фольклор местных народов, среди которых особое место занимает устное народное творчество казахов [39]. Ученый поддерживал дружеские отношения с представителями казахской интеллигенции, среди которых был Муса Шорманов, видный просветитель Павлодарского Прииртышья (см. выше). М.Дулатов называл ученого «нашим сибирским особопочитаемым аксакалом» [40,277].

Г.Н.Потанин был ученым, которому не была безразлична судьба казахского народа. Он в своих трудах неоднократно говорил о необходимости просвещения и открытия в степи светских школ. В них, по его глубокому убеждению, должны изучаться русский и родной для народа языки. «На инородческих территориях, - писал он, - должны быть основаны правительственные школы и гимназии с преподаванием на инородческом языке», чтобы они «имели шансы на общественное и культурное возрождение и самоопределение» [41,78]. Особое внимание в просвещении народа надо уделить «на распространение образования инородческих женщин» [41,78].

По мнению Потанина, просвещением должна заниматься казахская интеллигенция, свободная от рутинной замкнутости, «дружелюбно относящаяся к формам европейской жизни и выводам европейской науки». Именно она, по мысли ученого, пробудит казахский народ к духовной жизни. Жизнь и творчество выходца из казахского народа, «небывалого феномена» Шокана Валиханова, пишет он в очерке «В юрте последнего киргизского царевича», образцом просветительской деятельности: «В сердце Чокана любовь к своему народу соединялась с русским патриотизмом…» [42,171]. Следуя Шокану, продолжает рассуждать ученый-просветитель, молодые образованные казахи и местное образованное русское общество соединят свои усилия и «изучением казахской народности будут заниматься не только для пополнения европейского знания, а в целях пробуждения самосознания казахского народа» [42,172].

«Число образованных киргизов, кончивших курс в высших учебных заведениях, с каждым годом увеличивается; к сожалению, писал об актуальной для того периода проблеме ученый-просветитель, - по окончании курса молодые ученые люди не образует живущей в одном месте колонии, а рассыпаются обратно по обширной киргизской территории или … остаются жить в Европейской России, на Кавказе, в Одессе и т.п.» [42,171]. В целях решения проблемы концентрации творческих и умственных сил сибирского общества под руководством Г.Н.Потанина шла работа по созданию университета в Сибири, который должен стать, по его глубокому убеждению, центром духовной жизни, основным органом законодательной работы, храмом всестороннего знания [41,72-73]. Высшая школа Сибири, - далее писал он, -должна включать, в первую очередь, «два философских факультета: физико-математический и историко-филологический», поскольку в них дана «Классификация наук, чистых и прикладных» [41,78].

В публицистической работе Потанина «Нужды Сибири» красной нитью сквозит мысль о важности отстаивания духовной культуры казахов. «Всякая область, как бы не скромны были ее размеры, в пределах культуры, искусства и умственной жизни имеет право на самостоятельное, независимое от остальных частей государства, развитие своих сил». Далее он отмечал, что для казахского народа необходимо культурное и национальное самоопределение: «Это право за нерусским населением нужно признать, во-первых, в узких интересах самих этих племен; для них необходимо общественное возрождение для своей защиты в борьбе за существование; во-вторых, умственная и общественная деятельность этих племен, развиваясь оригинально, внесет что-нибудь новое в общую сокровищницу человеческого духа» [41,58].

Следует отметить, что Г.Н.Потанин активно сотрудничал с лидерами движения «Алаш». Так, он был депутатом госдумы от Семипалатинской области, участвовал в работе Первого Всеказахстанского съезда.

Таким образом, интересы Г.Н.Потанина поражают нас своей разносторонностью. Однако все его научные и публицистические труды, посвященные проблемам этнографии, географии и фольклористики, пронизаны идеей просвещения народов Азии и Казахстана. Ученый утверждал, что необходимо исследовать этнографию и краеведческий материал казахов для сближения двух народов – России и Казахстан, открывать русско-казахские школы, целью которых должно стать формирование национального самосознания казахского народа и приобщение к мировой цивилизации через изучение русского языка и культуры.
2.3 Просветительская деятельность Садуакаса Шорманова

(1850-1928)
Садуакас Шорманов, старший сын Мусы Шорманова, стал наиболее известным последователем и продолжателем дел отца в области просвещения и подвижнической деятельности. Он относится к плеяде казахских поэтов ХХ века.

С.Шорманов начал учиться в Омске, сначала в медресе, затем в русской школе, позже окончил гимназию. Он хорошо знал русский язык, неплохо владел немецким и чагатайским языками, был знаком с восточной культурой и поэзией.

У современников Садуакас Шорманов пользовался репутацией ученого человека, хотя неизвестно, к какой науке он тяготел больше [43,148]. Он, как и его отец, занимался просвещением своих земляков, сам был начитанным и эрудированным в различных отраслях знаний. В отличие от отца он не тяготел к чиновничьей службе, хотя, возможно, в молодые годы избирался волостным управителем.

Садуакас Шорманов от природы был щедро наделен разносторонними дарованиями. Его можно охарактеризовать как человека поэтического настроя, оратора, увлеченного собирательской деятельностью ученого-этнографа. Многое из творческого наследия С.Шорманова не дошло до нас, лишь его некоторые стихи и песни в советский период исполнялись как народные. Большая часть трудов С.Шорманова не была издана, поскольку в этот период, по словам А.Букейханова, не было «ни одной газеты на казахском языке, нет ни одной типографии» [44,49].

Из малочисленных трудов, которые были напечатаны, наиболее большую ценность представляет книга «Ањшы» («Охотник с птицей»), выпущенная в Казани в 1907 году.

В предисловии к этой книге он писал с любовью о своем народе: «Народ, именуемый казахом, в тюркском Алаше составляет примерно шесть миллионов человек, на севере расположена Россия, на востоке Китай – Шин, на юге – Мавераннахр, заселяющий эту страну кочевой народ подразделяется на три орды, то есть на три жуза…» [33,80]. Автор книги отмечал, что у казахского народа есть особый, высокоразвитый вид искусства – охота с ловчими птицами.

В 1897 году Садвакас Мусаулы составил и подготовил к изданию сборник стихов казахских поэтов, куда были включены также 200 пословиц и поговорок. Среди стихов 17 принадлежали Абаю. Однако этот сборник не был издан, несмотря на то, что С. Шорманов приезжал в Санкт-Петербург, где встречался с профессором П.Мелиоранским, знатоком казахского языка и литературы. В настоящее время данная рукопись хранится в библиотеке имени Салтыкова-Щедрина [45,28].

Он поддерживал тесные отношения с передовой российской интеллигенцией, рос под ее плодотворным влиянием. Через своих друзей Садуакас неоднократно передавал и материалы Чокана в Петербург. Переписка с Г.Н.Потаниным, Н.М.Ядринцевым свидетельствует о продолжении им дел отца и об его беспокойстве и озабоченности за обучающихся казахов-детей, проявлении заботы об их будущем. Так, например, в одном из писем он писал: «Сейчас казахи обучаются в разных медресе. В гимназии учатся 19 детей, в кадетском корпусе – 5, в учительской семинарии – 4 и в техническом – 2. Всего сейчас в Омске обучаются 30 детей, один юноша учится в Петербургском университете. Это – Сырттанов, если это возможно, я прошу Вас встретиться с ним, окажите возможную помощь». В этом же письме он передает поклон Н.М.Ядринцеву [46,60].

В 1903 году под руководством С.Шорманова была открыта русско-казахская школа в Аккелинской волости Баянаульского района (ныне школа им. академика Каныша Сатпаева) [47].

С. Шорманов являлся заступником земляков от произвола и насилия русских чиновников и местной знати. Как и отец, он заботился о подрастающем поколении – будущем степи [48]. Садуакас Шорманов для конца XIX и начала ХХ века был исключительно прогрессивным деятелем и просветителем, чье творчество было направлено на открытие баянаульцам дорогу в образование, приобщение к мировой культуре через кахско-русские школы, исследование культуры, этнографии и фольклора своего народа.


2.4 Нравственно-этические и просветительские взгляды в литературном наследии М.Ж.Копеева (1858-1931)

Во второй половине XIX века, в период демократических надежд и предреволюционной бури начинается творческий путь великого казахского мыслителя, поэта, просветителя, публициста, историка, этнографа и знатока казахской генеалогии Машхур Жусипа Копеева, чье имя долгое время предавалось забвению в силу ярко выраженного религиозного характера его взглядов. Но сегодня следует признать, что мировоззренческие универсалии исламского мира, особенно ярко проявляющиеся в сфере нравственности, нашли глубинное выражение в произведениях М.Ж. Копеева. Исламская религия вошла в языческую среду как часть мировоззренческого ориентира общества, переплетаясь с кочевыми традициями древних верований. Этот процесс вживления нравственной сущности ислама в степную сопровождался сохранением доисламской культовой практики – поколением духам предков, святым, что особенно ярко прослеживается в поэзии средневековых мыслителей, акынов и жырау, чьи творения изучал и бережно собирал М. Ж. Копеев, видя в них бесценное сокровище народного духа, вековой мудрости и ориентир нравственного совершенствования человека [49,221-222].

