Герман Мелвилл Писец Бартлби - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Список использованных источников и литературы 1 25.47kb.
Нелинейные непрерывные функционалы на топологических пространствах... 1 158.88kb.
Пленарное заседание (актовый зал) Терентьев Илья, Туркин Герман,... 1 15.33kb.
12. яблоки гесперид (двенадцатый подвиг) = эра девы описание мифа... 1 108.38kb.
Герман Гессе Игра в бисер 18 6232.16kb.
Первый в мире полет человека в космос состоялся 12 апреля 1961 года 1 30.11kb.
Закон термодинамики, доказавший тщетность попыток создать вечный... 3 591.02kb.
Герман Полянский Здравствуйте. Троллейбус вызывали? 1 263.41kb.
Священномученик Герман (Кокель) 1 265.62kb.
В конце XIX века Герман Холлерит в Америке изобрел счетно-перфорационные... 1 65.6kb.
Отчет о посещении Красноярского тюремного замка 3 декабря 2010 года... 1 43.43kb.
Фудзи (фудзи-сан, фудзияма) 1 58.59kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Герман Мелвилл Писец Бартлби - страница №1/3

Герман Мелвилл
Писец Бартлби

Уолл-стритская повесть


Я человек уже немолодой. По роду моих занятий мне за последние тридцать

лет довелось близко познакомиться с любопытным и довольно-таки своеобычным

разрядом людей, о которых, сколько мне известно, ничего до сих пор не

написано. Я имею в виду писцов, то есть переписчиков судебных бумаг. Я

знавал их великое множество, как по должности, так и в частной жизни, и при

желании мог бы рассказать не одну историю, которая вызвала бы у благодушных

людей улыбку, а у чувствительных женщин - слезы. Однако я оставляю в стороне

биографии всех других писцов ради нескольких страниц из жизни Бартлби -

самого странного писца, какого я видывал или о каком слыхивал на своем веку.

Что касается других, я мог бы дать их полное жизнеописание, но с Бартлби об

этом и думать нечего. Полную биографию этого человека просто не из чего

сложить. Это - непоправимая утрата для литературы. Бартлби был одним из тех

людей, о которых ничего нельзя установить с точностью, разве что из

документальных источников, а таковые в данном случае почти отсутствуют. О

Бартлби я знаю только то, что, к великому моему удивлению, видел

собственными глазами, если, впрочем, не считать одного непроверенного слуха,

о котором речь пойдет в своем месте.

Прежде нежели познакомить читателя с Бартлби, каким я впервые увидел

его, мне следует сказать несколько слов о себе, о моих служащих, моем деле,

моей конторе и всей обстановке, меня окружающей: без такого описания главное

действующее лицо моего рассказа может оказаться вовсе непонятным.

Итак, я - человек, с молодых лет проникшийся твердым убеждением, что из

всех путей в жизни предпочтительнее самый спокойный. А поэтому, хотя

представители моего сословия и вошли в поговорку как люди деятельные и

нервозные, а порою даже неуравновешенные, сам я превыше всего ценю и

оберегаю свой душевный покои. Я - один из тех скромных, не зараженных

честолюбием юристов, которые никогда не выступают в суде, не гоняются за

рукоплесканиями, но в прохладной тишине своей солидной конторы ведут

солидные дела богатых людей - устанавливают право собственности, составляют

купчие и закладные. Все, кто меня знает, считают меня самым надежным

человеком. Покойный Джон Джейкоб Астор, личность, заведомо чуждая

поэтических восторгов, решительно заявил однажды, что первое мое великое

достоинство - осмотрительность, а второе - методичность. Говорю это не из

тщеславия, а лишь отмечая то обстоятельство, что покойный Джон Джейкоб Астор

тоже пользовался моими услугами. Сознаюсь, мне приятно повторять это имя - в

нем есть что-то законченное, округлое, напоминающее звон золотых монет.

