«Философский анализ общества» 1998 План: Глава Общество как философская категория. 5 Элементы общества 5 Подсистемы общества, сферы - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Общество является динамично изменяющейся структурой. Оно не может... 1 78.33kb.
Производственно-коммерческое акционерное общество закрытого типа... 1 244.36kb.
1 Положение о Ревизоре утверждается Общим собранием акционеров Общества... 1 87.67kb.
Современное казахстанское общество характеризуется комплексными изменениями... 1 120.76kb.
Глава Старовавилонское царство Глава Экономическое развитие Старовавилонского... 1 250.75kb.
История становления и развития социологии 1 286.04kb.
Генеральный директор действует в пределах своей компетенции и в своей... 1 78.95kb.
1 Настоящее Положение разработано в соответствии с законодательством... 1 219.25kb.
Необходима ли сегодня россиянам демократизация сферы безопасности? 1 52.11kb.
Анализ состояния и методического обеспечения работы с одарёнными... 2 246.85kb.
Общество как форма жизнедеятельности людей 1 24.67kb.
Книги Владимира Семеновича Высоцкого и издания о его творчестве,... 6 1187.99kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

«Философский анализ общества» 1998 План: Глава Общество как философская категория. - страница №1/1




Философский анализ общества

Северо-Кавказская Академия Государственной Службы Кафедра экономики и менеджмента Курсовая работа По философии На тему: «Философский анализ общества» 1998 План: Введение 3Глава 1. Общество как философская категория. 5 1.1. Элементы общества 5 1.2. Подсистемы общества, сферы общественной жизни. 6 1.3. Функционирование и развитие общества 6Глава 2. Информационное общество и этапы его развития. 10 2.1. Понятие “информационного общества”. Взгляды философов. 10 2.2. Исторические этапы развития и формирования информационного общества. 13Глава 3. Жизнь в новом обществе и его проблемы. 17 3.1. Культура в новом обществе 17 3.2. Человек в новом обществе 19 3.3. Проблемы нового общества 23 Заключение 26 Список использованной литературы: 30 Введение. Вся жизнь мировоздания оказывается чрезвычайно короткой, еслисопоставлять время существования Метагалактики со временем существования еесоставляющих (например, Солнца). История эволюции Космоса измеряется жизньювсего двух поколений “населения” Метагалактики. Эволюция самой Земли иорганической природы оказывается также быстрой и короткой. За времясуществования Земли она вместе с солнцем сделала всего 23 оборота вокругцентра галактики, а вместе с человеком, ею была пройдена 1/130 часть этойкосмической орбиты. Если предположить, что земля существует 24 часа, товремя существования человека составит около 1 минуты, а история человекасовременного типа займет одну секунду. Как неопровержимо свидетельствуют факты, было время, когда на Землелюдей не существовало. Но с появлением людей появилось и человеческоеобщество. Люди вне общества существовать не могут. Еще Аристотель (IV в. дон.э.) называл человека политическим животным, то есть живущем в государстве(политике), в обществе. А. Фергюсон в труде “Очерк истории гражданского общества” (1767 г.)писал, что “Человечество следует рассматривать в группах, в которых оновсегда существовало. История отдельного человека–лишь единичное проявлениечувств и мыслей приобретенных им в связи с его родом и каждое исследование,относящееся к этому предмету, должно исходить из целых обществ, а неотдельных людей”.Совместная жизнь людей–сложное системное образование. Общество относится кчислу само развивающихся, динамичных систем, “которые, сохраняя своюкачественную определенность, способны самым существенным образом менять еёсостояния”.[1] Общество представляет собой общественное бытие (“Бытие”–мир,который существует как непреходящее единство вне и независимо от воли исознания человека. Это действительность, которая имеет внутреннюю логикусвоего существования, развития, и реально предзадана сознанию, действиюотдельных индивидов и поколений людей) людей; объективную реальность,своего рода социальную материю, результат функционирования, эволюции идифференциации биосферы в рамках более широкой целостности–развивающейсяВселенной. Как особый уровень организации материи, человеческое обществосуществует благодаря деятельности людей и включает в качестве обязательногоусловия своего функционирования и развития духовную жизнь. Благодарядеятельности людей предметы, которые охвачены практической деятельностьюлюдей, становятся частью социального мира. Общество–продукт совместной деятельности людей способных собственнымиусилиями создать необходимые условия существования. Даже в классовомобществе, где возникают социальные конфликты, находятся объективные общиеинтересы, цели, требующие совместных усилий, направленных на поддержаниеединства противоположностей. Информационное общество - социологическая и футурологическаяконцепция, полагающая главным фактором общественного развития производствои использование научно-технической и другой информации. Концепцияинформационного общества является разновидностью теории постиндустриальногообщества, основу которой положили З.Бжезинский, Д.Белл, О.Тоффлер.Рассматривая общественное развитие как “смену стадий”, сторонники теорииинформационного общества связывают его становление с доминированием“четвертого”, информационного сектора экономики, следующего за сельскимхозяйством, промышленностью и экономикой услуг. При этом утверждается, чтокапитал и труд как основа индустриального общества уступают местоинформации и знанию в информационном обществе. Революционизирующее действиеинформационной технологии приводит к тому, что в информационном обществеклассы заменяются социально недифференцированными “информационнымисообществами” (Е.Масуда). Традиционным громоздким корпорациям Тоффлерпротивопоставляет “малые” экономические формы - индивидуальную деятельностьна дому, “электронный коттедж”. Они включены в общую структуруинформационного общества с его “инфо-”, “техно-” и другими сферамичеловеческого бытия. Выдвигается проект “глобальной электроннойцивилизации” на базе синтеза телевидения, компьютерной службы и энергетики- “телекомпьютерэнергетики” (Дж. Пелтон). “Компьютерная революция”постепенно приводит к замене традиционной печати “электронными книгами”,изменяет идеологию, превращает безработицу в обеспеченный досуг (Х.Эванс).Социальные и политические изменения рассматриваются в теорииинформационного общества как прямой результат “микроэлектронной революции”.Перспектива развития демократии связывается с распространениеминформационной техники. Тоффлер и Дж. Мартин отводят главную роль в этомтелекоммуникационной “кабельной сети”, которая обеспечит двустороннюю связьграждан с правительством, позволит учитывать их мнение при выработкеполитических решений. Работы в области “искусственного интеллекта”рассматриваются как возможность информационной трактовки самого человека.Концепция информационного общества вызывает критику со стороныгуманистически ориентированных философов и ученых, отмечающихнесостоятельность технологического детерминизма, указывающих на негативныепоследствия компьютеризации общества[2]. И так, приступим к рассмотрению данной темы. Для начала я хотел бырассмотреть общество как философскую категорию, а затем его новый этап –информационное общество. Глава 1. Общество как философская категория. 1.1. Элементы общества Первым необходимым элементом социальной деятельности являются живыечеловеческие индивиды–субъекты деятельности, с которыми связаны её пусковыеи регуляторные механизмы. Несмотря на то, что человек представляет целый ицелостный “микрокосмос”, он является элементом деятельности, т.