Диплом Образ московского царя Ивана Васильевича в сочинениях европейцев конца XVI и начала XVII века - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
35. подложная надпись на портрете якобы ивана грозного, датируемом... 4 900.88kb.
Поэма «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого... 1 101.25kb.
«Тюменский край с древнейших времен до конца XVII века» 1 262.65kb.
Развитие парикмахерского искусства в россии 1 186.86kb.
Основные течения в русской социологии 1 135.42kb.
Исследовательская работа Литературные кафе Санкт-Петербурга начала... 1 324.7kb.
1. Какое имя в приведенном ряду имен участников событий Смуты (в... 1 48.29kb.
Общая характеристика эпохи 3 624.78kb.
Протоиерей Валентин асмус 1 184.81kb.
Письмо турецкого султана к казакам 1 102.2kb.
Но-исполнительное право России: теория, законодательство, международные... 1 167.5kb.
Задания с использованием кейс-технологии Кейс с формированием проблемы 1 34kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Диплом Образ московского царя Ивана Васильевича в сочинениях европейцев конца XVI - страница №1/1

ГБОУ Гимназия № 1505

«Московская городская педагогическая гимназия – лаборатория»

Диплом

Образ московского царя Ивана Васильевича

в сочинениях европейцев конца XVI и начала XVII века

автор: Ковалёва Анна, 10 «А» класс
научный руководитель: к. п. н. Орловский А. Я.

Москва, 2014



Содержание

Введение………………………………………………………………………...3

Глава I. Внешняя критика сочинений иностранцев конца XVI и начала XVII века ……………………………………………………………............................5

§1 Введение I главы

§2 Джером Горсей

§3 Альберт Шлихтинг

§4 Исаак Масса

§5 Петр Петрей

§6 Выводы к I главе

2. Сравнительный анализ образа московского царя Ивана Васильевича в сочинениях европейцев конца XVI и начала XVII века……………………………………………………………………………18

§1 «Краткое сказание о характере и жестоком правлении московского тирана Васильевича.» Альберта Шлихтинга

§2 «Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления» Исаака Массы

§3 «История о Великом княжестве Московском» Петра Петрея

§4 «Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея» Джерома Горсея

§5 Выводы ко II главе

Заключение…………………………………………………………….….……...31

Список литературы………………………………………………….…………...33

Введение

Тема моего диплома «Образ московского царя Ивана Васильевича в сочинениях европейцев конца XVI и начала XVII века» привлекает меня, потому что Иван Грозный был неординарной личностью. Время правления этого царя было насыщено большим количеством событий очень важных для страны, таких как, например, создание Земского собора, введение Судебника, присоединение Казани, Астрахани, Сибири. Это привлекало внимание историков, но наибольший интерес вызывал сам Иван Грозный. До сих пор нет четкого понимания положительной или отрицательной личностью был правитель. Но если с оценкой Ивана Грозного со стороны российских историков мы знакомы, то труды по пониманию и оценке этой личности со стороны его современников, живших в европейских государствах, не так широко известны. На мой взгляд, изучение этих работ позволит более полно понять отношение иностранцев к событиям того периода в России. Вышеуказанные позиции определили актуальность выбранной темы.



Целью моего диплома является раскрыть образ московского царя Ивана Васильевича в сочинениях иностранцев конца XVI и начала XVII века.

Поставленная цель потребовала решения следующих задач:

- Провести внешнюю критику «История о великом княжестве московском» Петра Петрея, «Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея» Джерома Горсея, «Краткое известие о начале войн в Московии» Исаака Массы, «Краткое сказание о характере и жестоком правлении» Альберта Шлихтинга.

- Провести сравнительный анализ описания образа московского царя Ивана Васильевича в «История о великом княжестве московском» Петра Петрея, «Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея» Джерома Горсея, «Краткое известие о начале войн в Московии» Исаака Массы, «Краткое сказание о характере и жестоком правлении» Альберта Шлихтинга.

В своей исследовательской работе я использовала сочинения европейцев XVI века Исаака Массы, Альберта Шлихтинга, Джерома Горсея, современников Ивана Васльевича, и сочинение европейца XVII века – Петра Петрея. В сочинениях они описывают свои взгляды на Россию того времени а также на правление и личность Ивана Грозного.

Для того, чтобы познакомиться с тем, как составлять исторический портрет, я обратилась к сочинениям дореволюционного, В. О. Ключевский, и современного, Р. Г. Скрынников, историков.

Книга В. О. Ключевского «Исторические портреты» дает образец анализа исторической личности и описывает процессы ее формирования.

Книга Скрынникова Р. Г. «Иван Грозный» повествует о личности царя, о его роли в образовании и упадке державы, о влиянии его деятельности на исторические судьбы России, о том, как эпоха сформировала личность правителя и как события отложились на его характере и пристрастиях.



Глава I. Оценка возможностей и компетентности иностранных авторов, характеризующих личность и методов царствования Ивана IV.

Период правления Ивана Грозного - один из самых изучаемых в отечественной истории. Многие историки, занимающиеся его изучением, отмечают, что российских источников, дошедших до нас от того времени, явно недостаточно для полноценного изучения эпохи. Это объясняется, во-первых, тем, что с 1576 г. перестали вестись общерусские летописи, составители которых тщательно фиксировали все важнейшие, с их точки зрения, события внешней и внутренней политики. Во-вторых, в отечественной историографии в течение 70 лет прошлого века многие события дореволюционного периода либо замалчивались, либо освещались с существенными искажениями.

