Изба. На лавке лежит Касьянов. Входит Голова - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Изба. На лавке лежит Касьянов. Входит Голова - страница №1/1

Александр Молчанов
Снега нет
Народная драма
Действующие лица:
Касьянов

Голова


Дачник

Дальнобойщик

Милиционер

Разбойник

Колдунья

Брюнет


Жанна

Телеведущая

Брюнетка

Блондинка

Любовь Слезка, чиновница

Президент

КАРТИНА 1

Изба. На лавке лежит Касьянов. Входит Голова.


ГОЛОВА. А если бы загорелся магазин?

КАСЬЯНОВ. Пускай горит.

ГОЛОВА. Вот съешь тебя Аллах!
Голова выходит, через секунду возвращается.
ГОЛОВА. Сгорит магазин – чего ты жрать будешь?

КАСЬЯНОВ. Я не хочу жрать.

ГОЛОВА. Три дня тут лежишь и не хочешь жрать?

КАСЬЯНОВ. Не хочу.

ГОЛОВА. Ничего, природа свое возьмет. Ты жрать не хочешь – организм захочет.

КАСЬЯНОВ. Организм тоже не хочет.

ГОЛОВА. Нельзя же тут лежать всю жизнь?

КАСЬЯНОВ. Почему?

ГОЛОВА. Потому что надо работать. И, главное, что там той работы? Начать да кончить. Хотя накопилось, конечно, за три дня…

КАСЬЯНОВ. Не хочу работать.

ГОЛОВА. Касьянов, ты пойми меня правильно. Работник ты никудышный. Прямо скажем, дерьмо работник. Но если ты один забьешь на работу – остальные тоже посмотрят и скажут – а, иди оно все синим пропадом. И тоже не будут работать. А вот это уже полная катастрофа и революция. Может, ты выпить хочешь?

КАСЬЯНОВ. Не хочу.

ГОЛОВА. Ты только представь – все перестали работать. Самолеты не летают, телевизор не показывает, солнце не встает, электричество не бьет током, реки не текут, коровы не мычат, метро не гудит, водка не пьянит, баня не греет, деньги ни фига не стоят… Денег хочешь?

КАСЬЯНОВ. Не хочу.

ГОЛОВА. Начальство не ругается, дети не дерутся, бабы не дают… Бабу хочешь? Я могу…

КАСЬЯНОВ. Не хочу.

ГОЛОВА. Бомбы не взрываются, химия не травит, ДНК не крутится, СПИД не лечится, машины не давят. Хочешь машину? Как лучшему работнику по итогам года?

КАСЬЯНОВ. Не хочу машину.

ГОЛОВА. А синюю?

КАСЬЯНОВ. И синюю не хочу.

ГОЛОВА. Чтоб тебе пепельницей подавиться! Не хочешь работать – не надо. Ты мне только скажи, чего ты хочешь, и я сразу уйду. Хочешь, чтобы я ушел?

КАСЬЯНОВ. Не хочу.

ГОЛОВА. Раз не хочешь – придумывай, чего хочешь.
Касьянов думает.
ГОЛОВА. Придумал?

КАСЬЯНОВ. Пока нет.

ГОЛОВА. Подумай еще.
Касьянов думает.
ГОЛОВА. Придумал?

КАСЬЯНОВ. Пока нет.

ГОЛОВА. Подумай еще.
Касьянов думает.

КАСЬЯНОВ. Ох ты, елки палки!

ГОЛОВА. Придумал?

КАСЬЯНОВ. Нет, голова заболела.

ГОЛОВА. Хочешь таблетку от головы?

КАСЬЯНОВ. Не хочу.


Голова прикладывает ладонь к голове Касьянова, пожимает плечами. Прикладывает вторую ладонь к своему лбу. Меняет руки местами.
ГОЛОВА. Вроде горячая.
Касьянов садится на лавке.
КАСЬЯНОВ. Надо горсть снега зачерпнуть, приложить и сразу все пройдет.

ГОЛОВА. Так снега-то нет.

КАСЬЯНОВ. А где он?

ГОЛОВА. Откуда я знаю? Ты что, не замечал? Третий год снега нет.

КАСЬЯНОВ. Не замечал. Да он мне и не нужен был особо. Это в детстве без снега никуда – мало ли, на санках кататься, в снежки играть, снеговиков лепить. А сейчас и без снега нормально. Хотя интересно, конечно, куда он делся. Три года назад, говоришь?

ГОЛОВА. Вспомнил. Вспомнил я, что у нас тут три года назад произошло.

КАСЬЯНОВ. Что?

ГОЛОВА. У нас дачник какой-то крутой выкупил за рекой все дачи, снес их к чертовой матери и разбил на их месте вишневый сад. Вандал, разорви его холодильник.

КАСЬЯНОВ. А в саду есть снег?

ГОЛОВА. Этого никто не знает. Там поставили стену с колючей проволокой, а у ворот охранников, прошедших горячие точки. Чужие здесь не ходят.

КАСЬЯНОВ. Это мы-то чужие?

ГОЛОВА. Такие люди. Снега зимой не допросишься.


Касьянов встает.
КАРТИНА 2
Сад. Возле стены с колючей проволокой дачник обрезает ветви деревьев. Взрыв. Стена рушится. Входят Касьянов и Голова.
КАСЬЯНОВ. А где снег?

ДАЧНИК. А где ваше здравствуйте?

ГОЛОВА. А зачем вам такая стена?

ДАЧНИК. А чем она вам помешала?

ГОЛОВА. А вы знаете, что бывает за возведение незаконных построек?

КАСЬЯНОВ. А кто снес дачи?

ДАЧНИК. А где я, по-вашему, должен разбить сад?

ГОЛОВА. А кто-нибудь изучал, как изменилась экология региона?

ДАЧНИК. А вы думаете, садовые деревья никогда не слышали о фотосинтезе?

КАСЬЯНОВ. А ты думаешь, я понял, что ты сказал?