е. еёпростейшим, далее неделимым образованием. Вторым элементом является объект социальной деятельности. Объектысоциальной деятельности можно разделить на два класса: 1. Вещи, “орудия” с помощью которых люди оказывают воздействие на окружающий их реальный мир. С помощью этих вещей люди осуществляют адаптивную деятельность, приспосабливаясь к среде путем её вещественно–энергетической переделки, целенаправленного преобразования. 1. Символы, знаки (книги, картины, иконы, и др.). Эти предметы служат не непосредственному изменению реальности, а изменению наших представлений о мире. Они воздействуют на наше сознание, стремления, цели, и через них, опосредованно, воздействуют на отличную от сознания реальность. Функция символов–воплощать в себе особым образом закодированную информацию, служить средством её хранения, накопления, передачи, позволяющей людям согласовывать цели своей коллективной деятельности. Необходимость символов связана с тем, что любые идеи, образы, чувства, призванные повлиять на поведение людей, могут сделать это, и лишь в том случае обретут некоторую “телесную оболочку” становясь материальными проводниками, “перевозчиками смысла”.[3] Если вещи служат прямым орудием адаптации, то символы обеспечиваютцеленаправленность человеческой деятельности. Механический набор людей вещей и символов не создаёт целостноесистемное образование–общество. Для его существования необходима сложнаясовокупность внутренних связей между всеми классами социальных предметов. Элементы общества Человек-субъект социальные предметы деятельности Класс вещей Класс символов Предметы труда Орудия труда Устойчивые, воспроизводимые связи между совместно действующими людьминазываются общественными отношениями. Эти отношения связывают людей как впроцессе общественной деятельности на основе разделения функций, так и приразделении совместно созданных результатов труда: готовых продуктов труда исредств их создания. Подобные отношения владельцами земли, станков и пр. илюдьми лишенных необходимых средств труда, К. Маркс называлпроизводственно–экономическими отношениями, отводя им важнейшую роль ворганизации общественной жизни людей. 1.2. Подсистемы общества, сферы общественной жизни. Любой акт совместной деятельности возможен при наличии взаимосвязанныхлюдей, вещей, символов. Для жизни людей, которым присуще активное приспособление к среде,необходимы соответствующие вещи, созданием которых занимается материальноепроизводство. Материальное производство создает средства деятельности,которые используются во всех её видах, позволяя людям физически изменятьприродную и социальную реальность. Производя необходимые вещи, люди создают определенную системуобщественных отношений. (Использование новой производительной техники вЕвропе нового времени привело к зарождению и утверждению капиталистическихотношений, которые создали не политики, а работники материальногопроизводства). В процессе материального производства люди создают и закрепляютопределенный тип ментальности, способ мышления и чувствования. Общественная жизнь предполагает сложнейшую систему социальных связей,соединяющих воедино элементы общественной жизни. В некоторых случаях онивозникают стихийно, в качестве “пробного продукта”, например материальногопроизводства. Однако большей частью их нужно создавать целенаправленнойспециализированной деятельностью, требующих реальных усилий. Это регулярныйтип деятельности. Высшей формой этой деятельности является политическаядеятельность. Политическая сфера общественной деятельности имеет сложную внутреннююструктуру, где главным звеном является Государство. Государство в своюочередь представляет собой сложнейший инструмент, имеющий множествофункций, связанных с законодательной, исполнительной, судебной властью,армией, аппаратом принуждения, ... За создание и воссоединение элементов общества–символических и людей,отвечают духовный и социальный типы деятельности. Продуктом духовной деятельности (наука, культура, искусство) людейявляется информация, адресованная человеческому сознанию–идеи, образы,чувства. Так, к созданию (в широком его понимании, охватывающем всю областьчеловеческой деятельности) относятся отличные от рефлексов идеальныепобуждения, которые относятся к сфере неосознанного. Зигмунд Фрейд показал,какую огромную роль играют в человеческом поведении мутные желания инеосознанные влечения. В сферу социальной жизни включается огромный и разнообразный мирчеловеческого быта. Именно в этой сфере рождается человек, происходит егопервичная социализация–воспитание детей воспитание детей в семье исредствами семьи. Однако последнее слишком важное и сложное дело, чтобыобщество могло всецело передоверить его индивидам и первичным социальнымгруппам. Рано или поздно оно берет на себя многие функции семьи. Обществоактивно включается в процесс воспитания и профессиональной подготовки. Подсистемы общественной жизни (типы совместной деятельности людей)Материальное Регулятивная Социальная ДуховнаяПроизводство Деятельность ДеятельностьДеятельность 1.3. Функционирование и развитие общества Каким образом система, состоящая из многих частей, способнасуществовать и изменяться как единое целое, как возникают интегральныесредства целого, которых лишены его части? Представители монистического течения считают, что на каждом “этаже”социальной структуры можно видеть главный системообразующий фактор, которыйвоздействует на все прочие явления (т.е. части системы находятся всубординационной зависимости). Сторонники плюралистического направления убеждены в том, что частилюбой общественной единицы, находятся между собой в координационнойзависимости: взаимно влияя друг на друга, они не разделяются наопределяющие и определяемые. Также различные точки зрения на эту проблему у материалистов (К.Маркс) и идеалистов (П. Сорокин). “Интегральная концепция” П. Сорокина исходит из идеи безусловногосознания в общественной жизни людей, характер социальных предметов ипроцессов определяется идеями, целями, а не вещественно–энергетическимисредствами, используемыми для их воплощения. Духовное всецело определяетматериальное в жизни общества. Рассуждая о строении общества, Сорокин выдвигает два уровняорганизации: уровень культурных систем (совокупность взаимосвязанных идей)и уровень собственно социальных систем (совокупность взаимосвязанныхлюдей). Причем второй уровень всецело подчиняется первому. Сорокинразличает отношения субординации между культурным и материальным уровнями иотношения координации (взаимовлияния) между важнейшими составляющимиКультуры. В истории существуют попеременно сменяя два основных видамировоззрения–“духовный ” и “чувственный”, каждому из которых соответствуетсвой тип общественного устройства (“социокультурная суперсистема”). Люди, которые живут в обществах первого типа, исходят из убеждения втом, что окружающая их реальность имеет духовное, божественноепроисхождение. Соответственно смысл своего существования они видят вподчинении божественному абсолюту, с презрением или снисхождением относясько всему мирскому, переходящему. Поэтому материальное производство в такихобществах имеет по существу поддерживающий характер. Основным объектомвоздействия считается не природа, а человеческая душа, которая должнастремиться к слиянию с Богом. Прямо противоположные характеристики свойственны обществам второготипа, основанным на материалистическом восприятии мира, акцентирующиечувственные стороны человеческого бытия. Наконец Сорокин допускаетсуществование промежуточного типа