Охотно добавлю, что доброе мнение покойного Джона Джейкоба Астора для меня в

высшей степени лестно.

Незадолго до того времени, когда начинается эта история, круг моих

занятий значительно расширился. На меня была возложена старинная и

благородная должность, ныне отмененная в штате Нью-Йорк, - должность члена

совестного суда, не слишком обременительная, однако же приносившая весьма

приятный доход. Я редко выхожу из себя; еще реже даю я волю опасному

возмущению всяческим злом и беззаконием; но здесь я позволю себе некоторую

резкость и прямо скажу, что столь неожиданную отмену должности члена

совестного суда по новой конституции считаю, черт возьми, мерой

преждевременной: ведь я рассчитывал пожизненно получать с нее доход,

пользовался же этим доходом всего каких-то несколько лет. Но это между

прочим.

Контора моя помещалась на Уолл-стрит, в доме под номером **. С одной



стороны окно ее выходило в просторный белый колодец со стеклянной крышей,

прорезавший все здание сверху донизу. Можно, конечно, сказать, что вид из

этого окна был скучноватый; художник-пейзажист сказал бы, что в нем "мало

жизни". Но недостаток этот сторицею возмещался видом, открывавшимся из моей

конторы в противоположную сторону. Здесь перед окнами расстилался ничем не

заслоненный вид на высокую кирпичную стену, почерневшую от времени и никогда

не освещаемую солнцем; для того чтобы рассмотреть все ее красоты, не

требовалось даже подзорной трубы, ибо воздвигнута она была, для удобства

близоруких зрителей, на расстоянии десяти футов от моих окон. А поскольку

окружающие здания были весьма высокие, моя же контора помещалась всего на

втором этаже, то пространство между этой стеной и нашим домом сильно

напоминало огромный квадратный ствол шахты.

В пору, предшествовавшую появлению Бартлби, у меня служили два

переписчика и подающий надежды мальчик на побегушках: Индюк, Кусачка и

Имбирный Пряник. Могут возразить, что таких имен не найти ни в одном

справочнике. Но это и были не имена, а клички, которые трое моих служащих

дали друг другу, тем самым, как им казалось, определяя наружность или нрав

каждого из них. Индюк был низенький толстенький англичанин примерно одного

со мною возраста, то есть лет около шестидесяти. По утрам лицо его, можно

сказать, радовало своим здоровым румянцем, но после полудня - в этот час он

обедал - оно пылало, как угли в камине на рождество, и продолжало пылать,

хотя и все менее жарко, до шести часов вечера, после чего я уже не видел

обладателя этого лица, которое, достигая своего зенита вместе с солнцем, как

будто с ним вместе и закатывалось, а на следующий день опять всходило,

поднималось и клонилось к закату во всей своей непреходящей славе. Мне

довелось наблюдать в жизни немало странных совпадений, среди которых не

последним было, что именно с той минуты, когда красная, блестящая физиономия

Индюка начинала излучать самое жаркое сияние, ценность его как работника

значительно убывала на все остальное время суток. И не то чтобы он начинал

бездельничать или отлынивать от работы. Напротив того, скорее он проявлял

излишнее рвение. Им овладевала какая-то странная, лихорадочная, суетливая,

бесшабашная жажда деятельности. Он макал перо в чернильницу, не глядя, что

делает. Все кляксы, какие он посадил на моих бумагах, были посажены после

полудня. Мало того. После полудня он не только забывал об осторожности и

сажал кляксы, но порой шел дальше - поднимал шум. И лицо его в такие дни

пылало жарче обычного, словно бы поверх антрацита насыпали еще кеннельского

угля. Он со стуком переставлял свой стул, опрокидывал песочницу; принимаясь

чинить перья, от нетерпения расщеплял их и в запальчивости швырял на пол;