ГОЛОВА. А вы урожай вывозите за пределы района?

ДАЧНИК. А вы думаете, тут вообще что-нибудь растет с тех пор, как за садом построили дорогу?

КАСЬЯНОВ. А при чем тут дорога?

ДАЧНИК. А вы не слышали, что шум и выхлопные газы вредны для плодовых деревьев?

ГОЛОВА. А почему дорогу проложили через земли сельскохозяйственного назначения?

ДАЧНИК. А может, лучше спросить у тех, кто этой дорогой пользуется?

КАСЬЯНОВ. А снег мог пропасть из-за того, что проложили дорогу?

ДАЧНИК. А ты знаешь, что плодовые деревья зимой без снега погибают?

ГОЛОВА. А ты, получается, тоже пострадавшая сторона?

ДАЧНИК. А что, не похоже?

ГОЛОВА. А может, тебе для полной справедливости пойти с нами?

ДАЧНИК. А что, думаете, не пойду?


Дачник втыкает ножницы в землю.
КАРТИНА 3
Дорога. На дорогу выходят Касьянов, дачник, голова. Едет грузовик. Голова голосует. Грузовик останавливается. Из кабины выглядывает дальнобойщик.
ДАЛЬНОБОЙЩИК (вопросительно). Ну?

ДАЧНИК. А вы знаете, что из-за вашей дороги умирает мой сад?

ДАЛЬНОБОЙЩИК(недоверчиво). Ну?

ГОЛОВА. Не говоря уже о том, укуси тебя пылесос, что проезд по территории сельсовета должен быть согласован с местными властями.

ДАЛЬНОБОЙЩИК(с угрозой). Ну!

КАСЬЯНОВ. Слушай, ты там везде ездишь. Ты снега нигде не видел?

ДАЛЬНОБОЙЩИК(неуверенно). Ну…
КАРТИНА 4
Герои садятся в грузовик и продолжают свое путешествие. Через некоторое время они встречают разбойника и милиционера, двух современных гангстеров, которые занимаются одинаковым промыслом – грабят проезжих. И тут происходит самое страшное, что может произойти в современной драме: герои начинают разговаривать стихами. Мент – городской чувак и про то, что рэп больше не кал, он знает. Поэтому он гангста-рэп читает. Разбойник – деревенский мужичок от ног до макушки. И он поет гангстерские частушки.
МИЛИЦИОНЕР.

Потери бывают разнообразные.

Есть на первый взгляд совсем безопасные.

Частные, безучастные, напрасные, безударные гласные.

Меняющие картину мира прекрасную

На бело-сине-красную.

Например, храм, сверкающий куполами, как бритва,

Приходя в запустение, сначала теряет пригодность к молитве.

Затем, по мере потери потолка, кирпичами покрытого

Последовательно теряет возможность спрятаться от дождя, посрать или зарыть убитого.

Таким образом то, что поначалу казалось не нарушающим привычного быта.

На деле оборачивается смертельной для всех участников битвой.

РАЗБОЙНИК.

Бабу снежную слепили,

Нос-морковку своротили.

Не туда морковку – чик.

Была баба, стал мужик.
Опа! Опа! Кто морковку слопал?

Без нее в снеговиках

Не признаешь мужика.
Девки в озере купались.

Сиськи девок потерялись.

А без сисек уж не то

Подержаться не за что.

Опа! Опа! Потерялась жопа!

Надо жопу нам найтить

Штаны не на чем носить.
МИЛИЦИОНЕР.

Возьмем несколько классических случаев и рассмотрим их с другой точки зренья.

Потеря шапки Василия Теркина могла обернуться военным пораженьем.

Потеря люльки привела Тараса Бульбу к костру и сожженью.

Потеря гвоздя в детском стишке стоила коннице проигранного сраженья.

Как видим, потеря, которая на первый взгляд кажется не стоящей сожаленья.

Способна в результате сцепленья звеньев приобрести решающее значенье.
РАЗБОЙНИК.

Как у нас в деревне

Совесть потеряли.

Всей толпой искали

Нашли и закопали.
Опа! Опа! Тут вам не Европа.

Будешь с совестью ходить –

Думай, где ее зарыть.
Год ходил за Таней Ваня

Потерял терпенье Вашя.

Ване Таня не дает.

Ваня Таню не ебет.


Опа! Опа! Ваня все прохлопал!

Ходит Ваня за оградой.

Ходит к Тане Виноградов.
МИЛИЦИОНЕР.

Однако, среди потерь, занесенных в наш список.

Ирисок, мисок, кисок и несравненных со своей пиписок,

Есть и такие, что заставляют нас успокоиться.

А раз уж мы спустились ниже пояса,

Тем более, что мой рэп уже становится мудренее романа Джеймса Джойса,

Прежде всего упомяну о потере невинности сексуальной.

Специально не буду углубляться в тему наркомании повальной.

А также дурных привычек, от которых я избавился с помощью методики уникальной,

Которая заключается в том, что потеря дурного

Делает тебя не лучше, а тупо новым.
РАЗБОЙНИК.

Бог людей слепил из глины

И хотел их в печь задвинуть.

Люди печи испугались

И от Бога разбежались.

Спрятались и потерялись.


Опа! Опа! Бог по небу топал.

Бог теперь один живет,

Не дай Бог, он нас найдет.
Бог все топит свою печь,

Все мечтает нас обжечь.

Мы ж такие хилые,

«Бог обидел силою».


Опа! Опа! Бог услышал шепот!

С неба Бог на нас поссыт,

Снова в глину замесит…
ДАЛЬНОБОЙЩИК (восторженно) Ну!!!

ГОЛОВА. Вот вы тут спелись, забодай вас радиостанция!

ДАЧНИК. А вы-то что потеряли?

МИЛИЦИОНЕР. По этой дороге из Москвы ходили снегоуборочные машины. Мы получали за проезд скромную мзду, а тем, кто не хотел платить – прокалывали шины. Однако в последние годы прекратилась подача снега. И мы находимся на грани нищеты, самоубийства или побега.