Машхур Жусип («прославленный Жусуп» - так в свое время назвал его Муса Шорманова, возлагая на него большие надежды) родился в волости Кызылтау Баянаульского округа. Получив образование в медресе хазрета Камара, в 1872 году Машхур Жусип продолжил учебу в медресе Кокельдеш (Бухара). В это время он проявил блестящее знание арабского и персидского языков, литературы и истории этих народов. С 1875 года работал учителем в ауле, активно занимался публицистической деятельностью. Для самосовершенствования, расширения знаний в области фольклора и этнографии он совершил путешествие по Казахстану (1872 г.), Средней Азии (1887-1890г.). В это время он познакомился с выдающимися деятелями культуры Казахстана, Средней Азии, России. Знакомство с русским востоковедом-тюркологом, этнографом В.В.Радловым повлияло на формирование научных интересов М.Ж.Копеева как собирателя казахского фольклора. Им собрана удивительная коллекция фольклора, материалы по казахской генеалогии и истории [50,164-165]. Ему принадлежат лучшие записи произведений поэтов XVIII-XIX в.в., особенно известных классиков, Бухара-жырау, Шортанбая, Шоже.

Творчество М.Ж.Копеева многогранно. Им написаны рассказы, статьи, корреспонденции, заметки, собраны различные варианты казахских эпических поэм, записаны тексты народных сказок, легенд, преданий, изречений, пословиц, обрядово-бытовых песен, политических состязаний малоизвестных акынов. Подвергая анализу те или иные образцы фольклора, Жусуп видел в них источник для историко-этнографических реконструкций. В его записях большое место занимают материалы о происхождении и родовом составе, об окружающей природе, одежде и духовной культуре определенных народов [52,143].

Его перу принадлежат книги «Халахуал» (Наша жизнь), «Сарыарка кімдікі» (Кому принадлежит Сарыарка), «Тіршілікте кµп жасаѓаннан кµрген бір тамашам» (Увиденное за долгую жизнь), поэмы «Ќороглы», «Ер Кµкше», «Ер Саин», «Шайтанныњ саудасы» (Чертов торг) и др. [52]. Произведения М.Ж.Копеева служат оригинальным источником для истории. Они обогащают последующие поколения многообразным колоритом ушедших эпох и позволяют обнаружить невидимые на первый взгляд спонтанные связи казахов с окружающей средой и способствуют определению их роли в едином процессе развития всемирной истории [51,143]. Значительная часть его рукописного наследия посвящена проблемам этики, педагогики, психологии, естествознанию и религии, анализу нравов современного общества. Во многих своих произведениях («Воздавая должное науке», «О сегодняшнем занятии казахов», «Повсюду я спутницу жизни искал», «Письмо» и др.) он затронул многие вопросы общественной, политической и культурной жизни своего времени, говорил о социальном неравенстве, просвещении, свободе слова, назначении искусства.

Лейтмотивом всех произведений М.Ж.Копеева являются проблемы этики [153,248]. М.Ж.Копеев в них отмечает важность знаний в развитии общества. Поэт понимает, как изменился бы мир, если бы его соотечественники научились бы читать и писать. Он призывает не терять попусту свое драгоценное время, найти свое место и цель в жизни.

Молодым – выступай, выходи вперед,

Совершай все деяния в свой черед.

И захочешь – да все уже будет впрок,

Если в юности мощь из тела уйдет.

Убеждение мыслителя, что каждый человек – кузнец своего счастья, неоднократно звучит в его произведениях. Он пишет, что в этом мире каждый человек несет ответственность за свою судьбу, за свою жизнь. Ему надо всегда стремиться творить добро, совершая благие поступки. «Человек неукротимой воли, - пишет мыслитель, - не останавливается на пути к достижению цели, не отказывается от своего стремления, никогда не теряет надежды на успех, не увлекается мелочами, его не сломает лишение» [52,59].

Поэт считал, что образование необходимо не только мужчинам, но и женщинам. При этом важность образования для женщин он подчеркивал особо, поскольку женщины изолированы от внешнего мира и плохо осведомлены о происходящем в обществе. «Если судить по разуму, то для женщины учение более необходимо, - рассуждал Машхур Жусуп, - так как на ней лежит семейная обязанность и из ее рук должно получить первоначальное воспитание молодое поколение. Кроме того, она может повлиять и на мужа, который особенно у нас мало имеет дело с семьей, бродя по промыслам» [54].

Копеев подчеркивал необходимость соединения производственной деятельности с теоретическими светскими знаниями. Он призывал народ извлекать пользу из науки, советовал баям правильно вести хозяйство, опираясь на полученные знания, чтобы не лишиться приобретенного богатства. «Богатство приходит, как девица на той, - аргументировал поэт народной пословицей свои мысли, - а в руках тает, как лед» [55,236].

Судя по некоторым высказываниям М.Ж. Копеева, он утверждал, что нужно жить по-настоящему на земле и не забывать долга перед богом. Хотя жизнь на этом свете Копеев считал «маленьким тоем», а загробную – «большим тоем», он советовал людям неплохо провести и «маленький той» [55,237].

На страницах официальной печати М.Ж.Копеев не мог открыто проповедовать идеи ислама, поскольку это противоречило царской политике обучения национальных окраин и позже антирелигиозному советскому менталитету. Однако в неопубликованных сочинениях, написанных в годы сотрудничества в «Киргизской степной газете», он свободно высказывал свои симпатии исламу. В своих некоторых рукописных статьях и стихотворении «Слова, сказанные Машхуром в возрасте 37 лет», Копеев выступал в роли обыкновенного муллы.

Машхур Жусуп указывал на умение видеть в каждом явлении мира частицу красоты божественного творения, что позволяет осознать многообразие единства бытия, в котором Истина и Добро переплетаются в идее Красоты, поскольку «…мир представляется ему (в исламе) огромной книгой, исполненной символов и знаков (айат), то есть, элементов красоты, взывающих к нашему разумению. Мир состоит из форм, похожих на отголоски застывшей небесной музыки, познание или святость растопляют эти оледеневшие осколки, освобождая в них внутреннюю мелодию» [49,227].

В человеке, как самом прекрасном творении Аллаха из всех явлений природы, усматриваются все задатки эстетических качеств Бога. Но истинная красота не лежат на поверхности, это внутренняя красота, неотделимая от добродетели, не определяемая никакими качествами и свойствами, становится доступной и понятной лишь через призму человеческих отношений и поступков [49,229]. Красота в человеке, согласно М. Ж. Копееву, проявляется в его духовной востребованности другими людьми, его наполненности человечностью, способностью принести свет счастья и пользы своими деяниями не только себе, но прежде окружающим. Ибо истинное предназначение человека он видит в распространении добра.

Ќайырсыз болсањ бєхил, болдыњ терек,

Басќаѓа бір отыннан ќылмас керек.

Зарарлы болсањ ж±ртќа, болдыњ тікен,

Ќыларсыњ жазды µ жапан шµлді мекен.

«Жерінде єр не µзініњ» деген рас,

Еккенмен сусыз жерге, шыќпас жекен [52,84].

Признавая не только божественное прекрасное, но и прекрасное в земной жизни, М. Ж. Копеев говорит об умении самого человека творить красоту. Мысли М. Ж. Копеева созвучны средневековому философу Аль-Фараби, утверждавшему, что «человек способен создавать прекрасное, так как он наделен способностью искать и творить добро. Человек всем своим существом стремится к счастью, к прекрасному в жизни и достигает счастья только тогда, когда ему присуще прекрасное, и он способен к сохранению этого прекрасного» [56,51].

Различение прекрасного и безобразного, доброго и злого свойственно человеку посредством его умственной деятельности. Машхур Жусуп признавал в человеке красоту его ума и способность мыслить. Познание своих желаний и страстей способствует открытию истинной сущности человека, расширенно его внутренней красоты, поскольку этот путь - путь самопознания. В основе раскрытия себя лежит устремленность к самосовершенствованию, к приближению прекрасного идеала.

