Экспедиция Харьковского частного музея городской усадьбы в Двуречанский район Харьковской области - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Конкурса-защиты научно-исследовательских работ учеников-членов Малой... 1 36.86kb.
Харьковского городского совета харьковской области 1 54.59kb.
Информация о Лизогубовской общеобразовательной школе I-III ступеней... 1 25.34kb.
Харьковского городского совета харьковской области 1 45.94kb.
Харьковский городской совет харьковской области исполнительный комитет 1 95.87kb.
Семинар 1 по курсу «правовое регулирование внешнеэкономических связей» 1 27.42kb.
Муниципальный район «Боровский район» (далее мр) расположен на севере... 1 256.31kb.
Социально- экономическое развитие Дивеевского района 1 123.17kb.
Гу-управление пфр №34 по г. Москве и Московской области Район обслуживания... 1 26.7kb.
Адреса расположения платежных терминалов 24nonstop в Харьковской... 1 48.93kb.
Информация о Комаровской оош І-ІІ ступеней Изюмского районного совета... 1 24.76kb.
Navigator records представляет новый альбом фолк-роковой группы the... 1 27.41kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Экспедиция Харьковского частного музея городской усадьбы в Двуречанский район Харьковской - страница №1/3

Событие 2.

А.Ф. Парамонов.

Экспедиция Харьковского частного музея городской усадьбы в Двуречанский район Харьковской области.
В апреле 2002 года я еще не предполагал, что один из самых отдаленных районов Харьковской области – Двуречанский, таит в себе неповторимый исторический материал. Уже неоднократно я говорил, что раньше опасался исторических лиц известных всему миру, думая, что их биографии, история их рода уже давно изучены и мне в этой теме просто не будет места. Собирая материал об имениях Мечниковых в рамках подготовки книги по заброшенным усадьбам Харьковщины, я не вдавался в генеалогические подробности, рассчитывая найти их в самый последний момент в литературных источниках. Когда же начальник отдела охраны культурного наследия управления культуры Ольга Евгеньевна Добровольская предложила поехать вместе с ней в Двуречанский район, то первоначально я даже не поверил, чтобы о роде Мечниковых, их усадьбах никто ничего не написал. Дома, просмотрев папку с документами об имениях Мечниковых, я выбрал в хронологическом порядке все сведения о представителях рода Мечниковых. Перед поездкой звучали два населенных пункта, куда предполагалось съездить – села Ивановка и Мечниково. Однако уже из первого источника, каким для меня стало «Историко-статистическое описание Харьковской епархии», я увидел селение, которое было основным во владениях Мечниковых – Ново-млинск. Естественно, что и в документах Государственного архива Харьковской области нашлось немало документов об этом населенном пункте.

Из Харькова мы выехали утром 25 апреля на автобусе до города Купянска, где нас ждал видавший виды «Уазик» Двуречанского отдела культуры. В Двуречной отдел культуры во главе с Людмилой Николаевной Ковтун предложил нам кофе с бутербродами, а пока мы ждали заместителя главы администрации Екатерину Дмитриевну Моисеенко, посетили местный краеведческий музей. Сразу же при входе нам показали могильную плиту, которую выкопали при строительстве районного Дома Культуры. Оказалось, что ДК стоит на месте Двуречанской Успенской церкви, рядом с которым было и кладбище, и как шутит Л.Н. Ковтун, отсюда и такое невезение у местной культуры. На плите значилось, что здесь похоронен штабс-капитан Михаил Семенович Артемьев и к ней мы еще вернемся. Здание музея был построено специально для этих целей. Среди экспонатов преобладали предметы местного быта и военного времени. Небольшой уголок занимала экспозиция, посвященная Мечниковым. Самым ценным с моей точки зрения экспонатом музея является деревянная, резная риза подаренная за заслуги местному священнику. В центре зала стояла 76-мм противотанковая пушка времен войны 1941-45 гг, заглянув в окуляр прицела я увидел, что в перекрестии находится голова нашего губернатора из плаката висевшего на противоположной стене. Директор музея Лидия Ивановна Пашко смутилась, и объяснила это баловством посетителей. Не менее всего остального мое внимание привлек металлический табурет, сделанный из сидения от сеялки, или косилки, на котором стояло название «Украинка», я тут же вспомнил, что совершенно недавно переписывал документ о заводе сельскохозяйственного оборудования «Украинка», который образовался в 1918 году в селе Сватова Лучка.