ДАЧНИК. А почему бы вам не поехать с нами?

ГОЛОВА. Мы как раз ищем, куда делся весь снег, собери его кубик Рубика.

РАЗБОЙНИК. Опа!

КАСЬЯНОВ. Если снег перестали вывозить из Москвы, значит, он весь остается там, в Москве. Нам надо ехать в Москву!

ГОЛОВА. В Москву, в Москву, в Москву! Разорви ее яйцерезка!

МИЛИЦИОНЕР. Если москвичи не отдадут снег – объявим им войну. Правильно я говорю? Справедливо?

ДАЛЬНОБОЙЩИК. Ну.

Грузовик едет дальше.


КАРТИНА 5

На обочине появляется Брюнет. Он голосует, протягивая руку.


БРЮНЕТ. Эй, люди, стойте!
Грузовик останавливается.
ДАЧНИК. А чего надо-то?

ГОЛОВА. Апельсинами торгуешь, зарази тебя кондиционер!

БРЮНЕТ. Апельсин нет. Картошка, помидор, огурец. Апельсин нет, совсем нет, не растет. Такой земля.

ДАЛЬНОБОЙЩИК. (в ярости) Ну!

МИЛИЦИОНЕР. Вы меня очень огорчили сегодня. Гражданин, а вы ведь наверняка иногородний. Я не интересуюсь, какой вы нации. Однако попрошу предъявить временную регистрацию.

БРЮНЕТ. Нет регистрация. Деньги нет. Апельсины нет. Снег нет. Зима нет. Люди не хотят апельсин-мандарин. Нет зима – люди не надо вспоминать лето. Есть картошка-помидор-огурец.

КАСЬЯНОВ. Мы тоже ищем снег. Если хочешь, можешь поехать вместе с нами в Москву.

БРЮНЕТ (мечтательно). Москва… в Москве все есть. И снег есть. (обеспокоенно) Только дорого, наверное?

ГОЛОВА. Ничего, мы заплатим.
Все оглядываются на него.
ГОЛОВА. Из бюджета. Проведем по графе – создание благоприятных погодных условий.

БРЮНЕТ. Только чтобы безо всякая межнациональная рознь и великодержавный шовинизм. Я этого не люблю.

ДАЧНИК. А где ты тут видел шовинизм?

БРЮНЕТ. Э, не скажи, дорогой. Если нет проявления шовинизма – это еще больший шовинизм. Привычка Большого брата пренебрегай чувства братских народов.

ГОЛОВА. Ох ты, заругай тебя «Эхо Москвы». Какие же твои чувства мы пренебрегай?

БРЮНЕТ. Вот ты уже и рассердился. Как жить? Чуть что – черножопый, уезжай в свою Чечню.

ДАЧНИК. А чего не уезжаешь?

БРЮНЕТ. Я же сказал. Наши народы братские. Дружба народов. Это ведь ваши ученый говорили, что русский народ исторически приспособлен к подчинению, рабству. Такой национальный психология.

МИЛИЦИОНЕР. Мужики, я вас прошу. Отвернитесь на минутку, я ему объясню, какой национальный психология.

ГОЛОВА. Ну-ка хватит, горячие южные парни! Еще нам тут мордобоя не хватало.

БРЮНЕТ. И ведь чуть что – виноваты черножопые. Сплошной межнациональная рознь.
КАРТИНА 6

Грузовик едет дальше. Прямо перед грузовиком на дороге появляется колдунья. Грузовик резко останавливается. Колдунья подходит к грузовику и садится на капот. Пассажиры грузовика замирают, не в силах сказать ни слова.


КОЛДУНЬЯ. Я вижу, мужчины, у вас серьезные проблемы. Думаю, я смогу вам помочь. Внимание – смотрим сюда. Так. Расслабьтесь. Нет, не так. (Показывает на Голову.) Вы напряжены. (Показывает на Дальнобойщика.) И вы тоже. Встряхните руками. Пусть они повиснут бессильно, как плети. (Показывает, как должны висеть руки.) Вот так. Постарайтесь ни о чем не думать. Доверьтесь мне, вы в руках профессионала. Я сертифицированный специалист по тайной черной и белой магии. И диплом есть, если кто интересуется, я покажу. Следим за руками. (Делает магические пассы.) Моя консультация обойдется вам в сущие копейки. Я могла бы провести сеанс бесплатно, в порядке, так сказать, гуманитарной помощи, однако, увы, благотворительность мне нынче не по карману. Что, думаете, от хорошей жизни люди идут в нашу профессию? Квартир-машин-дач не имею. Все, что у меня есть – это две руки и данная мне Сила. Вы, может быть, скажете, что это уже немало. Насчет двух рук я соглашусь (поднимает глаза вверх), спасибо тебе, что у меня две руки, а не одна. Насчет силы – хочу поспорить. Сила дается каждому из вас, нужно только уметь ею управлять. Это как член – главное не размер, а то, как вы умеете с ним обращаться. Можно иметь полметра и только распугивать им женщин. А можно вот такой (показывает не очень большой) и быть героем-любовником. Так и Сила. На что вы ее тратите? На бесполезные поступки, мысли, желания? Задумайтесь о том, что вам на самом деле нужно. Соберите свою Силу в одну точку и, как бы мало у вас ее ни было, во всей вселенной не найдется никого, кто мог бы вас остановить.