социокультурнойорганизации–идеалистического, стремящегося гармонично сочетать принципыдуховности и чувственности “даже общая культура индивида (как самогомаленького культурного ареала) не является полностью интегрированной в однупричинно–смысловую систему. Она представляет собой сосуществованиемножества культурных систем–частично гармонирующих друг с другом, частичнонейтральных и частично противоположенных друг другу–плюс, сосуществованиемножества скоплений, каким-то образом попавших в общую культуру индивида иосевших там.” Историческое развитие человечества автор книги “Социологические теориисовременности” рассматривает как постоянную циклическую смену“социокультурных суперсистем”. Причину постоянной смены систем Сорокинвидит в неспособности найти идеальный баланс ценностей существования,который мог бы обеспечить гармоничное развитие общества. К. Маркс, в свою очередь, вполне признаёт тот факт, что отличиеистории от природных процессов связано именно с наличием сознания,способностью человека “строить в голове” то, что потом будет построено вреальности. К. Маркс утверждает, что первопричиной любых человеческихдействий является объективные т.е. не зависящие от желаний людейпотребности, указывающие на то, что необходимо людям для существования иразвития. В теории Маркса потребности понимаются как свойство человеческойприроды, отношение человека к необходимым условиям существования, котороеотлично от сознания и предшествует ему: ”Сознание никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием, а бытие людей есть реальный процесс ихжизни”. Рассматривая сознание как реальную причину социальных изменений, Маркскатегорически отказывается признать их первопричиной, как это делали иделают философы–идеалисты (например, П. Сорокин). Однако сознание оказывается способным влиять не только нафункционирование, но и на становление экономических реалий, как этопроисходит в современной истории (Вполне сознательной реформациейэкономических основ общества является “Новый курс” президента Ф. Рузвельтав США). Идея первенства объективных потребностей перед отражающим их сознаниемпоследовательно проводится К. Марксом. Поэтому в основе выделения подсистемобщества у него оказываются не важнейшие идеи (добро, справедливость,Красота,–у П. Сорокина ), а важнейшие потребности общества в продуктахматериального и духовного производства, производства непосредственночеловеческой жизни и “форм общения“ людей, т.е. общественных отношений.Практическое в жизни общества определяет духовное. Но и в самой практикеМаркс выделяет определяющую форму деятельности–материальное производство,которое тем самым становится основой функционирования и развития общества вцелом. Закон определяющей роли материального производства имеет различныепроявления. Прежде всего, он связан с особой значимостью продуктов такогопроизводства. Прежде чем быть способным заниматься политикой, наукой илиискусствам, люди должны есть, пить, одеваться, потребляя то, что создаётматериальное производство. В результате все виды деятельности, а не толькодуховная вынуждены подстраиваться под требования материальногопроизводства, служить средством его оптимизации, постоянного развития исовершенствования. Так приоритетной целью и внутренней и внешней политики любогодальновидного правительства является создание и поддержание необходимыхусловий для нормальной работы материального производства. Очевидно, что ниодин политик не в состоянии контролировать ситуацию в обществе, в которомнарушена такая нормальная работа, являющаяся важнейшим гарантомполитической стабильности. Всё дело в том, что помимо техническогообеспечения всех видов человеческой деятельности, именно материальноепроизводство создаёт жизнеобеспечивающие продукты, от которых зависит нетолько “благополучие общества”, а физическое выживание каждого конкретногочеловека в самой ближайшей временной перспективе. Такие продукты являютсяпредметом не просто потребности, а такой потребности, которая должна бытьудовлетворена в первую очередь, любыми средствами и любой ценой, с“мобилизацией” всех сил, способных помочь в решении этой задачи: отполитиков до ученых. Подобная ситуация характеризует как древние, так и современныеобщества–даже радикальная научно-техническая революция не в состоянииопровергнуть определяющей роли материального производства. Однако не только с важностью продуктов связывает Маркс определяющуюроль материального производства. Эта роль проявляется и в том, что впроцессе создания вещей люди вступают в особые производственные отношения,которые определяют весь образ их жизни, формируют их в качестве социальныхсуществ. Имеются в виду производственно–экономические отношениясобственности. Характер собственности не случаен, и зависит от уровняразвития производительных сил (средств производства, соединенных с рабочейсилой) и профессионального разделения труда. Собственность на средства производства играет, по убеждению Маркса,важнейшую роль в его развитии. Собственность оказывает важнейшее влияние ина общественную жизнь, взятую в целом. Связанные с экономикой особенностипрактической жизни людей воздействуют, в конечном счете, и на характерприсущего им мышления и чувствования. Стереотипы поведения, представления оприличном и неприличном, достойном и недостойном, эстетические пристрастия,общий тип культуры, по Марксу, разняться у представителей различных слоевобщества. Итак, характеризуя материалистическое понимание истории К. Маркса,можно сказать, что оно связано с несколькими фундаментальными идеями,согласно которым: 1. В каждой из форм человеческой деятельности (включая сюда науку, искусство, религию) цели и замыслы людей, присущее им сознание детерминированы, в конечном счете, объективными потребностями и интересами субъекта; 1. Из двух типов человеческой деятельности–целенаправленного изменения мира и целенаправленного изменения представлений о мире, отражающих и моделирующих его–практическая деятельность определяет духовную, подчиняет её своим целям и задачам; 1. Из существующих форм практической деятельности, материальное производство (производство вещей) оказывает воздействие на производство непосредственно общественной жизни и производство “форм общения людей”; 1. В рамках коллективной деятельности людей, их отношение к предметам, средствам производства оказывает определяющее воздействие на весь образ жизни, включая сюда их отношение к механизмам власти, способ воспроизводства непосредственной жизни, склад мышления и чувствования. Рассуждая о наиболее глубоких источниках общественных изменений, Маркссвязывает их не со сменой “форм социокультурной духовности”, а с неуклоннымростом общественного производства–прежде всего, производства материального. Однако мы видим, что современная история, нарушив однозначную связьмежду собственностью на средства производства и благосостоянием людей, ихимущественным статусом, существенно корректирует тем самым идею Маркса озависимости между “базисом” общества и социальным укладом общественнойжизни. Мы не можем более напрямую выводить образ жизни людей, способ ихсамо воспроизводства из положения в системе производственно–экономическихотношений. Глава 2. Информационное общество и этапы его развития. 2.1. Понятие “информационного общества”. Взгляды философов. О.