Согласно М. Ж. Копееву, поиск и стремление к высшим духовным ценностям позволяют человеку стать собственно человеком. Каждый из нас способен к достижению внутренней гармонии и красоты совершенства, поскольку Богом предопределена способность человека к любви, чистоте помыслов и деяний. Самопознание есть единственно верный путь становления высоконравственного человека и именно в этом кроется его божественное предназначение. Познание своей уникальности и неповторимости, открытие своей истинной природы должно проходить, прежде всего, через сердце человека, поскольку тот, кто познал самого себя, таким образом, приближается к познанию Господа своего, поскольку Он сотворил человека по своему образу. Сердце, являясь сокровенным центром человеческой сущности, позволяет человеку соприкоснуться с вечной Истиной и любовью. Прекрасное, согласно мыслителю, это истина первичного начала, только через любовь к нему возможно достижение высот совершенства человека [49,230].

Только глупец может довольствоваться услышанным, не утруждая себя размышлениями, мудрый же стремится к разумному постижению результатов божественной творческой деятельности, доказательному знанию. Они являются главными звеньями философских воззрений мыслителя. «Аќымаќты» тізгіні – ќ±лаѓы. Ѓаќылдыњ тізгіні – кµњілі. Аќымаќ не нєрсені естісе, естігеніне ќанаѓат ќылады, ќатыќтый ќтып, с‰ттей ±йып ж‰ре береді. Ѓаќылды не нєрсені естісе, естуіне ќанаѓат ќылмайды, ѓаќылына салып, кµњілініњ дауалауынасалып, кµњілініњ дауалауына тоќтайды» [52,12]. Знание по Копееву, является средством обретения высокодуховных смыслов жизни.

Будучи проповедником религиозной морали, Копеев, отрицательно отзывался о тех мулах, которые плохо справлялись с задачами духовного воспитания детей. В статье «Обучение грамоте в степи» он рассказывал, что казахи подбирают мулл для детей без учета того, соответствует он назначению или нет. Он критиковал тех мулл, у которых дети после 5-6 лет учебы остаются совершенно неграмотными. Особенно Копеев ненавидел татарских и узбекских мулл, которые по его сообщению, заботятся только о своем кармане. Поэта возмущало то, что представители мусульманского духовенства – муллы, ходжи, имамы – продают свои знания за деньги, лицемерят, подобно лисам, охотящимся за мышами [57].

В неопубликованных сочинениях Копеева встречаются интересные рассуждения по многим отдельным вопросам педагогики и психологии: о пяти органах чувств, о роли мозга и сердца в психической жизни человека, о представлении, сновидениях и языке как жемчужине, выражающей мысли, о воспитании детей в семье, о взаимоотношении детей с родителями и т.д.

Также М. Ж. Копеев в своих сочинениях рассматривал вопрос о беспечности. «Беспечность, - говорил он, - бывает разная, Первый вид беспечности, когда человек совершенно не желает реагировать, обращать внимание на происходящее, извлекать из него уроки, абсолютно безразличен ко всему. Второй вид беспечности, когда человек в одних делах внимателен, осторожен, прилежен, а в других – беспечен. Первый вид беспечности неизлечим от пороков, а второй можно излечить посредством развития ума, воспитания памяти и человечности. Первая беспечность вредна в жизни, а последнюю нельзя считать вредной, поскольку она бывает даже у мудрых людей» [58,189].

Копеев считал, что первый раздел науки о человеке - познание человеком своей природы, строения и функций организма. Второй раздел - этика, цель которой научить человека хорошему поведению. Основные принципы этических правил Копеева вытекают из мусульманской религиозной морали. Третий раздел - выяснение, что такое разум и что такое слово. Разбирая этот вопрос, он утверждал, что «человек, взятый сам по себе, голое существо». Он признается по одежде, которая украшает человека [57].

Согласно точке зрения ученого, разум проявляется в различных формах познания, связанных с деятельностью мозга [58,188-189].

Первой из форм познания Копеев считал орган зрения, который, по его утверждению, находится в контакте со слуховым аппаратом. Зрение человека, как указывал ученый, связано не только с внешним миром, но и с мозгом, в котором передаются образы предметов. Зрение, по Копееву, выступает в роли «переводчика», информирующего мозг о тех явлениях, которые ему не доступны.

Второй формой познания Машхур Жусуп считал способность человека воспроизводить образ однажды увиденного предмета. Это совпадает с понятием представления, которое он сравнивал с секретарем «переводчика», записывающего все, что передается последним.

Третья форма познания - это деятельность мозга, которая контролирует записанное от «переводчика» и определяет его правильность или ошибочность.

Четвертая форма познания по своему содержанию совпадает с интуитивным познанием, или фантазией, с помощью которой человек, согласно поэту-мыслителю, познает увиденное и не увиденное. В этом познании большое значение ученый отводит воображению, относя к нему познание бога, инстинктивное знание пищи, познание своих врагов, инстинкты.

Так, разбирая вопрос об умственной, зрительной и слуховой памяти людей, Копеев останавливался на вопросе о мечтательности, беспечности и вспыльчивости. Он особо подчеркивал роль фантазии в деятельности людей и их умственном развитии. «Мечта, - писал поэт-мыслитель, – не просто слово, это соль, сливки слов. Фантазия – цвет жизни, возбудитель становления прекрасного. Без фантазии человек – это укрощенный осел. Фантазия, думы, мечта развивают разум, расширяют кругозор, возбуждают, волнуют мысли. Такая фантазия толкает людей к человечности, делает их мудрыми, не портит нравы» [58,189]. Копеев одобряет фантазию, считая, что она способствует умственному развитию человека.

Пятую форму познания Машхур Жусуп сравнивал с прокурором, который при желании в состоянии сделать белое черным или черное белым.

Представления М.Ж.Копеева о природе познания эклектические: в них реалистические, стихийно-материалистические моменты переплетаются с идеалистическими и религиозно-мистическими, которые, в свою очередь, имеют определяющее значение. При этом он рационально признавал, что источником человеческого мышления является работа пяти органов чувств, посредством которых мы получаем сведения о внешнем мире. «Подумав, приходишь к мысли, - отмечал Машхур Жусуп, - что человеческое мышление напоминает многоводную реку, образующуюся из пяти больших притоков. Один из них – все видимое, другой – все слышимое, третий – осязаемое, четвертый – обоняемое, пятый – вкус… По пяти каналам чувственных органов в мозг поступает не только чистое, но и наносное» [58,189].

Как видно, мировоззрение Машхур Жусуп Копеева было противоречивым. В своих произведениях он затронул многие вопросы общественно-политической и культурной жизни своего времени, пытался дать современникам советы по ведению хозяйства, критиковал отрицательные проявления в общественной жизни, указывал на этические проблемы социума, указал формы познания и их особенности. Однако религиозное мировоззрение является в его творчестве доминирующим, поскольку его философская концепция основана на триединстве общечеловеческих ценностей Истины, Добра и Красоты. В связи с этим некоторые ученые считают, что творчество М.Ж.Копеева развивается в рамках течения «Зар-заман», другие отмечают связь его творчества с идеями Октябрьской революции, третьи относят его « к умеренному крылу религиозно-мистического течения в общественной мысли Казахстана» [59,714;121,165].

Несмотря на противоречия в творчестве великого мыслителя, мы считаем, вслед за авторами книги «История Павлодарского Прииртышья» [28,81], М.Ж.Копеева последовательным просветителем, взглядам которого была свойственна горячая любовь к народу, ненависть к его врагам. Он считал, что лучшим способом развития народа является просвещение, образование. Машхур Жусип воспевал героические страницы казахской истории, описывал выдающихся исторических деятелей, бичевал эгоистов и корыстолюбцев, колонизаторов и захватчиков. Копеев не только творчеством, но и личным примером призывал народ к просвещению. Яркое подтверждение – судьба его сыновей, которым он дал хорошее по тем временам образование. Например, его средний сын Амен, участник народно-освободительного восстания 1916 года, после установления Советской власти был активным проводником в жизнь декретов Совета Народных Комиссаров республики о ликвидации безграмотности и института калыма. По специальной путевке работал учителем в школе № 4 в г. Ташкенте. Младший сын поэта Фазыл, долгие годы работавший учителем, за заслуги в педагогической деятельности был награжден орденом Ленина [50,165]. В настоящее время творчество М.Ж.Копеева активно изучается в науке, в частности, в Машхуроведении [60,61,62].