Там же в музее нас ознакомили с литературой по истории Двуречанского района. Получалось, что самым основным с точки зрения использования является до сих пор книга «История городов и сел Украинской ССР. Харьковская область», в которой району посвящено 14 страниц. В 2000 году выходил буклет, или брошюра В.Ф. Говтвы к 340 летию Двуречанского района. Ценной книгой с точки зрения этнографии является издание областного центра народной творчества о традициях народной культуры Двуречанского района, которая выходила в 2001 г. Была еще одна книга изданная как учебник для школьников по географии Двуречанского района. Однако сказать, что это были серьезные издательские проекты нельзя, и они впечатления не производят.

После теплой встречи в отделе культуры мы встретились с Е.Д. Моисеенко и было решено выехать сначала в Ново-млинск. Дороги как таковой в это селение нет, так как сегодня там живут пенсионеры. Специально для нас выбрали более длинную и худшую дорогу, она проходила по старому руслу неизвестной речки, то ли впадающей ранее в Оскол, то ли в Нижнюю Двуречную. По пути то и дело попадались бабаки, удивлявшиеся, наверное, неслыханному вмешательству в их личную жизнь, хотя позже мы заметили, что не только наши автомобили привлекали их внимание, но и лисица, которая очевидно желала на них поохотится. Все это обилие живности чрезвычайно меня удивило.

Ново-млинск предстал перед нами в длинной ленте Оскола, закрывающими половину неба меловыми горами, узенькой, пыльной, единственной улице со старыми домами, среди которых преобладали мазанки. Первоначально как-то даже не верилось, что здесь было имение Мечниковых, или других дворян, не было в окрестных пейзажах чего-то привлекательного. Опрашивая местных жителей, нам удалось узнать, что многие из них приехали в это село в 1930-е годы, а дома в основном построены после войны 1941-45 годов. О Мечниковых никто, ничего не слышал, усадьбы естественно тоже никто не видел. Как выяснилось позже, никто и не мог ничего слышать и видеть, так как усадьба Мечниковых была разобрана еще в 1911 году, когда заложенное имение было продано крестьянским поземельным банком крестьянам, а те его попросту разобрали, в том числе и усыпальницу Мечниковых. Об этом эпизоде с возмущением писала Харьковская газета «Утро». Пришлось проехать вдоль Оскола все селение, растянувшееся на 2 километра. И только в крайней хате мы встретились с человеком, который смог нам показать, где располагалась усадьба местного помещика. Виктор Павлович Лисовиченко все свои 68 лет прожил в Ново-млинске, помнил еще мальчишкой, где стояла водяная мельница помещика, беседки на противоположной стороне пруда, деревянная церковь на каменном фундаменте. Он водил нас по заросшей сорняками возвышенности и показывал фундаменты, оставшиеся после усадьбы. Я поднялся на фундамент, под которым стараниями бабака был виден подвал, здесь очевидно стоял дом, местность была настолько живописна и привлекательна, что уходить отсюда не хотелось. Все здесь было прекрасно и Оскол, извивающийся в разные стороны, и одинокие деревья вдоль его берегов, и до самого горизонта манящая голубизна и неба и долины реки. Сзади, у крутого обрыва меловой горы были разбросаны одинокие могилы, отрадно было бы увидеть здесь склеп рода Мечниковых, но, увы. В конце беседы В.П. Лисовиченко вообще нас смутил, назвав владельца этой усадьбы по фамилии Барков. Таким образом, старожилов, которые бы помнили о помещиках Ново-млинска Мечниковых, мы не нашли.

У Мечниковых в Ново-млинске было нечто домашней обители, это первое селение подаренное их предку Георгию Мечнику Петром Великим. Все заведения в Ново-млинске были устроены еще его сыном майором Иваном Мечниковым, который, вышел в отставку 6 июля 1742 года. Он посадил здесь фруктовый сад, в старице Оскола устроил пруд с мучной мельницей на семи поставах и трех толчеях для круп, построил большой деревянный дом. Корнет Илья Иванович Мечников в 1780 году построил в Ново-млинске вторую деревянную церковь во имя пророка Ильи (позже она была переименована во имя Покрова Пресвятой Богородицы). Им же во второй половине XVIII в. заведен конный завод, причем лошади в нем были очень многих пород: английские, крымские, донские, горские, русские и др. Большая часть выращенных лошадей продавалась, а остальные использовались в своем хозяйстве.

