И освободив родную деревню, но потеряв любовь, невзлюбила она белый свет. Не имея сил простить неверного, она выбрала другой путь и - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Храмцова Любовь Александровна родилась 19 ноября 1943 года в поселке... 1 11.85kb.
- 1 67.06kb.
Марина бернацкая 1 92.1kb.
Спишите текст. Вставьте пропущенные буквы и недостающие знаки препинания 10 837.61kb.
Давайте объединим наши сердца и пожелаем всем счастливого Нового... 1 52.69kb.
Листинг в системе биржевой торговли, котировки ценных бумаг и биржевые... 2 292.97kb.
Над созданием этой парижской площади не трудились выдающиеся архитекторы... 1 32.05kb.
В начале сотворил Бог небо и землю. Земля была пуста и пустынна,... 2 598.79kb.
Виды музыкального искусства (I-II семестр) 1 111.74kb.
Стоя у окна, она наблюдала, как высокий мужчина садился в машину... 20 4011.57kb.
"Диана. Красивое имя. И девушке этой оно подходит", думала она, глядя... 1 102.46kb.
«Хотел бы все переделать» к 70-летию композитора Леонида Клиничева... 1 31.03kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

И освободив родную деревню, но потеряв любовь, невзлюбила она белый свет. Не имея - страница №1/1

Ключ к мести

И пляска паука на паутине тебя дорогой мести проведет…

«И освободив родную деревню, но потеряв любовь, невзлюбила она белый свет. Не имея сил простить неверного, она выбрала другой путь и слилась с озерными водами.


Много лет прошло с тех пор, много поколений сменилось. Вокруг того озера вырос дремучий лес, но измененная до неузнаваемости легенда о любви и предательстве до сих пор витает среди простого люда. И поговаривают, что дух девушки был настолько силен, настолько не желал уходить, не почувствовав вкуса мести, что преобразился. И до сих пор так и бродит она в облике паучихи черной, ища освобождения».

Легенду о древнем лесном божестве – Черной Вдове – знали все. Паучиху боялись, и тот уголок леса, где по преданиям она обитала, обходили стороной. Однако были и такие, кто решался обратиться к богине с просьбой. Жертвы измены и насилия, брошенные жены, отверженные и желающие отомстить. Исполнялись их просьбы или нет – никто из молельщиков не даст ответа. Факт оставался фактом: количество обращений уменьшалась с каждым десятилетием, хотя истории о ритуале и передавались из поколения в поколение.


Никто из взывавших не знал, что за долгие столетия обратилось в камень паучье тело и с каждой их просьбой все больше пробегает по нему трещин, приближая миг освобождения божества.

Такого со мной никогда не произойдет
- Он поплатится за это! - Истерически выкрикивала Карина, меряя шагами небольшую полянку. Белокурые косы девушки растрепались, рукав рубашки был порван, а на юбке в районе колен темнела грязь. В общем, с первого взгляда становилось ясно, что девушка падала и не раз. Движения ее были резкими и хаотичными, в глазах блестели непролитые слезы. – Он еще пожалеет!
- Да! Да! Да! – отвлекаясь от неимоверно важных обсуждений, нестройным хором и часто не к месту вторили толпившиеся в стороне подруги. Впрочем, не особо уверенно, как заметила сидящая на поваленном дереве Есения.
Это было и неудивительно, ведь сочувственно слушая стенания Карины, каждая в ту минуту облегченно думала про себя: «Со мной такое уж точно не произойдет». На чем в данный момент основывалась подобная убежденность, трудно сказать.
- Я знаю! – неожиданно резкий вопль внезапно остановившейся Карины заставил девушек вздрогнуть. Глаза пострадавшей горели безумным огнем, освобожденные от заколок светлые волосы отливали кроваво-красным, руки – крепко сжаты в кулаки. Вообще, в этот вечерний час она выглядела на редкость зловеще. Болтушки в сторонке испуганно притихли.
Карина не сводила тяжелого взгляда с подруг, по ее мнению двигающихся чересчур медленно. «Какие они все еще дети. И не дайте боги им оказаться на моем месте… Но ничего, лесная богиня поможет мне свершить месть, я знаю!» - мысли девушки скакали с одного на другое. Карина сознательно накручивала себя, ведь для воззвания к Черной Вдове, по преданиям требовались отрицательные эмоции. О лесной паучихе девушка узнала от лежащей на смертном одре прабабки. И пусть в то время Карина была совсем ребенком, слова ссохшейся старухи навечно остались в памяти. «Такова наша судьба, внученька… Я буду молить богов на том свете, чтобы тебя не коснулась карающая длань, но знай…»
- Встаньте в круг, - вырвавшись из тяжелых воспоминаний и сглотнув слезы, приказала девушка. Ослушаться ее никто не посмел.
Есения, пожав плечами, присоединилась к «курицам», как про себя именовала так называемых подруг. На деле с каждой из присутствующих она была слабо знакома и не горела желанием исправлять ситуацию. На поляне ее держал лишь чисто научный интерес к действиям расстроенной Карины.
Тем временем почти полностью стемнело.

