Экономика земледелия без иллюзий - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Экономика земледелия без иллюзий - страница №1/5

ЭКОНОМИКА ЗЕМЛЕДЕЛИЯ БЕЗ ИЛЛЮЗИЙ

Среди немыслимых побед цивилизации Мы одиноки, как карась в канализации.

И. Губерман

С огромнейшим удовольствием представляю вам, дорогой читатель, удивительную книгу - «Теоретическая экономия - тупик классового под­хода» О.В. Тарханова. Пусть не смущает вас авторское название - это все­го лишь расстановка приоритетов. Я бы назвал книгу просто: «Правдивая экономика земледелия».

Олег Владимирович - директор Башкирского НИ переработки орга­ники, конструктивный учёный планетарного уровня и въедливый эконо­мист. Его книга буквально раскрывает глаза на самую главную причину всех сельскохозяйственных проблем. Язык книги по-докучаевски класси-чен - исключительно корректен, детален и научно красив. И по сей при­чине абсолютно не читабелен для обычных людей. © Классический слу­чай блестящего научного труда! Думаю, даже среди коллег Тарханова не многие дадут себе труд детально изучить все его выкладки.

Посему без сомнения сажусь «переводить книгу на наш, человече­ский язык». Не нахожу ничего лучше, как повеселиться вместе с автором и дать свой, ну очень вольный пересказ его главных положений, сократив объём текста раз в десять. За точную передачу смысла авторских идей ру­чаюсь. Эмоции и комментарии оставляю за собой. Свои добавки даю от первого лица.

1. Реальная экономика сх

Очень забавно наблюдать, как люди, презирающие фантастику, слушают метеорологов и экономистов!

2

Едва появившись на свет, экономическая наука (как и многие про­чие!) стала орудием обслуживания разных политических партий. Базис­ные знания о природе и обществе мало её интересовали, и мало интере­суют до сих пор. Экономика сх также занималась в основном делёжкой урожаев. При трезвом рассмотрении сия наука - сплошное белое пятно. Оказывается, работающей сх экономики у нас не было и нет.

Основа экономики - стоимость. Откуда берётся стоимость сх про­дуктов? По Марксу стоимость - это труд. Поначалу Маркс указывает на некую производительность земли. Но затем пугается: если стоимость -свойство самой земли, то как же можно её «научно познавать» с точки зрения труда? Земля родит «бесплатно», и выходит, у её продуктов нет вообще никакой стоимости! И Маркс, не мудрствуя, исключает произво­дительность земли из научной экономики.

Почему сх, бывшее рентабельным, становится убыточным? Почему, с ростом поставок техники и удобрений, доход наших колхозов начал снижаться? Почему в других хозяйствах, при фактическом отказе от удобрений, урожаи вдвое выше, чем у соседей?.. На эти вопросы эконо­мика сх ответов не даёт. Зато определяет землю, как дар природы, не вос­производимый трудом!

Максимум, к чему пришла экономика 17-19 веков, это к признанию того, что главным средством производства в сх является «земля», пони­маемая весьма расплывчато. Показательно: в 20 веке, из почти двух де­сятков нобелевских лауреатов-экономистов, экономикой сх не занимался ни один. Эффективность сх связывают в лучшем случае с площадью зем­ли. Иногда - с «оптимальными площадями хозяйств». С производитель­ностью труда, с энерговооружённостью хозяйства... В общем, все эконо­мисты до сих закрывают глаза на то, что почвы различаются по продук­тивности. Могу понять советского управленца: «Работать надо уметь, а не на почву спихивать!»

Есть такие факты - «прозрачные». То есть совершенно очевидные факты, которые мы предпочитаем не видеть. Как стеклянная дверь, о ко­торую разбивают лоб в голливудских комедиях.

Учтём для начала прозрачный факт: никакое общество не может трудиться больше, чем съедает. Организмы наши, увы, при жизни телес-ны. © Сумма энергии трудозатрат никогда не больше энергии по­требляемой пищи. Труд может быть более производительным, но и для этой работы нужно кушать! При любом раскладе - кто не ест, тот не рабо­тает. Отсюда следует ещё один прозрачный факт: основа любого труда вообще - растения. В нашем случае - сельское хозяйство. Поле. И в стой-

мости любого товара есть доля стоимости съеденной пищи. А значит,

и доля поля.