В начале XIX в. статский советник Георгий Ильич Мечников поставил вторую мельницу, а также несколько новых дворовых построек. Конный завод становится одним из лучших в Слободско-украинской губернии, в нем уже было не менее 90 голов лошадей ежегодно. А все его имение приносило дохода в год до 10 000 рублей серебром. Там же в Ново-млинске были имения его жены Прасковьи Ивановны и дочерей, вышедших замуж за штабс-ротмистра Пузанова, и за братьев Фогель. Но более значительным было имение его родного брата сенатора, тайного советника Евграфа Ильича Мечникова. Это имение приносило постоянного годового дохода до 25 000 рублей серебром, главным образом от овчарных тонкорунных заводов (продажа шерсти). Однако после его смерти (22 сентября 1836 года) неизвестно кому перешло его часть имения в Ново-млинске. Даже если предположить, что его жене Ефросинье Ивановне, то известно, она жила постоянно в Ново-млинске, изредка навещая мужа в С-Пб, но она умерла менее чем через год после своего мужа - 9 июня 1837 г.

Подданные Мечниковых занимались здесь помимо земледелия скотоводством, ловлей рыбы, производили горячее вино и продавали его в шинки. Женщины занимались изготовлением сукна, пряли лен, поскань и т.д. Однако, учитывая, что в Ново-млинске не осталось старожилов, найти хоть какие-нибудь следы этих промыслов не представляется возможным.

После Ново-млинска мне хотелось посмотреть село Жовтневое, расположенное с другой стороны Оскола напротив Ново-млинска, это должно быть продолжение имения Мечниковых, с названием мыза Виноградная и Мироновская. Меня притягивали описания имений в этих мызах, там располагались у Мечниковых несколько каменных зданий, большое количество служебных построек, хозяйственный двор и сад, неужели ничего не осталось? Однако меня убедили поехать сначала к местному краеведу Василию Николаевичу Строеву, а вместе с ним в села Ивановку и Мечниково. Более того, предстояла еще встреча с главой районной администрации.

В.Н. Строев проживает в селе Ново-Егоровка, до 1917 года Ново-Георгиевское, в прошлом оно также входило во владения Мечниковых, и получило свое название по имени владельца статского советника Георгия Ильича Мечникова. В 1813 году это имение было продано Георгием Ильичом Мечниковым коллежскому секретарю Семену Трофимовичу Ларионову. Имение включало в себя 1339 десятин земли, овчарный завод и деревянный дом обложенный кирпичом на 9 комнат. В середине XIX века хутор Ново-георгиевский перешел к поручику Михаилу Ковалевскому. Ковалевские построили здесь маленькую, каменную, красивую церквушку в честь иконы Иверской Божьей Матери и к моменту моего приезда в Ново-Егоровку я уже ознакомился с его историей. Самым интересным фактом в истории церкви, был эпизод, когда церковь уже достроили и вели отделочные работы. Одну из двух икон Иверской Божьей Матери (так называемый малый образ) должны были прикрепить над входом в храм в специальном киоте. Эту же икону предполагалось использовать для крестных ходов, для этого ее прикрепили к специальному подъемнику. В один из дней, дворовой из дома М. Ковалевского, решил проверить крепление и поднял икону над входом в храм. Однако опустить ему одному икону было не под силу, а остальные работники уже ушли, поэтому икона осталась на этом месте. На следующее утро (дело было в начале 1859 года, перед освящением храма) все работники и служители церкви стали говорить о чудесном поднятии иконы. Однако настоятель церкви, священник Федоров устроил расспросы у работников, а позже подошел и тот самый дворовой, который икону поднимал, все прояснилось. Правда один из соседей-помещиков Е. Топчиев, написал письмо Харьковскому губернатору, в котором все события извратил, приписав поднятие иконы М. Ковалевскому, который якобы тайно, ночью поднял икону, чтобы у него в имении был якобы чудотворный образ. Архивные документы пробуждали во мне желание ближе познакомиться с Ново-егоровкой, к моему сожалению, былым здесь и не пахло.