«Пора!» - Карина отвела взгляд от розовато-серого горизонта и рукавом утерла слезы. Не время раскисать!


- О, всесильная царица ночи! – вытянувшись, словно струнка, торжественно произнесла Карина и протянула руки к небу. Не уловив никаких откликов, девушка перешла к следующей стадии обряда – следовало объединить воззванием образующих ведьмовской круг подруг. Вообще, ритуал складывался столетиями обращений, и каждая старалась внести в него что-то новое, желая как можно скорее привлечь внимание Черной Вдовы.
Есения вздрогнула, когда Карина плавным движением придвинулась прямо к ней и взяла за руку. Жертва измены приблизила лицо почти вплотную, пристально смотря в глаза девушки.
«Что происходит?» - отстраненно подумала Есения, чувствуя теплое дыхание на своих губах.
- Я взываю к тебе! – тем временем продолжала пламенную речь Карина. Откуда-то из глубины глаз девушки поднималась первобытная тьма. Или это всего лишь иллюзии вступающей в права ночи?
Почувствовав боль, Есения попыталась отнять руку, но хватка, по-видимому, сошедшей с ума девушки была на редкость сильна. Карина медленно облизнула губы, провела свободной рукой по щеке судорожно пытающейся найти выход из ситуации подруги и, резко отстранившись, перешла к следующей.
Со стороны оказалось, что взывающая к ночи двигалась довольно быстро. Карина резво сновала внутри круга, то и дело скидывая с что-то из одежды. Неожиданно для себя завороженная происходящим Есения слишком поздно поняла, что больше не может пошевелиться. Обойдя всех пятерых девушек, Карина оказалась полностью обнаженной и переместилась в центр круга.
- Я взываю к мести! – она извивалась всем телом, выделывая руками непонятные движения. Постепенно переходя к дикой пляске и метанию внутри круга, Карина что-то выкрикивала в небо. Способ взывания в форме пляски тоже пришел из глубины веков. По преданию, еще находясь в человеческом облике, пришедшая с востока паучиха была танцовщицей при дворе султана.
«И что это за бред? - если б не странная сила, сковывающая движения, Есения пакостно захихикала бы – на редкость смешно выглядели неловкие движения взывающей. – Ярик наверно заждался уже… - не к месту мелькнула виноватая мысль. – Надо будет рассказать ему, пусть тоже посмеется».
Не выдержав откровенного зрелища, молодой месяц стыдливо скрылся за тучами.
Через несколько минут Карина окончательно выдохлась и удовлетворенная опустилась на густую траву. Сила, удерживающая девушек на месте, тут же исчезла. Освобожденная Есения первой поспешила скрыться с места происшествия. Ей стоило многое обдумать. «По крайней мере, моральную разрядку это точно дает…» - пришла к выводу девушка.

И где-то в чаще лесной дрогнула каменная паутина…



Карина же спустя несколько дней, вконец лишившись разума, убежала в лес, и ее никто более не видел.

