«Имиджелогия. Как нравиться людям» - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
«Имиджелогия. Как нравиться людям» - страница №3/24


Вопросы для самопроверки

1. Каковы составляющие правильного образа жизни?

2. Чем полезны знания по ортобиозу при работе над имиджем?

3. Какие рекомендации по ортобиозу Вы используете?



Рекомендуемая литература

Мечников И.И. Этюды оптимизма М., 1964.

Каптерев П.Ф. Избранные педагогические сочинения. М., 1982.

Шепель В.М. Ортобиотика М, 1996.

ФИЛОСОФИЯ ИМИДЖЕЛОГИИ

ИМИДЖЕЛОГИЯ КАК РЕАЛЬНОСТЬ

Имиджелогия как научная дисциплина, как теоретическая основа воспитания и формирования профессионала не укладывается ни в одну из существующих и изучаемых общефилософских теории и не объясняется в своей специфичности ими, и, следовательно, требует специальной разработки «своей» философии, основанной на её особенностях и закономерностях.

Имиджелогия как научная область знания только в той степени соответствует своему учебному образующему предназначению, если изначально направлена на эстетико-этическое формирование личности. Если в любой другой специальности расхождения между процессом овладения знаниями и характерологическими особенностями личности нежелательны, то в имиджелогии они недопустимы.

Имиджелогия самим фактом своего существования в качестве учебного предмета требует своей философии, в то же самое время, пусть и не в достаточно развитом, свернутом виде, сама является философией. И дело не в том, что она исходит из высочайших принципов гуманизма, ставя во главу угла человека – таких наук много, а в том, что изначально, кроме человека, для нее ничего не существует.

И самое любопытное, что подход к человеку с позиции имиджелогии не укладывается ни в традиционные общефилософские трактовки «субъективизм – объективизм», ни в синергетические состояния неопределенности, ни в объяснительные современные теории конфликтов, ни в какую бы то ни было известную теорию исповедующую антропологический принцип. Имиджелогия как творение изначально создавалась только для человека, безотносительно к каким бы то ни было другим сторонам общественного бытия. Созданная на определённом этапе исторического развития, она, по сути, из-за своей единственной целевой ориентации на человека не исторична. И развитие её однозначно и прямо пропорционально определяется одной-единственной мерой – степенью служения человеку, оказываемой лично ему помощью в самореализации, в не умозрительном, а действенном раскрытии его индивидуальности.

И если все остальные научные дисциплины видят своё предназначение в познании и объяснении реальной действительности, то имиджелогия изначально обрекает себя на служение каждому конкретному человеку, помогая ему раскрыть то единственное и неповторимое, что выражает его индивидуальность, что отличает его от других. Имиджелогия не провозглашает, как это делают гуманистично ориентированные философские учения, что человек – это высшая ценность, потому что он – человек и всё, что связано с его социальным самочувствием, самооценкой, личностным своеобразием, исключающим самую возможность нивелирования, является для неё единственной ценностью.

И именно отсюда проистекают фундаментальные истоки философии имиджелогии, её автономность, содержательная обособленность и необходимость изучать её тем, кто готовится стать специалистом-имиджеологом. Отсюда же – её фундаментальные, принципиальные отличия от философии, преподаваемой в вузах и основанной на едином государственном стандарте, и обоснование необходимости её разработки как самостоятельного учебного предмета.

ОСОБЕННОСТИ ФИЛОСОФИИ ИМИДЖЕЛОГИИ

Непреходящее величие философской мысли покоится на удивительном, не всегда замечаемом, глубоко скрытом в силу своей диалектичной парадоксальности феномене. Философия создаёт обобщённые, самого высокого уровня абстракции теории, которые затем же сама дополняет, изменяет и опровергает. Любая философская концепция – это промежуточная срезовая констатация неостановимого процесса познания, непрекращаемого духовного поиска ответов, на который в силу своего существования обречён человеческий разум. Создаваемые ею каноны с неизбежностью разрушаются. И объяснение этому одно-единственное – не жизнь в её неостановимом непрерывном развитии соотносится с канонами, теориями, учениями, а, наоборот, каноны, теории, учения соотносятся с жизнью. В этом и только в этом значение и предназначение философии как вершины человеческой рефлексии.