вставал и, наклонившись над своим столом, ворошил и расшвыривал бумаги, что

уж вовсе не пристало такому пожилому человеку. Однако ж, поскольку был он во

многих отношениях мне полезен и с утра до полудня писал не отрываясь и

весьма быстро, так что успевал сдать очень много работы, притом безупречно

выполненной, - по всем этим причинам я смотрел сквозь пальцы на его

чудачества, хотя подчас и выговаривал ему. Делал я это, впрочем, очень

мягко, потому что он, будучи по утрам самым вежливым, более того, самым

кротким и почтительным человеком, во второй половине дня становился по

малейшему поводу несколько невоздержан на язык, а вернее сказать - дерзок. И

поскольку я очень ценил его утреннюю работу и ни в коем случае не хотел ее

лишаться, а с другой стороны, его буйное поведение после полудня было мне

очень уж не по душе и поскольку я, как человек мирный, не хотел своими

замечаниями вызывать его на неприличные споры, я и решился очень деликатно

намекнуть ему как-то в субботу (по субботам он бывал хуже всего), что он-де

стареет и не лучше ли ему сократить свой рабочий день; иными словами, что он

может впредь не возвращаться в контору после полудня, а, пообедав, идти

домой и отдыхать до вечернего чая. Но нет: он не пожелал отказаться от

послеполуденных трудов. Лицо его приняло нестерпимо огненный оттенок, и,

жестикулируя длинной линейкой, он стал велеречиво уверять меня с другого

конца комнаты, что ежели утром его услуги мне нужны, так после обеда они тем

более совершенно необходимы.

- Осмелюсь сказать, сэр, - заявил мне Индюк по этому случаю, - я считаю

себя вашей правой рукой. Утром я только собираю и строю свои войска; а после

обеда я становлюсь во главе их и храбро атакую неприятеля - вот так. - И он

сделал бойкий выпад линейкой.

- Но кляксы, Индюк, - тихо напомнил я.

- Да, верно, но осмелюсь сказать, сэр, взгляните на мои седины. Я

старею. Неужели же, сэр, одна-две кляксы в жаркий день не простятся этим

сединам? Старость почтенна, даже несмотря на кляксы. Осмелюсь сказать, сэр,

мы оба стареем.

Трудно было устоять против таких доводов. Во всяком случае, я понял,

что добром он не уйдет. И решил оставить его, но последить за тем, чтобы во

второй половине дня самые важные мои бумаги к нему не попадали.