Вот возьмем меня. Я иду к своей великой победе от поражения к поражению. Хотела бы я сейчас взглянуть на лица моих одноклассников, если бы они узнали, чем я стала и чего я достигла. Но я вижу перед собой только их лица в тот момент, когда они бегают вокруг меня на перемене в школе, дергают за косички и кричат «Пуча, Пуча, какашек куча». А на что еще могла рассчитывать самая некрасивая девочка в классе, имея фамилию Пученичева? К сожалению, мне не удастся увидеть их лица. И никому больше не удастся, разве что их матерям, которые на пасху по деревенскому обычаю приносят на их могилки конфетку, горстку риса и вареное яйцо и подолгу плачут, глядя на детские фотографии в овальных рамках. Из всего класса выжила только я, потому что когда класс отправился в экскурсию по городам Золотого кольца, я лежала в больнице с желтухой. Я смотрела на мир сквозь желтые глаза и видела там желтое небо, желтые деревья и желтый асфальт. И мысли мои были желтые от зависти, когда я думала о том, как мои желтые одноклассники ходят по желтым городам. Когда я ходила в туалет, то смывала в унитаз желтую мочу, а когда узнала о гибели всех одноклассников, то заплакала желтыми слезами. С тех пор я больше никогда не плакала. Меня перевели в другой класс, где больше никто не дразнил меня «Пучей», потому что откуда-то стало известно – а в детском мире такая информация распространяется со скоростью света – так вот, очень скоро всем стало известно, что я причастна к гибели всех моих одноклассников.

(Пауза)

Это был первый случай применения моей силы. Направленный пучок излучения, праны, эгрегора, силы – назовите его как угодно, вызвал нешуточные возмущения во всех доступных людям и не только людям измерениях. Разумеется, это не обошлось без последствий. Однажды после уроков возле школы ко мне подошли две молодые женщины и предложили пройтись с ними. Я почему-то сразу согласилась, хотя родители строго-настрого запрещали мне вступать в какие-бы то ни было контакты с незнакомыми люди, а особенно принимать от них какие-либо подарки. Женщины дали мне две конфеты – одна была в зеленом фантике, вторая – в синем. Я развернула ту, что была в синем и съела. Затем выкопала ямку и зарыла ту, что была в зеленом фантике. Женщины переглянулись. Та из них, что была постарше и с черными волосами, сказала, что я все сделала правильно, потому что в конфетке с зеленым фантиком был сильнейший яд, который сжег бы меня изнутри за четыре с половиной минуты. Вторая, блондинка, с такой забавной железной штучкой в проколотом языке, сказала, что я прошла испытание и больше могу ничего не бояться. Затем Черная госпожа – а вы, надеюсь, уже поняли, что это была она, сказала мне, что я выбрала жизнь, но теперь я должна выбрать сторону, на которой я буду жить. И она улыбнулась и протянула мне руку. И Белая госпожа тоже протянула руку и улыбнулась мне и при этом железная штучка в ее языке начала перекатываться по ее верхней губе. И я долго-долго думала, а потом протянула свою руку Черной госпоже. И тогда черная госпожа помрачнела, а Белая засмеялась. И я поняла, что на этот раз я ошиблась.



Я не буду рассказывать вам о годах моего ученичества, скажу лишь, что семь лет, проведенных в школе магии, были наполнены рутиной и зубрежкой. И если бы не случайное знакомство с очкастым мальчишкой со шрамом на лбу, мне было бы вовсе нечего вспомнить об этих годах. Мальчишка был довольно слабым колдуном, но придумывал неплохие истории о войнах светлых сил с Не Помню, Как Его Там. Подозреваю, что из него со временем выйдет неплохой детский писатель.

После окончания школы мне пришлось продолжить обучение в различных коммерческих учебных заведениях, что, на мой взгляд, только повредило мне как профессионалу, но помогло приобрести необходимые связи и получить сертификат на право заниматься магической деятельностью при условии уплаты в начале каждого квартала налога на вмененный доход.

Я могла бы грести деньги лопатой, но мне было мало, и я засела за докторскую диссертацию. Тему мне на кафедре подбросили крайне скучную. Поскольку моим научным руководителем была какая-то Смилла из Скадинавии, которая обладала немыслимым чувством снега, мне пришлось в течение двух лет складывать из ледяных кубиков слово «Экзистенциализм». В конце концов, осатанев от холода и академических штудий, я вооружилась ножичком для колки льда и попыталась объяснить Смилле, что любовь к науке должна быть горячей. Смилла накатала докладную на имя самой Черной госпожи, и, поскольку все теплые местечки были уже давно заняты, меня сослали в район Снежной королевой. Я бы давно нашла способ выковыряться отсюда, если бы не этот чертов снег! Неужели вы думаете, что я не сдала бы все экзамены экстерном? Да я поехала бы в Москву или в Питер хоть простой гадалкой, хоть ведьмой, хоть зомби в фильм ужасов. Но если приедет комиссия и увидит, что нет снега, мне будет нечего им сказать. Хороша снежная королева – на всей территории ни единой снежинки…

А снег – он белый… белый… белый… как свет. Как все цвета радуги, слитые в один белый луч в стеклянной призме. Как тишина, которую включает закрытая на все замки дверь. Как невинность девочки-убийцы, всего один раз в жизни сделавшей неправильный выбор.

(встает)

Я не могу вам помочь, мужчины. У меня нет того, что вы ищете. Но за то, что вы выслушали мою историю, я возьму скромную плату. Я заберу одного из вас.


Колдунья протягивает руку через стекло и хватает Дальнобойщика. Она одной рукой вытягивает его из кабины на капот, обнимает обеими руками, потом вдруг взлетает вместе с ним и исчезает в темноте.
ГОЛОВА. Ни фига себе спецэффекты, сфотографируй тебя Парамаунт Пикчерс.

ДАЧНИК. А как мы дальше поедем без водителя?

ГОЛОВА. Отстань, только о себе думаешь.

РАЗБОЙНИК. Надо выручать мужика.

ДАЧНИК. А как мы его выручим?

КАСЬЯНОВ. Ты колдовать умеешь?

РАЗБОЙНИК. Неа.

МИЛИЦИОНЕР. Я пробовал когда-то в школе милиции. Дух Жанны д,Арк вызывал. Не очень получилось. Вернее, совсем не получилось.

РАЗБОЙНИК. Эх ты, складка от фуражки. Жанна д,Арк – вымышленный персонаж. Литературный герой. У него нет духа.