В этих условиях важное значение приобретают зарубежные источники, в частности, записки иностранцев, побывавших в России 70—80-х годов XVI в. и оказавшихся в самом центре событий или непосредственно наблюдавших их, либо являвшихся их современниками. Воспоминаний иностранцев о России того времени сохранилось не так много, поэтому они имеют большую ценность. Особый интерес представляют трактаты и записки путешественников, которые, побывав в незнакомой стране, хотели поделиться своими впечатлениями, наблюдениями и советами с теми, кому еще предстоят знакомство со страной, представлявшейся иностранцем той поры, да и сегодняшним чем-то непостижимым.

После падения Византии под ударами турок и превращения Балкан в провинцию Османской империи, из православных держав только Россия и Грузия оставались независимыми. Это породило сложные практические проблемы. Русскому государству в то время приходилось самому определять свой путь развития. Именно поэтому XVI век - это время споров, затрагивающих, прежде всего, идею и практику монаршей власти.

К тому же европейцы, приезжавшие в Россию, принадлежали к другому вероисповеданию, они были католиками или протестантами. Это создавало у иностранцев превратное представление о тех церковных обрядах, какие существовали в России. Некоторые считали нужным даже доказывать, что русские - христиане. Однако эти религиозные различия имели и другие следствия. Как отмечал немецкий исследователь Э. Доннерт, церковный антагонизм между православной Россией и католическим Западом не только не мешал росту внимания к ней за рубежом, но скорее способствовал ему.

На Руси XVI века широкое распространение получила византийская идея, согласно которой Бог - это «царь небесный», а царь - «земной бог». Царь несет ответственность только перед Богом, отсюда система отношений царя и подданных: с одной стороны царь, с другой - все остальные, его рабы. Бог - образец поведения для царя, а «царство небесное» - образец для устройства государства.

Каждого из авторов, описывающих события минувших дней приводили в Московское государство свои дороги, свои цели, но есть и общее, что влекло их в Россию. В XVI в. наступил качественно новый этап во взаимоотношениях России и Запада. Страны Северной и Западной Европы, вступившие на путь развития капитализма, нуждались в новых источниках обогащения и рынках сбыта и все чаще обращались к мало вовлеченным в торговлю с ними государствам Восточной Европы и Азии, в том числе к Прибалтике и России. Были и другие причины для пристального внимания западноевропейских стран к русскому соседу: усиливавшаяся турецкая агрессия в Европе заставляла искать новых союзников, а реформационные движения породили интерес современников к окружающему миру, и прежде всего к соседним народам и странам.

На волне этих разнообразных и противоречивых интересов в Россию отправились иностранные предприниматели, дипломаты, купцы, ученые. Их записки и иные свидетельства становятся очень популярными в разных слоях западноевропейского общества, а тема России с того времени широко распространяется в европейской литературе.

Сообщения иностранцев об Иване Грозном вызывали не только интерес в различных кругах западных государств, но и оказывали порой прямое воздействие на политику правителей.

Рассмотрим четыре сочинения представителей разных европейских государств, поведавших свои наблюдения, относящиеся к Ивану Грозному - очевидцев и участников описываемых событий. Среди них – Джером Горсей, Альберт Шлихтинг, Исаак Масса, Пётр Петрей. Необходимо учитывать, с какой целью приезжали эти представители западных государств, с воспоминаниями которых мы имеем возможность ознакомиться, какие круги общественности они представляли. Затем – проанализировать, в какой мере они имели возможность познакомиться, а тем более осознать суть происходящего в нашей стране. Не маловажно дать оценку достоверности излагаемых ими фактов и правильность оценок с учётом целого ряда факторов.



§ 2 Джером Горсей

Джером Горсей - торговец родом из Англии. Он прожил в России с 1573 по 1591 по делам коммерческой и дипломатической службы и являлся непосредственным очевидцем событий, происходивших в России во время правления Ивана Грозного. В официальных русских посольских документах ему было дано имя Еремей Ульянов, созвучное с именем его отца Уильяма Горсея. Джером происходил из старинного Дорсетширского рода. Его отец имел влиятельных родственников при дворе королевы Елизаветы. Благодаря своему родству Джером находился под покровительством Фрэнсиса Уолсингема, могущественного государственного секретаря периода расцвета правления Елизаветы.

Джером Горсей знал русский, и это помогло ему получить заинтересованность со стороны московского правительства, он занял должность в «Московской компании» английских купцов, которая была создана в и монополизировала московский рынок. Почти весь комплекс записок англичан о Московии — это труды деятелей, так или иначе связанных с Московской компанией.