Причём именно рефлексии, потому что философия для своих выводов и обобщений, не располагая никакими специальными методами и средствами, кроме непосредственно проявления самой мысли, вглядывается во всё происходящее, уходящее или возникающее как в познаваемую действительность. И фиксация в ней новых характеристик, событий, фактов обусловливает необходимость их осмысливать адекватно происшедшим изменениям. Философия, не используемая в идеологических и политических целях, изначально ставит себя в полную зависимость от фактов, от происходящих в реальной действительности изменений, видя своё предназначение именно в реализации объяснительной функции, превращающей её в фундаментальную основу духовного человеческого бытия. И, может быть, Л. Фейербах, исходивший из признания за философией только этой функции, был не так уж далёк от истины.

Отсюда один непреложный вывод: не философия рождает факты, а, наоборот, из фактов рождаются философии и в случае своей исключительности требуют создания своей философии. Возникновение имиджелогии как состоявшегося факта – именно такой случай. Причём чрезвычайно любопытный.

Ведь в принципе в имиджелогии нет ничего ранее неизвестного не только эмпирической человеческой наблюдательности, но и многочисленным антропологическим теориям. В строго научном смысле она может рассматриваться как составная часть антропологии, что и делается прямыми создателями и разработчиками имиджелогии. Так что же изменилось?

Да, действительно, всё, что связано с восприятием человека человеком, другими людьми, что связано с внешним обликом, самой возможностью наилучшим образом выглядеть, во все времена не могло не интересовать каждого живущего.

И в социальном, и в биологическом аспекте эти проблемы всегда интересовали и волновали людей. Какой силой влияния на общество обладает хотя бы одна только мода!

А какие усилия в течение многих веков прилагались и продолжают прилагаться сторонниками антропологизации социальных отношений – это также не могло не сказаться на имиджелогии. И, по сути, историческое слияние эмпирического опыта и духовных и интеллектуальных усилий, раскрывающих человека как высшую ценность, создало предпосылки для возникновения имиджелогии. Так что её можно рассматривать как причинно обусловленное следствие реальных процессов развития опыта, знаний, культуры. В силу чего преподавание имиджелогии как учебного предмета немыслимо без глубокого изучения философии.

Но из сколь угодно глубокого и всестороннего объяснения процессов, развития философской мысли, составляющих её учений не вытекает сущностное и необходимое раскрытие имиджелогии как профессии.

И в этом принципиальная суть рассматриваемой проблемы. Имиджелогия буквально требует разработки собственной философии с того момента, когда на передний план выходит проблема формирования специалиста-имиджеолога, призванного реализовать, практически воплотить в жизнь её принципы и требования. И именно эта личность имиджеолога должна характеризоваться как профессиональными знаниями и умениями, так и мировоззренческими исходными установками, изначально определяющими самую возможность и право осуществлять практическую деятельность.

А такую задачу не может решать унифицированная философия, потому что некоторые из её положений не только должны быть критически переосмыслены, но и отринуты.

И первое из них – это всё, что связано с философскими объяснениями природы целеполагающей деятельности. Исходя из того, что цель исторически и социально проявляется и возникает как потребность, философия, отталкиваясь от реальных фактов, ставит и диалектически решает проблему «цель – общество – личность». Отталкиваясь от противоречивости процесса исторического развития, она не только констатирует, но и допускает, когда речь идёт о цели, возможность инверсии (лат. inwersio – перестановка). Исходя из относительности истины, ценностей как таковых, противоречивости интересов, отношений общества и личности, допускается возможность подходить к человеку, рассматривать его как средство достижения выдвигаемых целей. С позиций философии, как это ни прискорбно признавать, человек, его достоинство, самолюбие, гордость, самая жизнь могут быть признаны менее значимыми, чем цели, возникшие перед обществом или выдвинутые последним. С позиций философии имиджелогии подобное изначально невозможно. Ни при каких обстоятельствах.

Для имиджеолога изначально нет и быть не может ценности выше, чем данный, не абстрактный, не усреднённый, а конкретный человек, с которым предстоит работать. И поэтому цели, стоящие перед имиджеологом, сконцентрированы только на личности именно этого человека и за пределы его потребностей и возможностей ни при каких обстоятельствах не выходят.

