Гражданские дела - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Гражданские войны (фрагмент; битва флотов Цезаря и Помпея; гарпакс) 5 1976.32kb.
3. Данная Инструкция предназначена для областных, районных и приравненных... 1 130.1kb.
Уголовные дела частного обвинения Возбуждение уголовного дела. 1 35.95kb.
Права человека в Воронежской области в 2007 году материалы мониторинга... 1 239.91kb.
Тема: «БуквыОиАв корне гор/гар» 1 57.87kb.
1На протяжении многих лет детектив Коломбо из отделения полиции города... 1 13.87kb.
Форма мероприятия: вечер памяти 1 63.08kb.
Справка по результатам обобщения практики рассмотрения судьями Владимирской... 1 283.29kb.
Урок по обществознанию на тему «Гражданские правоотношения» 1 126.62kb.
Занятие История музейного дела в России. Коллекционирование конец... 1 313.66kb.
Жалоба на Постановление от 18. 05. 2006 г. Об отказе в возбуждении... 1 58.61kb.
Милорад Павич Кесарево сечение 1 81.35kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Гражданские дела - страница №1/1

СПРАВКА
по результатам изучения практики применения судами Владимирской области норм международного права при рассмотрении гражданских дел и дел об административных правонарушениях.
В принятой 22 ноября 1991 г. Декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации провозглашен приоритет международных норм, относящихся к правам человека, перед отечественным законодательством.

Это положение нашло свое закрепление в Конституции Российской Федерации, в соответствии с ч.4 ст.15 которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.


По заданию Верховного Суда Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда изучила практику применения судами области Конвенции о защите прав человека и Протоколов к ней, а также иных норм международного права при рассмотрении гражданских дел и дел об административных правонарушениях за период с 01.01.2009 по 30.09.2010.
Гражданские дела.

По информации районных (городских) судов и мировых судей Владимирской области за указанный период районными (городскими) судами и Владимирским областным судом по результатам рассмотрения гражданских дел вынесено 136 судебных актов, в которых имеются ссылки на нормы международного права.

Из них большая часть относится к категории дел, вытекающих из семейно-брачных отношений об усыновлении (удочерении), в том числе иностранными гражданами; о лишении родительских прав; об определении места жительства несовершеннолетних детей и порядка общения с ребенком.

Также нормы международного права применялись при рассмотрении гражданских дел по заявлениям об оспаривании действий (бездействий) государственных органов, должностных лиц и по искам:

о защите чести, достоинства и деловой репутации к средствам массовой информации, к юридическим лицам и физическим лицам;

о компенсации морального вреда;

о возмещении вреда здоровью;

о выселении из жилого помещения;

о назначении досрочной трудовой пенсии, о включении периодов работы в трудовой стаж и перерасчете пенсии;

о признании права на меры социальной поддержки;

по иным спорам в сфере гражданско-правовых отношений.
Анализ представленных для изучения судебных решений показал, что при рассмотрении судами гражданских дел наряду с внутригосударственным законодательством применялись нормы международного права, содержащиеся в следующих международно-правовых актах:

Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, ратифицирована Верховным Советом СССР 13.06.1990);

Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней (ратифицирована Федеральным Собранием, Федеральный закон от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ);

Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ (принята 12.02.2004 на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы);

Резолюции 1165(1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни;

Конвенции ООН против пыток и Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью;

Международных Пактах от 16.12.1966 "О гражданских и политических правах", "Об экономических, социальных и культурных правах";

Всеобщей декларации прав человека;

Рекомендации N 198 "О трудовом правоотношении" (принята 15.06.2006 Генеральной конференцией Международной организации труда);

Конвенции №95 Международной Организации Труда «Относительно защиты заработной платы»;

Конвенции N 87 Международной организации труда "Относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию" (принята в г.Сан-Франциско 09.07.1948 на 31-ой сессии Генеральной конференции МОТ);

Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22.01.1993, вступила в силу 19.05.1994, для Российской Федерации 10.12.1994);

Соглашении о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей (заключено в г. Москве 09.09.1994);

Соглашении между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством РФ и Правительством Республики Таджикистан от 24.11.1998 "О взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях";

Европейской хартии местного самоуправления (ратифицирована Федеральным законом от 11.04.1998г. № 55-ФЗ);

Шенгенской Конвенции 1990 года.

В некоторых решениях суды ссылались на правовую позицию Европейского Суда по правам человека, изложенную в постановлениях по делу «Лингенс против Австрии», «Тома против Люксембурга» и «Чемодуров против Российской Федерации», «Хиндисайд против Соединенного Королевства», «Смирнова против России».
Так, применение Конвенции о правах ребенка при рассмотрении дел, обусловлено прежде всего необходимостью соблюдения общепризнанных международных принципов в сфере защиты прав несовершеннолетних, в частности при передаче их на воспитание и усыновление не их собственным родителям, а иным гражданам (в том числе иностранным).
В соответствии со ст. 21 Конвенции государства - участники, которые признали и/или разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке, и они:

a) обеспечивают, чтобы усыновление ребенка разрешалось только компетентными властями, которые определяют в соответствии с применимыми законом и процедурами и на основе всей относящейся к делу и достоверной информации, что усыновление допустимо ввиду статуса ребенка относительно родителей, родственников и законных опекунов и что, если требуется, заинтересованные лица дали свое осознанное согласие на усыновление на основе такой консультации, которая может быть необходимой;

b) признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным;

c) обеспечивают, чтобы в случае усыновления ребенка в другой стране применялись такие же гарантии и нормы, которые применяются в отношении усыновления внутри страны;

d) принимают все необходимые меры с целью обеспечения того, чтобы в случае усыновления в другой стране устройство ребенка не приводило к получению неоправданных финансовых выгод связанным с этим лицам;

e) содействуют в необходимых случаях достижению целей настоящей статьи путем заключения двусторонних и многосторонних договоренностей или соглашений и стремятся на этой основе обеспечить, чтобы устройство ребенка в другой стране осуществлялось компетентными властями или органами.


При рассмотрении Владимирским областным судом гражданских дел об усыновлении иностранными гражданами детей – граждан РФ, ссылка на вышеуказанную статью имеется в решениях суда об удовлетворении исковых требований.

При этом мотивация применения статьи 21 Конвенции о правах ребенка во всех случаях одинакова и заключается в следующем: «Учитывая положения ст.21 Конвенции о правах ребенка, принятой резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года, по которым государства-участники признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным, суд приходит к выводу об удовлетворении заявления об усыновлении, поскольку оно отвечает интересам ребенка».


При разрешении гражданских дел об усыновлении (удочерении) судьи Александровского городского, Гусь-Хрустального городского судов области наряду с нормами национального законодательства ссылались на положения Конвенции, в которых провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.
Нормы Конвенции применялись при рассмотрении Собинским городским судом Владимирской области гражданских дел по искам прокурора в интересах неопределенного круга лиц об устранении нарушений действующего законодательства в области обеспечения безопасности образовательных учреждений. Прокурор обращался в суд, в том числе, в интересах несовершеннолетних детей, обучающихся в образовательных учреждениях.