Тоффлер:“Тоффлер не дает новой цивилизации (хотя в “Футурошоке” он утверждал, чтона смену “индустриальному обществу” придет “супериндустриальное общество”)определения,... но через всю книгу проводит мысль о ее принципиально новомхарактере. (Многое в этой возникающей цивилизации противоречит традиционнойиндустрилаьной цивилизации. Это в одно и то же время и в высшей степенитехнически развитая, и антииндустриальная цивилизация. “Третья волна” несетс собой подлинно новый образ жизни, основанный на диверсифицированных,возобновляемых источниках энергии; на методах производства, которые делаютустаревшими большинство фабричных сборочных линий; на какой-то новой(“ненуклеарной”) семье; на новом институте, который мог бы быть назван“электронным коттеджем”; на радикально преобразованных школах и корпорацияхбудущего. Формирующаяся цивилизация несет с собой новый кодекс поведения ивыводит нас за пределы концентрации энергии, денежный средств и власти”[4].Комментарий: Как верно заметил Баталов в предисловии к реферату книги“Третья волна”, Тоффлер ни разу не дал прямого определения им же самимвведенному понятию “информационного (или постиндустриального) общества”. Ондает определение описательно, через перечисление элементов, которые являтсярадикально новыми для сегодняшней жизни и коренным образом изменят жизньнынешнего или ближайшего поколения. Д.Белл:“В наступающем столетии решающее значение для экономической и социальнойжизни, для способов производства знания, а также для характера трудовойдеятельности человека приобретет становление нового социального уклада,зиждущегося на телекоммуникациях. Революция в организации и обработкеинформации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер,развертывается одновременно со становлением постиндустриального общества.Три аспекта постиндустриального общества особенно важны для пониманиятелекоммуникационной революции:переход от индустриального к сервисному обществу;решающее значение кодифицированного теоретического знания для осуществлениятехнологических инноваций;превращение новой “интеллектуальной технологии” в ключевой инструментсистемного анализа и теории принятия решений”[5].Комментарий: Один из основоположников концепции “информационного общества”(иначе называемого “постиндустриальным обществом”) Д.Белл одним из первыхвыделил его характеристические признаки. Его определение данного понятиялюбопытно историчностью своего подхода, т.е. он определяет сущность новогообщества через изменения, происходящие в обществе настоящем, тем самымвыделяя и подчеркивая именно те признаки, которые будут отличать“послереволюционное” общество от нынешнего. Т.Стоуньер: “...инструменты и машины, будучи овеществленным трудом, суть в то жевремя овеществленная информация. Эта идея справедлива по отношению ккапиталу, земле и любому другому фактору экономики, в котором овеществлентруд. Нет ни одного способа производительного приложения труда, который вто же самое время не был бы приложением информации. Более того, информацию,подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. Впостуиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы суть егоосновная экономическая ценность, его самый большой потенциальный источникбогатства. Существует три основных способа, которыми страна может увеличить своенациональное богатство: 1) постоянное накопление капитала, 2) военныезахваты и территориальные приращения, 3) использование новой технологии,переводящей “нересурсы” в ресурсы. В силу высокого уровня развитиятехнологии в постиндустриальной экономике перевод нересурсов в ресурсы сталосновным принципом создания нового богатства. Важно понимать, что информация имеет некоторые специфические свойства.Если у меня есть 1000 акров земли и я из них отдам кому-нибудь 500 акров, уменя останется лишь половина первоначальной площади. Но если у меня естьнекоторая сумма информации и ее половину я отдам другому человеку, у меняостанется все что было. Если я разрешу кому-нибудь использовать моюинформацию, резонно полагать, что и он поделится со мной чем-нибудьполезным. Так что, в то время как сделки по поводу материальных вещей ведутк конкуренции, информационный обмен ведет к сотрудничеству. Информация,таким образом, - это ресурс, которым можно без сожаления делиться. Другаяспецифическая черта потребления информации заключается в том, что в отличиеот потребления материалов или энергии, ведущего к увеличению энтропии воВселенной, использование информации приводит к противоположному эффекту -оно увеличивает знания человека, повышает организованность в окружающейсреде и уменьшает энтропию.”[6] Комментарий: Данная цитата из труда Т.Стоуньера имеет особенно важноезначение для определения понятия “информационного общества”. Автор даетразвернутую характеристику понятию информации, демонстрируя принципиальноеотличие последней от иных видов экономических и социальных ценностей. Темсамым он обосновывает идею об исключительности наступающей новой стадии инеизбежности кардинального перелома в истории с ее наступлением. А.Турен: “...понятие постиндустриального общества... - здесь инвестицииделаются в иной уровень, чем в индустриальном обществе, то есть впроизводство средств производства. Организация труда затрагивает лишьотношения рабочих между собой, а потому и уровень, на котором действуетпроизводство. Постиндустриальное общество действует более глобально науправленческом уровне, то есть в механизме производства в целом. Этодействие принимает две главные формы. Во-первых, это нововведения, то естьспособность производить новую продукцию, в частности, как результатинвестиций в науку и технику; во-вторых, само управление, то естьспособность использовать сложные системы информации и коммуникаций. Важно признать, что постиндустриальное общество является таким, вкотором все элементы экономической системы затрагиваются действиямиобщества само на себя. Эти действия не всегда принимают форму сознательнойволи, воплощенной в личности или даже группе людей. Вот почему такоеобщество должно называться программируемым обществом, обозначение, которыеясно указывает на его способность создавать модели управленияпроизводством, организацией, распределением и потреблением; поэтому такогорода общество появляется на операциональном уровне не в результатеестественных законов или специфических культурных характеристик, а скореекак результат производства, благодаря действию общества само на себя, егособственным системам социального действия”[7]. Комментарий: По мнению А.Турена, наиболее важным моментом вформулировке понятия “информационного общества” является акцент на новыеэкономические отношения. А.Турен подчеркивает особую важностьпреобразований инвестиционной и управленческой политики в ходетелекоммуникационно-информационной революции. Г.Кан: “Разница между понятиями (информация( и (интеллект( являетсяискусственной, но достаточно важной. (Информация( стремится бытьотносительно формальной и легко доступной. (Интеллект( в данном случаеупотребляется больше в значении (военное мышление(, чем (человеческоемышление(... Понятие (интеллект( является более широким и специфическим,менее официальным и формальным, чем то, что мы называем информацией.Понятие (интеллект( означает знание о событиях и людях, это знание можетбыть предположительным, интуитивным, личным и/или полученным наугад,неофициально или тайно. (Интеллектуальные( данные обычно не включаются встандартные карточки, а информация включает в себя шаблонные данные,которые ожидаются от системы. Трудно сделать различие между интеллектом иинформацией более четким, но когда в систему вводят (интеллект(, то этопроисходит в меньшей степени благодаря механическому или электронномупрограммированию, а в большей степени благодаря случайному (илизапланированному) наличию нужных людей, на нужном месте, в нужный час”[8]. Комментарий: Исследование Г.