О первых семи годах Горсея в России нет никаких документальных свидетельств. В 1581 году после Ливонской войны, он доставляет из Англии нужные России товары, тем самым завоевывая авторитет у видных русских деятелей, даже сам царь покровительствует ему. Горсей несколько раз уезжал в Англию по поручениям царя и Бориса Годунова, но во второй раз, вернувшись в Россию, встречает обвинения в использовании служебного положение, доверие к нему все больше снижается. Дело было доведено до Верховного суда, Горсея отправляют обратно в Англию. Но после этого непостижимым образов он возвращается в Россию, где снова встречает обвинения, правительство недовольно злоупотреблением английских торговцев. По пути домой, он знакомится с Джильсом Флетчером, под присмотром которого добирается на родину. Горсей сумел убедить того в своей невиновности и Флетчер защищает Джерома перед королевой. Позже Елизавета дает свое согласие на, как оказалось, последнюю миссию Горсея в Россию оправдывая свои действия так: "...Мы решились употребить службу (Горсея)... и по причине знания им нравов и обычаев вашей страны, с которой он хорошо знаком".

Горсея, как и прежде, принимают недружелюбно, ссылают в Ярославль, не доверяя даже королевским грамотам. В 1891 году он покидают Россию и никогда не возвращается.

Горсей оставляет три сочинения о России: "Путешествия сэра Джерома Горсея", "Торжественная коронация Федора Ивановича", "Трактат о втором и третьем посольствах сэра Джерома Горсея", а также несколько писем, посвященных русским делам. " Путешествия сэра Джерома Горсея ", самое значительное из этих произведений, он писал его на протяжении почти двух десятилетий, неоднократно редактируя. Горсей добавляет в свое сочинение рассказ о Смуте начала XVII в. - событиях, известных ему уже не как непосредственному очевидцу, а лишь с чужих слов.

Главной целью «Путешествия сэра Джерома Горсея» являлось сообщить сведения о России государственному секретарю Уолсингему, своему благодетелю и покровителю. Записки Горсея привлекают к себе как свидетельства очевидца и осведомленного наблюдателя, человека, оказавшегося в самой гуще событий в России 70-80-х годов XVI в., о которых русские источники умалчивают.

Также есть мнение, что в своих сочинениях Горсей рассказывает о своей деятельности так, чтобы опровергнуть обвинения, нередко прибегая и к фальсификации.

Записки Горсея влились общий поток известий англичан о России, ведь среди иностранцев, приезжавших в страну во второй половине XVI в., англичан было больше всего. В пору оживленных русско-английских связей они вели переговоры, торговали, а возвратившись на родину, пересказывали свои впечатления, описывали путешествия в далекую Московию.1

§ 3 Альберт Шлихтинг

Альберт Шлихтинг – немецкий дворянин из Померании. О нем мы знаем только по его собственному повествованию. В 1564 попал в русский плен. Как уроженец Померании, Шлихтинг знал, кроме немецкого, и "русский" (славянский) язык, а потому в Москве в 1568‒70 он служил переводчиком и слугой у придворного врача Ивана Грозного А. Лензея. Осенью 1570 бежал в Литву, где в 1571 составил краткую записку: «Новости из Московии, сообщенные дворянином А. Шлихтингом о жизни и тирании государя Ивана». Затем им было опубликовано «Краткое сказание о характере и жестоком правлении Московского тирана Васильевича», где автор подробно описал опричный террор Ивана Грозного. Во введении к книге Альберта Шлихтинга «Краткое сказание о характере и жестоком правлении Московского тирана Васильевича» рассказывается интересная история. «В 1570 г. папа Пий V и Венецианская республика вознамерились привлечь московского царя к антитурецкой лиге. Посредником между папой и республикой, с одной стороны, и Иваном IV, с другой, был избран польский нунций Портико. И вот, когда он собирался уже ехать в Московию для переговоров с царем и для обращения его в католичество, в Польшу явился бежавший из московского плена некий Альберт Шлихтинг и расказал сначала устно, а потом и письменно таких ужасов про жестокость Ивана, что у нунция пропала всякая охота к поездке. Он немедленно послал доклад Шлихтинга, написанный им для Сигизмунда Августа, в Рим, и там это сообщение произвело также сильное впечатление. Пий V написал Портико следующее: "Мы ознакомились с тем, что вы сообщали нам о московском государе; не хлопочите более и прекратите сборы. Если бы сам король польский стал теперь одобрять вашу поездку в Москву и содействовать ей, даже и в этом случае мы не хотим вступать в общение с такими варварами и дикарями". Таким образом, всякая мысль о переговорах с Московией была оставлена».

Шлихтинг принадлежал к дворянам, что способствовало его симпатии к боярскому классу, преследуемому Грозным. Бояре не любили Ивана Грозного, и Шлихтинг поддается их влиянию, что ощущается в его повествованиях. Тем не менее, сочинения Шлихтинга имеют важную историческую ценность. Они, в частности, занимают одно из центральных мест по разъяснению заговора против Ивана IV, возникшего в 1567 г. Подлинник этого дела бояре постарались уничтожить, поэтому сведения о заговоре сохранились только у иностранных писателей.2

§ 4 Исаак Масса

Исаак Масса родился в Гаарлеме (Голландия). Сам Масса утверждает, что его предки “проливали кровь за отечество во Франции и в брабантских войнах”, а отец его, “скромный и благочестивый человек, богобоязненно скончался в Гаарлеме, где он торговал сукнами”.