В эпоху собирательства на создание еды тратился почти весь труд общества. Потом - с ростом производительности сх - всё меньше. Появи­лись люди, не занятые производством еды. И чем больше народу может прокормить один крестьянин, тем больше народу будет занято не аграр­ными делами. Так, кстати, и возникли «несельскохозяйственные классы»

- ремесленники, рабочие, интеллигенция, буржуа.

Чем выше производительность сх, тем меньшую долю общего труда общество должно оставлять в товарной пище. Но заметьте: труда как бы меньше, однако цена пищи не уменьшается, а растёт. И даже дикие плоды и ягоды продаются весьма дорого. И черника дороже клюквы не потому, что её труднее собирать - просто её растёт меньше. Мы их не выращиваем

- но продаём. Выходит, труда нет - а стоимость есть?!

Конечно! Потому что, братцы, труд - понятие общеприродное. Ни­что не появляется само по себе. Всё съедобное на Земле миллионы лет ро­дится только и именно благодаря реальному ТРУДУ. Труду триллионов бесплатных, не требующих соцстраховки работников - растений, микро­бов, червей и прочей почвенной фауны. Они постоянно превращают ос­татки растений в новую пищу и среду для растений: СО2, доступное и за­пасённое питание, фитонциды, витамины, ферменты, гормоны и прочие БАВ. Результат их труда - ПОЧВЕННОЕ ПЛОДОРОДИЕ.

Достаточно отринуть антропистский снобизм, и становится ясно: любой урожай любого растения на Земле - продукт труда живых существ. Таких же живых, как и мы. И наша доля труда состоит лишь в том, чтобы собрать нужные растения до кучи - что, кстати, только мешает трудиться остальным участникам всепланетного «биосферного хозяйства». По своей сути наше сх - безграмотная эксплуатация чужого труда. Если плясать от максимального урожая целины, коэффициент эффективности сх опреде­ляется вовлечением органики прошлого урожая в круговорот веществ (формулы не привожу). Тогда эффективность нашего сх на 1987 г. = 0,217 Очень похоже на правду.

Считая землю средством сх производства, классики дружно не уви­дели ещё один прозрачный факт. Растения можно выращивать в почве, инертном субстрате и даже в воздухе, орошая корни раствором. При чём же тут земля?.. Главным средством производства является нечто, из-за чего растения растут во всех этих случаях - «способность родить», плодо­родие. И всякий раз оно создаётся трудом - не обязательно человеческим, но вполне реальным трудом! В полном соответствии с классической эко­номией, то есть как результат совокупного труда живых существ, именно

4

плодородие почвы является основным средством производства в сх.

И этот совокупный труд, как любой труд, создаёт прибавочную стои­мость. И имеет свою стоимость!

Оплатой труженикам плодородия служит одна единственная валюта: ещё не перегнившее, свежее органическое вещество. Это природный факт. Круговорот органики постоянно возвращает в почву почти всё, что наработано растениями за год. Сколько же стоит эта органика - пища для тружеников почвы? «Нисколько!» - уверены мы. Пардон. Халява кончи­лась, товарищи агрономы!

Любой нормальный хозяин пляшет от максимального дохода. Если я мог заработать 100, а заработал 60 - что произошло? Ясно: ущерб в 40. Почему же в сх мы довольствуемся минимальным урожаем, не считая его за ущерб? Да потому что в упор не видим ни труда почвы, ни цены орга­ники, ни своего в этом прямого участия. Хозяйствуем, как в каменном ве­ке: «Бог дал - Бог взял!»

Цена возвращённой органики = цене энергии, запасённой растения­ми в органике за сезон = цене сезонного плодородия почвы = цене разни­цы дохода от нашего урожая по сравнению с максимальным. А конкрет­но? Пожалуйста. Урожаи кукурузы на биологических полях агрофирмы «Топаз» (Ростовская область) - 100-110 ц/га. А на добросовестном интен­сиве у соседей - 50-60, при вдвое большей себестоимости! Примерно та­кая же разница и по другим культурам. Вот и считайте.

Как видим, цена растительной органики столь велика, что прямо оп­ределяет благополучие общества. Все цивилизации погибают по одной причине: хозяйствуют на халяву. Плодородие всегда эксплуатируется, но никогда не оплачивается. Почвы дают всё меньше еды. Представляете, что это значит? Внутри страны - новые хитрые способы властей продол­жать доить народ в условиях нового дефицита. То есть - «смена форма­ций». Внешне - войны, политические интриги, захваты и передел мира.

