Евгений Алексеевич, вот в интернете уже опять пошёл шум после очередного вашего высказывания. Вы сказали, что "Надо напечатать больш - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Евгений Алексеевич, вот в интернете уже опять пошёл шум после очередного вашего высказывания. - страница №1/4

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 8 октября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-10-08


Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv
Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вот в интернете уже опять пошёл шум после очередного вашего высказывания. Вы сказали, что "Надо напечатать больше денег". И на вас, соответственно начали "выливать" всё, что можно. Вот поясните, что вы имели в виду? И зачем это всё нужно делать?
Евгений Фёдоров: Артём, у вас есть какие-нибудь деньги?
Артём Войтенков: Есть, да. Ой, знаете, что? Мне тут, хорошо, что вы напомнили, монетку такую мне дали в магазине, смотрите.
Евгений Фёдоров: Ага.
Артём Войтенков: Со знаком рубля международного.
Евгений Фёдоров: Да, да я видел такие – хорошие. Смотрите, вот эта монетка напечатана, изготовлена на Монетном дворе. Вот это – напечатано. То есть все государства делают это - печатают деньги. Нет ни одного государства, которое бы не печатало деньги. Валюта исторически, там, допустим, золотой рубль или вот шиллинг или ещё что-то, когда чисто золотая монета идёт: тогда она сама по себе, монета золотая, является ценностью номинальной. И в этом случае государство доход с изготовления этой монеты не получает. Оно получает доход только с торговли и контроля. Любое государство, которое печатает любые деньги, получает доход от печати этих денег.
В чём на сегодняшний день отличие экономики России, допустим, от экономики Америки или Франции, или Германии, или Японии, или огромного количества других стран? Но особенно это касается, конечно, Америки и европейских стран, потому что Япония, она в большей степени оккупирована, американцы её тоже рассматривают как колонию. Так вот, чем это отличается? Тем, что они печатают эти деньги для нас. То есть совершенно пустой печатный станок, который стоит в ФРС Соединённых Штатов Америки, печатает деньги для России. Или он печатает деньги для Китая, или он печатает деньги для той же Японии.
Мы предлагаем для себя печатать деньги самим, то есть мы сами хотим получать доход и национальное развитие от печатания денег. Вот и всё. На сегодняшний день для того, чтобы этот рубль был у меня в руках, на него необходимо было, не просто его напечатать Центральному Банку, а взамен него уничтожить на эту же сумму доллары. Уничтожить – это стерилизовать в валютных резервах. То есть Центральный Банк имеет право выпускать рубли в России только через биржу. По сути, у России нет национальной валюты. Если по-честному - российский рубль не является российским рублём, это есть российский доллар. Потому что раз ко мне дошла эта бумажка, значит, на эту сумму Центральный Банк выкупил долларов, тем самым уплатил дани. Но мы сами умеем печатать. Вы же видите, у нас хороший Гознак, хорошие монетки.
Артём Войтенков: Бумага качественная.
Евгений Фёдоров: Да. Мы сами это можем сделать. Зачем нам дарить гигантские средства, которые идут от эмиссии денег в любом государстве, Соединённым Штатам Америки? Ну, понятно зачем: потому что мы – колония. Вот когда мы хотим освободиться, когда мы хотим жить нормально для себя. А нормально, учитывая богатства России... Вот смотрите, не только же американцы. Ладно - в Америке какие-то ресурсы есть. Англия - ничего нет, нищая страна. Нищая страна, живёт только за счёт печати бумажки под названием фунты стерлингов.
Вопрос: для чего мы фунты стерлингов покупаем, Центральный Банк? То есть когда нам правительство говорит: "Давайте переставать покупать итальянские сапоги или финское Valio". А что вы тогда покупаете доллары и евро? И фунты стерлингов, кстати. Объёмы закупки фунтов стерлингов - 10% расходов. То есть мы 10% из общего числа выплаты дани даём англичанам, 40%, приблизительно 50% даём американцам, а оставшиеся 30% делятся на Германию, на Францию. Не на весь Евросоюз, потому что мы не вообще евро покупаем, а мы покупаем евро, выпущенные Францией, Германией и некоторыми другими странами в меньшей степени.
Мы платим дань конкретно:

- США (основа дани),

- Англия,

- Германия,

- Франция.
Когда вы видите немца, вы должны понимать: он лучше нас живёт, потому что он живёт за наш счёт, или француза. Вот в отношении, допустим, греков это не работает: мы греческие евро не покупаем, а вот французские и немецкие покупаем, причём в огромных объёмах: 10% на Францию, 10% на Германию. Это просто надо знать основы, экономическую систему, как она работает.
Поэтому мы предлагаем самим печатать деньги. Не просто напечатать, а самим напечатать. И не просто напечатать. Я там же сказал (и правильно сказал), что от этого снизится инфляция. Сколько инфляция в Европейском Союзе, которая печатает евро? Один процент. А в Америке? Полтора процента. А в Японии вообще дефляция. Почему я упоминаю Японию? Япония тоже платит дань, у неё валютные резервы. Просто если у страны есть валютные резервы, значит, это - колония. Но Японии разрешили зарабатывать на эмиссии национальной валюты, то есть на низких процентных ставках. Вот это чёткое отличие.
Все страны делятся на:

- Страны, у которых низкая процентная ставка. Это страны, которые производят вот эти самые бумажки, которые потом меняются на национальные валюты, включая Японию. И тем самым позволяя им зарабатывать, эксплуатируя другие страны. Это, прежде всего Соединённые Штаты Америки, их союзники в Европе (большое количество стран, десятки просто стран – союзники Европы), и зарабатывать разрешено Японии.