Еще в детстве его готовили к торговле шелком. Для изучения торгового дела родители и отправили его в Московию, куда он прибыл в 1601 г. и где пробыл целых восемь лет, где «посещал двор и нёс там службу». Он становится свидетелем и очевидцем многих примечательных событий. Живя в Москве, Масса выучился русскому языку. В 1609 г., морем через Архангельск, Масса вернулся на родину.

Возвратившись на родину, он приступил к составлению своих сочинений о России. Масса повествует о внутреннем и международном положении нашего государства, описывает царствование Бориса Годунова, воцарение и гибель Лжедмитрия I, восстания Хлопка и Болотникова, военные действия на территории страня. Исаак Масса опубликовал две статьи о Сибири. Эти статьи неоднократно издавались и переводились на другие языки, в том числе и на русский. К статьям о Сибири Массой была приложена карта северного берега России и Сибири. Об Иване Васильевиче Исаак Масса рассказывает в “Кратком известии о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления нескольких государей”. Свой труд он преподнес принцу Морицу Оранскому, в надежде, что его усердие не будет оставлено без внимания. Подчеркивая свою преданность и рвение “оказать службу отечеству”, В своем письме Масса с наивным простодушием намекает принцу, что “подобает вспомоществовать таким усердным людям, — не тем, что имеют достаток, богаты и изнежены, а тем, которые еще молоды, ничего не имеют и стремятся приобрести вечную славу своему отечеству”. Но никаких известий о том, как принц Мориц принял эту книгу, не сохранилось.

П. Пирлинг называет Массу «ученый иезуит» и «известный историк “смутного времени”», «яростный кальвинист» и «враг католичества». Он упрекает его в ложных фактах. Но все упреки в недостоверности, в неточности, поверхностности суждений и ошибочности показаний Массы сводятся у него лишь к недостаточному знакомству Массы с дипломатическими делами и к некоторому легковерию, с каким Масса рассказывал о чудесных знамениях.

Возможно, Масса и приукрашивал, дабы заслужить расположение принца, но, по-видимому, у него был обширный круг лиц, поставлявших ему всяческую информацию о московских делах. Масса приводит иногда несколько версий об одном и том же событии (например, о Болотникове) и сообщает довольно точные сведения о событиях, на которых присутствовал заведомо узкий круг лиц (например, приемы герцога Иоанна, послов Ганзы). Масса повествует множество достоверных фактов об увиденных им событиях.

Примечательно, что даже не совсем достоверные события находят параллель в русских источниках, летописях и хронографах, Таким образом, неверные и ошибочные суждения Массы находят себе объяснения не в его недобросовестности, а в стоустой московской народной молве, в дошедших до него тревожных слухах и взволнованных рассказах.

Сочинение Массы является одним из самых важных иностранных источников о Смутном времени. Основным достоинством сочинения Масса является его хорошая осведомлённость. Сам автор пишет, что много слышал при дворах благородных людей и дьяков. Он общался с жителями Немецкой слободы и с кругом мелких крепостных людей.3



§ 5 Петр Петрей

Петр Петрей - шведский дворянин, дипломат, военный комиссар при экспедиционном корпусе короля Карла IX. Петр Петрей де Ерлезунда родился в 1570 г. в Упсале в семье ректора соборной школы Петра Бенедикта Петрея, происходившего из шведского дворянского рода. Петр Петрей окончил Высшую школу короля Юхана III и поступил в Магдебургский университет. Сначала его заинтересовала наука, он публиковал работы по математике и теологии. Однако затем вел разгульную жизнь, дрался на дуэлях, не стеснял себя в средствах... В результате оказался в долговой тюрьме и в 1593 г. был исключен из университета.

В 1601 г. Пертрей был прислан в Москву шведским королем Карлом IX,. Главной его целью было собрать разнообразную информацию о стране и об отношении русского правительства к соседней Швеции с целью склонить царя Василия Иоанновича к союзу со Швецией. В нашей стране он провел 4 года в царствование Бориса Федоровича и при первом Лжедимитрии. Свою деятельность в России Петрей прикрывал врачебной практикой. Он регулярно посылал Карлу IX. донесения, которые позже были использованы им в своих сочинениях.

По возвращении из России он поступил в канцелярию герцога Карла Финляндского, ставшего в 1604 г. королем. На основе посылаемых ранее донесений Карлу IX Петрей в 1608 году опубликовал сочинение «Достоверная и правдивая реляция», в котором Описал события В России со времён Ивана Грозного до воцарения Василия Шуйского.

Поскольку Петрей находился в России после смерти Ивана Грозного, то рассуждает он о русском царе, вероятно, и по рассказам некоторых иностранцев. Таковыми могли быть врач Каспар Фидлер, пастор Мартин Бэр и ландскнехт Конрад Буссов – автор «Московской хроники. 1584-1613». Последний был причастен к измене шведскому королю и переходу в Россию арвских немцев. Впоследствии Петрею удалось захватить рукопись Буссова и активно её использовать. Информатором Петрея мог быть Исаак Масса, который сам упоминает, что сообщал сведения шведам. Не случайно оба писателя писали об одних и тех же событиях, совпадали в трактовке ключевых моментов истории Российского государства.