Другой мой клерк, Кусачка, был молодой человек лет двадцати пяти,

довольно-таки пиратского вида, с желтым лицом и с бородой. Я всегда полагал,

что им владеют две злые силы: честолюбие и несварение желудка. Честолюбие

проявлялось в некотором презрении к обязанностям рядового переписчика и в

предосудительных попытках заняться чисто профессиональными делами -

например, составлением судебных бумаг. Несварение желудка сказывалось по

временам в нервной раздражительности, заставлявшей его, при всякой ошибке в

переписывании, громко скрежетать зубами; в ненужных проклятиях, которые в

самый разгар работы вырывались у него не как слова, а скорей как шипение; и

главное - в том, что он никогда не бывал доволен высотою стола, за которым

работал. При всей своей изобретательности Кусачка никак не мог приспособить

этот стол себе по вкусу. Он подкладывал под него щепки, чурбашки, куски

картона, даже испробовал хитроумное приспособление из сложенных листов

промокательной бумаги, но ничто его не удовлетворяло. Если он, чтобы не

напрягать спину, поднимал крышку стола под углом к самому подбородку и писал

так, словно столом ему служила острая крыша голландского дома, - тогда он

заявлял, что у него останавливается кровообращение в плече и руках. Если он

опускал стол до уровня своей талии и писал согнувшись крючком, у него

начинала жестоко ныть спина. Словом, дело было в том, что Кусачка сам не

знал, чего ему нужно. А если ему что и нужно было, так это вовсе избавиться

от стола, за которым переписывают бумаги. Его болезненное честолюбие

выражалось, между прочим, и в том, что он любил принимать каких-то

сомнительных посетителей в изношенных сюртуках, которых называл своими

клиентами. Более того, мне было известно, что он не только занимается иногда

мелкими политическими махинациями, но по временам обделывает кое-какие

делишки в суде или торчит у дверей Гробницы. Однако у меня имеются основания

полагать, что один из субъектов, явившихся к нему в мою контору, о котором

он с важностью отзывался как о клиенте, был попросту кредитором, а

юридический документ, им принесенный, самым обыкновенным счетом. Но при всех

своих недостатках, на которые я частенько досадовал, Кусачка, так же как и

его соотечественник Индюк, был мне очень полезен; писал он быстро и

аккуратным почерком и, когда давал себе труд, умел держаться не без

благородства. К тому же он всегда был одет как подобает джентльмену и этим

косвенно способствовал доброй славе моей конторы. Что же касается Индюка,

то, если б я не держал ухо востро, он мог серьезно повредить моей репутации.

Платье его вечно лоснилось и пахло трактиром. Панталоны в летнюю пору сидели

мешком. Сюртуки были из рук вон, к шляпе прикоснуться противно. Но шляпа его

была мне безразлична, поскольку он, как из врожденной вежливости, так и по

скромному своему положению, снимал ее, не успев войти в комнату. Не то

сюртук - о сюртуках его я неоднократно заводил разговор, но без всякого

толку. Дело, вероятно, заключалось в том, что ему было просто не по карману

щеголять одновременно и таким лучезарным лицом, и в лучезарных сюртуках. По

остроумному замечанию Кусачки, свои деньги Индюк тратил главным образом на

красные чернила. И вот однажды зимой я подарил Индюку вполне приличный

сюртук со своего плеча - серый сюртук на вате, необыкновенно теплый и с

застежкой от колен до самого горла. Я надеялся, что Индюк оценит такое

внимание и умерит свое буйное поведение в послеобеденные часы. Но нет. Я

даже склонен к мысли, что этот мягкий и теплый стеганый сюртук возымел на

него пагубное действие - ведь известно же, что лошадь вредно перекармливать

овсом. Да, да, точно так же, как про норовистую лошадь говорят, то она

бесится от овса, так Индюк стал беситься от нового сюртука. Он сделался

положительно дерзок. Он был из тех людей, которым довольство не впрок.

Насчет тайных грешков Индюка у меня давно сложилось свое мнение, зато в

отношении Кусачки я был твердо убежден, что при всех прочих своих пороках он

был по крайней мере человеком непьющим. Но сама природа, казалось, взялась

быть при нем виноторговцем и при рождении столь щедро наделила его

раздражительным, спиртуозным нравом, что никаких последующих возлияний ему

уже не требовалось. Когда я вспоминаю, как в тишине моей конторы Кусачка,

бывало, внезапно вскакивал с места и, согнувшись над своим столом, широко

раскинув руки, хватал его и принимался со скрипом и стуком возить по полу,

словно бы стол этот был злобным одушевленным существом, взявшим за правило

во всем поступать ему наперекор, мне становится ясно, что ни в каких

горячительных напитках Кусачка не нуждался.

На мое счастье, раздражительность и нервозность Кусачки, в силу особой

своей причины - несварения желудка, проявлялись главным образом по утрам,

тогда как во вторую половину дня он вел себя более или менее смирно. Таким

образом, поскольку Индюк начинал куражиться лишь после полудня, мне не

приходилось терпеть их чудачества одновременно. Приступы их сменяли друг

друга, как караул. Когда накатывало на Кусачку, Индюк был тих, и наоборот. И

естественный этот порядок вполне меня удовлетворял.

Третий мой подчиненный, Имбирный Пряник, был мальчуган лет двенадцати.