ГОЛОВА. Это спорный вопрос. Дух есть во всем, что существует. И даже в том, чего не существует. Наверное, просто что-нибудь перепутал в рецептуре. Ты проводил ритуал в полнолуние?

МИЛИЦИОНЕР. Нет. Хотя не знаю, ночь же была, я не видел.

ГОЛОВА. На перекрестке?

МИЛИЦИОНЕР. Н.. нет. В общежитии.

ГОЛОВА. Использовал черного петуха?

МИЛИЦИОНЕР. Да нет, никакого петуха я не использовал. Просто зажег свечу перед зеркалом (достает из кармана зажигалку, зажигает) и три раза сказал – «дух Жанны д,Арк, приди, дух Жанны д,Арк, приди, дух Жанны д,Арк, приди!»

Из темноты выходит женщина в черном платке с косой в руках. Пассажиры автобуса в ужасе кричат – «Жанна!» Женщина перебрасывает косу из одной руки в другу и машет им свободной рукой.


ЖАННА. Сейчас, сейчас! Бегу, подождите маленько!

ВСЕ. Ничего-ничего! Мы не торопимся! Мы бы и еще подождали!

ГОЛОВА (милиционеру). Это все твои фокусы! «колдовать не умею». Давай теперь – ликвидируй последствия.

МИЛИЦИОНЕР. Дух Жанны д,Арк, уйди. Дух Жанны д,Арк, уйди. Дух Жанны д,Арк, уйди.


Милиционер чиркает зажигалкой, она не зажигается. Тем временем женщина подходит к машине и открывает дверь.
ЖАННА. Ой, народу-то тут у вас битком. Куда мне-то сесть-то?

ГОЛОВА. Видимо, на капот.

ЖАННА. От, шутник! А че-то… Ой! Обозналась я! Думала, это наши, с ТОО из города возвращаются. Извините, что я уж так вольно.

ГОЛОВА. Да ничего. Мы сами тут малость (со значением смотрит на милиционера) обознались.

ЖАННА. Дак может подкинете до деревни? Сразу за вишневым садом мой дом крайний.

ДАЧНИК. А что за вишневый сад?

ЖАННА. Дак мой сад, от деда достался.

ДАЧНИК. А что, без снега не мерзнет?

ЖАННА. Не, такой сорт, специальный. Морозоустойчивый.

ДАЧНИК. А можно посмотреть?

ЖАННА. Чего нельзя-то. Поехали, покажу.

ГОЛОВА. Видите ли. Дело в том, что мы потеряли водителя. Он…

МИЛИЦИОНЕР. Ушел по делам.

ЖАННА. А, так я могу вас довезти. Я ведь и на машине и на тракторе, и на комбайне.

ДАЧНИК. А устройство поливальной машины вам знакомо?

ЖАННА. А что, думаете, мы тут в деревне совсем дикие?

ДАЧНИК. А разве вы будете спорить с тем, что деревня отстает от города по своему техническому оснащению?

ЖАННА. А вы давно были в деревне-то?

ГОЛОВА. А почему бы вам обоим… тьфу! Барышня, пройдите на водительское место.
Жанна садится за руль, грузовик едет. Останавливается, из него выходят Жанна и Дачник. Они машут рукой остальным и уходят вместе. Грузовик рывками уезжает.
КАРТИНА 7

Грузовик, время от времени дергаясь, подъезжает к двум большим плакатам: «Москва» и «При обнаружении подозрительных лиц звоните сразу быстро в приемную ФСБ».


Из грузовика выбегает Брюнет. Следом за ним вываливаются остальные.
БРЮНЕТ. Кто так водит! Кино «Такси-3» видел! Вот ты как водишь! Только убьешь всех ни за что и все.

МИЛИЦИОНЕР. Как я вожу? Да у меня, да я… Да скажите ему! Это рожа нацменская еще мне предъявляет. Мне, русскому человеку! (Голове) Я что, плохо вожу?

ГОЛОВА. Случалось мне встречать людей, который водили лучше тебя.

КАСЬЯНОВ. А мне случалось встречать людей, которые водили хуже тебя.

БРЮНЕТ и ГОЛОВА. Да ну? Расскажи!

КАСЬЯНОВ. Это старая история. Он разбился потом.

ГОЛОВА. На машине?

КАСЬЯНОВ. Нет. В ванне упал. На мыле поскользнулся.


Внезапно всех освещает мощный прожектор. К ним подходит ТЕЛЕВЕДУЩАЯ с микрофоном в руке.
ТЕЛЕВЕДУЩАЯ. Так, девятнадцать миллионов, девятьсот девяносто восьмой, девятнадцать миллионов, девятьсот девяносто девятый, двадцати миллионный.
ТЕЛЕВЕДУЩАЯ хватает за руку брюнета и выводит его в луч прожектора.
ТЕЛЕВЕДУЩАЯ. Поздравляю вас! Вы стали двадцатимиллионным жителем столицы!

БРЮНЕТ. Че я-то сразу? Чуть что, сразу черножопые виноваты! Я ничего не делал! Я вообще не с ними! Я крестьянин, картошка торгую.

ТЕЛЕВЕДУЩАЯ. Вы не поняли! Никто вас не в чем не обвиняет. (закрывает микрофон рукой) Ты что, чурка, охуел, в натуре? Быстро улыбайся и радуйся. (Подсовывает ему микрофон) Скажите несколько слов нашим телезрителям.

БРЮНЕТ. А что говорить-то?

ТЕЛЕВЕДУЩАЯ. Что вы чувствуете в этот торжественный момент.

БРЮНЕТ. Курить хочу.

ТЕЛЕВЕДУЩАЯ (закрывает микрофон). Я тебе, блядь, так прикурю, до конца дней кровью будешь ссать. Ну-ка быстро хватить пиздеть всякую хуйню и говори по человечески. Ты что, черножопый, не втыкаешь, что тебе от мэрии квартира светит в Москве? Как юбилейному приезжему.