Кана о разграничении понятий “интеллекта”и “информации” является весьма важным для понимания сущности“информационного общества”, ибо оно позволяет четко выявить различия междудуховной (имеется в виду человеческий разум) и материальной (имеется в виду“информация”) сферами жизни нового общества и тем самым подчернуть, чтоинформация сама по себе, не одухотворенная человеческой эмоциональностью неспособна двигать вперед человеческую культуру, способствовать прогрессудуха. У.Дайзард: “Стремление выразить сущность нового информационного века вылилось вцелый калейдоскоп определений. Дж.Лихтхайм говорит о постбуржуазномобществе, Р.Дарендорф - посткапиталистическом, А.Этциони -постмодернистском, К.Боулдинг - постцивилизационном, Г.Кан -постэкономическом, С.Алстром - постпротестантском, Р.Сейденберг -постисторическом, Р.Барнет вносит в этот калейдоскоп прагматическую нотку,предлагая термин (постнефтяное общество(. Большинство этих эпитетоввосходят к понятию (постиндустриальное общество(, популяризованномудесятилетие тому назад гарвардским социологом Д.Беллом. Общая приставкаэтих терминов отдает каким-то осенним чувством увядания, свойственнымнашему веку, - ощущением конца”[9]. Комментарий: Завершающая первый раздел данной разработки цитата изУ.Дайзарда как бы подытоживает калейдоскоп определений сущности грядущегообщества. Он перечисляет всевозможные названия, объединенные общейприставкой “пост”. В этой приставке сказывается некая ограниченностьчеловеческого сознания, склонного отталкиваться от уже достигнутого, необращая внимания на то, что для принципально нового общества, строящегосяна принципиально новых принципах, следует придумать совершенно новоеназвание. Именно поэтому я счал название “информационное общество” наиболееотражающим суть грядущего социума и решил придерживаться в дальнейшемименно этого наименования. 2.2. Исторические этапы развития и формирования информационного общества. К.Ясперс: “Техника как умение применять орудия труда существует с тех пор, каксуществуют люди... В великих культурах древности, особенно в западном мире,высокоразвитая механика позволила перевозить огромные тяжести, воздвигнутьздания, строить дороги и корабли, конструировать... машины. Однако эта техника оставалась в рамках того, что было сравнительносоразмерно человеку, доступно его обозрению. То, что делалось,производилось мускульной силой человека с привлечением силы животных, силынатяжения, огня, ветра и воды и не выходило за пределы естественной средычеловека. Все изменилось с конца XVIII века... Именно тогда произошелскачок, охватив всю техническую сторону человеческой жизни в целом. Послетого как веками делались попытки в этом направлении и в мечтах людейформировалось техницистское, технократическое мировоззрение, для которогосоздавались научные предпосылки, в XIX веке была осуществлена ихреализация, далеко оставившая за собой все самые пылкие мечты. ...Были открыты машины - машины, автоматически производящие продуктыпотребления. То, что раньше делал ремесленник, теперь делает машина. Так началось на Западе техническое и экономическое наступлениепредпринимателей XIX века, в ходе которого прежнее ремесло исчезло, занебольшим исключением совершенно необходимых его отраслей, и каждый, ктосовершал бесполезные в техническом смысле поступки, безжалостноуничтожался. Таким образом, в возникновении современного технического миранеразрывно связаны между собой естественные науки, дух изобретательства иорганизация труда. Эти три фактора сообща обладают рациональностью. Ни одиниз них не мог бы самостоятельно создать современную технику. Каждый из этихфакторов имеет свои истоки и связан потому с рядом независимых от другихфакторов проблем”[10]. Комментарий: К.Ясперс, один из основоположников так называемого“цивилизационного” подхода к истории, анализирует в процитированномфрагменте причины, приведшие к возникновению особой “техницистской”цивилизации современности, которую он выделяет в качестве специального типацивилизации. Он видит основную причину столь резкой смены цивилизаций впоявлении машин как логического завершения техники, как посредующего звенамежду человеком и природой, ибо именно они, по его мнению, смогли изменитьпсихологию людей и приготовить их к новому витку истории. О.Тоффлер: “Сначала была “первая волна”, которую он [Тоффлер] называет“сельскохозяйственной цивилизацией”. От Китая и Индии до Бенина и Мексики,от Греции до Рима возникали и приходили в упадок цивилизации, сталкиааясьдруг с другом и рождая бесчисленные пестрые картины. Однако за этимиразличиями скрывались фундаментальные общие черты. Везде земля была основойэкономики, жизни, культуры, семейной организации и политики. Вездегосподствовало простое разделение труда и существовало несколько четкоопределенных каст и классов: знать, духовенство, воины, илоты, рабы иликрепостные. Везде власть была жестко авторитарной. Везде социальноепроисхождение человека определяло его место в жизни. Везде экономика быладецентрализованной, так что каждая община производила большую часть того, вчем испытывала нужду. Триста лет назад - плюс-минус полстолетия - произошел взрыв, ударныеволны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождаясовершенно новую цивилизацию. Таким взрывом была, конечно, промышленнаяреволюция. Высвобожденная ею гигантская сила, распространившаясь по миру, -“вторая волна” - пришла в соприкосновение с институтами прошлого и изменилаобраз жизни миллионов. ... К середине XX века силы “первой волны” былиразбиты и на земле воцирилась “индустриальная цивилизация”. Однаковсевластие ее было недолгим, ибо чуть ли не одновременно с ее победой намир начала накатываться новая - третья по счету - “волна”, несущая с собойновые институты, отношения, ценности”[11]. Комментарий: В процитированном фрагменте Баталов дает суммирующийреферативный обзор тоффлеровского подхода к истории человечества как кистории “трех волн”. Любопытно, что Тоффлер видит в качестве движущей силыистории научно-технический прогресс, которому послушно следует психологиялюдей. Таким образом, течению истории Тоффлер придает несколькомеханистический оттенок, представляя его в виде постоянной войны междупоследующей и текущей “волнами”7 Г.Кан: “Долгосрочный прогноз развития человечества, рассчитанный на основеданных прошлого и настоящего развития мировой экономики, охватывает дваважнейших исторических этапа. Первый этап - это сельскохозяйственнаяреволюция, которая произошла около 10 тысяч лет назад и которая фактическисоздала современную цивилизацию... Она распространялась по миру в течение 8тысяч лет. Она резко изменила условия жизни человека, но к стабильномуросту экономики или к изобилию она не привела. Второй важнейший этап принято называть “Великий переход”, именно наэтом этапе мы и находимся сегодня. Он начался 200 лет назад, когда людейбыло не так много, жили они бедно и всецело зависели от сил природы. Этотпериод, видимо, завершится в последующие 200 лет, когда вопреки“катастрофическому сочетанию неудач и неумелого руководства” человечество,по всей видимости, намного возрастет численно, станет богатым и в большейстепени научится управлять силами природы. Этот четырехсотлетний период можно разделить на следующие три фазы:фаза индустриальной революции, далее - фаза супериндустриальной(технологической) мировой экономики, а затем и фаза постиндустриальноймировой экономики и мирового сообщества... Снижение темпов экономического роста ведет к тому, что возникают новыенеэкономические типы деятельности и интересы. Эта фаза развития обществаназывается нами (постиндустриальной(, так как в обществе снижается интереск промышленной и сельскохозяйственной деятельности (но отнюдь не ктоварам), поэтому эта фаза означает конечный момент эпохи Великогоперехода, и, вероятно, она будет вызывать постоянные изменения в условияхжизни человека”[12]. Комментарий: Вторя Тоффлеру, Г.