Отец его, ломовой извозчик, лелеял честолюбивую мечту еще при жизни увидеть

своего сына не на козлах, а в судейском кресле. Поэтому он определил его ко

мне в контору изучать право, а также быть на побегушках и подметать

помещение за плату один доллар в неделю. У мальчика был в конторе свой

столик, но он мало им пользовался. В ящике этого стола при осмотре

обнаружилось большое количество ореховой скорлупы. В самом деле, для этого

сметливого юнца вся высокая наука права как будто сводилась к щелканью

орехов.


Одной из важнейших обязанностей Имбирного Пряника, которую он к тому же

выполнял особенно ретиво, было поставлять Индюку и Кусачке яблоки и прочую

снедь. Переписывание судебных бумаг - работа, как известно, иссушающая, и

оба моих писца любили промочить горло сочным зимним яблоком, какие во

множестве продавались с лотков близ таможни и главного почтамта. Нередко они

посылали мальчишку и за теми особыми пряниками - маленькими, плоскими,

круглыми и очень острыми на вкус, - от которых и пошло его прозвище. Когда

выдавалось утро посвободнее, Индюк уплетал эти пряники дюжинами, как

облатки, - их и продают-то по шесть, если не по восемь штук на цент, - и

скрип его пера сливался с аппетитным хрустом пряника на зубах. Из всех

оплошностей, какие Индюк допустил в пылу послеобеденной горячки, мне

особенно запомнилось, как он однажды подышал на имбирный пряник и пришлепнул

его на закладную вместо печати. В тот раз я совсем было его рассчитал.

Однако он умилостивил меня, отвесив мне изысканный восточный поклон и

заявив:

- Осмелюсь сказать, сэр, с моей стороны это даже щедрость - ведь я за



свой счет снабжаю вас канцелярскими принадлежностями.

Повторяю: когда получил я должность члена совестного суда, прежний круг

моих обязанностей - как нотариуса, ходатая по имущественным делам и

составителя всяких сложных документов - значительно расширился. И переписки

прибавилось соответственно. Мало того, что приходилось торопить клерков,

которые уже работали у меня, но потребовалась и дополнительная помощь. И

вот, в ответ на помещенное мною объявление, в дверях моей конторы, раскрытых

настежь, благо время было летнее, возник неподвижный молодой человек. Как

сейчас, он стоит у меня перед глазами - аккуратный и бледный, до жалости

чинный, безнадежно несчастный. Это был Бартлби.

После нескольких вопросов касательно его подготовки я нанял его,

довольный тем, что среди моих писцов будет человек, по виду столь

положительный, который, как я надеялся, благотворно повлияет на ветреного

Индюка и неистового Кусачку.

Я забыл рассказать, что контора моя состояла из двух комнат,

соединенных между собой двустворчатой дверью с матовым стеклом; одну из

комнат занимали мои переписчики, другую - я сам; дверь же я держал то

отворенной, то закрытой - как мне было удобнее. Бартлби я решил посадить в

углу возле двери, но в своей комнате, чтобы этот спокойный человек всегда

был под рукой, если он мне потребуется для какого-нибудь поручения. Я

поставил для него стол у бокового окошка, из которого некогда открывался вид

на грязные задние дворы, теперь же, с постройкой новых домов, не открывалось

никакого вида, но все же проникал свет. В трех футах от окошка была стена,

так что свет шел сверху, между двух высоких зданий, словно из небольшого

отверстия в куполе собора. Для полного удобства я отгородил тот угол

зелеными ширмами, которые совершенно скрывали Бартлби от моих глаз, хотя

голос мой он всегда мог слышать. Так мне удалось сочетать обособленность и

приятное общество.

Сначала Бартлби писал невероятно много. Он, казалось, изголодался по

переписке и буквально пожирал мои бумаги, не давая себе времени их

переваривать, работал без передышки, и при дневном свете, и при свечах.

Усердие его радовало бы меня еще больше, будь он повеселее. Но он писал

молча, безучастно, как машина.

следующая страница >>


izumzum.ru