В связи с этим при разрешении исковых требований суд ссылался на п.3 ст.3 Конвенции, в соответствии с которым государства - участники обеспечивают, чтобы учреждения, службы и органы, ответственные за заботу о детях или их защиту, отвечали нормам, установленным компетентными органами, в частности в области безопасности и здравоохранения, и с точки зрения численности, и пригодности их персонала, а также компетентного надзора.

Решением Собинского городского суда Владимирской области от 31.03.2009 удовлетворены исковые требования Собинского межрайонного прокурора к администрации района об устранении нарушений требований пожарной безопасности. Суд обязал ответчика в установленный им срок оборудовать помещение муниципального дошкольного образовательного учреждения пожарной сигнализацией и системой оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре.

Решением Собинского городского суда Владимирской области от 24.05.2010 частично удовлетворены требования Собинского межрайонного прокурора в интересах неопределенного круга лиц к администрации Собинского района, МДОУ Собинского района детский сад №13 «Рябинка» о признании незаконным бездействия в части непринятия мер по предупреждению терроризма, об обязании выделить денежные средства и устранить выявленные нарушения. Суд признал незаконным бездействие администрации Собинского района в части непринятия мер по предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма). Обязал администрацию района в установленный им срок выделить денежные средства МДОУ Собинского района детский сад №13 «Рябинка» для устранения выявленных нарушений. Обязал МДОУ детский сад №13 «Рябинка» в течение трех месяцев со дня поступления денежных средств устранить нарушения: заменить входные двери на металлические; установить систему видеонаблюдения; оборудовать объект охранной сигнализацией.


По спорам об установлении порядка общения с ребенком либо определении места жительства несовершеннолетних детей, суды в некоторых случаях обращались к положениям, закрепленным в ст.9 Конвенции.

В силу частей 1, 3 указанной нормы государства - участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Государства - участники уважают право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка.
Так, решением Камешковского районного суда Владимирской области от 11.06.2010 удовлетворены требования Д.Л.Г. к Д.А.С. о расторжении брака и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка - по месту жительства матери. Определяя место жительства ребенка, суд принял во внимание мнение представителя органа опеки и попечительства, а также исходил из возраста и пола ребенка, привязанности девочки к матери.
Решением Камешковского районного суда Владимирской области от 31.05.2010 удовлетворены исковые требования К. к Д. об установлении порядка общения с ребенком. При установлении порядка общения (по выходным дням в субботу и (или) в воскресенье с 10.00 до 13.00 во дворе дома по месту проживания матери и ребенка) суд исходил из целей не причинения ребенку психологической травмы в связи длительным отсутствием общения с отцом; характера взаимоотношений родителей; возраста ребенка и необходимости обеспечения определенного режима дня.
С учетом положений Конвенции о правах ребенка Петушинским районным судом разрешались гражданские дела по искам прокурора, либо комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации района, поданных в интересах несовершеннолетних детей, к гражданам о лишении родительских прав, ограничении в родительских правах и взыскании алиментов.

В соответствии с ч.1 ст. 19 Конвенции государства - участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации… со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.

С целью определения формы законодательной защиты (лишения прав либо ограничения в правах) суды надлежащим образом выясняли все обстоятельства дела: конкретные факты, свидетельствующие о ненадлежащем исполнении обязанностей, характер уклонения от воспитания ребенка, личность ответчиков, возможность для исправления и восполнения допущенных негативных последствий своего поведения.

В зависимости от данных обстоятельств судом принимались соответствующие решения, отвечающие интересам несовершеннолетних детей.


Наиболее часто при разрешении споров суды применяли Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней.

Статья 2 Протокола №4 к Конвенции от 16.09.1963 устанавливает право каждого, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, на свободу передвижения в пределах этой территории и выбор местожительства. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

Вышеуказанные положения применил Октябрьский районный суд г.Владимира при рассмотрении гражданского дела по иску К. к ЗАО «Александр Д. ЛТД», Управлению внутренних дел по г.Владимиру, Министерству финансов РФ, отделу вневедомственной охраны при УВД по г.Владимиру о компенсации морального вреда.

Как усматривается из текста решения суда от 28.04.2010 поводом для обращения в суд послужили действия вышеуказанных ответчиков (вызов сотрудниками магазина дежурного наряда отдела вневедомственной охраны при отделе милиции №2 УВД по г.Владимиру, доставление К. в дежурную часть отдела милиции №2 УВД по г.Владимиру, составление в отношении истца протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.20.1 КоАП РФ, принятие решения об административном задержании истца), в совокупности повлекшие за собой содержание истца в спецприемнике с 16ч. 26.08.2009 и до 10ч. 27.08.2009 и причинение ему указанными действиями физических и нравственных страданий.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что в нарушение принципов законности, уважения прав и свобод гражданина, сотрудник отдела милиции №2 не выяснил наличие оснований для применения меры обеспечения в виде административного задержания, чем ограничил свободу К. С учетом наличия вступившего в законную силу постановления мирового судьи о прекращении производства по делу об административном правонарушении ввиду отсутствия состава административного правонарушения, признал указанные действия незаконными и взыскал в пользу истца с Министерства финансов РФ за счет казны РФ компенсацию морального вреда в сумме 20000 рублей.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда и принимая новое решение о взыскании в пользу К. компенсации морального вреда в сумме 20000 рублей, указал следующее: само по себе обстоятельство, что задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности, не означает, что задержание было незаконным. Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административном ответственности. Требования, обуславливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу.

Посчитав, что достаточных доказательств неправомерных действий сотрудников милиции при составлении протокола об административном правонарушении и протокола об административном задержании суду представлено не было, судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда пришла к выводу о неправильном применении судом первой инстанции ст.1069 ГК РФ и вынесла новое решение, применив к спорным правоотношениям п.1 ст.1070, 1100 ГК РФ, предусматривающих наступление ответственности государства независимо от вины конкретных должностных лиц и государственных органов.

В соответствии со ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

С., ранее отбывавший наказание в ФГУ ИК-3 УФСИН России по Владимирской области, обратился в Октябрьский районный суд г.Владимира с заявлением об оспаривании решений Владимирской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. В обоснование указано, что 18.04.2009 Владимирский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях во исполнение решения суда провел повторную проверку заявления адвоката Б. по фактам ненадлежащего оказания медицинской помощи осужденному С., бесчеловечного обращения с ним и содержания в унижающих его достоинство условиях. По результатам проверки было вынесено заключение об отсутствии оснований для принятия мер прокурорского реагирования и заявителю дан соответствующий ответ.