- Страны, которые имеют высокие процентные ставки, то есть колонии. Что такое процентные ставки высокие? Это вот эти деньги, которые печатает, допустим, российский Центральный Банк или Центральные Банки других государств, их не пускают в свою собственную экономику. Создают барьер между экономикой и деньгами, можно только на биржу. То есть вот напечатал деньги Центральный Банк... Кстати, печать – это всего лишь где-то четверть денег, а три четверти – это компьютерные программы. То есть даже бумагу не надо тратить. Но направить напечатанное (их же на складе не удержишь, их же куда-нибудь везти надо) можно только на биржу, покупая доллары. Вот так устроена экономика. А чтобы в экономику не попало, сделали барьер. Барьер называется: высокие процентные ставки. Он искусственный, то есть он создан из двух элементов. Это, когда Центральный Банк, например, в России объявил ключевую ставку 8,5 %, ещё ввёл Базель-3 и жёсткие норма регулирования. То есть, даже есть в банк попадают деньги, их нельзя отдавать в экономику. На каждый рубль, который тратит банк, допустим, на инвест-проект, он должен иметь там огромные собственные средства, залоги в пять раз больше, чем европейские банки и так далее. То есть создан барьер, и суть этого барьера, чтобы эти деньги сюда не прошли. Барьер когда-то был в 90-ые годы был 250%, сейчас он порядка (на выходе) - 25-30% годовых. Но это всё равно железный барьер, если бы деньги начали переваливать через него в экономику.
Вот, недавно, Греф сказал: "У нас нет проектов, поэтому мы не знаем, куда давать деньги" (было такое). Естественно, потому что он же не берёт проекты строительства завода, как в Европе, в Германии или в Америке, или в Японии. Он говорит: "Дай мне проект, чтобы он был окупаемым на 30% годовых кредита". Не на 3%, как в Германии или во Франции, а на 30. Ну, не один экономист, не один бизнесмен такой проект написать не может. Но если может, то это будет очень небольшая часть проектов. То есть, представьте: 30 % годовых должны покрываться только кредиты, но это значит, доход от проекта должен быть порядка 40% минимум. Так не бывает. Вы можете себе найти бизнес в промышленности в реальном секторе (не спекулятивный), чтобы туда вложили деньги и получили доход 40% годовых?
Артём Войтенков: Только наркотики, проституция.
Евгений Фёдоров: Правильно. Но я говорю про промышленный бизнес. Такого нет. Поэтому Греф может ждать проектов всю жизнь: под 40% доходности ему проекты ни один бизнесмен написать не сможет. Просто таких не существует, поэтому проектов нет. А ты снизь процентные ставки, как в Германии, подчёркиваю, как в десятках, где-то в тридцати странах мира. Снизь их до 3%, с 30-ти до 3-ёх. Да тебе завалят стол этими проектами. То есть просто придут сотни бизнесменов, которые скажут: "У нас есть десятки заводов на брата. Тысячи заводов мы готовы строить завтра же. Дайте нам деньги". Причём они ничего у него не попросят больше, чем просят немецкие бизнесмены у немецкого банка или у французского, или у американского. А уж тем более у японского, где, кстати, некоторые из порогов вообще минусовые, не просто нулевые, допустим ключевая ставка, а минусовая - минус 0,1.
Артём Войтенков: Ну, это мы какие-то важные отрасли.
Евгений Фёдоров: Нет, важные отросли – это промышленная политика. А вообще в экономику – это общеэкономические принципы работы. То есть, если вы предприниматель, и у вас есть расчёт проекта, но вам нужно, чтобы его построить, 3% годовых – вы идёте и строите. Банку же всё равно, для чего вы эти деньги тратите. Хотите булочки выпускайте, хотите космические корабли, главное, чтобы экономика била. Если у вас трёхпроцентный доступ к кредиту, всё: вы автоматически заваливаете проектами. Если у вас 30-ти, как сейчас, конечно, не будет проектов, потому что вы... Ну, вы же разумный человек, вы же не можете свести, тем более в условиях конкуренции. Вам же предлагают эти же деньги в Германии или в Америке, правда, на условиях своих.