В.Н. Строев оказался легким на подъем и через несколько минут мы выехали в Ивановку. Автомобили подъехали к невзрачному деревянному домику, обмазанному глиной и выбеленному на каменном фундаменте, стоявшему отдельно от селения. Вокруг, куда ни глянь открывались необъятные просторы живописной балки с огромным прудом. Тогда в первый раз дом не произвел особого впечатления, я даже не заходил в него и напрасно, но все это выяснится позже. В.Н. Строев рассказал, что местные старожилы поведали ему о перенесении этого дома из села Араповка, что ныне в Луганской области в 1920-е годы. Что в этом доме была школа, а сегодня живут бомжи. Уже тогда, глядя на этот дом я сомневался в том, что оно могло быть перенесено от куда либо, так как если его разобрать, то собрать можно было бы только каменный фундамент.

Дорога в Мечниково, бывшее Панасовка (в документах ГАХО XIX века значится как Поносовка) пересекает историческое место – валуйский шлях. Автомобили остановились, и все вышли, что-то рассказывал Василий Николаевич, Ольга Евгеньевна Добровольская ему вторила, глядя на курганы разбросанные вдоль этого шляха, а мне хотелось просто тишины, может быть за ней, я бы услышал стук русской конницы, или свист татарского аркана. Красоту этого места передать словами невозможно, здесь даже запахи стояли совершенно особые, и опять пришлось садится в автомобиль и ехать в Мечниково. В селе нам, прежде всего, показали развалины каменного здания из усадьбы Мечниковых, и довольно хорошо сохранившийся погреб, в котором один из местных жителей хранит зимой пчелиные улья. Здание это в имении Мечниковых было флигелем, под размеры самого дома по описанию оно не подходит. Местные жители и В.Н. Строев упорно называли его кухней, но я не думаю, чтобы Мечниковы строили себе каменную кухню с толщиной стен более 50 см. Еще недавно эти развалины были школой, но после ее закрытия в здание поселили людей, которые решили использовать его как строительный материал. Вообще надо сказать, что в XIX веке сама деревня Панасовка была несколько в стороне от имения Мечниковых, а сегодня дома местных жителей заняли, прежде всего, территорию усадьбы. Еще один старожил Панасовки - большой пруд, в котором по преданию тонул будущий микробиолог Илья Ильич Мечников, а сегодня в нем мирно плавал белый лебедь. Еще когда мы рассматривали и фотографировали погреб, к нам подошел нынешний его хозяин, молодой мужчина, узнав, что мы приехали по поводу Мечниковых, он к пруду привел своего дедушку Алексеева, который, не смотря на свои пожилые годы, долго нам рассказывал, где располагались заведения Мечниковых: сукновальня, ледники, мельница, винокурня.

Там же в Мечниково нас повели во двор одной из местных жительниц, где показали сарай с использованием стены из усадебного дома Мечниковых. А ниже сарая начинался огород хозяйки, где когда-то располагался большой сад. В.Н. Строев рассказал, что в этом саду покончил с собой один из Мечниковых в 1916 году. Якобы он этот Мечников участвовал в неудачном покушении на императора и приехал из С-Пб в свое имение. В один из дней гуляя по саду, он увидел, что к дому подъехали жандармы, достал заранее приготовленный яд и отравился. Жандармы освидетельствовали его смерть и уехали. Забегая вперед, скажу, что подтверждения этому рассказу ни в газетах, ни в документах архива нет. Зато позже нам рассказали другую версию его гибели. Якобы этот Мечников отвечал за поставку снарядов в действующую армию, и однажды оказалось, что снаряды были меньшего калибра, чем необходимо, он сбежал из армии в Панасовку. Дальше рассказчик говорит о том, что Мечников застрелился сам, или его расстреляли жандармы. Но и это событие в прессе и документах пока не обнаружено. Последней помещицей, которая упоминается в связи с проживанием в Панасовке (1898-1903 гг.), была вдова действительно статского советника Анастасия Андреевна Мечникова (1836 г.р.). Однако в документах не говорится о том, что она проживает без семейства. Имение ее состояло из 90 десятин земли, а жила она в основном на пенсию за заслуги мужа – 2250 рублей.