Вот и всё, что было. И - всё, что есть.

Может, что-то поменялось сейчас? Отнюдь. Как-то я писал: челове­чество явно не с этой планеты - так тупо уничтожать свой дом абориген не может. С экономической точки зрения, современное сх осталось столь же примитивным, что и десять тысяч лет назад - мы тупо уничтожаем то, что имеем. Только имеем-то жалкие остатки от плодородия древних, и уничтожать их всё дороже. Дёргаясь в петле неурожаев, чего только не понавыдумывали - от «закона убывающего плодородия» до механизации, химизации и трансгенеза! Ёжику понятно: ничего не поможет. Сыпать удобрения и гонять технику - не значит восстанавливать плодородие.



5

Земля - лишь арена, на которой Солнце, растения и влага, благодаря труду почвы - плодородию, и с помощью труда людей превращаются в поток пищи. Энергия прошлого урожая включает круговорот веществ, благодаря которому запасается энергия нового урожая. Везде, где Солнце может использоваться растениями, люди могут создать устойчивый кру­говорот органики, восстановить плодородие почв и превращать даровую энергию Солнца в пищу, которой с избытком хватит на всех.

Пока мы не уясним, что наша цивилизация непосредственно зависит от плодородия почв, пока не признаем в микробах экономически равных себе, а фактически - господствующих над нами партнёров по сельхозпро-изводству, пока не начнём честно платить им за их труд их валютой - так и будем ходить по краю, нагнетая мировую напряжённость. Осталось, впрочем, недолго - третьи страны выпахать, и всё. (Ну очень хочется провякать нечто возвышенное, типа: «Поистине бездонны глубины антро-поцентристского кретинизма!») ©

2. Органическое вещество в агроценозе

Хотим мы того или нет, распаханная целина не виновата в том, что её распахали. Как и тысячи лет до нас, она привыкла ежегодно получать всю рождённую степью органику. Чтобы снова помочь её родить. Глав­ный для плодородия круговорот - круговорот органического вещест­ва.

Но какая органика для нас важнее?

Органика находится в двух энергетических состояниях: гумус и не-разложившиеся органические остатки (далее - органика). Гумус энерге­тически почти инертен, в нём нет углеводов и белков, и микробы его поч­ти не едят. Вся энергия для микробов и червей - для плодородия - для выращивания пищи - для экономики - законсервирована в «свежей» ор­ганике: остатках растений и фекалиях животных.

Это на просто, пардон, «мусор и нечистоты» - это почти вся летняя энергия Солнца. В средних широтах - 2000-4000 ккал/кв. м в год, в тропи­ках - ещё впятеро больше. Куда же тратится этот поток энергии? При­мерно двадцатая её часть закрепляется в веществах гумуса. А вся осталь­ная энергия идёт на интенсивную трансформацию органики, разло­жение её до гумуса. Всё это - корм для микробов, топливо для их труда. Растения могут усваивать солнечную энергию прямо. Но почти все мик­робы, целиком обеспечивающие их жизнь - только через органику. Всё просто. Энергия воспроизводит энергию. Органика рождает новую органику. В глобальном смысле, сколько прошлогодней органики сгнило, столько её на будущий год и вырастет.

Распад органики - взрывной биологический процесс. Он идёт в сот­ни раз быстрее минерализации гумуса: 90% растительных остатков сгни­вает за одно лето. Почвенный персонал ест, множится и вкалывает! За­чем? Затем, что сам процесс этого распада - и есть наилучшие условия для роста и продуктивности растений. Работая на растения, микробы работают на себя! Мы так не додумались.

Десятилетиями мы изливаем на поля массы энергии в виде горючего, химии, техники и бессмысленного труда, страдаем от дороговизны (а как же!) и дефицита пищи, и всё почему? Потому, что просто отнимаем у по­ля прошлогоднюю энергию Солнца. Далеко ли мы ушли от погибших цивилизаций? Лишь за последние двадцать лет на фоне мирового кризиса распалось несколько государств, в том числе и самое мощное - СССР.

Рассмотрим круговорот органики в деталях.