Представьте, вы бизнесмен. В России вы должны вытащить из проекта 40% годовых, что невозможно, в принципе, в промышленном проекте. Только наркотики, вы правы. А в Германии вам говорят: "Да вот, пожалуйста, кредит 3-4% максимум. Иди строй, в том числе вы. Но, если ты - российский предприниматель, будь к нам лоялен: стань нашим олигархом, перейди в нашу юрисдикцию, свези к нам семью (в качестве заложников фактически), лично установи контакты с политическими начальниками нашей страны - Германии, Франции, Англии, Америки. Особенно Англия этим много на России специализируется. И тогда, поняв, что ты свой, наш, английский буржуин, враг России реально, мы тебе денег дадим. А в России - иди, пожалуйста, к Грефу, к Банкам России – 30%. Иди. Ха, ха, ха".
Сам барьер до 30-ти снижен с 250-ти в 90-ые годы именно потому, что тогда попытки были за 250 перепрыгнуть национальной валюты, ну, была такая ситуация в экономике, слишком богатство ещё было большое Советского Союза, которое позволяло иногда и такие проекты вытаскивать. А сегодня видят, что 30 – нормально, не перепрыгивают. Вот почувствовал Центральный Банк, что некоторые пытаются перелезть через это, они ключевую ставочку подняли две недели назад на пол процентика. Потому что почувствовали, что есть сумасшедшие, которые пытаются перескочить 30-ти процентный барьер.
Артём Войтенков: А ключевая ставка же 7%.
Евгений Фёдоров: Нет, уже 8,5.
Артём Войтенков: А, 8,5. А почему вы говорите 30. Центробанк же говорит про 8,5.
Евгений Фёдоров: А, потому что Базель-3. Центробанк даёт банкам, банки дают…
Артём Войтенков: То есть сам напрямую не даёт, Центробанк.
Евгений Фёдоров: Ну, конечно. А банки, а их 800 банков в России - дают экономике страны. Вот обратите внимание: банки России сейчас грохаются, уже около сотни загрохали за полгода. Это же не потому, что вдруг в сотнях банков обнаружились жулики. Вот сразу, вот до этого обнаруживали один банк в год с жуликами (я динамику), а сейчас вдруг сто банков за полгода, за год. Вдруг количество жуликов возросло в 50 раз. Нет. Ставку Базель-3 ввели.
Базель-3 – это ужесточение норм регулирования. Но Базель-3 касается объёмов собственного капитала, а кроме того, там вообще в целом усиление регулирования. Что это значит? Допустим, банк имеет вот этих денег много (разными причинами), даже не Центральнобанковские, а вот свои: доход, от вас получил, от кредитов получил, от вложения населения получил, откуда-то. У него много денег, но он не может потратить их на строительство завода, даже если у него их куча.
Артём Войтенков: То есть Базель и здесь ограничивает.
Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Центральному Банку, а Банк ЦБ контролирует банки в ежедневном режиме, каждую платёжку, то есть вы платёжку отправили – в Центральный Банк ушёл контроль. Говорит: "Нельзя, я знаю, что у тебя есть миллиарды рублей, но тебе их нельзя вкладывать в национальную экономику, потому что мы тебе такие нормативы подняли, чтобы ты, даже имея деньги (мешок с деньгами), ты не мог их отдать инвестору, не мог отдать в бизнес".
Артём Войтенков: То есть там определённые условия под такие-то проценты, такие-то там годовые.
Евгений Фёдоров: Условия залогов должны быть такие-то, собственные средства. Условно говоря: миллиард хочет дать - миллиард имей собственных средств. Банк должен иметь, это банк. То есть представляете, банку, чтобы дать миллиард предпринимателю, нужно иметь собственных средств миллиард, которые он должен заморозить на счетах Центрального Банка. Какой смысл, объясните?
Артём Войтенков: Даёшь деньги, они должны у тебя быть.
Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Либо ты их заморозил, либо ты их даёшь. Вот, представьте, что у вас тысяча рублей, вам говорят: "Чтобы вы мне дали тысячу рублей, ты должен тысячу рублей у дяди заморозить, и тогда ты имеешь право дать мне тысячу рублей". А у тебя есть только тысяча.
Артём Войтенков: А она там останется заморожена?
Евгений Фёдоров: Естественно, она там заморожена, её нельзя трогать.
Артём Войтенков: Так это глупость.
Евгений Фёдоров: Это не глупость, это Базель-3. Это норма регулирования банковской системы. Это не глупость, это политика. Это экономическая политика по отношению к России. А, допустим, такая же экономическая политика по отношению к Германии, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Испании, Португалии, Польше, Чехословакии (и я буду кучу их перечислять) - принципиально другая. Там говорят: "Пожалуйста, у тебя есть тысяча рублей, отдай их в бизнес. Естественно, в долг, под 3% годовых, но отдай в бизнес и контролируй".
Ставка на выходе состоит из этих двух норм регулирования:

- цена денег, которую даёт Центральный Банк - ключевая ставка,

- и нормы регулирования, которые тоже даёт Центральный Банк.

У него два этих полномочия. И то и другое Центральный Банк направляет на выполнение приказа американцев о замораживании российской экономики.


Но возвращаемся, ещё раз, к первому вопросу. Если мы меняем экономическую систему (как это ни парадоксально) банковскую, на ту систему, которая есть в десятках стран, подчёркиваю: в Америке, Германии, Франции, Италии, Греции, Португалии, Польше, Испании, Дании.
Артём Войтенков: В общем – вся Европа.
Евгений Фёдоров: Да, всё вот это, на них вы меняете. Даже в Японии в части ключевой ставки и в части банковского кредита (не в части валютных резервов), вот если вы на них на всех меняете. То есть проверенная, ну жизнь - 10% человечества живёт по этим законам. Что тут изучать? Ну, если вы не знаете, сходите в германский банк на стажировку, вы всё узнаете, всё легко. В этом случае, с учётом богатства России, Россия может, как первый этап, спокойно напечатать заместителей иностранного кредитования.
Тут ещё один нюанс. Когда нам запрещают банкам давать... Вообще, вот вдумайтесь, какой парадокс: российским банкам запрещено, согласно указаниям ЦБ, финансировать российскую экономику - 30% годовых, Базели и так далее. Но в России есть иностранные банки, им можно. То есть российскому банку нельзя строить заводы, а немецкому банку в России можно. Это не парадокс? Что, немецкий банк лучше знает, что нам надо?
Вот вы понимаете, почему Россия 20 лет назад производила каждый третий самолёт мира, а сейчас ноль. Ну, потому что в течение 20-ти лет российскому бизнесу запрещали вкладывать деньги в авиацию, например. А не иностранным банкам, тем более, запрещали вкладывать деньги в авиацию, потому что американцы считали, что России авиация не нужна. Всё. Вот вам и каждый третий самолёт мира ушёл в ноль. И это касается машиностроения, и огромных секторов промышленности, частично сельского хозяйства. Это просто управление оккупированными территориями, где можно куда-то деньги давать, например на нефть и газ, а куда-то нельзя. В чистом виде.
Почему мы и говорим: что такое напечатать двадцать пять триллионов рублей? Это 700 миллиардов долларов, 700 миллиардов долларов – это иностранные инвестиции. Иностранные инвестиции, то есть иностранные деньги в российской экономике, не рубли, а иностранные деньги в российской экономике. Что это означает? Мы их не контролируем. Вот вы никогда не задумывались... Мне тут понравилось, сегодня, по-моему, или вчера смотрю: зарплата врачей в Москве на следующий год запланирована 130 тысяч рублей, средняя. Официальные цифры.
Артём Войтенков: Интересно, да.
Евгений Фёдоров: А вы знаете, сколько была зарплата врачей в Москве, ну, например в 2001 году, в 2000 году?
Артём Войтенков: Ну, я не помню, ну, тогда это всё очень резко просело.
Евгений Фёдоров: Не просело, в 90-ых было то же самое. Знаете сколько? Полторы тысячи рублей. То есть полторы тысячи рублей сейчас, в следующем году будет 130 тысяч.
Артём Войтенков: Тогда и цены другие были.
Евгений Фёдоров: Секундочку. Разница в 70 раз, не в 90, как может показаться, а в 70. Объясняю почему. Курс доллара и рубля какой там был? 30, сейчас стал под 40, а тогда был 30. Что это означает? Это означает, что зарплата в долларах выросла в 70 раз. Я не про рубли говорю, в долларах выросла в 70 раз.
Артём Войтенков: Доллар дешевеет.
Евгений Фёдоров: А почему? Почему доллар в Америке дешевеет на 1% в год, мы с вами это обсудили, то есть за 15 лет – 15%. А в России доллар дешевеет, вы тут правы: квартира в Москве в то время стоила где-то 300, 400 долларов квадратный метр. Сейчас квартира в Москве стоит, ну, меньше 6, 7 тысяч не найти. Вопрос, почему тот же самый (как бы) доллар там подешевел на 15%, а у нас подешевел тоже раз в 20.
Артём Войтенков: Ну, просто они его больше выбрасывают к нам.
Евгений Фёдоров: То есть к нам экспортируют инфляцию, так?
Артём Войтенков: Да.
Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ, почему в Америке один процент инфляции, а в России 8-9, а реальные 10. То есть, отказавшись от механизма иностранных инвестиций, мы отказываемся от инфляции. Нет иностранных денег - нет инфляции. Почему? Потому что российское правительство не может контролировать доллары (а у нас долларовая инфляция), а рубли может. Она может больше их дать в экономику, меньше, поднять, в конце концов, туже процентную ставку. Но она должна быть там 2-3%, но можно там 4 поднять, если это надо. То есть она может управлять процессами: может дать кредит на год, а может на полгода. Это же всё кредитные деньги, они же возвратные. Вы дали 25 миллиардов: напечатали - отдали. То есть управляемые процессы, а это означает - нулевая инфляция.