Рассматривая заявление, суд со ссылкой на положения ч.1 ст.45 Конституции РФ и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также иные нормы российского законодательства и подзаконных актов, регулирующие полномочия прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, надлежащим образом исследовал вопрос об устранении прокурором в ходе повторной проверки недостатков, указанных в решении Октябрьского районного суда г.Владимира от 16.06.2008. В связи с этим пришел к выводу, поддержанному кассационной инстанцией Владимирского областного суда, о том, что вынесенное по результатам проверки заключение прокурора и ответ заявителю от 18.04.2009 являются обоснованными и соответствуют требованиям законодательства.

В ряде случаев при рассмотрении гражданских дел по искам осужденных к Министерству финансов РФ о возмещении вреда здоровью, компенсации морального вреда, помимо ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суды для определения понятий «пытка» и «жертва» обращались к таким международным актам как Конвенция ООН против пыток и Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью.

Так, решением Ленинского районного суда г.Владимира от 12.02.2010 К. отказано в удовлетворении искового заявления к Министерству финансов РФ о возмещении вреда и компенсации морального вреда. Исковые требования были обоснованы содержанием в ИВС в условиях, унижающих человеческое достоинство. Также истец указал на нарушение права не подвергаться пыткам и жестокому обращению, просил суд признать его жертвой злоупотребления властью.

С учетом содержащихся в международных правовых актах понятий, суд пришел к выводу об отсутствии доказательств умышленного причинения К. какого-либо вреда должностными лицами и иными сотрудниками ИВС УВД о.Муром, а также злоупотребления ими властью по отношению к истцу. На основе установленных обстоятельств суд не признал К. лицом, подвергшимся в период содержания в ИВС пыткам, и жертвой злоупотребления властью.
В статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплено право каждого на справедливое судебное разбирательство.

В силу п.1 ст.6 Конвенции каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия.


Разрешая гражданское дело по иску Б. к К., В. о признании преимущественного права покупки и переводе прав и обязанностей покупателя, Петушинский районный суд Владимирской области в своем решении от 15.07.2009 указал на необходимость соблюдения принципа правовой определенности, вытекающего из положений ст. 6 Конвенции, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло быть оспорено. Исходя из содержания данного принципа, подразумевающего недопустимость повторного рассмотрения однажды решённого дела и устанавливающего, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления, суд с учетом конкретных обстоятельств дела отказал в удовлетворении исковых требований.
Положения п.1 ст.6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст.1 Протокола №1 к Конвенции, устанавливающая, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности, учитывались Петушинским районным судом при вынесении решения от 23.06.2010 об удовлетворении исковых требований ОАО «Владимирские коммунальные системы» к потребителям – физическим лицам о взыскании задолженности за потребленную электроэнергию.
При разрешении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации суды наравне с российским законодательством руководствовались не только положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и применяли Декларацию о свободе политической дискуссии в СМИ, Резолюцию 1165(1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни, ссылались на Постановления Европейского Суда по правам человека от 29.03.2001 «Тома против Люксембурга», дело «Лингенс против Австрии», «Чемодуров против Российской Федерации».
Согласно п.1 ст.10 Конвенции каждый человек имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.
Исходя из указанной нормы, суды при разрешении споров указанной категории проводили различия между утверждениями о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочными суждениями, мнениями, убеждениями; принимали во внимание общественную значимость затронутой средствами массовой информации проблемы (в случае споров со СМИ).
Так, решением Ленинского районного суда г.Владимира от 23.11.2009 автономной некоммерческой организации «Редакция газеты «Молва» отказано в удовлетворении требований к Л.Е.Г., Л.Е.Е., Редакционно-издательскому учреждению «Газета Владимирские ведомости» о защите деловой репутации, компенсации причиненного нематериального (репутационного) вреда.

АНО «Редакция газеты «Молва» мотивировала свои исковые требования тем, что в газете «Владимирские ведомости» опубликованы статьи, в которых размещены порочащие организацию сведения.

При разрешении спора суд со ссылкой на постановление по делу «Тома против Люксембурга» указал на признание Европейским Судом важности соблюдения принципа свободы слова при распространении журналистами информации, имеющей общественное значение.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что в оспариваемой статье журналисты излагали свои личные мнения, а спорные фразы: «ангажированная журналистка», «гнусная ложь», «обелить чиновников», «заказные статьи», «историческая кривда» и другие признал оценочными суждениями, которые не могут быть подтверждены доказательствами и которые нельзя проверить. При этом суд не согласился с выводами эксперта, проводившего лингвистическую экспертизу, о том, что мнение - есть суждение, выражающее чью–либо точку зрения, и что его можно проверить на соответствие действительности и признать порочащим. Также судом учтено наличие газетной полемики между двумя средствами массовой информации, общественная значимость поднятых градостроительных проблем и право читателей на получение исчерпывающей информации по поставленным вопросам.

Проводя различие между информацией (фактами) и мнениями (оценочными суждениями) суд сослался на позицию Европейского Суда, выраженную по делу «Лингенс против Австрии», согласно которой «если наличие фактов можно доказать, то оценочные суждения не могут быть подтверждены доказательствами… Что касается оценочных суждений, то это требование невозможно удовлетворить, и оно нарушает свободу выражения своего мнения, которая является важнейшей частью того права, которое обеспечивается ст.10 Конвенции».

Определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда от 04.03.2010г. данное решение было оставлено без изменения.


Рассматривая гражданское дело по иску заместителя губернатора Владимирской области к Б., ООО «Издательский дом Рекламно-коммерческая фирма «Томикс», ООО «Рекламно-коммерческая фирма «Томикс» о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда Ленинский районный суд г.Владимира признал несоответствующими действительности опубликованные в статье сведения о строительстве дома именно должностным лицом. Вместе с тем указал, что данные сведения не являются порочащими, поскольку не содержат утверждений о нарушении им действующего законодательства, совершении нечестного поступка, недобросовестности при осуществлении должностных полномочий.

В рассматриваемом деле суд применил ст.ст. 3, 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, согласно которым политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих обязанностей.

Решением суда от 29.10.2009, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 22.12.2009, в удовлетворении исковых требований отказано.
Международные правовые нормы нашли свое применение также при рассмотрении Гороховецким районным судом гражданского дела по иску Д. к Совету народных депутатов муниципального образования город Гороховец, администрации муниципального образования город Гороховец о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Мотивируя свое решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд указал на действие ст.10 Конвенции о защите прав человека и основных свод применительно к свободе массовой информации на территории РФ, согласно которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение. При этом положения данной нормы истолкованы в соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях. Согласно данной позиции, статья 10 защищает не только информацию или идеи, которые принимаются благожелательно или расцениваются как безвредные или принимаются с безразличием, но и те, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство со стороны государства или какой- либо части населения. Это требование – плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых не существует демократического общества (дело «Хиндисайд против Соединенного Королевства»).