Говоря же о Панасовке, надо сказать, что большого впечатления она как имение не производит, более того, первоначально это был вообще небольшой хутор, где у Мечниковых располагался овчарный завод, а окрестные земли использовались очень в малых количествах. Так для хлебопашества отводилось 700 десятин, тогда как 1278 десятин было под степными сенокосами. Продажа самого сена приносила Мечниковым достаточно большие деньги, так как в других местах большинство степных сенокосов стало активно распахиваться крестьянами после реформы 1861 года. Крестьянин считал, что основную прибыль его хозяйству дают зерновые культуры и сенокосы ему ни к чему. После реформы таких земель у крестьян было мало, но в 1880-е годы помещики стали продавать свои владения крестьянам, или сдавать свои земли в аренду крестьянским обществам, тогда же и стали уничтожаться наши степи.

В заключение нашей поездки из одного дома принесли плиту из мраморной крошки, на которой было написано, что в этом доме родился известный ученый Илья Ильич Мечников. Табличка эта висела в Панасовке на здании школы (которая ныне развалины) в те времена, когда в ней был небольшой музей Мечникова, а создавал этот музей не кто иной, как В.Н. Строев. Табличку мы погрузили в автомобиль и поехали в гости к Василию Николаевичу Строеву в Ново-егоровку. Он оказался радушным хозяином, мы с удовольствием пообедали и попробовали знаменитых напитков, сделанных по рецептам партизан ВОВ. Главное их отличие состоит в том, что готовятся они исключительно из фруктов, без сахара и дрожжей. Особенно мне понравилась водка из абрикосов, с тонким ароматом, а главное с приятным вкусом и какой-то изысканной тягучестью. Надо сказать, что и партизаны не первые кто придумал такие напитки, еще в XVIII века в Харькове стали появляться французские фруктовые водки, а в XIX один из профессоров императорского Харьковского университета и сам изобрел новый способ ее производства. До обеда В.Н. Строев показывал нам ксерокопии документов, которые он собрал за долгие годы работы по истории рода Мечниковых. Выяснилось, однако, что сам В.Н. Строев в архивах не работал, просил знакомых сделать ксерокопии. С удовольствием обнаружил, что многие документы известные мне, в папках В.Н. Строева отсутствовали. В ходе же беседы я окончательно уверился в том, что метрики рождения микробиолога И.И. Мечникова никто не видел. До этого я поразился тому, что в разных словарях и статьях об И.И. Мечникове, он рождался в период с 1 по 15 мая, а в селах Панасовка, Ивановка, Калиновка. Сам В.Н. Строев утверждал, что Илья Ильич родился в Панасовке, о чем свидетельствует рисунок дома сделанный рукой самого ученого в детские годы. По словам Строева об Ивановке заговорили специально, чтобы в это село проложить асфальтированную дорогу. Еще я заметил, что Василий Иванович несколько обижен на то, как обходились с ним раньше и очевидно сегодня. Так как прозвучали слова о том, что его не пригласили помогать в работе над постановкой на учет курганов Двуречанского района. Человек он замечательный, добрый и благонравный, своими руками создает красивую домашнюю мебель. Нам необходимо сказать ему огромное спасибо, что он сохранил для нашего поколения собранные им сведения и рассказы о Мечниковых, когда еще он работал в школе села Панасовка (Мечниковыми занимается с 1967 г). Сохранил память нескольких поколений своих земляков и возродил интерес к Мечниковым сегодня.

В этот день оставалось еще одна встреча, с главой администрации Двуречанского района Николаем Михайловичем Зрожевским. Он приятно удивил меня своим вниманием к нашему рассказу об итогах поездки. Мной было также предложено провести сбор документов в Государственном архиве Харьковской области и библиотеках Харькова о Двуречанском районе для подготовки к изданию книги по истории района. Н.М. Зрожевский согласился с этим предложением и еще раз удивил меня заинтересованностью в этом вопросе, кроме того, с необычайным возбуждением рассказал о том, что село Ново-млинск будет входить в национальный заповедник, который создается в Двуречанском районе. И то, что именно там была основная усадьба Мечниковых, очень подходит к концепции заповедника. Было приятно беседовать с человеком, который желает, чтобы район стал привлекательным для туристов, он показывал нам фотографии сделанные на территории будущего заповедника и на время я забыл, что он глава администрации.

Двуречную мы покидали в сумерках на «Волге» Екатерины Дмитриевны, которая нас отвезла в Харьков до метро Пролетарская. По дороге мы беседовали о поездке, о возможных перспективах, а большую часть времени я находился под впечатлением гостеприимных женщин из отдела культуры Двуречанского района.

