Исторически сложилось так, что история Габсбургской монархии никогда не входила в число приоритетных тем российской исторической нау - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Исторически сложилось так, что история Габсбургской монархии никогда не входила в - страница №1/1

Птицын А.Н.

Ставропольский государственный университет
Практика изучения и преподавания истории

Австро-Венгерской монархии в дореволюционной России
Исторически сложилось так, что история Габсбургской монархии никогда не входила в число приоритетных тем российской исторической науки. В дореволюционной России (впрочем, как и сейчас) круг ученых, специализирующихся на истории этой страны, был достаточно узок. Профессор Варшавского университета К.Я. Грот отмечал в 1914 г., характеризуя сложившуюся в историографии ситуацию, что «русская историческая литература по всеобщей истории насчитывает ряд больших, самостоятельных и даже довольно замечательных трудов и монографий по истории Германии, Франции, Англии, Италии и проч., но почти не имеет подобных трудов для Угрии (Венгрии – А.П.) и Австрии, ей, однако, несравненно более близких, родственных и казалось бы, привлекательных»1.

В то же время, история Австро-Венгрии привлекала пристальное внимание отечественных славяноведов, поскольку половину населения этого государства составляли западные и южные славяне. Историю Габсбургской монархии исследовали в России по двум направлениям: во-первых, как историю великой державы в контексте общеевропейской истории, и, во-вторых, как «место действия» локальных историй славянских народов монархии.

Исследовательская работа российских ученых сосредотачивалась, прежде всего, в университетах. В этой связи, следует отметить научную школу Петербургского университета. Основоположником российского австроведения можно считать работавшего там П.П. Митрофанова, чьи фундаментальные труды не потеряли своего значения до настоящего времени.2 Также следует отметить, что ряд ученых-славистов Петербургского университета достаточно плодотворно изучали историю «австрийских» славян (В.И. Ламанский, А.С. Будилович, Н.В. Ястребов, А.Л. Петров и другие)3.

По мнению современных исследователей, в дореволюционной России славяноведение на наиболее высоком уровне преподавалось в Варшавском университете. Здесь работали К.Я. Грот, В.А. Францев, А.Л. Погодин и другие ученые, которые достаточно много внимания в своей научной и преподавательской деятельности уделяли различным проблемам истории Габсбургской монархии4. Следует отметить, что в Варшавском университете была распространена интересная практика приглашения на преподавательские должности выходцев из Австро-Венгрии, прекрасно владеющих страноведческим материалом. Так, одним из основоположников славяноведческой школы этого университета являлся И.И. Первольф, чех по национальности, выпускник Пражского университета5.

В свою очередь, среди профессоров Московского университета, занимавшихся историей «австрийских» славян, следует выделить М.П. Погодина, О.М. Бодянского, Н.А. Попова, М.Г. Любавского6. В то же время, в остальных российских университетах интересующей нас проблематикой занимались лишь немногие ученые.

Научная деятельность российских ученых была тесно связана с преподавательской. Результаты их изысканий незамедлительно находили свое отражение в лекционных курсах, которые часто издавались. Настоящими питомниками научной мысли являлись исследовательские семинары («семинарии»), которые проводили со студентами многие российские профессора и доценты.

Рассмотрение проблем австро-венгерской истории проходило в русских университетах в рамках различных учебных курсов. Прежде всего, это базовый курс всеобщей истории и учебные курсы по истории славянских народов. Кроме того, отдельные сюжеты находили свое рассмотрение в рамках других учебных дисциплин (русской истории, славянской филологии и пр.).

В то же время, в изучении и преподавании австро-венгерской истории в российских университетах имелись и определенные проблемы. Поскольку историей Габсбургской монархии был занят узкий круг ученых, то и спектр исторических исследований оставался весьма узким: прежде всего, это история славянских народов монархии, а также отдельные сюжеты, связанные с внешней и внутренней политикой этого государства. Значительной проблемой было также то, в учебных планах русских университетов и гимназий для изучения истории Австро-Венгрии отводилось достаточно мало времени, по сравнению с объемов часов, отводимых на изучение истории других держав7.

Весьма серьезной проблемой являлось то, что многие профессиональные историки, прежде всего слависты (как и значительная часть российской элиты вообще) в той или иной степени находились под воздействием панславистской идеологии, что вело к формированию искаженного образа Австро-Венгрии в российской исторической науке. Только немногие ученые, такие, например, как П.П. Митрофанов, смогли не поддаться господствовавшим в русском обществе настроениям и сохранить научную объективностьучную анитьнслависты, и,зования должен стать предметом специального изу"ло также то, в учебных планах университетов истории авс.

В то же время, несмотря на имевшиеся трудности, дореволюционными учеными был заложен прочный научный фундамент изучения истории Габсбургской монархии и населявших ее народов, основные элементы которого стали составными частями содержательного компонента образовательного процесса и не потеряли своего значения до наших дней.




1Примечания

 Грот К.Я. Карпато-Дунайские земли в судьбах славянства и в русских исторических изучениях. СПб., 1914. С.65.

2 Барбашина О.И. Проблемы новой истории Австрии в российской исторической науке. Автореф. дисс. канд. ист. наук. М., 2001. С.13.

3 Славяноведение в дореволюционной России. Изучение южных и западных славян. М., 1988. С.179, 331.

4 Там же. С.216, 332.

5 Лаптева Л.П. Профессор Варшавского университета И.И. Первольф и его концепция славянской взаимности // Проблемы славяноведения. Вып.5. Брянск, 2003. С.76-77.

6 См.: Лаптева Л.П. Славяноведение в Московском университете в XIX – начале ХХ в. М., 1997.

7 Грот К.Я. Указ. соч. С.4.