ГУМУС. Гумус для почвоведа - идол. В смысле пользы мы почти не различаем гумус и прочую органику - перегной, компост, а рядом с ними и навоз. Что может дать органика? Только «гумус» и «питательные эле­менты». А главная ценность органики - энергия - остаётся для сх науки невидимой! В результате в опытах по гумусу можно не учесть раститель­ные остатки, или до предела минерализовать компост, и удивляться, что на нём ничего не растёт. Чем и занимался довольно долго ваш слуга по­корный.

Многие опыты давно и предметно показали: гумус - скорее честный свидетель плодородия, нежели его причина. В целом это - уравновеши-вающе-физическая и буферно-обменная среда. Его биохимическая актив­ность очень мала, микробами он почти не разлагается, в органическом круговороте практически не участвует и на урожай прямо не влияет. Торф л бурый уголь - чистый гумус, но что на них растёт?.. Гумус может нака­шивать запасы питания, но сам он их не отдаёт. Почвы, богатые гумусом, эодят больше, чем бедные гумусом. Однако при снижении доз удобрений /рожай падают как на тех, так и на других. Может, не в самом гумусе де-ю? Так и есть.

Целина даёт большие урожаи не из-за гумуса, а из-за органики, о грисутствии коей он свидетельствует. И лишь до тех пор, пока она есть! 2ам же гумус - не главный фактор плодородия, хотя и благоприятное ус-ювие его повышения. На гумусированной почве круговорот органики

7

окупится лучше и быстрее. Однако факт: урожаи намного больше зависят от культуры земледелия, чем от гумуса.

Примеров тому - тьма. На владимирских суглинках, на полях Н.А. Кулинского, в биологическом севообороте с заделкой соломы, урожаи зерна не опускаются ниже 55 ц/га. А на Кубани, где гумуса чуть не втрое больше, зерна собирают вдвое меньше. И мы должны говорить о гумусе?..

МИНЕРАЛКА. Европа вносит уже до 1000 кг минералки на га. Причина применения удобрений проста: растениям действительно нужны доступные, растворённые элементы. В почве их очень много. В чернозё­мах - до 100 т/га! Но они запакованы в почвенном поглощающем ком­плексе (ППК). Не пытаясь их освободить, то есть создать плодородие, мы просто сыплем сверху минеральные соли. И получаем прибавку. Дорого, вредно - зато думать не надо!

Плодородие - это динамическая самодостаточность почвы. Для обеспечения питания растений в природе человек не нужен. Вне почвы такая самодостаточность невозможна. И наоборот, на растворах солей растения растут без всякой почвы - и при нуле самодостаточности. Это и доказывает, что минеральные удобрения не имеют к «регулированию плодородия»никакого отношения. Напротив, удобрения - симптом от­сутствия плодородия. Они питают растения за счёт внешней энергии и труда других людей - как в колбе с раствором. Самостоятельность почвы они не увеличивают - значит, в конце концов, уменьшают.

Посчитаем выгоду минералки по-человечески. Прибавка - только один из эффектов. Посмотрим, во что она нам реально обходится!

Прирост урожая - плюс Но удобрения реально усвоились на 30-40%, а то и меньше. То есть две трети затраченных денег - уже в минус. А что - неусвоенные удобрения? Они пошли гулять.

Грубо, половина - в подземные воды и водоёмы. Вы знаете, сколько стоит реабилитировать экологию прудов или колодцев одного района? Впрочем, о чём это я. Кто будет этим заниматься?.. Люди, как и микробы, для иного бюрократа - вещь бесплатная. Но цену всё же прикинем: запах­нет жареным - нам платить! В Европе уже платят по полной.

Другая половина солей закрепилась в ППК. Казалось бы, плюс пло­дородию. Однако, насыщать ППК за деньги?.. Но даже не это главное. В ППК наши удобрения ведут себя по бандитски: закисляют почву и ухуд­шают её физические свойства. Приходится усиленно пахать, рыхлить и вносить известь - больше, чем уже внесли удобрений. Не задаром, ко­нечно. Известь после этого тоже остаётся балластом...

В общем, если «считать по понятиям», доход от удобрений - 40%, а самый минимальный ущерб - около 300%. Мы этого не видим, потому что считаем хитро: купил на 100, прибавку продал на 200, а остальное -трава не расти! Так она и перестаёт расти. И почвы спасать «разработан­ными методами» - полная утопия: вылетишь в трубу со свистом. На одно только применение удобрений и извести, с момента их производства, тратится около 600 МДж/га не возобновляемой энергии топлива - на порядок больше, чем усваивается на гектаре энергии Солнца. А на спасе­ние почвы её требуется ещё в несколько раз больше!