Кан выделяет “сельскохозяйственный”период в отдельный этап развития человечества. Однако его периодизацияновой и новейшей истории иная. Здесь он явно руководствуется принциповопосредованности взаимодействия человека и природы (через технику - черезтехнологию - через информацию) с целью производства продукта потребления изпродукта природы. Т.Стоуньер: “(Следует заметить, что ни одна большая страна никогда не обходилась ине могла обойтись без того, чтобы в ней чего-либо не производилось(, -писал А.Смит. Это утверждение сегодня столь же справедливо, как и два векатому назад. Однако некоторые важные акценты сместились. Точно так же как вовремена Смита центр тяжести экономики стал смещаться от сельского хозяйствак промышленности, так и сегодня он смещается от промышленности кинформации. И подобно тому как в конце XVIII - начале XIX века сложиласьпостаграрная экономика, так сегодня технологически передовые секторыглобального общества переходят на стадию постиндустриальной экономики. В аграрной экономике хозяйственная деятельность была связанапреимущественно с производством достаточного количества продуктов питания,а лимитирующим фактором обычно была доступность хорошей земли. Виндустриальной экономике хозяйственная деятельность была по преимуществупроизводством товаров, а лимитирующим фактором - чаще всего капитал. Винформационной экономике хозяйственная деятельность - это главным образомпроизводство и применение информации с целью сделать все другие формыпроизводства более эффективными и тем самым создать больше материальногобогатства. Лимитирующий фактор здесь - наличное знание”[13]. Комментарий: Т.Стоуньер рассматривает сугубо экономический аспектразвития человеческой цивилизации. Заслуживает внимания то, чтохарактеризует каждую общественную формацию через сущность хозяйственнойдеятельности и лимитирующий фактор. Продолжая эту мысль, можно заметить,что из его теории с очевидностью следует, что переход к новой общественнойформации происходит при изменении основы хозяйствования или преодолениялимитирующего фактора. У.Дайзард: “Арнольд Тойнби как-то заметил, что XX век - это время, когдачеловечество впервые за всю свою историю может всерьез подумать облагосостоянии всех людей. Если это так, то это в основном благодаря...эволюции универсальной электронной информационной сети, способной связатьвоедино всех людей. Речь идет о наступлении информационного века. ...Технология предлагает нам намного более значительные информационныеи коммуникационные ресурсы, чем когда-либо имело человечество. Эти ресурсыстоль велики, что очевидно: мы вступаем в новую эру - информационный век.США - первая страна, осуществившая трехстадиальный переход от аграрногообщества к индустриальному и от него к такому обществу, которое даже труднокак-то однозначно определить; ясна лишь одна его характеристика из целоговеера возможностей: основным видом его экономической деятельности вовсевозрастающей степени становится производство, хранение и распространениеинформации. Каков возможный сценарий развития информационного общества впредстоящие годы? ... Налицо некая общая модель изменений - трехстадийноепрогрессирующее движение: становление основных экономических отраслей попроизводству и распределению информации; расширение номенклатурыинформационных услуг для других отраслей промышленности и дляправительства; создание широкой сети информационных средств напотребительском уровне”[14]. Комментарий: У.Дайзард констатирует факт перехода к информационномуобществу в США. Он целиком соглашается с предложенной Тоффлером и Белломтрехстадиальной концепцией и сосредотачивает свое внимание натрансформациях именно последней, “информационной” стадии развития общества. Р.Айрис: “Мысль о происходящей технологической революции, основанной наинформации, не нова. Социолог Дэниел Белл, как и другие, в середине 60-хгг. ясно увидел, что США становятся постиндустриальным обществом,основывающимся на производстве услуг, прежде всего связанных с информацией.Третья промышленная революция в значительной мере основывается на успехах втелекоммуникациях и информационных процессах. Занятость в сферепромышленности и строительства остается многие годы более или менеенеизменной в абсолютном измерении, тогда как в целом рабочая силазначительно возросла в 60-70-е годы. Долговременные тенденции показывают,что наиболее растущими в прошлом веке были сферы, связанные синформацией”[15]. Комментарий: Приведенная цитата из Р.Айрис подчеркивает общностьмнений всех философов, трактовавших об “информационном обществе”, по поводусути происходящих в настоящее время изменений в обществе и роли НТР в нем.Но в отличие от Тоффлера, он акцентрирует внимание исключительно напроизводственной сфере, полностью исключая из рассмотрения социальный икультурный аспекты обновления. Глава 3. Жизнь в новом обществе и его проблемы. 3.1. Культура в новом обществе О.Тоффлер: “Мы живем в мире блип-культуры. Вместо длинных “нитей” идей, связанныхдруг с другом, - “блипы” информации: объявления, команды, обрывки новостей,которые не согласуются со схемами. Новые образы и представления неподдаются классификации - отчасти потому, что они не укладываются в старыекатегории, отчасти потому, что имеют странную, текучую, бессвязную форму. ...Люди “третьей волны” чувствуют себя свободнее, именно сталкиваясь с“блипами” - информационными сообщениями, отрывком из песни или стиха,заголовком, мультфильмом, коллажем и т.д.. Ненасытные читатели дешевыхизданий и специализированных журналов, они короткими приемами поглощаютогромное количесво информации. Но и они стремятся найти новые понятия иметафоры, которые позволили бы систематизировать или организовать “блипы” вболее широкое целое. Однако вместо того, чтобы пытаться втиснуть новыеданные в стандартные категории и рамки “второй волны”, они хотели бы всеустроить на свой собственный лад... Словом, вместо того, чтобы простозаимствовать готовую идеальную модель реальности, мы теперь сами должныснова и снова изобретать ее. Это тяжкое бремя, но оно вместе с темоткрывает большие возможности для развития индивидуальности, демассификацииличности и культуры. Некоторые, правда, не выдерживают, ломаются илиотходят в сторону. Другие превращаются в постоянно развивающихся,компетентных индивидов, способных подняться в своей деятелььности на новый,более высокий уровень. Но в любом случае человек перестает бытьстандартным, легко управляемым роботом, каким его изображали писатели“второй волны”.[16] Комментарий: Тоффлер одним из первых подметил произошедшие запоследнее время коренные изменения в культуре общества, особенно западного.Нарастающая сила потока информационного обмена между людьми породила новыйтип культуры, в которой все подчинено необходимости классификации,унификации с целью наибольшей компрессии и повышения эффективности припередачи от человека к человеку, будь то лично или через средства массовойинформации. Х.Сколимовски: “Под угрозой излишней инстументализации культура находит различныепротиводействия, отдушины. Выход за пределы ограничивающих ее рамок можетбыть осуществлен посредством наркотиков или через экскурсы в восточнуювилософию. Возникновение философии техники - другое противодействиекультуры опасности быть задушенной излишней инстументализацией, ибо,повторяю, дебаты о природе техники - это споры о будущем человека...”[17] Комментарий: См. ниже к цитате А.