БРЮНЕТ. Кавартира? (выхватывает микрофон) Дарагие масквичи! От имени братских народов приветствую вас в этот знаменательный вечер. Говорят – Москва слезам не верит. Но это неправда! Это придумал плахой человек, который не знал, что нашим любимым городом будет руководить такой мудрый и справедливый человек! Сегодня, вливаясь в вашу большую и дружную семью, я хочу прежде всего сказать, что русский народ как никакой другой гостеприимен и толерантен, что Россия – единственная страна в мире, где соблюдаются права человека.

ГОЛОВА. Складно плетет, собака.

МИЛИЦИОНЕР. Не говори.

Брюнет кланяется в сторону прожекторов, оттуда доносятся аплодисменты.

КАСЬЯНОВ (брюнету). Поздравляю.

БРЮНЕТ. О, ходят тут всякие. Понаехали в Москву, как будто она резиновая.

(телеведущей) А какой там вид из окна? Я люблю, чтобы вид был на Москва-реку.


Телеведущая упаковывает микрофон, закуривает. Прожектор гаснет.
ТЕЛЕВЕДУЩАЯ. Какой вид? Из какого окна?

БРЮНЕТ. Из окна моей квартиры.

ТЕЛЕВЕДУЩАЯ. А. Нет никакой квартиры. Свободен.

БРЮНЕТ. Как нет квартира! Мэр сказал!

ТЕЛЕВУЩАЯ. С мэра и спроси.
Телеведущая уходит.
КАСЬЯНОВ. Ладно, черт с ней, с квартирой. Пошли с нами.

БРЮНЕТ. Как черт с ней! Это моя квартира! Вид на Москва-река! Я на нее всю жизнь деньги копил! Кушал в половину зубов. Каждую копейку экономил! Отдайте мою квартиру!


Брюнет убегает следом за телеведущей. Касьянов идет к грузовику и садится в кабину.
МИЛИЦИОНЕР. Мне его будет не хватать.

РАЗБОЙНИК. Да, мне кажется, вы подружились.

КАСЯНОВ. Поехали дальше.
Все залезают в грузовик.
КАРТИНА 8
Грузовик едет по Москве.
КАСЬЯНОВ. Какие тут пробки!

ГОЛОВА. Какой смог!

РАЗБОЙНИК. Развороченные дороги!

МИЛИЦИОНЕР. Толпы гастарбайтеров!

КАСЬЯНОВ. Крысы в мусоропроводе!

ГОЛОВА. Диоксины в водопроводе!

РАЗБОЙНИК. Свинец в воздухе!

МИЛИЦИОНЕР. Экзотические вирусы на овощах и фруктах!

КАСЬЯНОВ. Очереди в супермаркетах!

ГОЛОВА. Коррупция в детсадах и школах!

РАЗБОЙНИК. Чиновники с мигалками!

МИЛИЦИОНЕР. Генномодифицированные продукты!

КАСЬЯНОВ. Цены на съемное жилье!

ГОЛОВА. Цены на проезд в общественном транспорте!

РАЗБОЙНИК. Цены на одежду!

МИЛИЦИОНЕР. Цены на еду!


ВСЕ. Самый дорогой город мира! Ура!
МИЛИЦИОНЕР. А какие тут девушки…
У дороги стоят две девушки – блондинка и брюнетка. Они голосуют. Грузовик останавливается.
БЛОНДИНКА. Мальчики, не подвезете?

ГОЛОВА. Вам куда?

БРЮНЕТКА. До ближайшего поворота.

КАСЬЯНОВ. А что там, на повороте?

БЛОНДИНКА. Там мы поймаем машину, чтобы вернуться сюда.

МИЛИЦИОНЕР. Я вас знаю.

БРЮНЕТКА. Нас тут все знают.

РАЗБОЙНИК. Вы – белая и черная госпожа.

БЛОНДИНКА (перекатывая по верхней губе гвоздик, которым пробит ее язык) О, мальчики любят погорячее. Да, это мы, белая и черная госпожа. Иди сюда, бездельник, я тебя накажу…

МИЛИЦИОНЕР. Вы можете договориться со Снежной Королевой, чтобы она вернула нашего друга?

БРЮНЕТКА. Снежная Королева? А, эта провинциалка? Так она же уехала из Москвы.

БЛОНДИНКА. Сами ее ищите, если хотите.

РАЗБОЙНИК. Она сказала, что вы можете помочь ей вернуться.

БРЮНЕТКА. Вот еще! У нас своих проблем хватает, еще чужие решать. Ну так что, будем сиськи щупать или делом займемся?

ГОЛОВА. Поехали.
Голова хочет закрыть дверь грузовика. Милиционер ставит в дверь ногу.
МИЛИЦИОНЕР. Я остаюсь.

БЛОНДИНКА. Парниша сделал правильный выбор.

РАЗБОЙНИК. Я тоже остаюсь.

БРЮНЕТКА. Парниша-два тоже сделал правильный выбор.

ГОЛОВА. Ну, раз-так, я тоже…

БЛОНДИНКА. Э, папаша, это уже субботник, мы этим не занимаемся.

БРЮНЕТКА. Вы поезжайте, на обратной дороге заберете ваших друзей.
Разбойник и Милиционер выходят из машины. Грузовик медленно проезжает мимо них.
БЛОНДИНКА. Может, по сто грамм для сугрева?

МИЛИЦИОНЕР. Не вижу противопоказаний.

БРЮНЕТКА (разбойнику). Поучаствуешь в распитии?

РАЗБОЙНИК. Всей душой.


Блондинка и брюнетка достают бутылку, на которой написано «Клофелин», достают стакан, наливают. Милиционер выпивает и падает.
РАЗБОЙНИК. Что с ним?

БЛОНДИНКА. Видимо, устал.