Запасы сырья для калийных и фосфорных удобрений тоже не возоб­новляются. Довольно скоро придётся прекратить их производство - или разориться на них окончательно. То есть минералка в принципе не мо­жет решить проблему кормления планеты. Она великолепно решает лишь проблему выколачивания дотаций!



НЕРАЗЛОЖИВШАЯСЯ ОРГАНИКА. Мы, «цивилизованные», очень любим мясо, яйца и молоко, и не очень уважаем растительную пи­шу. Всего 10% продукции растениеводства мы выращиваем для себя, а 90% - скармливаем домашним животным. В природных биоценозах вся органика - растительная, а в агроценозах больше половины всей органики - навоз и помёт. Это вносит свою часть трудностей. Хотя возврат органи­ки для поля крайне важен, наши поля почти не получают её.

Ну и что? А не достаточно ли возвращать элементы минерального питания? Есть же закон возврата и всё такое... Посмотрим. Минеральные элементы - это 3-4% от всей биомассы урожая. А 97% - органика, постро­енная из углекислого газа и воды. Минеральных элементов в почве - в сотни раз больше, чем выносится. А вот углекислого газа в воздухе - в 20-50 раз меньше, чем нужно. Зато его полно в органике: за первое же лето 3/4 органики разлагается как раз на СО2 и воду. При этом в верхнем слое почвы концентрация СО2 повышается в 500-1000 раз. Углерод для уро­жая поставляет в основном почва.

Минералы поставляются параллельно, а точнее - и пропорционально углероду. Опытным путём многократно показано: минералы ППК перехо­дят в раствор тем сильнее, чем больше распадается органики - их освобо­ждают микробы, потребляющие эту органику, и угольная кислота, в кото­рую частично переходит почвенный углекислый газ.

Иначе говоря, возвращать в соответствии с балансом выноса нужно не «элементы питания», а биомассу органики. «Бочка Либиха» была бы почти корректной, если бы в списке элементов питания на своём законном первом месте стоял углерод в виде СО2.

Возврат свежей органики - необходимое и достаточное условие устойчивого сх на этой планете. Это миллионы лет демонстрируют все природные биомы: они абсолютно устойчивы. Это же показывают и агро-ценозы. Каждая тонна органики даёт прибавку в 3 т биомассы урожая, то есть увеличивает консервацию солнечной энергии вдвое. Соответственно, вдвое уменьшаются энергозатраты на агротехнику, и вдвое растёт рента­бельность сх.

И наоборот: нет органики в почве — не используется динамическое плодородие - не используются минеральные вещества - не востребован фотосинтез - не запасается энергия в урожаях.

Сейчас мы возвращаем в почвы 20-30% растительной биомассы — в основном корни и пожнивные остатки. Этого слишком мало. Чтобы со­хранять плодородие, нужно возвращать почвам и весь навоз, и фекалии, и все растительные отходы. Для урожая зерна в 25 ц/га растениям нужно около 100 кг макро- и микроэлементов, и около 1000 кг сухой органики для получения СО2 и микробного сервиса. При этом минеральное питание обеспечивается самым дешёвым и безопасным способом - путём воздей­ствия микробного распада органики на ППК и почвенные породы.

Наука уверяет нас, что органику урожая в свежем виде вернуть не­возможно — она ведь «отчуждается у сх земель необратимо». Однако био­масса растений никуда не девается - она остаётся в виде навоза, фекалий, сточных вод и отходов промышленности. Мы просто не желаем возвра­щать её на поля! Ведь наука не ставит такой задачи. «Необратимость от­чуждения» - просто констатация примитивизма нашего сх.

Применение минеральных удобрений, вместе с нейтрализацией их вреда, стоит сейчас втрое дороже, чем организация постоянного возврата органики. И если мы искренне говорим о стабильном обществе, почвам должно возвращаться почти всё, что на них выросло. Более того: исполь­зование любых отходов растениеводства куда-либо, кроме поддержания плодородия, должно считаться преступлением, ибо ведёт к оскудению почв.

следующая страница >>


izumzum.ru