Также суд сослался на постановление по делу «Лингенс против Австрии», в котором Европейский Суд подчеркнул важность соблюдения принципа свободы печати (если на прессе лежит задача распространять информацию, идеи, то общественность со своей стороны имеет право на получение информации).

При разрешении спора суд принял во внимание Резолюцию 1165(1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни, в соответствии с которой публичными фигурами являются те лица, которые занимают государственную должность и (или) пользуются государственными ресурсами, а также все те, кто играет определенную роль в общественной жизни, будь то в области политики, экономики, искусства, социальной сфере, спорте или в любой иной области.

Также в обоснование принятого решения руководствовался статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в средствах массовой информации, подчеркивающей особый статус политических деятелей и должностных лиц.

При этом суд учел изложенную в постановлении от 31.07.2007г. по делу «Чемодуров против Российской Федерации» позицию Европейского суда относительно существенной роли прессы в демократическом обществе, на которой лежит обязанность сообщать – в манере, соответствующей её обязательствам и ответственности - информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественное значение. Журналистская свобода включает в себя возможность прибегать к некоторой степени преувеличения или даже провокации. В отношении профессионального политика границы приемлемой критики шире, чем в отношении частных лиц. В этих обстоятельствах он (политик) должен продемонстрировать большую степень терпимости по отношению к критическим публикациям.

Суд установил, что истец является депутатом Совета народных депутатов МО г.Гороховец. На основании изложенных правовых норм пришел к выводу, что опубликованная в газете «Наш город» статья носит оценочный, иронический характер, свидетельствует о фактическом обострении в г. Гороховце политической борьбы между отдельными депутатами городского Совета и главой МО г.Гороховец, в отношении которого группой депутатов, в том числе истцом, принято решение «Об удалении главы муниципального образования г. Гороховец в отставку». Автором статьи были подняты вопросы, представляющие в г.Гороховец общественный интерес. Выбранная им форма и содержание статьи направлены на привлечение общественного внимания к проблеме исполнительной власти. В разделе данной статьи представлено субъективное мнение автора о карьерных устремлениях истца и перспективах выборов истца председателем Совета народных депутатов МО г.Гороховец. Приведенные в иске суждения невозможно проверить на предмет их действительности, и, следовательно, они не могут быть предметом опровержения. По мнению суда, то толкование оспариваемых сведений статьи, в котором оно изложено в исковом заявлении и преподнесено суду, является оценочным суждением истца, основанным на его умозаключениях, а не на достоверных доказанных фактах.

Суд указал в решении по делу, что истцом не была убедительно доказана необходимость поставить защиту личных неимущественных его прав как политика выше права СМИ на свободу выражения мнения и общего интереса в продвижении данной свободы, когда речь идет о вопросах, представляющих общественное значение.

Поскольку пределы критики в отношении политиков шире, чем в отношении частного лица, то первые должны проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию общества к его словам и действиям. Согласно п. 2 ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод свобода слова охватывает не только информацию или идеи, которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Суд пришел к выводу, что оспариваемая публикация не противоречит ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также позиции Европейского Суда по правам человека, высказанной в решениях: по делу «Лингенс против Австрии» от 08.07.1986 г., «Обершлик против Австрии» от 23.05.1991 г., «Де Хаэс и Гийселс против Бельгии» от 24.02.1997г.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований и не принял признание иска представителем ответчика.
Применение статей 8 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статей 1,2,12 Декларации прав и свобод человека и гражданина имело место в рамках рассмотрения Собинским городским судом гражданского дела по заявлению А. об оспаривании отказа Главы администрации ЗАТО г.Радужный в разрешении на въезд в г.Радужный для постоянного проживания.

В статье 8 Конвенции закреплено право на уважение частной и семейной жизни, заключающееся в том, что каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Согласно ст.13 Конвенции каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.
На основании вышеуказанных положений со ссылкой на статьи 1, 2, 12 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Постановлением Верховного Совета РФ от 22.11.1991, Собинский городской суд пришел к выводу, что обжалуемый А. отказ во въезде в г.Радужный нарушает гарантируемое ему ст.8 Конвенции право на уважение его личной и семейной жизни и гарантированное ст.40 Конституции РФ право на жилище.

Как отмечено в решении, немотивированный отказ во въезде лишил суд возможности сделать вывод о наличии оснований к ограничению права заявителя на проживание с семьей, в избранном им и его матерью населенном пункте и жилом помещении.

Решением суда от 29.05.2009 заявление А. удовлетворено, отказ главы администрации ЗАТО г.Радужный в разрешении на въезд в г.Радужный для постоянного проживания, признан незаконным. Суд обязал Главу администрации выдать заявителю разрешение на въезд в ЗАТО г.Радужный.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 09.07.2009 решение оставлено без изменения.


Изучение практики применения норм международного права показало, что в ряде случаев при рассмотрении гражданских дел о выселении по требованию наймодателя и снятии с регистрационного учета нанимателя и членов его семьи из жилого помещения, предоставленного по договору социального найма, суды учитывали общепризнанный принцип международного права о недопустимости посягательств на неприкосновенность жилища, содержащийся в ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ст.17 Международного Пакта от 16.12.1966 "О гражданских и политических правах", ст.11 Международного пакта от 16.12.1966 "Об экономических, социальных и культурных правах", ст.ст.12, 25 Всеобщей декларации прав человека.
Так, согласно п.1 ст.11 Международного пакта от 16.12.1966 участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства - участники примут надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии.

Реализуя вышеуказанный принцип, с учетом применения норм жилищного законодательства РФ, суды отказывали в удовлетворении исковых требований о выселении.

Примером могут служить решение Собинского городского суда Владимирской области, которым отказано в удовлетворении требований сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК) «Черкутино» к Г.И.В., О.Г., действовавших в своих интересах и интересах несовершеннолетних детей, о выселении из жилого помещения, обязании освободить жилое помещение, снятии с регистрационного учета (гражданское дело № 2-343/09); решение Гороховецкого районного суда об отказе в удовлетворении требований администрации муниципального образования к Т.О.Г., Н.Н. и Э.О. о выселении без предоставления другого жилого помещения и снятии с регистрационного учета.
В соответствии со ст.14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

При разрешении споров, связанных с применением пенсионного законодательства, Петушинский районный суд Владимирской области, удовлетворяя требования истцов о включении в стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком, указывает, что исключение указанного периода из трудового стажа является дискриминацией пенсионных прав женщин и нарушает указанную статью Конвенции.


При рассмотрении спора, вытекающего из трудовых правоотношений, имело место применения Рекомендации N 198 "О трудовом правоотношении", принятой 15.06.2006 Генеральной конференцией Международной организации труда.

В данном акте определено, что в рамках национальной политики государства-члены должны уделять особое внимание обеспечению эффективной защиты работников, особенно тех из них, которые страдают по причине отсутствия определенности в отношении существования индивидуального трудового правоотношения, включая трудящихся женщин, а также такие наиболее уязвимые категории работников, как молодые работники, пожилые работники, работники неформальной экономики, трудящиеся-мигранты и трудящиеся-инвалиды.