Петрей был ярым сторонником шведской интервенции, что повлияло на манеру его повествования. Он называет варягов, пришедших на Русь, шведами, тем самым стремясь обосновать права Карла-Филиппа на русский трон. В описании Ливонской войны, событий смутного времени он не отходит от своих принципов, его цель – выгодно показать Швецию. Петрей делает акцент на жестокости в России, превосходящей все варварские народы, и показывает знаменитых тиранов древности. В последнем разделе книги антипатия автора усугубляется еще и фактическими ошибками. Он также часто поддается стереотипам и создает путаницу. Такие ошибки типичны для иностранцев, пишущих о России, но некоторые факты Петрей умалчивает или искажает специально.

Но ни ошибки, ни тенденциозность Петрея никак не уменьшают важности его произведения как памятника историографии, публицистики и литературы.

В сочинениях поименованных авторов довольно часто встречаются ошибки, неточности, путаница в хронологии событий. Петр Петрей, например, пишет, что Иван Грозный умер в 1492 году в возрасте 66 лет, прокняжив 42 года. На самом же деле Иван Васильевич умер в 1584 году, в возрасте 54 лет, прокняжив 51 год. 4



§6 Выводы к I главе

В сказаниях иностранцев чувствуется пристрастность их мнений. Каждый из них ехал в иноземную страну с определенными взглядами, и очень многое зависело от того, каких целей он добивался. Часто мнения иностранцев о том или ином народе зависело от приема, который они встретили в стране. Московские порядки иноземцам обычно не нравились. Российское государство по своим нравам и обычаям резко отличалось от Западной Европы; иностранцы рассматривали новые для них порядки со своей точки зрения, поэтому им бросалось в глаза главным образом все отрицательное.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что произведения названных авторов являются правомерным дополнительным материалом для исследования периода правления Ивана Васильевича и более полной, правильной оценки личности правителя России. Авторы достаточно компетентны и располагали сведениями от непосредственных участников событий. А некоторые сами являвшимися таковыми. Это обстоятельство позволяет относиться к изложению ими фактов доверительно и не сбрасывать со счетов их суждения и мнения.

Несмотря на неизбежные погрешности в освещении исторических событий, мемуарные произведения иностранцев тем ценны, что дают возможность увидеть многоцветие жизни, приучая читателя сопоставлять точки зрения и впечатления различных авторов и в конечном счёте способствуют постижению многообразия и полноты исторических явлений, Они нередко дополняют и уточняют информацию русских источников, а иногда содержат и неведомые нам сведения, ибо на протяжении семи десятилетий исторические события в России освещались с классовых позиций. Исследование политической истории России, в которых отводилось бы значительное место носителям верховной власти – царям, императорам, царской фамилии вообще, - практически отсутствовали. Многое оставалось сокрытым не только для массового читателя, но и для историков. В силу этого, ознакомление с их наблюдениями и выводами представляет бесспорный интерес и может оказаться полезным. К тому же, как видим, исследования зарубежных авторов использовались правителями стран, которые они представляли и даже непосредственно влияли на политическую жизнь этих стран, их отношения с Россией.

Что же объединяет названных нами авторов в мотивах источников информации и во времени написания своих исторических трактатов?

Произведения авторов четырёх европейских государств, в плане нас интересующем, охватывают период царствования Ивана Грозного. Каждый из них, так или иначе, выполнял политический заказ своего государства в интересах определения путей развития отношений с недостаточно знакомой грозной Российской державой, которая и в последующие годы для иностранцев являлась мало постижимой.

Объединяет иностранных исследований тенденциозный, предвзятый подход ко всему, происходящему в Российском государстве, малопонятном и вызывающем настороженность.

Имеются, естественно, и различия у авторов сообщений о России. Это, прежде всего, о времени получения информации, которой они располагали. Одни являлись современниками происходящих событий, и в какой-то мере их соучастниками. Это немецкий дворянин Шлихтинг и английский торговец Джером Горсей. Другие авторы: шведский дворянин Пётр Петрей и сын голландского торговца Исаак Масса черпали информацию в последующие годы, как говорится, из других уст, пусть даже достаточно осведомлённых. В силу этого, одни высказывали непосредственно свои наблюдения и своё мнение, другие делились впечатлениями, сложившимися от повествований других.

Различными, хотя и не существенными, были и мотивы, которыми руководствовались авторы при сборе информации и её публикации. Исаак. Масса рассчитывал добиться большего расположения от власти. Пётр Петрей выполнял специальное задание по сбору информации о стране и об отношении русского правительства к соседней Швеции. Шлихтинг воспользовался сложившейся ситуацией, оказавшись пленённым. Горсей получал интересующие его и государство сведения, используя возможность коммерческой и дипломатической деятельности.

Авторы названных мемуаров достаточно компетентны. Они располагали сведениями от непосредственных участников событий, а некоторые сами являлись таковыми. Данное обстоятельство позволяет рассматривать их произведения правомерным дополнительным материалом для исследования периода правления Ивана Васильевича, более полной, правильной оценки личности правителя России.



Глава II. Образ московского царя Ивана Васильевича

в сочинениях европейцев конца XVI и начала XVII века.

Повествования о первом русском царе велось иностранцами. Их мнение является, как бы, оценкой со стороны, людьми иной культуры, иных традиций. Но это и представляет немалый интерес для дополнительной характеристики нашего правителя.