Таким образом, подъем в развитии образования Павлодарского Прииртышья в дореволюционный период связан с деятельностью таких выдающихся просветителей, как Мусы Шорманова, Григория Николаевича Потанина, Садуакаса Шорманова и Машхура-Жусупа Копеева. Деятельность всех просветителей была объединены, с одной стороны, идеей обучения детей казахов в русско-казахских школах, в которых важное место отводилось изучению русского языка, и русской культуры, посредством которых возможно приобщение их к мировой цивилизации, с другой, идеей исследования особенностей края, этнографии казахского народа, сохранении родного языка и формирования национального самосознания. Муса и Садуакас Шормановы, тесно общавшиеся с передовыми демократами России, внедряли просветительские мысли в казахский народ, ратовали за обучение детей в казахско-русских школах, внесли значительный вклад в развитие этнографической науки Казахстана. Г.Н.Потанин посвятил свою жизнь изучению географии, истории, быта и культуры Сибири, в том числе и Казахстан, просвещению народов, населяющих эти территории. В своих трудах Машхур Жусуп Копеев рассматривал многие вопросы общественной и культурной жизни казахского народа, призывал к их нравственному просвещению, разработал принципы этических правил и типологию форм познания.


2.5 Педагогическая деятельность Абикея Сатпаева

(1881-1938)
«В основе хороших дел – знания» Эти слова являются основой творческой и педагогической деятельности Абикея Сатпаева, видного педагога Павлодарского Прииртышья, чье имя было запрещено в период тоталитарного режима советской власти.

Родился А.З.Сатпаев в 1881 году в ауле Тендык Баянаульского района Павлодарской области. Его дед аксакал Сатпай возлагал большие надежды на своего внука, и он оправдал их. Его педагогический путь: от преподавателя до первого директора педагогического техникума в Казахстане. Из своей 56-летней жизни 32 года Абикей Зеинович Сатпаев посвятил делу просвещения своего народа. В 1905 году окончил учительскую семинарию в городе Омске и стал работать учителем русско-казахской школы в Баянауле. С 1909 год преподавал русский язык, литературу, историю и географию в двухклассном русско-казахском училище в городе Павлодаре. С 1910 по 1917 годы на протяжении 6 лет работал директором этого училища. Затем стал заведовать школьным отделом областного земского управления в городе Семипалатинске. В 1920 году он возглавил отдел казахской школы Семипалатинского губернского отдела народного просвещения, одновременно преподавал в учительской семинарии. С 1922 по 1927 года работал в должности директора первого казахского педагогического техникума в городе Семипалатинске. В 1928-1931 годы преподавал на рабфаке в городе Омске, в последние годы – в Киргизском педагогическом институте в городе Фрунзе, где преподавал русский язык и литературу. Был расстрелян в годы сталинских репрессий [63].

Абикей Сатпаев вложил все свои силы, знания и опыт в дело становления школы нового типа, разработку и формирование учебно-воспитательного процесса. Работая в должности директора педагогического техникума, являвшегося в то время первым педагогическим центром Семипалатинской губернии, А.Сатпаев активизировал деятельность в области просвещения края по многим направлениям. Техникум вел контроль по проведению учебной, методической и воспитательной работе в школах города и сельской местности. Под руководством Сатпаева была проведена акция по ликвидации безграмотности в аулах: в летнее каникулярное время учащиеся педтехникума направлялись в родные аулы не для отдыха, а для обучения местных жителей. Так, за лето 1925 года силами учащихся были обучены грамоте 3502 человека [64,144].

Помимо этого он активно участвовал в общественно-политической жизни Казахстана. Как отмечает исследователь Ш.К.Сатпаева, Абикей Зеинович был делегатом Всероссийского мусульманского съезда в тот период, когда была актуальна идея объединения тюркских народов и создания культурной и религиозной общности народов Центральной и Средней Азии [65,99]. Он также состоял в партии «Алаш», целью которой, как известно, было национально-освободительное движение. Именно «алаш-ординское» прошлое и происхождение из зажиточной семьи стали главной причиной его гонений, ареста и гибели.

Абикей Зеинович оставил после себя несколько трудов по педагогике. Его статьи «Каким должен быть учитель», «Аѓарту ж±мысында не шара ќолданылуымыз керек» и др. были опубликована на страницах журналов «Тањ» (г. Ташкент), «Сана» (г.Семипалатинск) В них автор рассматривал проблемы просвещения и образования, пути развития казахского народа. Он неоднократно поднимал вопросы о воспитании казахской молодежи, о необходимости расширения их кругозора, воспитания в них таких качеств, как человечность, ответственность, доброта, формирования культуры речи и поведения, умения пользоваться литературным языком.

По мнению А.Сатпаева, для настоящего учителя - воспитателя своих учеников как полноценной личности, могущей реализовать свой потенциал, мало одних глубоких знаний по предмету: «… учителю надо уметь сохранить свое имя и уважение, не ошибиться в конечной цели своего труда, перетерпеть трудности» [66,248]. В задачу учителя, по мысли педагога, входит «заложить в народе хорошее воспитание, глубокие знания», «отшлифовать человеческое дитя наподобие мастера, из чьих рук выходят замечательные и разнообразные поделки», «выводить своих юных учеников на путь владычества над природой» [66,248-249]. «Путь учения, далее рассуждает ученый, - это не купля-продажа, где можно прожить обманом. Этот путь – чистый, незапятнанный путь, признающий лишь чистое стремление и чистый пот. И наша благородная цель – не погасить пробуждающееся в народе стремление и тягу к знаниям. Как ребенка учат ходить, надо вести народ шаг за шагом вперед и радоваться каждому пробуждению души» [66, 249].

В своих трудах А.Сатпаев неоднократно поднимал вопрос о роли языков в воспитании учащихся. Так, на совещании методического бюро губернского отдела народного образования от 31 декабря 1925 года он выступил с докладом о значении русского языка в образовательном процессе: «Я всей душой поддерживаю русский язык. Потому что только через русский язык можно изучить культуру европейских стран. В начальном классе необходимо преподавать на родном языке, а со второго класса изучать русский язык как самостоятельную дисциплину» [67,44].

Дела А.Сатпаева стали продолжением просветительской деятельности великого Абая, считавшего основным путем казахского народа к светлому будущему – получение знаний. Призванием А.З.Сатпаева была преподавательская деятельность, поскольку он не мыслил себя без школы и вне школы. Он считал, что единственный путь к освобождению народа – в просвещении. Это, как отмечалось выше, должно стать основной целью просветителя-педагога. «В наше время, - писал педагог, - мы должны быть слугами и просителями народа, так как наш труд еще не принес результатов. Если мы своим трудом принесем пользу, заложим в народе хорошее воспитание, глубокие знания, откроем глаза на жизнь, то препятствия на пути достижения цели будут ничтожны» [66].

В рассуждениях А.Сатпаева мысль о том, что человек уважающий себя должен прежде всего уважать учителя» [66,248], была подтверждена отзывами его учеников, среди которых много ученых, известных государственных деятелей республики. Они отмечали, что А.З.Сатпаев был редчайшим педагогом, требовательным, интеллигентным, самобытным, обладавшим широким кругозором, разносторонними знаниями, прекрасно пел, танцевал и играл на многих музыкальных инструментах.

Об Абикее Сатпаеве сохранились воспоминания, отзывы его современников, на страницах периодической печати были опубликованы статьи о его просветительской деятельности, о его работе в техникуме. Так, в газете «Ќазаќ тілі» за 1 апреля 1923 года А.А.Асылбеков, крупный государственный и общественный деятель, секретарь областного партийного комитета, позже работавший в Управлении комиссариата народного просвещения Казахстана, говорил о том, что труд Абикея Зеиновича достойно войдет в историю и займет свое место. Он оценивал деятельность А.Сатпаева в качестве директора техникума: «…в городе Семипалатинск есть учебное заведение по подготовке учителей. Здесь обучается около ста казахских детей. Благодаря усердному труду и работе, выполняемой с любовью его руководителем товарищем Сатпаевым, это заведение можно считать одним из лучших в Казахской Республике» [68].

Абикей Сатпаев – наставник и учитель виднейшего деятеля науки, первого президента Академии наук Казахстана Каныша Сатпаева, которого он с ранних лет приобщил к учебе и постоянно занимался его воспитанием. К.И.Сатпаев в анкете Пристонского университета США в 1962 году тепло писал о своем учителе: «…за полученное образование из близких своих считаю обязанным на всю жизнь своему двоюродному брату, старому интеллигенту Абикею Зеиновичу Сатпаеву» [43,156].

Очень тепло вспоминал о Абикее Сатпаеве его ученик, известный ученый Казахстана, академик Алькей Маргулан: «Абикей Сатпаев был одним самых любимых и уважаемых учителей у Каныша Сатпаева. В становлении Каныша как ученого, специалиста немаловажную роль сыграл А.Сатпаев». Далее он писал: «Абикей Сатпаев был одним из самых образованных людей из семьи Сатпаевых. В то время он являлся первым специалистом по русскому языку и литературе. В сегодняшнем Восточном Казахстане, Павлодарском и Семипалатинском областях нет ни одного образованного человека, который не учился у А.З.Сатпаева» [43,156].