Отсюда первоочередной задачей, определяющей всю последующую работу по обучению профессионала-имиджеолога, является формирование его личности, не только узнавшей о недопустимости инверсии, но и изначально, внутренне не допускающей такой возможности. Для которой всё, что выходит за пределы данного человека, его личных потребностей и запросов, – табу.

Нетрудно понять, насколько сложно воплотить в жизнь эту задачу, противоречащую, как правило, реальному личному опыту будущего специалиста, реальной действительности, в которой он формировался и живёт. Но это только подчёркивает её актуальность и неотложную необходимость решения.

Исходя из современной организации учебной деятельности в высшем учебном заведении, именно философия имиджелогии в силу своих сущностных отличий от унифицированной философии может этому способствовать. А отличия эти проявляются во всём, начиная с фундаментальных категорий, таких, как «объективное» и «субъективное», «абсолютное» и «относительное», «всеобщее, особенное и единичное», и кончая категориями «время» и «пространство».

И именно из этой совокупности противоречий проистекает осознание необходимости разрабатывать философию имиджелогии, отражающую её специфическую содержательность, и целенаправленно её использовать как средство формирования личности специалиста-профессионала.

КАТЕГОРИИ ФИЛОСОФИИ ИМИДЖЕЛОГИИ

В философии категории определяются как «предельно общие, фундаментальные понятия, отражающие наиболее существенные, закономерные связи и отношения реальной действительности и познания. Будучи формами и устойчивыми организующими принципами процесса мышления, категории воспроизводят свойства и отношения бытия и познания во всеобщей и наиболее концентрированной форме». Но категории сами по себе не являются априорными формами мышления, а создаются и развиваются, корректируются и дополняются по мере познающего углубления в изучаемую действительность. Не категории создают выражаемую в них область знаний, а, наоборот, начинающая существовать, заявляющая о своём существовании новая область знаний неодолимо создаёт и развивает имманентную совокупность исходных категорий, через которые и благодаря которым она институируется, переставая быть кантовской «вещью в себе».

Исходные фундаментальные категории нового философского знания, таким образом, не только его отражают, но обеспечивают самую возможность его существования и развития, и, естественно, его изучения. Философия, необходимость возникновения которой предопределяется фактом объективного существования явления, сущностно не отражаемого в наличествующих категориях, может стать предметом изучения только на основе своего категориального ряда основных понятий. И философия имиджелогии в этом отношении не исключение.

Её реальное бытие, развитие и сама возможность целенаправленного влияния находятся в прямой зависимости от степени разработанности исходных фундаментальных категорий. В отличие от известных философских учений, обладающих разработанными рядами исходных понятий, самодостаточных в своей содержательной определённости, философия имиджелогии, когда речь идёт об обучении, обладает преимуществами. Её исходные категории, представляющие специфическую содержательность создающей их философии, могут раскрываться не как «застывшее», канонически сформулированное, не нуждающееся в доказательствах знание, а как адекватная имиджелогии необходимость, «схватывающая» искомую исключительность, и этим самым убедительнее всего реализующая свою обучающую функцию. Причём эффективность обучения усиливается и благодаря тому, что категории философии имиджелогии раскрываются и формируются на контрастном сопоставлении с традиционными философскими категориями, что позволяет, с одной стороны, опираться на уже наличествующие у обучающих знания, с другой – использовать сопоставление как совокупность аргументов, доказывающих необходимость именно такой содержательной наполненности каждой из рассматриваемых категорий и, следовательно, являющихся исходной системой доказательств, раскрывающих специфичность и автономность философии избранной ими профессии.

По сути, становление имиджелогии как научной области знаний у нас в стране началось с появления фундаментальных работ В.М. Шепеля. Ему удалось обосновать необходимость практического использования накопленных в области «человековедения» знаний, доказать их общественную значимость, отражающую в органичной целостности концентрированно выраженную совокупность социальных потребностей и, что не менее важно, всесторонне сформированную готовность их теоретического осмысления и путей разноуровневого профессионального удовлетворения. При этом В.М. Шепель особое внимание обратил не только на то, что предстоит профессионально делать будущему имиджеологу, но и на необходимую совокупность условий, при которых и благодаря которым он сумеет выполнить свою задачу. И именно с них, с этих условий, и возникает сама необходимость разработки автономной философии имиджелогии.