§ 1 «Краткое сказание о характере и жестоком правлении»

Альберта Шлихтинга

Шлихтинг пытается выставить русского царя в наиболее невыгодном свете. Имея очень смутное представление о цели учреждения опричнины, он понимает ее, как уничтожение царем "своих приближенных, а особенно тех из них, кто отличался знатностью и древностью рода". Причины для такого уничтожения заключались, по его мнению, в ненависти к этим лицам за их советы "править, как подобает справедливому государю, не жаждать в такой степени христианской крови"

Автор уделяет особое внимание казням, убийствам и издевательствам со стороны Ивана Грозного, его потрясающую жестокость по отношению к своим подданным. При описании каждой казни изменников, Шлихтинг старательно подчеркивает невиновность бояр. Им подробно рассказывается о мучение в 1566 г. трехсот бояр, просивших тирана прекратить казни, о травле людей медведями, сожжении людей живыми за то, что ели телятину, об утопление одного дьяка по наговорам монаха. Рассказывается о казни начальника над воинскими орудиями, наказании одного дьяка и его гостей за неуместное любопытство. Перечисляются также казнь князя Горенского и его слуг, опричника Петра Зайцева.

Рассказав о гибели князя Овчины, Шлихтинг сообщает, что царь под влиянием новых увещаний бояр и митрополита почувствовал якобы угрызения совести и почти шесть месяцев воздерживался от казней, а сам обдумывал за это время проект устройства опричнины.

Показательно в оправдание бояр и показа жестокости, беспощадности Ивана Грозного к своим приближенным, если они подозревались в измене, описание заговора против Ивана Грозного.

Осенью 1567 г. царь задумал большой поход вглубь Ливонии, 21 сентября он выехал на литовскую границу, а 12 ноября, после совещания со своим двоюродным братом князем Владимиром Андреевичем и боярами, решил немедленно вернуться обратно. Причина этого крылась в том, что польский король Сигизмунд-Август через некоего Козлова столкнулся с московскими боярами, и те обещали выдать ему царя. Когда это намерение было раскрыто и царь уехал домой, то и Сигизмунду не оставалось ничего иного, как распустить войско и вернуться в Гродно. Шлихтинг с некоторой неточностью представляет дело: "И если бы польский король не вернулся из Радошковиц и не прекратил войны, то с жизнью и властью тирана все было бы покончено, потому что все его подданные были в сильной степени преданы польскому королю." Это показание его особенно красочно потому, что наряду с этим прямым признанием вины бояр (их, конечно, прежде всего, следует разуметь под "всеми его подданными"), Шлихтинг, как родственный им по происхождению, при описании каждой казни изменников, старательно подчеркивает их невиновность.

Роль князя Владимира Андреевича в этой истории Шлихтингу представляется так. «По-видимому, он сам принимал участие в заговоре, но увидел, что успеха на его осуществление мало. Тогда он, вместе с князьями Бельским и Мстиславским, отправился к Ивану Петровичу Федорову-Челяднину, стоявшему во главе всего предприятия, взял у него список участников, якобы под тем предлогом, что к заговору хотят примкнуть новые лица, и, заметая таким образом свои следы, открыл все дело царю. Но впоследствии, когда его участие выяснилось, он был умерщвлен по приказу царя. Началось следствие, которое, конечно, производилось с утонченной жестокостью того времени и прежде всего с применением арсенала всевозможных пыток. Особенно жестоко пострадал глава заговора Челяднин-Федоров. Он погиб не только сам с семейством, но и все его поместья с их обитателями и хранившимся там имуществом подверглись полному уничтожению». Описание этих подробностей у Шлихтинга имеет особое значение, как вероятное показание очевидца. В результате расследования измены оказалось, что она пустила свои корни очень глубоко и захватила высшие власти Новгорода, как светские, так и духовные, в союзе с наиболее близкими к царю лицами, как например князем Вяземским, которому царь особенно доверял. Это и вызвало знаменитый разгром Новгорода,

В описании Новгородского погрома обращает на себя внимание рассказ о массовом уничтожении товаров, накоплявшихся в течение 20 лет. В этой нельзя не видеть стремления уронить торговое значение этого города, соперничавшего с Москвой.В итоге открытия этой новой измены и были страшные казни, произведенные 25 июля 1570 г. и описанные, судя по всему, Шлихтингом, как очевидцем. Автора ужасает тиранство царя над женщинами и надругательство над знатными женщинами.5



§ 2 «Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления» Исаака Массы

Исаак Масса вторит удивлениям Шлихтинга: «Говорят о нём (об Иване Грозном) столь различно, что писать о сем совершенно правдиво невозможно». Невозможно, но сам говорит-таки, нагоняя страх на читателя.

Масса начинает своё «Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут…» словами: «Иван Васильевич, великий князь Московии, прозванный за свою великую жестокость тираном, родился в столице этой страны в 1530 году…». Дальше сообщает, что в три года от роду Иван Васильевич уже обрёл великокняжеский венец. В 18 лет, «завоевав царство Казанское, уничтожив все его привилегии и заселив его множеством московитов, Иван Васильевич увеличил свой титул, присвоив себе звание царя и великого князя.