Несмотря на стремление советской власти уничтожения светлой памяти и дел в области просвещения репрессированного Абикея Сатпаева, жизнь ученого-педагога не прошла бесследно. Она продолжилась в его учениках К.И.Сатпаеве, А.Маргулане, А.Айманове и др., пронесших в своих сердцах любовь к своему учителю, к знаниям, к науке, и детях Райхан и Раушан Сатпаевых.

Таким образом, вся жизнь Абикея Сатпаева была посвящена просвещению родного края. Сам А.Сатпаев представляет собой эталон педагогической профессии. Им был сформулирована модель учителя новой школы. По его мнению, в преподавании большую роль играет личность учителя, который должен призывать своим примером к знаниям, к стремлению познать культуру своего народа и родной язык и приобщиться к мировой культуре, формировать культуру общения и речи, такие нравственные качества, как ответственность, доброта, человечность и др.


2.6 Психолого-педагогические и нравственно-этические

проблемы в творчестве

Султанмахмута Торайгырова (1893-1920)
С. Торайгыров – просветитель, педагог, мыслитель и поэт-демократ, оставивший после себя богатое поэтическое наследство и оказавший большое влияние на развитие общественно-философской и психолого-педагогической мысли в начале XX века.

Будучи выходцем из разорившейся знатной семьи, Султанмахмут не имел возможности получить систематическое и разностороннее образование. Первоначальное образование получил у аульного муллы, затем в 1912 году в медресе г. Троицка. В 1913-1914 годы был литературным сотрудником журнала «Айкап», на страницах которого впервые выступает как поэт, публицист и литературный критик. Осенью 1914 года он попытался продолжить образование в г.Семипалатинске, однако за неимением средств он не смог учиться. Затем он работал учителем в Катонкарагае и Зайсане. В 1916-1917 годы учился на краткосрочных курсах в г. Томске. В этот период он активно изучает историю, философию и географию, творчество русских писателей. С 1917 года был принят в партию алашординцев. В 1918 году возвратился в Баянаул, где продолжил преподавательскую деятельность в аульной школе [69]. В этот период стал организатором кружка «Шон» с целью призвания молодежь к знаниям и культуре. Большое значение Султанмахмут придавал самообразованию в процессе формирования себя как личности. Выражение поэта «Я бы солнцем взошел над землей, озарив родные края» [70,5] характеризует все его творчество.

Наследие Торайгырова, богатое просветительскими идеями, - это художественная летопись в жизни современного ему казахского народа с ее сильными и слабыми сторонами. Его перу принадлежит ряд поэтических работ, в которых он говорил о важности и пользе знаний и культуры, особенностях нового образования, о труде и религии, о традициях, обычаях и быте казахского народа. Широко известны поэмы «Бедняк», «Заблудившаяся жизнь», стихотворения «Учение», «Слепой монах», «Религия», «Думы ученика», «Айт», «Кµш», критические статьи: «О казахских сборниках стихов», «Песни и их исполнители», «Система обучения среди казахов», роман «Камар-Сулу» и другие.

Круг психолого-педагогических идей С. Торайгырова разнообразен и многогранен. Он придавал большое значение роли родного языка как главного источника и средства в воспитании членов общества. Им предложены ценные советы для учителей и родителей о способах обучения родному языку, приобщения к его богатству, формирования речевой культуры подрастающего поколения. Большой интерес представляет своеобразная периодизация возрастов человеческой жизни. Поэт отмечал важность организации семейного и школьного воспитания казахских детей [71].

В начале XX века Султанмахмут Торайгыров одним из первых принимает эстафету казахского просветительского движения и активно вмешивается в общественную жизнь. Жизнь его – это горение и непрерывные искания, борьба за просвещение родного края. Мысль о важности просвещения ярко выражена в его стихотворении «Я стану человеком»:

Я стану человеком, если буду жить.

Чем быть невеждой темным, мне лучше не быть,

Спокойней будет в могиле сырой,

Чем на свете белом никчемным ходить.

Народ мой, я сын твой, мечтающий о свете,

Готов я даже солнце достать планете.

Не останусь незаметной звездой,

Во тьме я должен светиться полной луной [72,205-206].

Идея просвещения является лейтмотивом и других его поэтических произведений. Так, стихотворение «Клятва жизни» является автобиографическим и одновременно может быть отнесено к каждому, желающему учиться:

Клянусь я именем бога,

Что выучу русский язык,

Не легка к нему будет дорога,

К трудностям я привык.

Пусть лучше проглотит земля,

Чем невеждою останусь я.

Историю выучу, географию тоже,

Они не оставят меня.

Чтобы чашу знаний выпить до дна,

Мне сила и воля богом дана.

Ученым я стану до тридцати,

Меня не устроит сытость одна,

Для этого надо трудиться,

Труд счастье приблизит ко мне [72,206].

В последних строках стихотворения звучит мысль о двух видах пищи, необходимых для человека: материальной и духовной. Так, в работе «Социализм» он отмечал, что первую (материальную) пищу обеспечивает наука, улучшающая наш быт, вторая пища служит человеческой совести, делает человека нравственным [73,205].

Одной из центральных проблем, интересовавшей поэта, являлась проблема личности, что было связано с его мечтой о преобразовании общественной жизни на новых социальных началах, о воспитании высоконравственного и всесторонне развитого человека. С.Торайгыров считал, что морально-психологические особенности человека складываются в процессе активной деятельности самого человека.

То добро, что в жизни вкусил

Или зло, что в жизни вкусил, -

Все зависело от тебя,

От стремлений твоих и сил.

Не судьба играла тобой,

Ты добро и зло заслужил! [70,41].

В эпиграфе к поэме «Бедняк», как отмечает исследователь К. Жарикбаев, указаны факторы, влияющие на формирование личности: «Основное философское кредо поэта-мыслителя: в формировании личности решающую роль играют жизненные обстоятельства, условия среды и активное действие самого человека» [74,90]. Поэт писал: «Все, что существует в мире, есть результат известных действий, условий и среды. Человек может творить эти условия, что и отличает его от животных. На этом основано все, что изобретено человеческим умом» [75,192].

С.Торайгыров в поэме «Заблудившаяся жизнь» предложил своеобразную периодизацию возрастов с характеристикой, содержащей психологические моменты, на каждый период. Он разделяет весь жизненный путь человека на четыре этапа: младенческий возраст (от рождения до 15 лет), молодость (от 15 до 30 лет), период зрелости (от 30 до 60 лет) и старость. Мысль о возрастной периодизации была одной из первых в истории развития казахской психолого-педагогической мысли [75 ].

По мнению поэта, психика человека формируется в результате воздействия явлений реального мира на организм. Возникновение психической жизни немыслимо без внешних раздражителей. Его психологические взгляды материалистичны: «С ростом и развитием тела растет и развивается душа», «Душа постепенно пополняет свое содержание: чем богаче душа, тем человек больше познает мир».

Наиболее полно им изучено такое проявление психической жизни человека, как чувства. С. Торайгыров пишет: «чувства человека многообразны, их оттенками люди отличаются друг от друга; даже у одного человека в различный период его жизни (в детстве, в молодости, на старости лет) одни и те же чувства проявляются по-разному» [76]. С.Торайгыров считает, что настоящее произведение искусства с глубоким идейным содержанием способствует развитию возвышенных чувств. Высокохудожественное произведение искусства, пишет поэт, воспринимается всеми чувствами человека и «вызывает в нем глубокие чувства: сострадание и любовь, гнев и ненависть», «очищает мрачную душу и исцеляет страдания людей», «делает добрее и лучше» [71,92].

Большое значение играет, наряду с воспитанием и обучением, природные задатки, заложенные в каждом человеке от рождения. Но для их выявления и развития, отмечает поэт, необходимы определенные условия:

Талант требует постоянного ухода,

Его надо лелеять, как младенца.

Как жаль, что он сейчас теряется

Где угодно у нас [74,168].

По мнению С.Торайгырова, талант имеет большую ценность и может служить своему народу только в том случае, если он находится в синтезе с обширными знаниями и практическим опытом:

Без знания талант как камень,

Никакой пользы человеку не принесет [74,67].

Одним из главных путей возрождения казахской нации поэт видел в выявлении талантов, призванных просвещать народ. Он верил, что для достижения культурного прогресса нужны культурные, гуманные и интеллектуальные личности. В современном казахском обществе очень много талантов, живущих в бедности и занимающихся бессмысленной серой работой ради куска хлеба. Поскольку будущее казахского народа за талантами, необходимо помогать им и давать возможность для реализации их потенциала во благо своего общества [77].