Наряду с прочим, в п.12 и 13 Рекомендации N198 Генеральная конференция Международной организации труда установила признаки трудовых правоотношений: "Для целей национальной политики, о которой идет речь в настоящей Рекомендации, государства-члены могут предусмотреть четкое определение условий, применяемых для установления факта существования трудового правоотношения, например таких, как подчиненность или зависимость... Государства-члены должны предусмотреть возможность определения в своих законодательных и нормативных правовых актах, либо иными средствами, конкретных признаков существования трудового правоотношения. К таким признакам могли бы относиться следующие элементы:

a) тот факт, что работа: выполняется в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; предполагает интеграцию работника в организационную структуру предприятия; выполняется исключительно или главным образом в интересах другого лица; выполняется лично работником; выполняется в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; имеет определенную продолжительность и подразумевает определенную преемственность; требует присутствия работника; предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу;

b) периодическая выплата вознаграждения работнику; тот факт, что данное вознаграждение является единственным или основным источником доходов работника; осуществление оплаты труда в натуральном выражении путем предоставления работнику, к примеру, пищевых продуктов, жилья или транспортных средств; признание таких прав, как еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск; оплата стороной, заказавшей проведение работ, поездок, предпринимаемых работником в целях выполнения работы; или то, что работник не несет финансового риска".

Вышеуказанная правовая позиция была учтена Суздальским районным судом Владимирской области при рассмотрении гражданского дела по иску Д. к ООО ГТРК «Старый двор» об установлении трудовых отношений, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы, взыскании суммы по оплате дородового и послеродового больничного листа, компенсации морального вреда.

Судом были правильно определены юридически значимые обстоятельства (фактическое допущение истца к работе, выразившейся в выполнении определенной трудовой функции, с ведома и по поручению работодателя) и установлено наличие трудовых отношений на основании исследованных доказательств.

Решением суда от 30.09.2009 исковые требования Д. были удовлетворены. Установлено наличие трудовых отношений между работником Д. в должности «Официант» и работодателем ООО ГТРК «Старый двор» с 26.07.2007 по 19.11.2008. Д. восстановлена на работе в должности «официант» ООО ГТРК «Старый двор» с 19.11.2008. В ее пользу с ответчика взысканы средний заработок за период с 19.11.2008 по 30.09.2009 в размере 56000 рублей; компенсация морального вреда в сумме 30000 рублей.


Положения Рекомендации МОТ №198 о трудовом правоотношении применялись также при разрешении Октябрьским районным судом г.Владимира гражданского дела по иску Т. к ООО «Контур –М» о взыскании денежных сумм.

Исковые требования Т. о взыскании с ответчика вреда, причиненного повреждением здоровья при исполнении трудовых обязанностей (материальной помощи в размере 170000 рублей, расходов на оплату медицинских препаратов в размере 50000 рублей, расходов на оплату проезда к месту лечения в размере 12855 рублей, компенсации морального вреда), были обоснованы фактическим допуском к работе в ООО «Контур-М» с ведома руководителя общества.

Руководствуясь нормами Трудового кодекса РФ и вышеуказанной Рекомендации МОТ, суд указал на отсутствие доказательств, подтверждающих следующие юридически значимые обстоятельства: выполнение Т. однородной трудовой функции по заданию руководства ООО «Контур-М» с подчинением установленным правилам распорядка; систематический характер работы и включение истца в организационную структуру общества; выполнением им работы с определенным графиком или на рабочем месте, которое было согласовано сторонами; факт регулярного получения истцом вознаграждения за выполняемую работу.

Указанное, в совокупности с иными установленными по делу обстоятельствами, явилось основанием для отказа в иске.


При разрешении некоторых категорий дел судами также применялась Конвенция №95 Международной Организации Труда «Относительно защиты заработной платы».

В Октябрьский районный суд г.Владимира обратилась У. с заявлением о признании действий судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов Октябрьского района г.Владимира незаконными и отмене постановления об обращении взыскания на денежные средства.

В обоснование заявления указала, что является должником в исполнительном производстве, возбужденном на основании выданного Фрунзенским районным судом г.Владимира исполнительного листа. В процессе исполнения судебного решения с лицевого счета У. по постановлению судебного пристава-исполнителя ОСП Октябрьского района г.Владимира были списаны все денежные средства. Поскольку лицевой счет, с которого производилось списание, был открыт в филиале Сбербанка как «зарплатный», и на него, помимо зарплаты, ежемесячно поступали выплаты социального характера (донорские выплаты), полагала действия судебного пристава-исполнителя незаконными, нарушающими установленный Федеральным законом «Об исполнительном производстве» порядок обращения взыскания на имущество должника.

При рассмотрении указанного гражданского дела Октябрьским районным судом г.Владимира применялись статьи 5, 8, 10 Конвенции № 95 МОТ «Относительно защиты заработной платы».

В соответствии со ст.5 Конвенции заработная плата выплачивается непосредственно заинтересованному трудящемуся, если национальное законодательство, коллективный договор или решение арбитражного органа не предусматривает противного и если заинтересованный трудящийся не соглашается на другой метод.

Согласно ст.8 Конвенции удержания с заработной платы разрешается производить в условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективном договоре или в решении арбитражного органа. Трудящиеся должны быть уведомлены таким способом, который компетентная власть сочтет наиболее подходящим, об условиях и пределах, в которых такие удержания могут производиться.

В ст.10 Конвенции закреплено, что заработная плата может явиться объектом ареста или передачи лишь в такой форме и в таких пределах, которые предписаны национальным законодательством. Заработная плата должна охраняться против арестов и передачи в той мере, в которой это считается необходимым для содержания трудящегося и его семьи.

С учетом указанных нормативных положений, суд правильно установил назначение лицевого счета, открытого на имя заявителя, определил правовую природу находящихся на счете в банке денежных средств как заработной платы и пришел к обоснованному выводу, что единовременное списание денежных средств с «зарплатного» счета является лишением гражданина средств к существованию.

Решением Октябрьского районного суда г.Владимира от 01.10.2009 заявление У. удовлетворено: действия судебного пристава-исполнителя по обращению взыскания на денежные средства, находящиеся на банковском счете в филиале Владимирского ОСБ №8611 признаны незаконными, постановление судебного пристава-исполнителя ОСП Октябрьского района г.Владимира отменено.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 08.12.2009 оставлено без изменения.


На общие положения Конвенции МОТ №95 суды ссылаются также при разрешении спора о взыскании заработной платы и процентов за несвоевременную выплату денежных средств (решение Октябрьского районного суда г.Владимира от 29.06.2010).
При разрешении гражданского дела по иску главы г. Коврова Т. к Ковровскому городскому территориальному Союзу Соцпроф, председателю Ассоциации работодателей г.Коврова, Ассоциации работодателей г.Коврова о признании недействительным территориального отраслевого соглашения применялась Конвенция N 87 Международной организации труда "Относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию" (принята в г.Сан-Франциско 09.07.1948 на 31-ой сессии Генеральной конференции МОТ).