Ведущим, определяющим, фундаментальным условием, без которого эта профессия невозможна, объявляется такое качество, такая неотъемлемая черта личности, как обаяние. В.М. Шепель, проанализировав и исследовательски раскрыв сущностные характеристики межличностных контактов, вынужденно приходит к выводу об объективной необходимости наличия у имиджеолога такой личностной характеристики, как исходной основы профессионального общения. Таким образом, обаяние априори должно быть свойственно личности профессионала-имиджеолога. И, следовательно, либо имиджеологами могут становиться некоторые люди, от природы обладающие необходимым для этого обаянием, либо эта характеристика не только природно даруема, но и целенаправленно приобретаема. Признание справедливости первого утверждения, по сути, отказывает самой имиджелогии в праве существования как научной области знания, второго – не только требует определённой профессиональной готовности, но и принципиально изменяет установившиеся с позиций традиционной философии исходные фундаментальные категории, наполняя их в ряде случаев диаметрально противоположным содержанием. Ибо, не только признав самостоятельным, автономно существующим объект исследования и деятельности мир межличностных отношений, но и управляемую возможность влиять на них, имиджелогия принципиально изменила трактовку таких категорий, как «объективное» и «субъективное».

И дело здесь не в противопоставлении этих категорий, когда одному приписываются свойства объективного, не зависимого от нашего сознания существования, а другому – возможность отражать его в своих ощущениях и сознании, или когда первый несёт в себе сущностные, закономерностные свойства, а второй обладает способностью их познавать и использовать. Суть привносимого имиджелогией подхода к трактовке философских категорий в том и состоит, что исходной, фундаментальной основой бытия и его философии является именно субъективное. И только субъективное. А всё остальное, включая и объективно существующую реальность, может рассматриваться как сопутствующая совокупность условий, с которыми при необходимости можно считаться, а можно и нет. Мир межличностных отношений, личностно значимых ценностей, личностных установок, привязанностей, убеждений – единственная объективно существующая с позиций имиджелогии реальность, потребности которой нельзя не учитывать, ради которой – и только ради которой – действует профессионал.

Исходя из такой трактовки категории «субъективное», философия имиджелогии выстраивает не только ряд своих исходных понятий, но и целевую предназначенность имиджелогии. Именно с позиций такого понимания «субъективного» проистекает выведение сущностных особенностей профессии, принципиально отличающейся от всех других, реализующих себя в межличностных отношениях. В первую очередь педагогических.

Имиджеолог – не педагог и не воспитатель. У него нет и быть не может «своих» целей, «своих» задач, своих интересов, в чём-либо направленных против личности. Он изначально служит ей, и только ей. И выше её потребностей, её интересов у него ничего нет. Сама постановка вопроса о соотношении общественных и личных интересов, способная хоть в чём-то ущемить личность, для имиджеолога – по глубочайшей внутренней убеждённости – недопустима и невозможна.

Признавая необходимость профессиональной концентрированности на личности, философия имиджелогии подчиняет именно этой парадигмальной установке содержательное наполнение своих основополагающих категорий. И, естественно, извлекает необходимые для обеспечения эффективной профессиональной деятельности следующие из них выводы. Исходя из их категоричности и определённости, их можно использовать и в качестве правил, ориентированных не только на соответствующее мировоззренческое влияние, но и на необходимость руководства непосредственно в практической деятельности.

Подчиняя свою деятельность интересам личности, профессионал-имиджеолог руководствуется трактовками исходных категорий с позиции философии имиджелогии.

И это относится в равной степени не только к соотнесению «объективного» и «субъективного», но и «абсолютного» и «относительного», «всеобщего, особенного, единичного» и т.д.

Если с общефилософских позиций всё «относительно», то в межличностных отношениях ничего «относительного» нет и быть не может. Всё – абсолютно! Отсюда – уровень такта, культуры общения, способность понимать другого человека, проникать в его внутренний мир и, конечно, в эмоциональное состояние в данную минуту. Отсюда каждое внутреннее и внешнее движение профессионала, каждое проявленное к личности отношение может быть отражением глубоко сформированного отношения к конкретному человеку как к высшей, ни с чем не сопоставимой ценности.