У педагога-самородка сложились собственные педагогические взгляды. Он критикует религиозное обучение в мусульманских школах, вскрывает его никчемность и вред. Критикуя методы обучения в мусульманских школах, он говорит о приоритете светского образования: «Для усвоения знаний необходимо иметь ясный ум и прилежание; зубрить, не понимая сути умом, - бесполезное дело, наука под силу лишь способному и старательному, знания не являются достоянием спесивых и невежественных богачей» [73,205].

Он ратует за реальное обучение, призывает казахскую молодежь обучаться в русских школах, изучать русский язык. С.Торайгыров считает, что учитель должен доступно объяснять урок, методы учителя должны развивать у ученика желание учиться. В одной из своих публицистических работ он определяет задачу перед учителями русско-казахских школ: «Теперь с удвоенной силой нам нужно учиться по-новому, осваивать знания и ремесла». По его мнению, путь к науке лежит через глубокое познание русского языка, поскольку в то время это был единственный способ приобщить казахский народ к достижениям научной мысли европейской цивилизации [71;149].

Одновременно большую роль в обучении и воспитании молодого поколения С.Торайгыров придавал родному языку – основному источнику, фактору и средству формирования личности. Он отмечал в поэме «Айтыс», что казахи в древности ощущали гармонию с родной речью, соблюдали национальные традиции. Им были свойственны высокая нравственность, высота чувств, чистота помыслов. Современное общество, по мнению поэта, нравственно деградирует. Причина деградации – отрыв казахов от национальных корней и языка, утраты чистоты братских взаимоотношений и милосердия [78].

В рассуждениях о родном языке С. Торайгыров выступал против засорения казахского языка «чужеродными неуклюжими выражениями», «творения» таких авторов были «скроены из лоскутков, из обрывков мыслей». Он с возмущением критиковал работы подобного рода: «Во многих книгах, написанных по-казахски нет и признака казахского духа. В них какой-то смешанный язык, а по своему слогу они напоминают бабий крик… Казахский дух пришит к ним, как кусочек кожи к заднику сапога» [70,158-159]. Поэт осуждал учителей, пренебрегающих родным языком, и указывал, что такие горе-наставники жертвуют не только умственным, но и морально-психологическим развитием детей [7,32].

Великому поэту принадлежит ряд значимых идей по отдельным вопросам методики обучения. В своей статье «Как обстоит дело с образованием и обучением казахов?», опубликованной в журнале «Айкап» в 1913 году, он дает предложения по реорганизации системы обучения казахской степи. По его мысли, необходимо всеобщее обязательное обучение, введение новых форм и методов обучения, улучшение материальной обеспеченности школ, издание новых учебников на казахском языке и др. [79,86]. Он подчеркивает, что расширить кругозор учащихся, пробудить их познавательную активность, развить мышление может только многостороннее светское образование, включающее изучение дисциплин гуманитарного и естественно-природоведческого характера (например, химия, физика, география, история, русский язык и др.).

По мнению поэта, в развитом обществе образование не должно знать женской дискриминации. В поэме «Знакомство» С.Торайгыров пишет: «Образование должно стать доступным как женщинам, так и мужчинам в равной мере. Обучение проводить не раздельное, а совместное – девочек с мальчиками, начиная с семи лет» [70].

Поэт-мыслитель придает огромное значение семье в обучении и воспитании ребенка, отмечает влияние окружающей среды на обучение и воспитание. Эти два понятия он не разделяет, а рассматривает как единое целое. «Воспитание – это не обучение, а обученные дети – воспитанные дети» [80].

Таким образом, С.Торайгыров является одновременно продолжателем народных и абаевских традиций в литературе в новых условиях общественной жизни и новатором психолого-педагогической мысли в организации образования казахского народа. Он считал важным в развитии науки и просвещения изучение родного языка – важного источника и средства воспитания общества и русского языка – единственного способа приобщения к научной европейской мысли и культуре. В психолого-педагогических заметках С.Торайгыровым предложена оригинальная, одна из первых периодизация возрастов с характеристикой каждого периода, содержащей отдельные психологические моменты, рассмотрены вопросы о методике преподавания в школе.
2.7 Психолого-педагогическое наследие

Жусупбека Аймаутова (1889-1931)
Ж. Аймаутов – один из основоположников казахского романа, поэт, переводчик, драматург, талантливый педагог.

В 1914 году окончив школу, поступает в Семипалатинскую учительскую семинарию. Здесь, в Семипалатинске, Жусупбек занимается активной общественной деятельностью, пробует писать, участвует в литературных вечерах, в любительских спектаклях. В 1918 – 1919 годах он редактирует журнал «Абай» и газету «Сары Арка». В журнале «Абай» публикуются его статьи и очерки. В этот период принимает участие в деятельности «Алаш Орды», но немного позже переходит на сторону Советской власти. С 1923 года Жусупбек Аймаутов приступает к педагогической деятельности. Он принимал активное участие в работе учредительского съезда Советов Казахстана, был избран членом коллегии Наркома просвещения молодой республики, директором Чимкентского педагогического техникума. Ж.Аймаутов был арестован в 1929 году, в период первой волны политических репрессий, а в 19312 году был расстрелян [81,122].

Ж. Аймаутов был одним из первых писателей, глубоко освоивших в казахской литературе принцип построения романа. Его перу принадлежат романы «Карткожа», «Акбилек», повесть «Вина Куникей», а также множество рассказов и стихов. Важно отметить, что драматургия в богатом литературном наследии Аймаутова занимает основное место. Так, например, получили большую известность пьесы «Канапия-Шарбану», опубликованная в Москве в 1926 году, и «Шернияз», посвященная Султанмахмуту Торайгырову. Историческим фактом является то обстоятельство, что он был одним из первых режиссеров-постановщиков собственных произведений и пьес своих коллег драматургов.

Также писателем переведены с русского на казахский язык литературные произведения русских классиков А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого, Н.В.Гоголя, А.М.Горького и произведения мировой литературы У.Шексира, В.Гюго, Г.Мопассана. В 1925 году Ж.Аймаутов написал статью «О переводе» и попытался разработать теоретические основы перевода в казахской литературе [81,125]. Следует отметить, что Ж.Аймаутов посвятил много времени агитации и пропаганде литературного наследия прошлого и настоящего. Например, он написал творческую биографию С.Торайгырова, приготовил к выпуску сборник произведений поэта, вышедший в свет после гибели Ж.Аймаутова в 1933 года.

В нашем исследовании Ж. Аймаутов интересует нас как автор оригинальных исследовательских работ по педагогике и психологии. В 1924 году он издает учебное пособие «Педагогическое руководство» для учителей четырехлетних и семилетних школ, для слушателей педагогических учебных заведений. В 1926 году были изданы две книги по психологии: «Психология и выбор профессии» и «Психология» (учебное пособие). Позже в Кызыл-Орде выходит книга «Методы комплексной системы преподавания» [82,83,84,85].

В «Педагогическом руководстве» Ж. Аймаутов разрабатывает основные вопросы дидактики, дает определение данному разделу педагогики: «Дидактика – это раздел педагогики, разрабатывающий правила и законы обучения, пути и методы усвоения знаний… Она охватывает общие пути и способы обучения всем предметам. Частная дидактика исследует методику обучения и рассматривает вопросы конкретного применения общедидактических правил и принципов по отдельному предмету… В процессе обучения теория и практика должны тесно переплетаться, дополнять друг друга и соответственно развиваться» [86,281].

Согласно исследованиям К.Жарикбаева, Ж. Аймаутов в своем учебном пособии раскрывает содержание таких дидактических принципов, как системность, последовательность, наглядность, доступность, прочность усвоения знаний. Тем самым подчеркивает значение их соблюдения для нравственного воспитания детей; выявляет такие закономерности нравственного формирования личности, как единство обучения и воспитания; единство воспитания и самовоспитания; единство всех видов воспитания; зависимость воспитательного воздействия от авторитета и мастерства воспитателя [159].

Исследователь Э.А. Урунбасарова отмечает, что значительное место в теории Ж.Аймаутова занимает воспитательный аспект процесса обучения. Определяя воспитательные функции многих предметов, Ж. Аймаутов в «Педагогическом руководстве» дает ценные рекомендации, способствующие эффективному решению не только задач обучения, но и нравственного формирования детей, учитывающие их возрастные и психологические особенности. Например, о природоведении: «программы по природоведению надо разрабатывать в соответствии с восприятием детей, чтобы они самостоятельно познавали окружающий мир и природу. Программа по природоведению должна строиться на местном материале, соответственным должен быть и учебник. Уроки должны быть тесно увязаны с ежедневно встречающимися детям явлениями и знакомыми им понятиями. Человеческая жизнь проходит среди определенных предметов и вещей. Задачи школы, прежде всего, заинтересовать детей окружающими предметами и явлениями природы и привить любознательность. Такое обучение приближает школу к местной жизни, создает благоприятный психологический контакт. Для ребенка самое дорогое и близкое понятие – родная земля, поэтому ему очень интересно изучать край и явления природы. Такая система обучения придает глубокое содержание окружающей природе, прививает любовь к ней, помогает осмыслить ее, и ребенок начинает более пристально вглядываться в окружающий мир, и жизнь общества; легко решает возрастающие проблемы и находит практическое применение полученным «знаниям» [78,98].