А теперь подумайте ещё один фактор, мы с вами обсудили Японию, которой решили зарабатывать на России (американцы). Ну, Япония вообще нищая страна, как "церковные крысы", ну, просто реально нищие, ничего нет, вообще.
Артём Войтенков: Ну, у них, зато промышленность есть.
Евгений Фёдоров: Секундочку, промышленность – это то, что делается. То есть, вот вы, я, ещё кто-то получили деньги, кредиты, сняли запрет на строительство самолётов и мы построили самолётные заводы. И почему я про самолётные заводы говорю, потому что мы их умеем строить, потому что мы их строили 20 лет назад, каждый третий самолёт наш. Никаких других проблем нет, кроме инвестиционных. Будут деньги - будут самолёты. Разрешите потратить деньги на самолёты - построим самолётные заводы авиационные. То есть это не проблема.
ВВП России и СССР до этого был 22% мировой, сейчас - 2%. За 20 лет падение в десять раз, относительного ВВП мирового. То есть наш вес сегодня 2%, а весили мы когда-то 22%. Но ещё раз говорю: у Японии ничего нет - нищая страна. Япония за счёт низких процентных ставок - уровень жизни у них выше, чем в России приблизительно в два раза, чуть меньше, чем в два раза. Про Америку - там уровень жизни раза в четыре-пять выше. Но Америка хотя бы какие-то природные ресурсы имеет.
Запрет на промышленность в России, внешнее управление, высокие процентные ставки, которые были все 25 лет, валютные резервы уничтожили российскую промышленность и экономику в 10 раз, сократив её, при гигантских богатствах России. А этот же метод, использованный в нищей стране Японии, Англии, Дании дал, поскольку страна нищая, это хорошие результаты, скажем так. А теперь умножьте потенциал богатства России (треть мировых богатств) на технологию низких процентных ставок, и право на выпуск национальной валюты. То есть право самим печатать: печатную машинку для себя, не американскую использовать, а свою
Артём Войтенков: Мы всех задавим.
Евгений Фёдоров: Самая богатая в мире страна по уровню жизни, автоматически. Я вам даже скажу, мы посчитали масштаб усиления богатства. Сегодня у России каждая треть ресурсов мира в распоряжении. Это материальные ресурсы, они - основа. Завод вы построить можете, а месторождений нефти построить не можете. Фабрику построить можете, а шахту, вернее, месторождение угля для шахты построить нельзя.
То есть те, у кого есть основа материальная, те - главные, они - монополисты главного продукта. В России треть главного продукта, материального, на котором строится всё остальное. Следовательно, это - фундамент экономики, и на нём построить уже стены ровно вверх. Не как сейчас: у нас треть мировых богатств, а весим мы 2%. Это какая-то такая пирамида. А построить нормальное здание, пожалуйста, - наш вес 33% мировой экономики должно быть и мировых доходов. Нам не надо для того, чтобы это сделать, заглядывать в карман соседу. Вот Япония, чтоб стать богатыми, чтобы жить лучше, чем граждане России почти в два раза, им надо заглянуть в карман к нам: то есть у нас с помощью американцев здесь что-то взять и за счёт этого построить своё богатства. А нам ничего не надо. Просто мы, самодостаточно опираясь на свои ресурсы, при открытом мире, подчёркиваю, легко поднимаем благосостояние Российской Федерации в 15 раз, частично возвращая советский опыт, который был 22%, а, вообще-то, он тоже не дожимал, как говорится. Это вообще не сложная вещь. А для этого надо просто для начала хлопнуть дверью и сказать: "Всё. Мы печатать деньги будем для себя сами, ребята, без вашего американского станка".
Артём Войтенков: Ого. Был такой президент американский, и Каддафи был тоже.
Евгений Фёдоров: Правда, Каддафи за это расстреляли публично, но у Каддафи не было ядерного оружия, которого его предки подготовили. То есть у него были слабые конкурентные условия, основа был слабенькая. А у Россия есть основа так сделать, и она так до этого исторически и делала многократно, потому что англосаксы всегда строили колониальный мир, то есть всегда хотели жить за счёт других наций. России всегда от этого удавалось уходить, не вторгаясь на территорию других народов, то есть не пытаясь жить за их счёт, как англосаксы, потому что у нас свой счёт достаточный, основа своя достаточная.
Так вот, если говорить уже о чисто прагматичных вещах.