Согласно ст.2 Конвении МОТ № 87 трудящиеся и предприниматели, без какого бы то ни было различия, имеют право создавать по своему выбору организации без предварительного на то разрешения, а также право вступать в такие организации на единственном условии подчинения уставам этих последних.

Глава муниципального образования г.Ковров обратилась в суд с иском к Ковровскому городскому территориальному Союзу Соцпроф (далее по тексту Соцпроф), председателю Ассоциации работодателей г. Коврова о признании недействительным территориального отраслевого соглашения и применении последствий недействительности ничтожной сделки. Указанные требования обоснованы тем, что на момент подписания соглашения (25.05.07) председатель Ассоциации работодателей г.Коврова С. не имел на это полномочий, поскольку Ассоциация не была зарегистрирована в качестве юридического лица и не существует до настоящего времени.

Возражая против заявленных требований, представитель ответчика - Ковровского городского территориального Союза Соцпроф указал, что Ассоциация является общественной организацией и в силу закона может не проходить какой – либо регистрации, что нашло свое отражение в Уставе Ассоциации, содержащим указание на то, что она не является юридическим лицом. Следовательно, С., подписывая соглашение, действовал в рамках предоставленных ему полномочий членами ассоциации. При этом сослался на ст.2 Конвенции Международной организации Труда № 87 о свободе ассоциации и защите права на организацию, которая, по его мнению, позволяет действовать Ассоциации без регистрации в качестве юридического лица.

Давая толкование ст.2 Конвенции МОТ №87, суд пришел к выводу, что указанная норма распространяется на предпринимателей и не требует предварительного разрешения лишь на создание организации, в связи с чем посчитал возражения ответчиков не основанными на указанной норме международного права. Решением суда от 18.12.2009 исковые требования удовлетворены, территориальное отраслевое соглашение по здравоохранению, образованию, культуре, спорту, сфере обслуживания и сфере муниципального управления от 25.05.07 года признано недействительным.
Применение норм международного соглашения имело место при рассмотрении Судогодским районным судом Владимирской области гражданского дела по иску прокурора Судогодского района, действующего в интересах Г. к Муниципальному учреждению здравоохранения «Судогодская центральная районная больница имени Поспелова», Департаменту здравоохранения администрации Владимирской области о признании отказа в предоставлении денежных выплат за оказание дополнительной медицинской помощи незаконным.

Г., в интересах которой прокурор обратился в суд, Департаментом здравоохранения было отказано во включении в региональный сегмент федерального регистра получателей денежных выплат, предусмотренных Постановлением Правительства РФ от 12.12.2007 № 864 «О порядке финансового обеспечения в 2008 году выполнения учреждениями здравоохранения муниципальных образований, оказывающими первичную медико-санитарную помощь, государственного задания по оказанию дополнительной медицинской помощи», на том основании, что диплом о высшем образовании получен ею в иностранном государстве (Республике Казахстан) и требует подтверждения образования в российском ВУЗе.

На основании решения рабочей группы ГУЗ Владимирской области «Медицинский информационно-аналитический центр» было решено дать главному врачу МУЗ «Судогодская Центральная районная больница» (работодателю истца) рекомендации о направлении медицинского работника Г. на прохождение процедуры эквивалентности документа об образовании в Федеральную службу по надзору в сфере образования и науки.

Удовлетворяя требования прокурора и признавая отказ в предоставлении Г. денежных выплат за оказание медицинской помощи незаконным, суд с учетом положений ч.ч.1 и 4 ст.15 Конституции РФ сослался на ст.ст.9 Соглашения между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством РФ и Правительством Республики Таджикистан от 24.11.1998 "О взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях").

В соответствии с указанной нормой диплом о высшем образовании, выдаваемый в Республике Казахстан и свидетельствующий о присвоении соответствующей квалификации специалиста, признается Сторонами и эквивалентен при продолжении образования, в том числе в аспирантуре, и при поступлении на работу в соответствии с указанными в них специальностью и квалификацией, если учреждения образования, которые выдали их, отвечают критериям, установленным органом по взаимному признанию документов об образовании.
В случае разрешения споров, вытекающих из полномочий органов местного самоуправления, суды в своих решениях ссылались на содержащееся в ст.3 "Европейской хартии местного самоуправления" (ратифицированной Федеральным законом от 11.04.1998г. № 55-ФЗ) понятие местного самоуправления.

Согласно данной норме под местным самоуправлением понимается право и реальная способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть публичных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного населения. Это право осуществляется советами или собраниями, состоящими из членов, избранных путем свободного, тайного, равного, прямого и всеобщего голосования. Советы или собрания могут иметь подотчетные им исполнительные органы. Это положение не исключает обращения к собраниям граждан, референдуму или любой другой форме прямого участия граждан, если это допускается законом.

Вышеуказанные положения применялись Гороховецким районным судом Владимирской области при разрешении следующих категорий гражданских дел:

По заявлению прокурора Гороховецкого района о признании решения Совета народных депутатов МО г.Гороховец от 14.04.2010 «Об удалении главы МО г.Гороховец Л. в отставку» недействующим с момента его принятия;

По заявлению прокурора Гороховецкого района об оспаривании бездействия председателя Совета народных депутатов МО г.Гороховец по рассмотрению обращения депутатов Совета об удалении главы МО г.Гороховец Л. в отставку;

По заявлению председателя Совета народных депутатов МО г.Гороховец о признании действия депутата Совета народных депутатов МО г.Гороховец по подписанию решения Совета народных депутатов от 29.06.2010 без номера «Об и.о. муниципального образования город Гороховец» незаконным.

Решениями суда указанные заявления оставлены без удовлетворения.
В редких случаях, мотивируя постановленное по делу решение, суды ссылаются на конкретные постановления Европейского Суда по правам человека

Так, решением Октябрьского районного суда г.Владимира от 22.05.2009 удовлетворено заявление З.С.Н., З.Д.С., З.И.А. и З.С.С. об оспаривании решений Управления Федеральной миграционной службы по Московской области.

Признано незаконным заключение от 16.02.2009 начальника отдела ОДП в ЗАТО на ОВ и РО УФМС России по Московской области, согласованное начальником ОПО УФМС России по Московской области и утвержденное начальником УФМС России по Московской области, по факту выдачи паспортов гражданина Российской Федерации гражданам З.С.Н., З.Д.С., З.И.А. и З.С.С.

Признаны незаконными акты от 27.02.2009, утвержденные начальником отделения УФМС России по Московской области в г.Краснознаменске, об изъятии паспортов, выданных на имя З.С.Н., З.Д.С., З.И.А. и З.С.С.