Изучение языков, по мнению ученого, важно как в познавательном плане, так и в нравственном формировании личности. «Огромно значение языков и в воспитании человека, так как серьезное и глубокое изучение языков способствуют познанию древней культуры и мировоззрения этих народов. Наряду с изучением чужого языка человек познает духовный мир народа. Познание мировоззрения и различных сторон жизни других народов обогащает ум человека. Познание другого народа погружает в мир его чувств и мыслей, открывает богатство его души»[78,97]. Так, например, изучение древних языков, пишет педагог, позволяет знакомиться с наукой, искусством, культурой и литературой многих народов, а также способствуют исследованию истории науки.

Значительное место в обучении и воспитании детей, по справедливому мнению Ж.. Аймаутова, принадлежит такому предмету, как родной язык. «Родной язык, - писал ученый, - словно зеркало, отражает многовековую душу народа и представляет собой тот могучий и вечный ствол, от которого духовно крепнет, развивается и обогащается народ, язык народа является сокровищницей, отражающей пережитые эпохи, передающей из поколения в поколения его думы, чаяния, нравственные и духовные ценности»[86,282]. Изучение родного языка предполагает, в первую очередь, усвоение глубокого смысла слов, овладение речью, умение понять и излагать мысли, думы и чувства.

Ж. Аймаутов совершенно правомерно считает, что в духовном и умственном развитии человека огромное значение приобретает история, потому что изучение истории пробуждает у детей интерес к прошлому, к жизни различных народов, их вкладу в развитие человеческой цивилизации, учит их находить взаимосвязи прошлого и настоящего. Он говорит о необходимости изучать историю в тесной взаимосвязи с другими учебными предметами, например, с географией и литературой.

Значительное место в общеобразовательной школе, считает Ж. Аймаутов, должно занять преподавание искусства, способствующее не только эстетическому воспитанию человека, но и его духовному формированию. Поскольку в культурном развитии человечества искусство играет особую роль, - пишет ученый, - то оно (искусство) занимает особое место в общеобразовательной школе. Для духовного обогащения личности школа должна в каждом ребенке пробудить стремление и интерес к искусству, развивать их творческие способности [86,282-284].

Обращая внимание на условия эффективного проведения уроков, ученый имеет в виду и важность их соблюдения для формирования морального облика учащихся, особенно таких, как «заинтересовать учеников вступительной беседой и заострить их внимание на теме урока, поддерживать интерес и внимание к изучаемой теме посредством заготовленных заранее вопросов; стремиться проводить уроки живо и увлекательно, используя удачные сравнения и сопоставления, избегая скучного и однообразного материала»[88]. По мнению Ж. Аймаутова, требования к учителю, а именно увлеченность своим предметом, стремление заинтересовать им, владение методом логического мышления, имеют большое значение для решения не только дидактических, но и воспитательных задач.

В «Педагогическом руководстве» Ж.Аймаутов показывает воспитательные возможности не только учебного процесса, но и внеклассных мероприятий, школьных праздников и вечеров. Это, по мнению ученого, играет роль в процессе формирования личности школьника: «вообще-то полезней проведение массовых мероприятий, вовлечение в праздничную программу всех детей, так как индивидуальные выступления могут невольно породить у детей хвастовство и чванливость» [88,99].

Ж.Аймаутов предлагал изменить учебные программы школы с учетом местных условий и поднять значение учебных предметов, посвященных изучению родного края [86,284].

Образование, по мнению Ж.Аймаутова, должно преследовать две основные цели: увеличение и приумножение знаний, а также развитие мышления. [86,281]. Задача воспитания – выявлять и развивать положительные качества и устранять отрицательные, поскольку в каждом ребенке заложены различные способности – и хорошие, и плохие 89,292].

На основе характеристики особенностей воспитания в Древней Греции, Древнем Риме, анализа педагогической мысли древнегреческих ученых и философов Сократа, Аристотеля, педагогического наследия классиков мировой педагогики Я.А.Коменского, Д.Локка, И.И.Руссо, И.Г.Песталоции и др. Ж.Аймаутов приходит к совершенно справедливому мнению о том, что воспитание – ведущий фактор формирования личности и ее нравственного совершенствования [90,69]. «Человек, казалось бы, во всем достиг совершенства, - отмечал Ж.Аймаутов, - он летает как птица, плавает как рыба, приближает далекие расстояния и проясняет туманные загадки природы. И в то же время не расстается со звериной злобой, убивает друг друга. Почему? Дело в том, что человек до сих пор не стал рабом воспитания, а все еще остается рабом природы, т.е. своих диких инстинктов. В таком случае как им будет руководить ясный ум и как все общество, все люди станут воспитанными» [91,10].

Эффективность воспитательных воздействий на ребенка проявляется в том, как он использует свое свободное время: свобода – это активная и разносторонняя деятельность. Если ребенок вне школы придерживается полученных наставлений, то, значит, воспитание достигло своей цели. Конечная цель правильного образования и воспитания, пишет ученый, заключается в подготовке выпускников школ к самостоятельному пониманию и осмыслению окружающего мира, умению использовать полученные знания в практической жизни.

Книга «Психология» написана в форме учебного пособия. Аймаутов-ученый отмечает в своем труде, что подрастающее поколение нельзя воспитывать только с оглядкой на достижения Запада. По его мнению, основу воспитания должно составлять формирование национального самосознания и изучение национальной культуры. В ней 12 глав, каждая состоит из 8-10 параграфов.

В первую главу «Что такое психология и что она изучает» входят следующие параграфы: «Рационалистическая психология», «Экспериментальная психология», «Психология и религия»[92].

Вторая глава посвящена методам психологического исследования: анкетирование, беседа и наблюдение, вариационная статистика.

В третьей главе «Психика сознание» речь идет о психофизиологических проблемах: о раздражительности и чувствительности организмов, об инстинктах, навыках живых организмов. А также излагается учение о рефлексах (о рефлекторной дуге), о происхождении и развитии сознания. Отдельно выделены вопросы социальной психологии.

Четвертая глава освещает анатомо-физиологические основы психики: о нервной системе, о ее функциях, о возбуждении и торможении, об анатомо-физиологических устройствах органов чувств.

Об эмоциях, чувствах и о выразительных движениях человека рассказывается в пятой главе.

В шестой главе анализируются познавательные процессы личности, проблемы ощущения, представление и память, принципы ассоциации, внимание и интерес.

Видам восприятия посвящена седьмая глава.

В восьмой излагается проблема соотношения понятий и слова, мышлении и речи, анализируются формы мышления.

Девятая глава посвящена волевым процессам.

Десятая знакомит с проблемами сна, сновидений и гипноза.

В одиннадцатой главе исследуется психологические основы поступка, проступка и привычек.

Последняя глава посвящена проблемам психики и географической среды, психологии и нравственности, этнопсихологическим проблемам; отмечается влияние на психику людей культуры, языка, обычаев и традиций, фольклора и искусства [92].

Работа Ж. Аймаутова «Психология и выбор профессии» по объему небольшая. Главная идея книги – помочь молодежи правильно выбрать профессию. «Самым огромным злом для общества, - утверждает педагог, - является то, что не каждый умеет найти свое место в жизни» [93,295]. Автор подчеркивает, что для правильного выбора профессии немаловажную роль играет самовоспитание воли и характера, темперамента и способностей.

Проблема выбора профессии исследовалась как важнейшая педагогическая проблема. По этому поводу он писал: «Человек – существо высокого порядка, которому надо предоставить и волю, и выбор. Он призван к творчеству, определенному ремеслу с момента своего появления на свет. То есть каждый проявляет наклонности, талант, цель к чему-то определенному. Один проявляет способности к обучению детей, другой к тачанью сапог, третий – к руководству, кто - к скотоводству, кто – к военному делу, кто - к перу, кто – к врачеванию, кто – к торговле, кто – к ораторству, к разбору тяжб» [93,295].