Первые шаги, которые надо сделать в экономике при восстановлении суверенитета: сходу напечатать 25 триллионов, чтобы заместить иностранное кредитование. Никаких дополнительных денег в экономику это не потребует. Я даже не говорю утомительные цифры типа, что в России самая сухая экономика, что она суше американской в четыре раза. Сушесть экономики - это количество денег в экономике по отношению к ВВП. То есть у нас на наш ВВП меньше всего денег, потому что в правом кармане у вас рубль, а в левом кармане, если вы богатый человек, у вас доллар. Соответственно, в правом кармане рублей вам надо меньше, потому что в левом можете ещё доллар доставать. Поэтому если мы вытесняем доллар (ни в коем случае не запрещая его) рублём из российской экономики, что очень легко сделать, дав права нашим банкам такие же, как немецким. Но наш банк лучше в Москве справится, чем немецкий банк.


Артём Войтенков: Да уж, наверное.
Евгений Фёдоров: Он и язык знает, сотрудники и обстоятельства лучше. Просто права ему дайте такие же, не рабские, а такие же, как у господина из Германии или из Франции и всё - и начнётся гигантский экономический бум.
Первый этап. У нас в НОДе давно разработаны механизмы восстановления суверенитета, только надо скинуть пятую колонну. Можете развёрнуть, она вещает, пятая колонна в Думе на пленарке, разверните просто покажите. Вот пятая колонна вещает. Это был министр экономики.
Артём Войтенков: Да там вся пятая колонна, по большому счёту.
Евгений Фёдоров: Ну да. Потому что это - система управления, потому что это вопрос Конституции. Пятая колонна не просто так, а потому что народ поручил российскому государству и его министрам обслуживать иностранное государство США пятнадцатой статьёй Конституции, и поручил это на референдуме. Но это уже организационная сторона вопроса, мы её обсудим.
То есть первый этап - спокойно печатаем 25 триллионов, не шелохнувшись. Это с точки зрения российской денежной массы – 60 триллионов, которые у нас сейчас есть (общая масса), добавляем 25 - будет 85. 85 - для России мало, потому что с учётом сухости российской экономики 25 это первый только этап, просто объективно. Дальше - больше можно. Самое главное, чтобы эти деньги ушли в инвестиционный механизм, чтобы их взяли банки... Вот как банки берут иностранные доллары и дают в российскую экономику, так же они должны взять российские рубли и дать в ту же российскую экономику, заместив иностранные доллары, которые будут просто эффективно рубли здесь работать. Это первый этап.
И второй этап - рост благосостояния людей, зарплат, пенсий, и автоматически вторая волна печатания денег за счёт доллара, то есть за счёт замещения иностранных валют. Тем самым мы изымаем эти валюты из доходов этих наций. То есть, если мы напечатали 25 триллионов и вместо них, и заменили ими 700 миллиардов долларов, которые находятся в российской экономике (американских денег), мы, тем самым, американцев "кинули", "опустили" на 700 миллиардов. Это же пустые деньги - они просто печатают на станке. Тем самым эти деньги у них исчезли, и им придётся на 700 миллиардов затыкать свою дыру. Но это их проблема, согласитесь.
Артём Войтенков: Нет, это наша проблема. Они к нам приплывут на всём, на чём можно.
Евгений Фёдоров: Они уже приплыли. Они уже воюют на Украине. Хуже не будет. Они уже поставили задачу нас уничтожить. Почему мы и связываем этот вопрос с санкциями. Что если вчера, когда санкций не было - как бы нам войну не объявляли. Мы были рабами, мы обслуживали США, но нам как бы не сказали, что "мы вас убьём".
А сейчас нам сказали:

- "Ребята, мы вас убьём. Вы - рабы, конечно, но нам не нравится, что вы не хотите быть рабами. Поэтом мы вам не верим. Мы понимаем, что вы всё равно будете бунтовать, и мы вас решили убить. Начали с Украины".