Этциони. А.Этциони: “Движение контркультуры еще глубже подорвало рациональное мышление илегитимацию основного проекта. Оно поставило под вопрос как ценностиплательщиков, высокий жизненный уровень, так и достоинства потребления,упорного труда и бережливости. Оно открыто и прямо бросило вызовдостоинству отсроченного вознаграждения, самоорганизованности ирациональности. Оно возвысило до уровня добродетели психологическоеудовлетворение от небольшой работы, скромного потребления и открытыхотношений с другими, природой и самим собой, отношений, не измеряемыхвещами. Подлинный рост усматривают не в экономике, а в гармоничныхотношениях и более глубоком понимании себя и других. В какой бы то ни былоформе - (цвет детей(, культура наркотиков, (коммуны(, определенные культы -контркультура видела в непосредственном удовольствии, в свободномпроявлении порывов, в нерациональном или иррациональном поведении, в заботескорее о личностных, чем производственных нуждах именно ту жизненность,которую люди теряли в конце длинной цепи рационально скомбинированныхсредств, составляющих основу материалистских усилий. Техника, наука иуправление расценивались не лучше, чем экономические стремления. Хотянаиболее очевидные носители контркультуры - секты хиппи - быстро выгорели искоро исчезли, подобно другим крайним сектам в прошлой социальной истории,их культурный и психологический вклад продолжал существовать. Контркультурупитало отступление рациональности и видение альтернативного мира”[18]. Комментарий: Две вышеприведенные цитаты трактуют о сравнительнонедавно возникшем явлении “контркультуры”. Однако следует отметить, что вовремя разработки этой темы их авторами концепция “информационного общества”не была еще столь разработана, как сейчас, и вопрос о подавлении,“обездушении” человека техникой стоял гораздо острее. Контркультурарождалась как протест именно против механистичности и отсутствия культуры ивовсе не стремилась стать конкурентом “блип”- или иной информационнойкультуре вследствие различной предназначенности. К.Ясперс: “...техника не только приближает нас к познанной в физическоихкатегориях природе. Техника открывает перед нами новый мир и новыевозможности существования в нем... Прежде всего это красота технических изделий. Транспортные средства,машины, технические изделия повседневного пользования достигаютсовершенства своих форм. В техническом производстве в самом делесовершается рост и созидание второй природы. ... Красота удачновыполненного технического объекта состоит не просто в целесообразности, нов том, что данная вещь полностью входит в человеческое бытие. И уж,конечно, эта красота состоит не в чрезмерно богатом орнаменте и излишнихукрашениях, напротив, они кажутся скорее некрасивыми, но в чем-то таком,что позволяет ощутить в совершенной целесообразности предмета необходимостьприроды, необходимость, которая сначала отчетливо проступает в творениичеловеческих рук, а затем улавливается в бессознательном созидании жизни...Эти присущие самой вещи решения открываются как бы в стремлении следоватьвечным, изначально данным формам”[19]. Комментарий: Ясперс одним из первых поднял проблему новой эстетики втехнизированном мире. Он признал засилие техники свершившимся явлением исформулировал новую “техническую эстетику”, которая, очевидно, станет современем немаловажным элементом человеческой культуры. 3.2. Человек в новом обществе О.Тоффлер: “Электронный коттедж. Радикальные изменения в сфере производстванеизбежно повлекут за собой захватывающие дух социальные изменения. Еще прижизни нашего поколения крупнейшие фабрики и учреждениея наполовину опустеюти превратятся в складские или жилые помещения. Когда в один прекрасный деньмы получим технику, позволяющую в каждом доме оборудовать недорогое“рабочее место”, оснащенное “умной” пишушщей машинкой, а может быть, еще икопировальной машиной или компьютерным пультом и телекоммуникационнымустройством, то возможности организации работы на дому резко возрастут. Рядфутурологов считает, что развитие систем двусторонней связи позволит к 1990г. значительно расширить практику надомного труда. Перевод рабочих мест на дом и уменьшение движения транспорта позволилибы также уменьшить загрязнение окружающей среды и снизить расходы на еевостстановление. В направлении создания электронного коттеджа действуют исоциальные факторы. Чем больше сокращается рабочий день, тем большеувеличивается относительное время, затрачиваемоме на поездку на работу иобратно, и тем более абсурдными, иррациональными, раздражающими становятсяэти “челночные движения”. А это не может не способствовать росту числа лиц,не желающих тратить столько времени впустую и выступающих за более разумнуюорганизацию производства. Наконец, в том же направлении действуют иглубокие ценностные сдвиги, происходящие в обществе. Наконец, созданиеэлектронного коттеджа привело бы и к определенным психологическимпоследствиям. Мир абстрактным символов, в который все больше погружаетсяработник, наводит на мысль о том, что возникающая новая трудовая Средачужда нам и на определенном уровне даже более безлика, чем нынесуществующая. Однако на другом уровне работа на дому предполагаетуглубление прямых эмоциональных отношений как со своими домашними, так и ссоседями”[20]. “Семья будущего. Сегодня мы постоянно слышим о распаде семьи...Однако, когда толкуют о семье, то обычно имеют в виду не все огромноемногообразие ее возможный форм, а тот конрктеный тип семьи, который булпорожден “второй волной”: муж-кормилец, жена-домохозяйка и дети... И когдасегодня власти призывают нас “восстановить семью”, они имеют в виду именноэту нуклеарную семью “второй волны”... Но если бы мы действительно хотетивосстановить нуклеарную семью, нам нужно было бы затормозить ход истории.Ибо мы являемся свидетелями не смерти семьи, как таковой, а разрушениясемейной системы “второй волны” и возникновения множества новых форм семьи.Демассификация средств информации и производства сопровождаетсядемассификацией семьи. (...) Технические развитые страны становятся сегодня свиетелямивозникновения множества форм семьи. Коммуны (общины), группы престарелых,объединяющихся для совместного ведения хозяйства, племенные группировкисреди некоторых этнических меньшинств, контрактные (договорные) исериальные (периодические) браки, семьи, в которых супруги живут и работаютв разных городах, - вот далеко не полный перечень существующих семейныхформ... Какие формы семьи исчезнут, а какие получат широкоераспространение, будет зависеть не столько от проповедей о “святостисемьи”, сколько от того, по какому руслу мы направим развитие техники иорганизацию труда”[21]. “Рождение (просьюмера(. В период “первой волны” большинство людейпотребляло то, что производили сами. Они были, так сказать,“протребителями”. Промышленная революция развела функции производства ипотребления, породив тем самым производителя и потребителя. [В настоящеевремя] граница, отделяющая производителя от потребителя, становится всеменее четкой. Растет значение “просьюмера”... Свидетельством тому можетслужить быстрый рост групп самомпомощи во многих промышленно развитыхстранах. .. Со временем полная автоматизация позволит клиенту - через посредствокомпьютера, который будет регулировать соответствующие процессы - самомуконструировать нужную ему продукцию. Так что в итоге потребитель станеттакой же частью производственного процесса, какой на современном,умирающем, производстве является сборщик, работающий на конвейере. Одним словом, происходит как бы возвращение в общество “просьюмера”,который был господствующей фигурой в обществе “первой волны”. Но,разумеется, это будет “просьюмер”, оснащенный современной техникой,работающий в электронном коттедже и ведущий современный образ жизни”[22]. Комментарий: В процитированных фрагментах из работы “Третья волна”Тоффлер затрагивает наиболее, по его мнению, важные сферы жизнедеятельностичеловека в новом обществе: семья, дом, быт. Следует отметить, что хотя егопредположения и имеют в себе элемент эмпиричности и утопичности, но ониосновываются на строго научных исследованиях и статистических выкладках. Д.