В своей работе Ж. Аймаутов ясно высказывает мысль о заинтересованности и общества, и человека в работе по способностям, то есть в том, чтобы дать обществу максимум того, что каждый член общества, вообще может дать. Потому что считает необходимым: в первую очередь каждому человеку нужно выбирать профессию, соответствующую его психофизиологическим особенностям, интересам, склонностям и возможностям, от которой в последующем мог бы получать моральное удовлетворение и повышение активности. «Если каждый в силу своих способностей отыщет свое место и будет трудиться именно там, тогда он принесет немалую пользу и себе, и обществу. Человек, нашедший свое место, и трудится с большой отдачей, и живет в достатке. Трудность в том, что не каждый может сразу определиться в выборе профессии. Большинство людей бросается то в одну, то в другую сторону, а бывает и всю жизнь не могут определиться, и время теряет впустую. Мало того, что труд людей, не определившихся в выборе профессии, не плодотворным, так еще из-за внутренней неудовлетворительности за свое дело приписывают все превратности жизни персту судьбы, тягостно и несчастливо влача свои дни» [93,295].

«Методы комплексной системы преподавания» Ж.Аймаутова – это по существу одно из первых учебных пособий для школ, написанных на казахском языке. В нем автор, используя собственный педагогический опыт и литературу на русском языке, предлагает интересные методы и приемы обучения детей. Все выводы и рекомендации в учебном пособии основаны на современных автору образовательных концепциях [7,41;94].

Труды Ж. Аймаутова представляют интерес не только для истории педагогической и психологической науки, но они ценны в плане создания национальной терминологии, в разработке отдельных психолого-педагогических проблем наших дней. Эти труды глубоко созвучны с современными задачами этих наук.

Ж. Аймаутов является автором первых психолого-педагогических публикаций на языке тюркоязычных народов Востока. Ученый отмечал, что в практике преподавания и воспитания большую роль играют родной и русский языки, способствующие познанию древней культуры и менталитета своего и других народов, исторические и краеведческие дисциплины, учет дидактических принципов, таких, как системность, последовательность, наглядность, доступность и др. Особо Ж.Аймаутов подчеркивает важность правильного выбора профессии учащимися. Особо значимыми являются этнопсихологические толкования различных аспектов казахской литературы и лингвистики. Он подлинный создатель литературных норм казахского языка, его национального колорита и эстетических красок, изящества стиля.

2.8 Сабит Донентаев – педагог-просветитель

Павлодарского Прииртышья (1894-1933)

Сабит Донентаев, казахский поэт, публицист, демократ, педагог, родился в 1894 году в ауле «№ 4 Аксуйской волости Семипалатинской губернии в семье крестьянина-бедняка. С 1910.г. учился в аульном медресе, затем в новометодной школе г.Павлодара. В период обучения он овладел русским языком, активно читал газеты и журналы на татарском и казахском языках, начинал писать свои первые стихи. Познакомился с произведениями Абая, Габдуллы Тукая, баснями Крылова, переводами восточной классики и образцами казахского фольклора. Позже им будут переведены на казахский язык многие произведения Крылова, Г.Тукая и некоторых восточных классиков. В 1913-1916 г.г. работал учителем в аульной школе. В 1916 г. перешел работать на шахту. В 1917 г. поступил на учительские курсы в г. Семипалатинске. В 1919-20 г.г. он состоял в органах аульного Совета, в органах просвещения и в суде. По рекомендации уездного ревкома в 1920-1922 г.г. он работает в должности председателя народного суда в Аксуйской волости. В 1924-1933 г.г. являлся сотрудником газеты «Ќазаќ тілі», где публиковал свои стихи, статьи, и журнала «Айкап», где в то время работал С.Торайгыров. В 1929 г. был принят в Союз пролетарско-крестьянских писателей Казахстана. Первое стихотворение С.Донентаева «Моя мечта» было опубликовано в 1913 г. в журнале «Айкап». Первый сборник стихов «Мелочи жизни» вышел в 1915 г. в Уфе [95].

Творчество Сабита Донентаева можно разделить на два периода: дореволюционный (просветительско-демократический) и послереволюционный (советский). Основными произведениями первого периода творческой деятельности поэта являются «Мое положение» (1914), «Тоскуя по детству» (1919), «Кому принадлежит эпоха» (1914), «Девушка Джамиля» (1915), «Постановление» (1916) и др., в которых преобладали идеи просветительства, социальной несправедливости и освобождения от царского режима. С.Донентаев, развивая литературные традиции Абая, создал ряд новых форм казахского стихосложения.

Во многих своих произведениях («Ум», «Сердце», «Душа и тело», «Детство» и др.) С.Донентаев дает интересные психолого-педагогические размышления о детях, молодежи, об их морально-психологических качествах. Так, в стихотворении «Детство» поэт отмечает психологические особенности детей дошкольного возраста. В стихотворении «Ум» он выступает против религиозно-мистического представления о предопределенности судьбы человека, говорит об особенностях его психологии.

Второй период творчества С. Донентаева включает такие произведения, как «Заря истории» (1924), «В шесть лет» (1926), «Свободная Айша» (1926) и др., основными темами которых являются революционные события, равноправие женщин, коллективизация в аулах, культурная революция и просвещение народа.

Так, в некоторых своих стихотворениях С.Донентаев пишет, что одна из главных задач поэта и деятеля культуры – духовно-нравственная поддержка своего народа:

Труд ваш не пропадет даром;

Будьте поддержкой слабым,

Подайте руку, помогите,

Пусть выйдут из пекла обгоревшие…[95].

Проблемам просвещения и образования казахского народа посвящены многие публицистические произведения, фельетоны и очерки Донентаева: «Надо усилить печать» (1924), «Неграмотные не должны стоять в наших рядах» (1924), «Из истории калыма и многоженства» (1925), «Как понимать равноправие женщин» (1924), очерки «Оба были правы» (1925) и др.

В статье «О казахских женщинах» Сабит Донентаев поднимает проблему о положении женщин-казашек в обществе. Во введении статьи Донентаев затрагивает вопрос о необходимости развития в человеке его способностей: «Задатки, имеющиеся в человеке, растут и развиваются при помощи воспитания. Вне воспитания они понижаются или исчезают совсем… Для того, чтобы дать человеку воспитание, соответствующее его природе, необходима свобода». Затем он справедливо отмечает, что «добиться для женщин свободы, которая имеется у мужчин» - долг общества, поскольку воспитание возможно, если есть свобода. Пока бытует мнение, что «учение развращает женщину», - отмечает автор статьи, - женское обучение будет только на словах [96,311].

Лучшие произведения С.Донентаева включены в школьные хрестоматии. С начала 50-х г.г. ХХ в. стали издаваться его произведения в отдельных сборниках стихов, академических однотомниках.

Таким образом, С.Донентаев считал, что культурная революция в Казахстане возможна через просвещение казахского народа. Для культурного подъема страны, по мнению поэта-публициста, важно решить вопросы равноправия между мужчинами и женщинами, развивать задатки и способности человека, дать молодежи правильное воспитание.


2.9 Просветительская деятельность

Кошмухамеда Кеменгерова (1896-1937)
Кошмухамед Кеменгеров, писатель, драматург, филолог, историк, журналист, общественный деятель, педагог, родился в 1896 году в Баянаульском районе Павлодарской области. После окончания приходской школы и двух классов ветеринарно-фельдшерской школы в 1913 году он поступил в Омскую сельскохозяйственную школу. В 1920 году Кеменгеров стал работать учителем биологии и химии на курсах подготовки педагогических кадров в Кызылжаре-Петропавловске. В этом же году он зачислен на зооветеринарный факультет сельскохозяйственного института, позже переименованный в Западно-Сибирский медицинский институт. В 1924 году, в конце третьего курса, Кошмухамет перевелся на медицинский факультет Ташкентского Средне-Азиатского университета. В 1924-1930 г.г. преподавал казахский язык и литературу на рабфаке этого же университета и в Высшем военном училище. Позднее поступил в заочную аспирантуру. В 1930 году по ложному обвинению К.Кеменгеров был арестован и заключен в тюрьму на два года. Затем отбывал ссылку на Украине. Только в 1935 году он приехал в Омскую область [97;66,330].

С первых лет работы в школе он не стал ограничиваться только преподавательской деятельностью, участвовал в организации общего и специального образования, создании школ, внес большой вклад в формирование содержания образования и в развитие литературы. Жизнь, книги и статьи Кеменгерова были рождены интересами времени, интересами строительства новой жизни. Кошке Кеменгеров неоднократно писал о необходимости серьезных знаний, остерегал от скоропалительных решений, вскрывал зло землячества, круговой поруки, кумовства, бюрократизма, призывал к компетентности, вдумчивости, тактичности [98].


следующая страница >>


izumzum.ru