Вот как виделись автору методы правления Ивана Васильевича: «По воцарению Иван Васильевич несколько лет правил весьма хорошо, но затем, узнав, каковы московиты, начал их жестоко обуздывать и тиранить». По мнению Исаака Масса виноваты «московиты».

Отмечается величие и могущество Ивана Грозного как царя. Исаак Масса, подробно описывая завоевание царства Казанского, а затем и Астраханского царства, а их, отмечает автор, «всегда считали великими царствами», «московиту шло счастье со всех сторон, так что он стал могущественным».

Автора потрясает жестокость русского царя: «Не доверяя никому из своих вельмож или дворян, Иван Васильевич жестоко обращался с ними, тех, о ком доходил до него какой-нибудь слух, хотя бы самый невероятный, он предавал позорной смерти, одних сажая на кол, изводя различными нечеловеческими мучениями. Он даже приказывал поджигать свои собственные города и топить своих подданных тысячами и, слыша их жалобные стоны и крики, громко смеялся, восклицая: «Вот как вы славно запели».

Приводя немало примеров жестокости, чтобы показать, каким был московский царь, И. Масса заключает: «Если бы кто должен был описать всё, что он (Иван Грозный) сделал, то на это недостало бы времени, и было бы это делом неприличным, ибо то было непотребством и тиранией, бесчеловечной жестокостью и позором».

Масса отмечает, что Иван Грозный внушал сильный страх по причине великой своей жестокости не только соотечественникам. Тем, кто сомневался в могуществе московского царя и пытался диктовать ему свою волю, приходилось испытать и силу, и жестокость Ивана Васильевича на своём опыте.

В качестве примера Исаак Масса рассказывает о письме турецкого султана Селима Грозному с требованием уплаты туркам дани за многие прошедшие годы. Султан строго повелевал прислать её без всякого промедления. По распоряжению Ивана Грозного султану без промедления отправили крысью шкуру и мех черно-бурой лисицы, обритый догола.

Это насмешливое послание привело султана в чрезвычайную ярость. Селим решил уничтожить Московита. Он послал гонцов к татарским князьям и царям с приказанием готовиться к походу, а также к народам, живущим по берегам Чёрного моря, также в Крыму и вдоль берегов Каспийского моря, повелевая собраться у Азова. В свою очередь Селим переправил в Азов 20 000 турок.

Получив известие о готовящемся походе, Москва приготовилась к их встрече в Астрахани, отослав часть войска короткими путями к Азову. Подробно описав мудрую тактику поведения войска Ивана Васильевича и ход боевых действий, Исаак Масса рассказывает, чем закончился поход султана. Отряд московитов, подошедший к Азову (менее половины московского войска), внезапно осадил его, сжег большую часть турецких галер. Подожженный город, где находился большой запас пороха, взлетел на воздух, оставшиеся в живых были перебиты. Основные силы султана, двигавшиеся на Астрахань, были истреблены по пути к городу. Из 300 000 татар, по большей части конных, не осталось ни одного человека. Остававшиеся в живых около 5 000 турок бросились обратно к Азову, но и они были перебиты. В Константинополь не вернулось и и двух тысяч турок.

И с тех пор, сообщает автор повествования, турки никогда не решались выступить в поход против Астрахани и только изредка подстрекали крымских татар нападать на Россию.

Не обходит молчанием Исаак Масса и вздорные причуды Ивана Грозного. «Однажды летом сидел он наверху в своём дворце, смотря на потешный двор, находившийся на той стороне реки Москвы, прямо против царского дома, и подозвал слугу и велел ему тотчас призвать к нему всех дьяков и подьячих, которых в Москве много, что тотчас было исполнено, и когда все явились к нему, он приказал раздеть их донага и, призвав 10 или 12 конюхов с кнутами, попотчевать их этим позорным угощением и отпустил их восвояси, а сверх того они должны были бить ему челом и благодарить за великую милость; они ещё не успели уйти, как явился ещё один, который опоздал, и получил от царя яблоко, и ему было велено уходить, и он, видя царскую милость, весьма благодарил царя и благополучно возвратился бы домой, но не сумел удержать язык и сказал: «О государь, я и не заслужил того, что получили другие. Ибо все предки мои честно служили царскому двору и никого из них никогда не секли, то бишь не били кнутом, и мне было бы чересчур горестно безвинно тому подвергнуться».

- «Ого,- сказал тиран, - ты никогда ещё не отведывал ударов кнута, так ты ещё не сделался благородным, да и никто не может назваться придворным, ежели его не били кнутом», и повелел отпустить ему втрое больше ударов, чем тем, чьто были до него; Вот что натворил его язык, не довольствовавшийся яблоком»

Исаак Масса отмечает, что Иван Васильевич несколько раз вступал в брак. При этом он рассказывает об удивительном обычае: жена московского князя, которая в продолжение трёх лет была бесплодна, обыкновенно заточалась в монастырь, и князь имел право взять в жены другую. Первая жена, великая княгиня Анастасия, дочь одного князя знатного происхождения родила трёх сыновей и трёх дочерей. Все дочери скончались в девичестве. Первый брак с Анастасией Захарьиной-Юрьевой являлся для Ивана IV счастливым, и первая жена была у него самой любимой. Но Исаак Масса, видимо этого не знал, поэтому таких тонкостей не касался.