Белл: “Cегодня специалисты предсказывают появление (линейных городов(, вкоторых не будет центральных площадей и торговых центров, характерных дляклассических европейских городов. Б.Ф.Скиннер полагает, что в эпохуразвитых коммуникаций нынешние громадные и все менее управляемые городауступят место сетям небольших городов. Оправдаются ли эти прогнозы, неясно:жизнь и смерть городов - это длительный исторический процесс. Что, однако,изменится, так это сама концепция (урбанизма(. 30 лет назад Л.Верт в своемзамечательном эссе (Урбанизм как образ жизни( определил урбанизм как ввысшей степени интерактивный, мобильный и политически чувствительный образжизни в противовес жизни в небольшом городке или деревне, зиждущихся наинститутах семьи и церкви. <...> В прошлом большинство обществ были элитарными и закрытыми в томсмысле, что аристократия была чрезвычайно замкнутым сословием. Впротивоположность этому современные общества стали открытыми, при этом помере того как знания и техническая компетентность становились непременнымусловием для входа в элиту, основой процесса для такого продвижениястановилось образование. В постиндустриальном обществе элита - это элитазнающих людей. Такая элита обладает властью в пределах институтов,связанных с интеллектуальной деятельностью - исследовательских организаций,университетов и т.п. - но в мире большой политики она обладает не более чемвлиянием. Постольку, поскольку политические вопросы все теснеепереплетаются с техническими проблемами (в широких пределах - от военнойтехнологии до экономической политики), (элита знания( может ставитьпроблемы, инициировать новые вопросы и предлагать технические решения длявозможных ответов, но она не обладает властью сказать (да( или (нет(. Вэтой связи крайне преувеличенной представляется идея о том, что (элитазнания( может стать новой элитой власти. Что, однако, верно, так это то, что в современном обществе растетэлитаризм, чему в большой мере содействуют различные группы (элиты знания(,особенно молодежной”[23]. Комментарий: В процитированных отрывках Д.Белл обращает внимание надва вопроса человеческого бытия будущего: жизнь в городах и процессурбанизации, которые уже сегодня доставляют массу забот какградостроителям, так и экологам, и социальные пропорции нового общества, вкотором прежняя “родовая” элита будет потеснена в пользу “элиты знания”. У.Дайзард: “Нынешние системы могут подключать своих абонентов только ксравнительно большим и централизованным компьютерным банкам. Следующий шаг,который технология позволяет сделать уже сейчас, даст абонентам возможностьсоздавать свои собственные базы данных. Люди смогут передавать совюинформацию центральным банкам данных, другим абонентам - безвозмездно илиза плату - либо накапливать ее на будущее. Так мы получим своего рода новуюПервую поправку к Конституции, новый вариант политической культурыдемократического общества, где каждый человек - хранитель и издатель своейсобственной информации, его деятельность в этом отношении не опосредуетсяникакими властями - общественными или частными, и он свободно занимаетсяею, пока оплачивает в конце месяца счета за телефонно-компьютерные услуги.<...> Грядущие изменения... затронут систему нашего образования... С новойтехнологией (продолжающееся образование( будет чем-то большим, нежели курсыпереподготовки и другие виды так называемого образования для взрослых... Вконце концов перед нами открывает перспективы вступления в век, в которомлюбой тупица, сидя за компьютерным терминалом в лаборатории, офисе,публичной библиотеке, сможет просматривать невообразимо колоссальные залежиинформации, находящейся в различных банках данных. Эдисон говорил, чтогений это - 99% потения и 1% вдохновения. Так вот, через четыре десятилетияпосле его смерти мы стали обладателями машин, которые могут сократить частьработы, требующей потения, гораздо больше, чем в 90 раз. Поскольку врезультате намного больше, чем прежде, людей смогут с успехом заниматьсяисследовательской работой, это наверняка увеличит вероятность выявлениялюдей со способностями Эйнштейна или Эдисона. До сих же пор, по моемумнению, лишь единицы потенциальных гениев человечества имели возможностьзаниматься исследовательской работой”[24]. Комментарий: В отрывке из работы У.Дайзарда под названием “Наступлениеинформационного века” затрагиваются важные вопросы, касающиеся еще двухсфер человеческой жизни - образования и гражданских прав и свобод личности.Любопытно, что если дайзардовские прогнозы о миллионах Эдисонов иЭйнштейнов отдают утопичностью, то его система реализации свободы словавполне реальна и практически работоспособна уже сейчас в видемногочисленных компьютерных станций и сетей. Дж.Мартин: “Представьте себе город будущего... Высотные дома расположены неслишком близко друг к другу, так что их жителям открываются далекие виды.Под улицами проведены кабельные сети, обеспечивающие всевозможные видыкоммуникации. У жителей этого города нет такой необходимости в транспортныхпоездках... Банковские операции осуществляются из дома, равно как иприобретение товаров... Всяческие поощряется работа дома, выполяемая черезтерминалы и видеофоны... Преступность канула в прошлое, уличных ограбленийне происходит, потому что люди носят при себе мало наличности... Прежделюди имели при себе карманный калькулятор, теперь - карманный компьютерныйтерминал. Общественныые сети коммуникации повсеместны и дешевы, доступны изкаждой телефонной будки. Промышленность управляется главным образом машинами. Основную частьмеханической работы выполняют автоматические производственные линии ироботы, а администартивной - системы обработки данных... Во избежаниебезработицы продлены уик-энды, профсоюзы же требуют дальнейшего сокращениярабочего времени. Бумажная работа расценивается как преступноерасточительство времени. Деловые люди носят с собой миниатюрные компьютеры,через которые они из любой точки связываются со своим офисом. <Системы общественной обратной связи> Представьте себе небольшое[совмещенное с системой телевидения] устойство с клавиатурой в каждом доме.Через него по телекоммуникационным сетям передаются несложные сообщенияцентральному компьютеру.... После трансляции политической речи или во времяпередачи последних новостей зрителией просят сообщить о своей позиции потому или иному вопросу. Президент сам может запросить мнение зрителей потому или иному положению своей речи... Респондентное телевидение можетстать эффективнейшим каналом коммуникации, часть демократического процесса- в большей степени, нежели нынешние опросы общественного мнения. Расцвет демократии - правительства народа, силами народа и для народа- имел место в Афинах и других греческих городах-государствах. Греческаядемократия была эффективна потому, что у мужчин было достаточно многосвободного времени, чтобы встречаться, дискутировать и получать новейшуюинформацию: за них трудились женщины и рабы. Сегодня мы вступаем в векавтоматизации, женщины уравнены в правах с мужчинами, но рабы у нас могутбыть - это машины”[25]. Коммент


izumzum.ru