И точно так же обстоит дело с соотношением категорий всеобщего, особенного, единичного. Для имиджеолога изначально не существует этого триединства в каком бы то ни было противопоставлении и различии. Они образуют органическую, неразрывную целостность, обусловленную целостностью личности, с которой и ради которой работает имиджеолог.

В равной степени это относится к таким фундаментальным категориям, как время и пространство.

С общефилософских позиций «пространство и время – всеобщие формы бытия материи», «к всеобщим свойствам пространства и времени относятся: объективность и независимость от сознания человека; абсолютность как атрибутов материи; неразрывная связь друг с другом и с движением материи; количественная и качественная бесконечность». В сфере межличностных отношений, являющихся объектом имиджелогии, эти понятия трактуются не только иначе, а диаметрально противоположно.

Соотнося эти различия в выше представленной последовательности, необходимо отметить, что имманентными свойствами пространства и времени с позиций философии имиджелогии являются:


  • субъективность и полная зависимость от сознания человека;

  • полная субъективность восприятия;

  • произвольно разрываемая связь между ними;

  • количественная и качественная конечность проявления в межличностных отношениях, их управляемая завершённость.

При этом принципиально важна диаметрально противоположная общая трактовка пространства и времени с позиций межличностных отношений. И суть этих различий состоит в том, что они не только формы, но и имманентные характеристики непосредственно создаваемых и управляемых отношений. И именно эта трактовка исходных фундаментальных категорий изначально способна ориентировать практика на достижение эффективных результатов.

ИМИДЖЕЛОГИЯ – СИСТЕМООБРАЗУЮЩАЯ МЕРА ОБРАЗОВАНИЯ

У анализируемой проблемы есть ещё один аспект, рассмотрение которого с философских позиций позволяет не только более полно выявить специфические особенности имиджелогии как науки, но и раскрыть оптимальные возможности её использования в учебном процессе как учебного предмета.

Исходя из современной дидактики как его теоретической основы, наука, несомненно, составляет органичную часть учебного предмета, но при этом не тождественна ему. В этой связи имиджелогия, одновременно являясь новой областью научного знания и учебным предметом, не только составляет ядро содержания учебного предмета, оказывая на него определяющее влияние, но и сама подчиняется закономерностям образования как целенаправленно организованной деятельности.

И в этой связи она в качестве учебного предмета, призванного стать основой подготовки специалистов в стенах вуза, во многом органично сливается с концепцией философии образования, разрабатываемой лабораторией «Философия образования» Института теории образования и педагогики РАО.

В отличие от существующих традиционных трактовок и целевой предназначенности философии образования отстаивается назревшая, соответствующая происшедшим в мире изменениям и актуальным потребностям мира образования принципиально новая концепция.

В самых общих чертах её суть сводится к тому, что образование, несомненно являясь составной частью социума, со всеми вытекающими из этой зависимости последствиями, в то же время настолько автономно, что его развитие определяющим образом сказывается не только на нём самом, но и на социуме. И дело здесь не только и не столько в том, что образование способно напрямую влиять на развитие общества, сколько в том, что мир образования функционирует по своим закономерностям.

В отличие от социума, развитие которого всецело подчиняется социальным закономерностям, мир образования, будучи не только искусственно, целенаправленно созданным, но и продолжающим искусственно создаваться, требует всемерно учитывать именно это своеобразие, без чего невозможно обеспечить оптимальность его функционирования и развития и, в конечном итоге, удовлетворить потребности и запросы социума.

Любой учебный предмет, используемый в учебно-воспитательном процессе и для обеспечения оптимальности этого целенаправленного использования, с позиции философии должен быть представлен и раскрыт не только содержательно, не только в совокупной целостности с присущими ему методами, но и в необходимом для себя пространстве и в требуемом для этого времени. Исходя из того, что обучение не может осуществляться без обеспечения требуемого уровня восприятия со стороны обучающихся, любой учебный предмет, естественно, включая имиджелогию, должен проектно и программно строиться, включая в себя необходимые решения использования создаваемого пространства и требуемого для этого времени.

В проведенном нами исследовании получила подтверждение гипотеза о наличии в мире образования разных видов времени, включая интегративное педагогическое время, необходимое для постановки и практической реализации любых программных целей. Философское обоснование необходимости принципиально иной трактовки категории «время» создаёт необходимые методологические основания для решения управляемого, всесторонне обеспечиваемого развития образования, естественно, включая решение задач имиджелогии, исходя из её специфичности и своеобразия.