Суд обязал УФМС России по Московской области в г.Краснознаменске выдать (вернуть) вышеуказанным лицам паспорта гражданина РФ в десятидневный срок после получения вступившего в законную силу решения суда.

Установив при рассмотрении дела, что содержание обжалуемых заключения и актов не соответствует требованиям закона, суд пришел к выводу, что изъятие паспортов у заявителей нарушает их права, так как фактически возлагает обязанность по повторному собиранию документов, подтверждающих приобретение гражданства и по получению документов, удостоверяющих личность.

Вывод о нарушении прав заявителей суд мотивировал, в том числе, и ссылкой на п.97 решения Европейского Суда по правам человека по делу «Смирнова против России» (жалобы № 46133/99 и 48183/99), в котором изложено мнение Европейского Суда о том, что «в своей каждодневной жизни российские граждане должны удостоверять свою личность необычно часто, даже при реализации таких земных задач, как обмен валюты или покупка билетов на поезд. Внутренний паспорт также необходим для более жизненно важных потребностей, например, поиска работы или получения медицинского обслуживания. Следовательно, лишение паспорта представляет собой продолжительное вмешательство в личную жизнь».
Определением Октябрьского районного суда г.Владимира от 14.05.2010 вышеуказанное решение отменено по вновь открывшимся обстоятельствам по заявлению Управления Федеральной миграционной службы по Московской области.

При отмене решения судом учтена позиция Европейского Суда по правам человека, изложенная в Постановлении от 12.07.2007 по делу «Ведерникова против России», согласно которой Конвенция о защите прав человека и основных свобод допускает пересмотр судебного решения, вступившего в законную силу, по вновь открывшимся обстоятельствам; например, статья 4 Протокола № 7 к конвенции однозначно разрешает государству исправлять ошибки уголовного судопроизводства, и к числу таких ошибок, безусловно, можно отнести судебное решение, в котором не отражены сведения об основных доказательствах по делу. Положение статьи 4 Протокола №7 Европейский Суд по правам человека посредством толкования во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод распространил и на гражданские дела, посчитав, что отступление от принципа правовой определенности в этих делах возможно для исправления существенного (фундаментального) нарушения или ненадлежащего отправления правосудия; при этом, процедура отмены окончательного судебного решения предполагает, что имеются доказательства, которые ранее не были объективно доступными и которые могут привести к иному результату судебного разбирательства; лицо, требующее отмены судебного решения, должно доказать, что у него не было возможности представить доказательство до окончания судебного разбирательства и что такое доказательство имеет решающее значение в деле.

С учетом данной позиции, содержащейся также в постановлениях Европейского Суда от 18.11.2004 «Праведная против России», от 23.07.2009 по делу «Сутяжник против России», суд пришел к выводу об отмене постановленного им решения по вновь открывшимся обстоятельствам, поскольку представленные вновь открывшиеся сведения имели значение для правильного разрешения дела, опровергали обстоятельства и доказательства, положенные в основу решения от 22.05.2009; и не были объективно доступными при рассмотрении дела, а стали известны заинтересованному лицу после вынесения решения.
В рамках рассмотрения Петушинским районным судом Владимирской области гражданского дела по иску К. к Министерству труда и социальной защиты населения Республики Казахстан о взыскании проиндексированной задолженности по возмещению вреда здоровью единовременно в размере 12 608 777,43 руб., а также ежемесячного возмещения в размере 82410,31 руб. применены нормы «Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», «Соглашение о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей».

В соответствии со ст.42 Конвенции о правовой помощи

1. Обязательства о возмещении вреда, кроме вытекающих из договоров и других правомерных действий, определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда.

2. Если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной Договаривающейся Стороны, применяется законодательство этой Договаривающейся Стороны.

3. По делам, упомянутым в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, компетентен суд Договаривающейся Стороны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Потерпевший может предъявить иск также в суде Договаривающейся Стороны, на территории которой имеет местожительство ответчик.

Согласно статьям 7, 8 Соглашения в случае ликвидации предприятия, ответственного за вред, причиненный работникам, и отсутствия его правопреемника Сторона, на территории которой ликвидировано предприятие, гарантирует возмещение вреда этим работникам в соответствии с национальным законодательством.

По делам, предусмотренным в настоящем Соглашении, компетентен суд Стороны, на территории которой имело место действие, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, или суд Стороны, на территории которой проживают лица, имеющие право на возмещение вреда, по выбору пострадавшего.

Исходя из анализа вышеуказанных норм международного права и норм национального законодательства Республики Казахстан, суд пришел к выводу, что сформулированные истцом требования подлежат разрешению в порядке, который не предусмотрен законодательством ответчика для рассмотрения по существу возникших правоотношений, поскольку обязательство юридического лица, ответственного за причинение вреда, производить предусмотренные ст.ст. 937-944 ГК Республики Казахстан ежемесячные и иные выплаты, заменяется новым обязательством – выплатить лицу капитализированную сумму единовременно.

С учетом заявленных требований (о взыскании проиндексированной задолженности по возмещению вреда здоровью единовременно в размере 12 608 777,43 руб., а также ежемесячного возмещения в размере 82410,31 руб.), поддержанных истцом, в их удовлетворении было отказано.
При рассмотрении гражданских дел по искам граждан к территориальному отделу социальной защиты населения по Камешковскому району, Департаменту социальной защиты населения администрации Владимирской области, Министерству РФ по делам гражданской обороты, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий о признании права на меры социальной поддержки как гражданина, подвергшегося радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне судом давалось толкование ст.13 «Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам».

В соответствии со ст.13 Конвенции документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон изготовлены или засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции и по установленной форме и скреплены гербовой печатью, принимаются на территориях других Договаривающихся Сторон без какого-либо специального удостоверения.

Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются на территориях других Договаривающихся Сторон доказательной силой официальных документов.
На указанную норму наравне с нормами российского законодательства ссылались истцы в обоснование своей позиции о том, что наличие удостоверения Республики Казахстан, подтверждающего право на льготы пострадавшему вследствие ядерных испытаний на Семипалатинской испытательном полигоне без дополнительного документального подтверждения, является основанием для признания права на соответствующие льготы на территории РФ.

Камешковский районный суд в решении по делу по иску П. указал, что статья 13 Конвенции обеспечивает признание аутентичности (подлинности) документов, исходящих от органов власти, должностных лиц или специально уполномоченных лиц иностранных государств, без необходимости дополнительного удостоверения (консульской легализации или проставления апостиля). В связи с этим Конвенция не дает право гражданам РФ требовать на территории РФ предоставления им льгот, установленных законодательством Республики Казахстан, на основании документов, выданных в соответствии с законодательством этого государства.

С учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, содержащихся в Постановлении от 10.10.2003 №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», суд принял во внимание отсутствие межгосударственного соглашения, подтверждающего взаимное признание социальных гарантий лиц, пострадавших вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне и не признал представленную истцом справку об отнесении г.Усть-Каменогорск, в котором он проживал, к зоне повышенного радиоактивного риска с дозой воздействия на население с 7,0 до 35.0 бэр в период ядерных испытаний, достоверным доказательством получения истцом указанной дозы облучения. В связи с изложенным, пришел к выводу об отсутствии законных оснований для применения при разрешении спора правовых норм Республики Казахстан. Решением суда от 01.07.2010 в удовлетворении иска П. отказано.
При рассмотрении гражданских дел по спорам, связанным с оказанием туристских услуг и исполнения договора о реализации турпродукта, судами применялись положения Шенгенской конвенции 1990 года, а также Общей консульской инструкции о визах (при решении вопросов визового режима).

В.Ю.И., В.Т.М. обратились в Октябрьский районный суд г.Владимира с иском к ООО «Агентство путешествий МАЙ – ТУР» и ООО «Натали Турс» о возмещении убытков, взыскании неустойки и компенсации морального вреда. В обоснование указали, что 21.10.2009 приобрели в ООО «Агентство путешествий МАЙ-ТУР» путевку в Испанию со сроком тура с 20.11 по 04.12.2009 стоимостью 103 939,29 руб. 20.11 2009 ООО «Натали Турс» позвонило и сообщило, что посольство Испании отказало в визе. Впоследствии турагентством были возвращены денежные средства в сумме 37 636 рублей, в возврате оставшейся части было отказано.

Сославшись на положения международных актов, согласно которым виза оформляется в посольстве страны въезда или группы стран (Шенгенского соглашения), Октябрьский районный суд г.Владимира в решении по данному делу от 6.08.2010 указал, что определяющим фактором получения визы является общая направленность требований посольств стран Шенгенского соглашения. Иностранное государство полномочно отказать во въезде иностранного гражданина при оформлении шенгенской визы, не объясняя причины отказа. Поскольку доказательств уведомления ответчиков об отказе истцам в выдаче визы и невозможности осуществления поездки ранее 20.11.2009 представлено не было, суд пришел к выводу об отсутствии причинной связи между непредставлением информации и невыездом в страну пребывания. Указанное явилось основанием для применения по настоящему делу ст.781 ГК РФ и повлекло за собой частичное удовлетворение исковых требований.
Аналогичная мотивация применения Общей консульской инструкции, основанной на Шенгенской конвенции 1990 года, содержится в решении Октябрьского районного суда г.Владимира от 27.07.2009 по гражданскому делу по иску Г. к Некоммерческому партнерству «Центр развития туризма г.Владимира» и ООО «Интерс» о возмещении убытков, взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и компенсации морального вреда, понуждении к возврату документов.
Дела об административных правонарушениях.

Из представленных районными (городскими) судами и мировыми судьями Владимирской области сведений следует, что за период с 01.01.2009 по 30.09.2010 районными (городскими) вынесено 4 решения по делам об административных правонарушениях, в которых имеются ссылки на нормы международного права.


Так, Суздальским районным судом при рассмотрении дел об административных правонарушениях применялась ст.4 протокола №7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозглашающая право не быть судимым или наказанным дважды.

Решением судьи Суздальского районного суда от 20.07.2010 удовлетворен протест и.о. Суздальского межрайонного прокурора на постановление мирового судьи судебного участка №2 Суздальского района от 18.02.2010 по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении М. Указанное постановление отменено, производство по делу прекращено.

Как следует из текста решения, постановлением мирового судьи судебного участка №2 Суздальского района от 18.02.2010 М. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и лишен права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

29.04.2010 в отношении М., находившегося в состоянии алкогольного опьянения, управлявшего 30.01.2010 автомобилем, совершившего наезд на препятствие, в результате которого Б. были причинены телесные повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью, вынесено постановление о возбуждении уголовного дела по признакам состава преступления, предусмотренного ч.2 ст.264 УК РФ.

Приговором Суздальского районного суда от 30.06.2010 М. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.264 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год 6 месяцев условно с испытательным сроком 2 года и лишением права управлять транспортными средствами на срок 1 год 6 месяцев.

В соответствии с п.1 ст.4 Протокола №7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен быть повторно судимым или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно - процессуальными нормами этого государства.

Сославшись на данную норму, суд посчитал необходимым определить, было ли преступление, в котором обвинялся М., в значительной степени сходным с тем административным правонарушением, в совершении которого он был признан виновным.

Суд установил, что действия М., за которые он был осужден по ч.2 ст.264 УК РФ, в части, повлекшей по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, не основаны на действиях, на которых было основано признание его виновным по административному законодательству в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения.

Проанализировав действия М., суд пришел к выводу, что они не являются единым действием, а потому составляют отдельно и уголовное преступление, и административное правонарушение, в то время как ст.4 Протокола №7 к Конвенции не допускает повторное предание суду лишь за одно и то же правонарушение (преступление).

Между тем, поскольку по приговору суда М. привлечен к уголовной ответственности с назначением наказания в виде лишения права управления транспортными средствами, с учетом общеправового принципа справедливости, во избежание чрезмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина, не соответствующего целям защиты конституционно значимых ценностей и интересов, суд пришел к выводу о необходимости отмены постановления мирового судьи и прекращения производства по делу об административном правонарушении.

По аналогичным основаниям решением судьи Суздальского районного суда Владимирской области от 26.07.2010 удовлетворен протест и.о. Суздальского межрайонного прокурора, отменено постановление мирового судьи судебного участка №1 г.Суздаля и района по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в отношении К.
Содержащиеся в Приложении №6 к «Конвенции о дорожном движении (заключенной в г. Вене 08.11.1968, вступившей в силу 21.05.1977) нормативные положения в части требований, предъявляемым к национальному водительскому удостоверению, явились основанием для отмены постановлений начальника ОГИБДД ОВД по Петушинскому району от 12.03.2009 о привлечении к административной ответственности в виде штрафа Я.В.В. по ч.1 ст.12.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях и Я.О.Н. по ч.3 ст.12.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Решениями судьи Петушинского районного суда г.Владимира от 08.04.2009 вышеуказанные постановления должностного лица были отменены, производства по делу прекращены на основании п.2 ч.1 ст.24.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях – в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Мотивируя свой вывод, судья в решении указал, что представленное Я.В.В. водительское удостоверение гражданина Украины соответствовало требованиям, предъявляемым к национальному водительскому удостоверению «Конвенцией о дорожном движении».

В соответствии с приложением 6 Конвенции указание на дату окончания действия удостоверения необязательно, если срок действия удостоверения не ограничен.



При таких обстоятельствах, суд не усмотрел в действиях Я.В.В. состава административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях (управление транспортным средством водителем, не имеющим права управления транспортным средством), а в действиях Я.О.Н. – состава административного правонарушения, предусмотренного ч.3 ст.12.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях (передача управления транспортным средством лицу, заведомо не имеющему права управления транспортным средством или лишенному такого права).