БРЮНЕТКА. На, пей.
Разбойник берет стакан, выпивает и падает. Блондинка и брюнетка обыскивают их, затем утаскивают тела со сцены.
КАРТИНА 9
Приемная. За столом сидит чиновница Любовь Слезка. В приемную въезжает грузовик. Из него выходят Касьянов и Голова.
КАСЬЯНОВ. Здравствуйте.
Слезка начинает рыдать.
ГОЛОВА. Я душевно прошу извинения за беспокойство, но мы твердо хотели бы видеть господина президента.
Слезка рыдает еще громче.
КАСЬЯНОВ. Может быть, мы не вовремя?
Слезка продолжает рыдать.
ГОЛОВА. Президент на месте?
СЛЕЗКА (сквозь слезы). Президент Российской Федерации В. Матвиенко работает с документами.

КАСЬЯНОВ. Но его можно увидеть?

ГОЛОВА. У нас к нему есть одно дело.

СЛЕЗКА. Президент вам не картина Никаса Сафронова, чтобы на нее смотреть.

ГОЛОВА. Мы неправильно выразились. У нас к нему просьба.

СЛЕЗКА. Все хотят о чем-то попросить президента. И нет никого, кто бы что-нибудь принес господину президенту.

ГОЛОВА. О! Так это как раз мы. У нас к президенту донесение.

СЛЕЗКА. Тогда проходите.


Голоса и Касьянов хотят пройти.
СЛЕЗКА. Вдвоем нельзя. По одному.

ГОЛОВА. Ну что, Касьянов. Иди ты. Тебе же снег нужен. А я уж тут подожду.


Касьянов уходит.
ГОЛОВА. Почему вы плачете?

СЛЕЗКА. Как же мне не плакать? Вы видели, как народ живет? Повальная нищета, мужики спиваются, бабы не рожают. А международное положение? Китай нас с востока теснит, Прибалтика с запада задирается, на юге вообще Кавказ, даже на севере – и то Дания с Канадой к Арктике подбираются.

ГОЛОВА. И что же делать?

СЛЕЗКА (вытирая слезы, твердо). Сплотиться вокруг президента.


Затемнение.
КАРТИНА 10
Кабинет президента. Президент стоит спиной к зрителям. Касьянов ждет, волнуется, потом, видя, что ничего не происходит, кашляет. Президент оборачивается. Это женщина в мужском костюме, на ее левом глазу черная повязка. Президент подходит к Касьянову и пожимает ему руку.
ПРЕЗИДЕНТ. Президент Российской федерации В. Матвиенко.

КАСЬЯНОВ. Очень приятно. Касьянов.

ПРЕЗИДЕНТ. Знакомая фамилия.

КАСЬЯНОВ. Совпало.

ПРЕЗИДЕНТ. Может быть, может быть. С чем пожаловали?

КАСЬЯНОВ. Я ищу снег.

ПРЕЗИДЕНТ. Это к Чилингарову.

КАСЬЯНОВ. Неужели вас самого… саму не удивляет то, что во всей стране пропал снег?

ПРЕЗИДЕНТ. Пропал снег?

КАСЬЯНОВ. Пропал.

ПРЕЗИДЕНТ. Во всей стране?

КАСЬЯНОВ. Во всей. Вернее, всю я не проверял, но в большей ее части.

ПРЕЗИДЕНТ. Мне не докладывали. Вот так всегда. Скрывают правду от своего президента, черти, а мне потом отдувайся перед коллегами.

КАСЬЯНОВ. Так что со снегом?

ПРЕЗИДЕНТ. Разберемся. Без снега нам никак нельзя. У нас зимняя олимпиада на носу. Может получиться скандал. Западные СМИ как обычно, представят все как происки российских спецслужб.

КАСЬЯНОВ. Вы можете что-нибудь сделать?

ПРЕЗИДЕНТ. Я все могу. Сейчас включу наномашину, производящую наноснег.
Президент идет к стене, в это время из-под пиджака президента натягивается провод и выдергивается из розетки. Президент поворачивается к Касьянову.
ПРЕЗИДЕНТ. Включите, пожалуйста, обратно в розет…

КАСЬЯНОВ. Что включить?


Президент молчит, замерев с поднятой рукой. Касьянов с опаской приближается к нему, подбирает розетку.
КАСЬЯНОВ. Вот это включить?
Касьянов пытается засунуть штепсель в розетку, но провод не дотягивается. Касьянову приходится поднять президента и пододвинуть к розетке. Президент оживает.
ПРЕЗИДЕНТ. Благодарю. Все время забываю, что эта стена слишком далеко от розетки.
Президент манит стену рукой, она пододвигается к президенту. Президент отодвигает занавеску на стене и дергает рычаг.
ПРЕЗИДЕНТ. Все, запустил машину. Снег есть.

КАСЬЯНОВ. Спасибо.

ПРЕЗИДЕНТ. Не за что. Идите скорее, а то метро скоро закроется.
Бой курантов.
ПРЕЗИДЕНТ. Извините. Гимн.
Президент встает по стойке смирно. Вдруг вспоминает про повязку, снимает ее. На месте глаза горит красный огонек, как у Терминатора. Невидимый хор исполняет гимн.
ГИМН

Союз нерушимый труда и науки

Сплотила навеки великая Сеть.

Да здравствует созданный матрицы волей

Большой, безлимитный, святой Интернет.
Припев:

Славься отечество платных аккаунтов,

Кибер-пространства надежный редут.

Нанотехнологи, суперпроцессоры

Нас к торжеству базы данных ведут!
Сквозь вирусов тучи провел нас провайдер

А свет монитора нам путь озарил.

На правое дело нас поднял компьютер

И хакеров толпы один победил.


Припев.
Сквозь кластеры слабых и мозгом и телом

Идет непреклонный стальной господин.

И слышим мы вечно его позывные:

«Один ноль один ноль один ноль один!»


Припев:

Ноль ноль ноль ноль один ноль ноль один ноль ноль

Ноль ноль один ноль один ноль один.

Ноль ноль один ноль ноль ноль ноль один ноль ноль

Ноль ноль один ноль один ноль один…
По лицу президента катятся слезы, светящиеся в темноте. Идет снег.
КАРТИНА 11
Касьянов идет под снегом. Визг тормозов. Из машины выглядывает Голова.
ГОЛОВА. Касьянов? Ты куда?