Исследовательские и педагогические коллективы, руководимые В.М. Шепелем, многое сделали для разработки имиджелогии как теоретической дисциплины и методики и учебной практики подготовки и переподготовки педагогических кадров. В комплексной разработке новой отрасли научного знания создание философии имиджелогии и её целенаправленное использование в учебно-воспитательном процессе станет необходимым этапом в решении столь актуальной в современных условиях проблемы.

Вопросы для самопроверки

1. Место философского знания в имиджелогии.

2. В чем суть философии имиджелогии?

3. Какое значение для формирования философии имиджелогии имеет концепция В М. Шепеля об имидже как феномене и как понятии?



Рекомендуемая литература

Макиавелли Н. Государь Минск, 1998.

Мечников И.И. Этюды оптимизма М., 1964.

Турбовской Я.С., Провоторов В.П. Диагностические основы педагогического целеполагания М., 1996.

Шепель В.М. Имиджелогия: секреты личного обаяния. М., 1997.

ПРОСТРАНСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО ИМИДЖЕЛОГИИ

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ

Современная ситуация с точки зрения происходящих качественных изменений в обществе уникальна. Она являет собою время и процесс качественного обновления традиционных средств познания и преобразования действительности. Естественнонаучная парадигма уступила лидерство новой парадигме – гуманитарной.

Эта ситуация смены парадигм стала следствием цивилизационных процессов, в частности научно-технического прогресса, качественно изменившего представления человека и о его возможностях, и о его месте в мире как центральной фигуре мироздания, оказавшейся, кстати, наименее изученной. Поэтому исследовательский взор стал активно перемещаться с феномена «объект» (мир, машина, технология) на феномен «субъект» (человек, общество, цивилизация), отражая и формируя вновь становящуюся гуманитарную парадигму, требующую видеть и понимать мир прежде всего через человека, как зависящий от человека, как изменяющийся посредством человеческих потребностей и возможностей (Н.А. Бердяев, В.И. Вернадский, Д.И. Менделеев, К.Э. Циолковский и др.).

Этот переход предсказывали и описывали многие ученые. Так, французский социолог Р. Арон теоретически доказал, что постиндустриальная цивилизация неизбежно сменит собою промышленную, и этот процесс уже начался во второй половине XX века. Американские социологи отмечают, что с середины XX века начался процесс становления новой цивилизации – цивилизации электронных орудий труда, которая сменяет собою предшествующую ей цивилизацию железных орудий труда точно с такой же неизбежностью, как цивилизация железных орудий труда некогда сменила цивилизацию каменных орудий труда.

Современная промышленная цивилизация, где человек был всего лишь послушным исполнителем, одним из «винтиков» громадного анонимного механизма, завершает свой путь. Теперь она через тяжелейший социально-экономический кризис переходит в новое качество.

Ряд ученых предсказывают новой цивилизации более человеческое лицо, обосновывая это тем, что сегодня общество подошло к такому рубежу своего научно-технического и индустриально-экологического бытия, когда оно с необходимостью должно переориентироваться на антропологические основы. Ведь человечество создало столько различных технических приспособлений, что стало балансировать на грани самоуничтожения. Оно может своими неэкологическими действиями сделать непригодной к жизни всю земную атмосферу и, таким образом, обречь себя на медленное умирание. Оно может и вовсе одним разом с помощью накопленного ядерного потенциала уничтожить всю планету Земля.

Поэтому справедливы призывы ученых, сделать современную, постиндустриальную, цивилизацию именно человеческой, в противном случае может вовсе не стать никакой цивилизации (И.А. Ильин, Л.П. Карсавин, К. Леви-Строс и др.).

Человек со всеми его проблемами переместился в центр научного и общественного внимания и интереса. Это радикально меняет и менталитет человека, и общество в целом. Сегодня, на рубеже II–III тысячелетий, происходит становление цивилизации нового типа – постиндустриальной цивилизации гуманитарной ориентации, требующей и нового типа образования – гуманитарного.



Гуманитарное образование. По мере качественных изменений во всех социальных институтах и профессиональных сферах образование заметно меняет и статус, и содержание.