На следующий же день, 26 апреля я уже заказывал дела в Харьковском архиве о роде Мечниковых. Еще в 1999 году, я начал работу с фондом губернской чертежной комиссии, в котором хранились геометрические планы земельных владений помещиков и казенных селений. В течение года мне удалось создать перечень всех планов по уездам и даже за свои скудные средства осуществить набор 8 уездов этого перечня. С того времени это существенно облегчает мою работу с усадьбами, кроме того, сам по себе перечень довольно приличный справочный материал. По нему я быстро нашел все планы имений Мечниковых и естественно в первую очередь заказал их. Особый интерес вызвали у меня имения в Ивановке, Панасовке и на речке Колодной (мызы Виноградная и Мироновская). Ивановка и Панасовка принадлежали отцу Ильи Ильича Мечникова – полковнику Илье Ивановичу. А мызы Виноградная и Мироновская, а также часть имения в Ново-млинске – дяде отца Георгию Ильичу Мечникову. Самое главное, что удалось узнать по планам имений Мечниковых, это то, что их земельные владения еще в конце XVIII века простирались от Ново-млинска и до села Араповка, однако уже к середине XIX в. многие земельные наделы были ими проданы. В 1863-64 году были проданы помещикам Задонским и мызы Виноградная и Мироновская. До этой продажи имения в мызах и Ново-млинске составляли одно не разрывное целое, несмотря на то, что их разделял Оскол.

В мызах было самое значительное имение Мечниковых, деревянный двухэтажный дом, несколько каменных флигелей, большое количество служебных построек: амбаров, сараев, конюшня, теплица, ледники, сушни для хлеба, кузница, мельницы, заводы крупного рогатого скота, овец, коз, большой сад с лесной рощей. Однако как самое значительное оно было заложено в Московский опекунский совет. Более того, ситуацию обострила смерть владельца имения, губернского секретаря Николая Георгиевича Мечникова (1860 г), он как раз за несколько лет до своей смерти начал строительство новых зданий в имении, покупку нового с/х оборудования, породистой скотины. Его наследниками были сыновья Ростислав, Валериан, Павел и дочь Зинаида, из них только поручик Ростислав в совершеннолетнем возрасте. Опекуном имения стал их родственник поручик Гульвинский. Однако ситуация с имением была сложной, необходимо было пополнить оплату недоимки по займу, первоначально в 1861 г. решено было продать недостроенные каменный дом и флигель, а также 5 десятин леса, общая сумма продажи составила 612 рублей 50 копеек серебром. Несмотря на существенность суммы, это была лишь отсрочка продажи, и в 1864 году, мы видим уже это имение во владении дворян Задонских.

Вторым не менее важным делом я считал установление точной даты и места рождения микробиолога И.И. Мечникова. В округе, где находились имения Мечниковых, было несколько селений с храмами, из их числа я выделил села Араповку, Двуречную и Ново-млинск. В Двуречной была большая красивая каменная церковь Успения Пресвятой Богородицы, она могла привлечь Мечниковых красотой обряда. Церковь Ахтырской Божьей Матери в Араповке была самая близкая к имению Ильи Ивановича Мечникова. А Покровская церковь в Ново-млинске хоть и была деревянной, но располагалась в имении Мечниковых. Первую церковь в Ново-млинске строил еще Георгий Степанович Великий Спатарь (иначе Мечник, т.е. человек который держит меч рядом со своим господином во время торжественных церемоний), переселившийся вместе с волошским князем Кантемиром в 1712 году. Указом Петра Великого от 9 июня 1712 г. и грамотами от 11 и 30 октября 1718 г. селение Ново-млинск (Переволочная) было отдано Г.С. Мечнику в вечное владение. Вторую церковь, разрушенную после революции, строил его внук, прадед И.И. Мечникова – корнет Илья Иванович в 1780 году. Рядом с ней, в фамильном склепе были похоронены все предки Мечниковых, и в ней как оказалось, практически все Мечниковы были крещены. Исключение составляют лишь те дети, которые рождались во время службы Мечниковых в Петербурге. Илья Ильич Мечников, исходя из его метрической записи, родился 3 мая (по старому стилю) 1845 года в деревне Ивановка, а крещен 13 мая того же года в Ново-млинской Покровской церкви. С этого момента я стал более внимателен к Ивановке и сохранившемуся в ней зданию.

следующая страница >>