Никогда не говори никогда
Размазывая по щекам горькие слезы, Есения мчалась по лесу, не разбирая дороги. Она никак не могла поверить, что происходящее с ней – не самый жуткий сон. Ветки хлестали девушку по лицу и рукам, корни возникали прямо под ногами, норовя свалить на землю.
- Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! – Есения захлебывалась рыданиями. Лес мрачно шелестел листьями, вторя ей.
Озеро, внезапно появившееся из-за деревьев, тускло сияло в лунном свете. Не останавливаясь, девушка вплотную приблизилась к воде, мягко омывающей лежащий на берегу скелет.
Как завороженная, она провела рукой по зеленоватым костям, на которых даже сохранились обрывки одежд. «Вот мы и встретились вновь, Карина»,– грустно подумала девушка.
– Прости за нелестные мысли, - уже прошептала вслух.
Есения понимала, что пути назад больше нет. Да и был ли в смысл в возвращении? Девушке казалось, что жизнь ее рухнула в один миг, и этого уже ничто не могло исправить.
Ногтем она подцепила скользкую веревку, охватывающую шею скелета. Череп откатился в сторону, и петля легко соскочила с шеи несчастной жертвы. Прояснившиеся было глаза вновь наполнились слезами жалости к себе самой. «Возможно, когда-нибудь так найдут и мое тело…» - мысли Есении хаотично сменяли друг друга. Девушка даже не дала себе сил задуматься, отчего тело утопшей Карины оказалось на берегу. Ловушки в происходящем она абсолютно не видела.
Больше не давая себе времени на раздумья, Есения, пыхтя, подняла склизкий тяжелый камень и, кряхтя, подтащила его к обрыву, словно специально созданногу природой для таких вот несчастных жертв. Накинуть петлю на шею оказалось проще простого. Вновь разрыдавшись от жалости к себе любимой, Есения плюнула в озеро.
- Будь ты проклят, Ярослав, - обреченно прошептала в небо. – Боги, услышьте меня! – уже прокричала что есть сил.
Натужно толкнув камень перед собой, девушка бросилась в озеро. Вода вспенилась, принимая очередную жертву и словно радуясь ей.
Одновременно со всплеском, окончательно треснула каменная оболочка, сковывающая паучиху. Довольно крупная для своего вида черная вдова закачалась на паутине, выделывая смешные пируэты.
Скоро, совсем скоро она станет свободна.