Каков статус образования? На заседании Международной комиссии по образованию для XXI века (ЮНЕСКО, 1998) зафиксировано, что большинство стран мира рассматривают образование как одно из основных условий развития цивилизации, ориентирующих на новые гуманистические идеалы – на развитие человеческой личности, её самоопределение и самореализацию как «необходимое условие для того, чтобы дать человечеству возможность продвигаться вперёд к идеалам мира, свободы и социальной справедливости».

Особенно изменился статус высшего образования. Социальная ценность высшего образования в конце XX века стала столь высокой, что именно с ним связывают экономическую и социокультурную стабильность в развитии общества. Так, во Всемирной декларации ООН о высшем образовании для XXI века (Париж, 1998) отмечается: «На пороге XXI века мы являемся свидетелями беспрецедентного спроса на высшее образование и его широкой диверсификации наряду со всё большим осознанием его решающего значения для социально-культурного и экономического развития и создания такого будущего, в котором более молодые поколения должны будут овладевать новыми навыками, знаниями и идеями». Ситуация в сфере образования на рубеже XX–XXI веков стала качественно иной. Так, если 100 лет назад одной из основных проблем было всеобщее начальное и среднее образование, то сейчас встаёт проблема всеобщего высшего образования.

Содержание образования. Поскольку в новой цивилизации человек со всеми своими индивидуальными особенностями претендует стать главной ценностью, то и содержание образования будет меняться в зависимости от того, как понимается суть и назначение человека и человеческого бытия. Последнее носит полюсный характер и включает две взаимодополняющие и одновременно взаимоисключающие составляющие:

1) человек – это социальное существо, и, следовательно, он творец, созданный по образу и подобию Создателя (Н. Бердяев, В. Соловьёв, Г. Федотов, Л. Шестов и др.), и его бытие – это прежде всего бытие творческое (творчество ради создания новых свойств социального пространства средствами производства, науки, техники, искусства, архитектуры, культуры и т.д.);

2) человек – это природное существо, вынужденно пребывающее в обществе, но не находящее себе места в нём и пугающееся его (А. Камю, Ф. Ницше, Ж.П. Сартр, 3. Фрейд, М. Хайдеггер и др.). Следовательно, человек, как и другие биологические существа, является потребителем и его бытие – это бытие потребительское (потребительство ради получения материальных благ); и лишь по необходимости, выживания ради, человек может быть производителем, но, главным образом, на исполнительном уровне как разработчик и исполнитель указаний и идей свыше.

Сегодняшнее образование исходит из второго начала человеческой природы, поскольку организуется в основном как информационно-репродуктивное, преследующее цель освоить какие-либо стандарты (профессиональные или общекультурные), и делает это повелительным методом: «Делай так! Запоминай это! Понимай так!» Но такое образование формирует у учащихся не творческие начала, а всего лишь знания-умения, то есть культивирует преимущественно идеал исполнителя, научно и технически грамотного разработчика. Это означает, что образование культивирует потребительство, которое в последние годы стало приобретать угрожающе массовый характер. А человек как потребитель в своей крайней форме – десоциальное существо, которое, вследствие творческой пассивности, предстаёт неполноценным, ущербным, наполненным пессимизмом и негативными устремлениями (неудовлетворённость, озлобленность, страх, стрессы, агрессия, насилие и т.д.). Это означает, что существующее образование невольно вносит деконструктивный, саморазрушающий элемент в цивилизацию.

Вновь складывающееся гуманитарное образование в противоположность имеющемуся исходит из первого – творческого начала человеческой природы и ориентируется не на формирование в человеке отдельных его свойств (даже и творческих), лишь полезных для производства, а на воспитание человека как творческой личности, ответственно творящей мир и прежде всего свой личностный мир. Соответственно и процесс образования творческих личностей должен строиться креативно, как творческий процесс, как творческое образование.

Однако опыта построения такого процесса мало и не только на уровне высшего образования, но даже и на общеобразовательном уровне, то есть в школах, где учат в основном информационно-репродуктивными методами. Поэтому образование сегодня предстаёт не подготовленным к выполнению нового социального заказа – воспитанию творческой личности. В связи с этим рассмотрим основные теоретические положения креативного образования.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ

<< предыдущая страница   следующая страница >>


izumzum.ru