КАСЬЯНОВ. Домой. Может, подвезешь?

ГОЛОВА. Не, не получится. Смотри, погода как разгулялась, обожги ее микроволновка. Снегопад в Москве – стихийное бедствие. Техника не справляется, в городе сплошные пробки.

КАСЬЯНОВ. Тебе какое дело до московских пробок?

ГОЛОВА. Здрасте! Я же теперь в министерстве работаю. Как раз за ЖКХ отвечаю. Разруха в отрасли, скажу я тебе. Ладно, давай, некогда, у меня еще сегодня три тендера. Да еще снег этот зарядил…
Голова проезжает. Касьянов идет дальше. Видит Брюнета. Тот разговаривает по телефону.
БРЮНЕТ. Я сказал – надо наказать гада. Плохой человек. Плохой человек, говорю. У него сын есть, четырнадцать лет. Андрюша зовут. Закрыть Андрюшу в гараже, не кормить, колоть героин. Потом перестать колоть. Нет, ты слушай, что я тебе говорю. Я сказал - перестать колоть. Сам увидишь, что получится.
Брюнет видит Касьянова, убирает телефон.
БРЮНЕТ. Здравствуй, дарагой. Рад тебя видеть.

КАСЬЯНОВ. Привет. Ты, я вижу, тоже устроился в Москве?

БРЮНЕТ (показывая телефон). Ты про это? Да, обживаюсь потихоньку. Я теперь кино снимаю. Вот, со сценаристом разговаривал. Не умеют писать, правды жизни не знают. Такая страна, ни одного сценариста, все продюсеры. Я уж не говорю про погоду. Это тебе не Сухуми и даже не Голливуд. Двадцать три солнечных дня в году. Все остальное время – или дождь или снег. Когда снимать?
У брюнета звонит телефон.
БРЮНЕТ. Как взорвали «Хаммер»! Я разве сказал – взорвать «Хаммер»? Я вам русским языком сказал – входит герой, говорит – «Мой «Хаммер» взорвали»! Вы русский язык не понимаете? Красивый взрыв получился? Я вам покажу, что такое красивый взрыв…
Брюнет уходит. Касьянов идет дальше. Ему холодно, он бьет себя по плечам, пытаясь согреться. Навстречу ему выходят Милиционер и Разбойник. Они молча смотрят на Касьянова, а их голоса раздаются в его голове.
КАСЬЯНОВ. Вы тоже довольны жизнью.
МИЛИЦИОНЕР. Еще прикалывается, гад.

РАЗБОЙНИК. Это из-за тебя мы попали в эту историю.

МИЛИЦИОНЕР. А, главное, теперь ни в рай ни в ад не берут. Говорят, у вас нет московской регистрации, куда хотите, туда и идите.

РАЗБОЙНИК. Куда нам идти?

КАСЬЯНОВ. Идите домой.

МИЛИЦИОНЕР. Еще бы мы знали, где у нас дом.

РАЗБОЙНИК. Наш дом – дорога.

КАСЬЯНОВ. Вот и возвращайтесь на свою дорогу. Там теперь, наверное, много снеговозов ездит.

МИЛИЦИОНЕР. Вот про снег свой ты бы вообще молчал.

РАЗБОЙНИК. Острые, как бритвы, снежинки ежесекундно разрезают тонкую ткань наших астральных тел.


Неподалеку слышен женский смех.
МИЛИЦИОНЕР. Это они.

РАЗБОЙНИК. Черная и белая госпожа.

МИЛИЦИОНЕР. Сваливаем.
Милиционер и разбойник исчезают, оставив после себя запах серы.
КОЛДУНЬЯ (за сценой). Серой пахнет. Это так нужно?
Появляются колдунья и дальнобойщик.
КАСЬЯНОВ (замерзая). Холодно. Холодно…

КОЛДУНЬЯ. Аркадий, посмотри, это, кажется, твой приятель.

ДАЛЬНОБОЙЩИК. Ну и ну. Касьянов, дружище. Как ты тут? (Пожимает Касьянову руку, не замечая, что тот замерз) Я как раз очень хотел тебя найти, пожать тебе руку. Без тебя кем бы я был? Крутил бы баранку с утра до вечера. А теперь мы с Танечкой (подмигивает колдунье) совместным бизнесом занимаемся. Я пишу книги по психологии для издательства «ЭКСМО». Серия называется – «Как стать счастливым», наверняка видел. А Танечка их заряжает положительной энергией. Тираж каждой книги – не меньше ста тысяч. Представляешь, какие это деньги? Мы уже домик начали строить, хотя Танечка все ноет, давай, дескать, в Москву переезжать…

КОЛДУНЬЯ (мечтательно). В Москву, в Москву…


Колдунья уводит Дальнобойщика.
ДАЛЬНОБОЙЩИК (кричит, удаляясь). Да, я же забыл, я ведь взял Танечкину фамилию – я теперь Аркадий Пученичев, в любом книжном магазине смотри на букву «П»…
Касьянов падает. Поднимается, снова падает. Ползет.
Появляются Дачник и Жанна. Непонятно, то ли они появляются на самом деле, то ли это глюк замерзающего Касьянова.
ДАЧНИК. А ты знаешь, что из-за твоего снега погиб наш сад?

ЖАННА. Сначала снегом ободрало ветви…

ДАЧНИК …а потом засыпало стволы…

ЖАННА… под корой завелся грибок…

ДАЧНИК… который сожрал все наши деревья…

ЖАННА... и нам пришлось его вырубить…

ДАЧНИК… и сдать землю под дачи…
Касьянов садится. Жанна и Дачник исчезают. Касьянов зачерпывает пригоршню снега и прикладывает ее ко лбу.
КАСЬЯНОВ. Холодный. Как настоящий…
Касьянов застывает с поднятой рукой и его засыпает снегом.

Август 2007 года, Никольско-Вяземское – Москва.