И в мести она обретет свободу
Час освобождения близился. Быстро суча лапками, Черная Вдова спустилась с многовекового дуба. Долго, очень долго, не имея возможности даже пошевелиться, она что есть сил подталкивала девушек к необдуманным поступкам. Возможность повлиять на происходящее у нее была очень мала, но человечество всегда стремилось к саморазрушению.
Едва блестящее тельце коснулось земли, как началось превращение. Паучиха быстро крутилась, создавая вокруг себя серебристый кокон. Через несколько минут он закачался на нити, верхний конец которой терялся в кроне дерева.
Как только кокона коснулись последние лучи заходящего солнца, воздух вокруг него подернулся дымкой. Он начал резко увеличиваться в размерах, остановившись лишь, когда достиг человеческого роста. Куколка пульсировала, тонкие стенки, по которым уже пробежала сеть трещин, так и грозили разорваться, что, в итоге и произошло.
С глухим «чпок» стенки разошлись в стороны. Смахивая с себя капли слизи, на поляну выбралась высокая обнаженная девушка. Поморщившись и слегка отжав от тягучей жидкости черные волосы, Вдова осмотрелась и четко произнесла:
- Время пришло.
Словно дожидаясь звуков ее голоса, из леса хлынула волна насекомых – муравьев, жучков и ночных бабочек, тут же с ног до головы облепивших приняшее человеческое обличье божество. Они приветствовали возвратившуюся Вдову, очищая ее тело от грязи. Пара секунд – и копошащиеся насекомые схлынули вниз, тут же скрываясь в траве. На смену им появились серебристые духи, несущие полупрозрачные одежды. Паучиха не шевелилась, позволяя ухаживать за собой.
Едва все процедуры были окончены, Вдова медленно опустилась у самой кромки воды и, кончиком пальцев коснувшись жидкости, вновь прошептала:
- Твое время пришло.
Смеющиеся русалки подчинились воле богини и, хлопая зеленоватыми хвостами по поверхности озера, приволокли тело утопленницы. Та выглядела неплохо, словно только что заснула. Все шло, как она и хотела – Черная Вдова довольно улыбнулась. Природа во многом готова помочь своим детям, если правильно попросить.
- Просыпайся, девочка, сегодня твой день, - паучиха ласково провела ладонью по пахнувшим тиной волосам Есении. – Давай!
Повинуясь резкому окрику, девушка распахнула глаза и села, пытаясь отдышаться. Из уголка ее рта вытекла тонкая струйка воды.
- Шшшшш, моя хорошая. У нас мало времени. Сегодня твоя свадьба, не забыла? – она пристально смотрела в полубезумные глаза все еще пытающейся что-то сказать Есении, внушая ей нужные мысли. – Пора подготовить тебя.
Словно ожидавшие приказа русалки принялись омывать тело девушки. Мягкие губки из лесных водорослей хорошо стирали накопившийся за прошедший год налет. Улитки и рачок были бережно вытащены из волос и отправлены обратно в воды озера.
- Поднимайся, - улыбнулась одна, протягивая невесте руку. Все еще пребывающая в шоке девушка молча подчинилась.
Тут же вокруг нее закружились дриады, высушивая тело, расчесывая гребнем из ракушки длинные русые волосы.
- А это мой свадебный подарок, - где-то пропадавшая паучиха вышла из-за деревьев, держа в руках серебрящееся в лунном свете платье-паутинку.
- Прекрасна, прекрасна… - эхом отзывались духи леса, облачая Есению. Одна из них ловко пришивала к ажурному подолу веточки полыни, наполняющие воздух горьковатым запахом, другая опустила на голову венок из одуванчиков. Пару минут и все было закончено.
- Иди, - Вдова коснулась алыми губами холодного лба Есении.

***

В деревне гуляли свадьбу. Невеста тихонько хихикала, смущаясь и покрываясь нежным румянцем от пошлостей, что шептал ей на ушко Ярослав. Горячительные напитки лились рекой, гости веселились вовсю.

К тому моменту, как бледная Есения ступила во двор, большая часть приглашенных уже спала, кто где горазд. Жених и невеста давно удалились в спальню.


- Я ли мужу не угожу, - пробормотала под нос девушка, задумчиво смотря на капающую с рук воду, и направилась к окну спальни. Уж его-то расположение она знала прекрасно. Босые ноги мягко ступали по земле, оставляя после себя влажные следы.
- Милый, открой окно… - пропела Есения, оказавшись у стены дома. – Я так давно тебя ждала, Ярослаааав.
Бледное лицо жениха, резво отшатнувшегося от окна, лучше всех слов показало узнавание. «Есения», - можно было прочитать по губам парня, дрожащими руками пытающегося задернуть занавеси. Нынешняя невеста мельтешила где-то за его спиной.
- Свадьбу справить нам пора давно, - продолжала увещевать Есения. – Иди, иди ко мне. – Она маняще тянула руки. И звала, звала, звала…
Неподалеку всхрапнул один из гостей и перевернулся на другой бок.
- Я – невеста первая! - уже бесновалась Есения, холодное дыхание струйкой вырывалось из синеватых губ.
«У тебя сроку до зари, - в голове отдался эхом голов паучихи. – Не теряй времени, он не сможет устоять…»

А наутро всех пробудил полный ужаса крик – мать невесты нашла дочь, лежащую без сознания на полу супружеской спальни. Голова девушки была абсолютно седой.


Молодого жениха мавка в речку увела…

Месть свершилась. Облегченно вздохнув, Черная Вдова растворилась в утренней дымке. Она была свободна…