Всё уже - хуже не будет, с точки зрения их отношения. То есть все силы, которые они могли выложить на карательную операцию против России, они уже выложили.
Артём Войтенков: Не все пока.
Евгений Фёдоров: Артём, все, потому что у них других нет.
Артём Войтенков: А как же регулярная армия, например?
Евгений Фёдоров: Регулярная армия - её нет, это миф. Американская регулярная армия - это армия поддержки "оранжевых" интервенций: это специальные части, специальные подразделения, авианосцы, ракеты, космические войска, ПВО. Это системы поддержки "оранжевых" интервенций.
"Оранжевая" интервенция состоялась в самой жёсткой форме: закапывают людей в землю на Украине. Жёстче формы не бывает. Массовые убийства уже происходят. Следующий объём массовых убийств - это просто перевести их на промышленную основу: газовые камеры и так далее. Но это не увеличит объём убийств, это просто изменит их технологию. Всё случилось. Нам нечего бояться. У нас ничего нет, кроме своих цепей, что бы мы могли потерять. Сильнее американцы "наехать" на Россию в принципе не могут теоретически. С учётом фактора ядерного оружия - не могут .У них больше нет ресурсов и возможностей.
Артём Войтенков: А как же пятая колонна внутри?
Евгений Фёдоров: Мы сейчас это обсудим.

- Будут попытки устроить Майдан.

- Будут попытки устроить госпереворот.

- Будут попытки убить Путина.

Обязательно будут, только они будут по-любому. То есть проведение национальной политики и чистка пятой колонны - не увеличит возможностей американцев для интервенции в России ни на грамм, а, наоборот, уменьшит, потому что даст в распоряжении национальных властей ресурсы для подъёма уровня жизни и для борьбы с иностранными интервентами.
Вот вы платите дань, как рэкетиру. Рэкетир вдруг решил, обоснованно, потому что вы сами ему сказали, Путин же сказал, что "Мы ликвидируем однополярный мир".
Артём Войтенков: Да.
Евгений Фёдоров: То есть обоснованно рэкетир решил, что вы хотите перестать ему платить дань. Для него это смерть (для рэкетира) - он ничего не умеет делать, кроме как жить за ваши деньги. Ему же надо и отряды содержать, и систему, а без ваших денег это всё рухнет. Естественно, что ему нужно? Он принял решение вас расчленить и уничтожить для того, чтобы вы не бунтовали и другим типа Китая, Индии не повадно было. И закрыть убытки, которые он получит от вас (от неполученной прибыли) за счёт них. Решение такое состоялось.
Теперь ваше поведение. Вы можете сказать: "Я что-то передумал бунтовать, забыл про этот однополярный мир. Я опять согласен тебе платить дань и быть твоим рабом, уважаемый рэкетир".

Он говорит: "А я тебе уже не верю".


Артём Войтенков: Да, опять взбунтуешь.
Евгений Фёдоров: Да.

- "Я тебе голову отрублю, вот тогда я точно буду знать, что ты бунтовать не будешь. Я тебя знаю, исторически знаю. Я с тобой конкурирую сотни лет в лице Англии. Я знаю, кто ты такой, что ты будешь всё время выскакивать из моего хлыста. Не Путин, так кто-то другой всё равно тебя будет вытаскивать. Поэтому я тебя и так и так уничтожу".


А теперь второй вариант. Вы решили:

- "Пошёл вон, рэкетир, я буду жить для себя. Я тебе перестаю платить дань и всё остальное. У тебя есть во мне сила, пятая колонна - я её зачищаю".



Что сделал рэкетир? Ничего. Потому что всё, что он мог, он уже сделал, а все его дальнейшие действия прямо связаны с вашей покорностью. следующая страница >>