Автор, сочувственно и подробно описывая гибель первого сына Ивана Грозного, Дмитрия, показывает добрые отцовские чувства царя к первому сыну. «Однажды великий князь отправился осматривать лагерь московитов, разбитый вокруг Белозера, за ним в другой лодке следовала княгиня с ребёнком, и, когда лодки поравнялись, он попросил у неё Димитрия, чтобы поиграть с ним, и когда передавали ребёнка, то он внезапно выскользнул из её рук, упал в воду между обеими лодками и тотчас пошел ко дну, как камень, и его не могли даже найти. Так скончался первый их сын, о котором была великая печаль во всём государстве». Наши историки располагают иной версией.Тотчас после взятия Казани в 1552 году. Иван Грозный дал клятву в случае своей победы совершить паломничество в Кириллов монастырь на Белоозере и взял в путешествие новорожденного младенца. Родня царевича Дмитрия со стороны матери – бояре Романовы – сопровождали Ивана Грозного в этом путешествии. И где бы ни появлялась нянька с царевичем на руках, ее всегда поддерживали под руки двое бояр Романовых. Царская семья путешествовала на богомолье в стругах – деревянных плоскодонных суднах, на которых были и паруса, и весла. Однажды бояре вместе с кормилицей и младенцем вступили на шаткие сходни струга и все тут же упали в воду. Младенец Дмитрий в воде захлебнулся, откачать его так и не удалось

Отношение Исаака Масса ко второму сыну Ивана Грозного, названному в честь отца Иваном, не скрывается как крайне отрицательное. Автор пишет: «По своей натуре и повадкам Иван чрезвычайно походил на своего отца, и можно было предположить, что он превзойдёт своего отца в жестокости, ибо всегда радовался, когда видел, что проливается кровь». Масса подробно рассказывает о трагической кончине второго сына, который был убит отцом в возрасте 23 лет. Когда царедворцы явились к царю отправить вместе с ними Ивана Ивановича в поход против крымских татар для устрашения противника, «к чему у него (сына Ивана) была великая охота», «великий князь весьма разгневался и посохом, что был у него в руках, так сильно ударил сына по голове, что те через три дня скончался. Автор предполагает: «отец подозревал, что его сын, благородный молодой человек, весьма благоволит к иноземцам, в особенности немецкого происхождения. Часто доводилось слышать, что по вступлении на престол он намеревался приказать всем женам благородных носить платье на немецкий лад. Эти и подобные им слухи передавали отцу, так что он стал опасаться сына».

После того, как Иван Грозный потерял своего сына,- пишет Исаак Масса,- «он стал придаваться жестокостям ещё больше, чем прежде, и его тирания была столь ужасна, что никому из людей ещё не доводилось слышать; говорят он впал в отчаяние после смерти сына своего Ивана, так что, казалось , ими руководили сами фурии. Когда он надевал красное – он проливал кровь, чёрное – тогда бедствие; а когда он был в белом – повсюду веселились, но не так, как подобает честным христианам.

О третьем сыне, Фёдоре, который унаследовал отцу, по оценку Масса был очень добр, набожен и весьма кроток. Но об отцовских чувствах Ивана Грозного к сыну Фёдору автор не распространяется.

Больше всего Масса повествует о четвёртом сыне Ивана Грозного, о Димитрие, который родился от седьмой жены Ивана Грозного «из рода Нагих, по имени Марфа, или по нашему Марта. И это была его последняя жена и ребёнок, и детей он больше не имел, хотя было у него много напложниц».

Исаак Масса повествует об особо добрых чувствах к одному из своих приближонных, Симеону. Покорив Казань, Иван грозный взял в плен царя Сафа-Гирея, который, стоя на ногах, от горя умер. В плен были взяты два принца, сыновья Сафа-Гирея и «ещё один юноша царского рода. Этого юношу, крестив, назвали Симеоном и женили на дочери князя Мстиславского, знатного боярина.

К этому Симеону великий князь возымел такое доверие, что посадил его на московский престол и, возложив на него корону, поручил ему управлять государством на два года, в течение коих он добросовестно управлял московитами, и великий князь жил всё это время, пока не истекли назначенные два года позади дворца в в предместье, словно один из князей или бояр, и после того Симеон был в великом почете и его наградили большими имениями». 6



§ 3 «История о Великом княжестве Московском» Петра Петрея

Пётр Петрей сходится во мнении с Исааком Масса о величии русского царя. Он пишет, что Иван Грозный, покорив Тверь, Великий Новгород и много других княжеств, «привёл в покорность и подданство себе всех князей страны и именовал себя государем и повелителем всех русских и великим князем Владимирским, Московским и Новгородским».

Автор в своих воспоминаниях не вдаётся в описание личностных качеств царя, в подробности семейной жизни Ивана Грозного. Известно, что после смерти первой жены у Ивана Васильевича было ещё много жен и детей. Пётр Петрей говорит только о жене Марии, являющейся, будто бы, дочерью князя Михаила Тверского. Говорит он об этом для того, чтобы и в этом случае усилить впечатление о жестокости и коварстве московского царя. Автор повествует, что сразу же после свадьбы Иван Грозный выгнал тестя и присоединил его княжество.7

§ 4 «Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея» Джерома Горсея

Джером Горсей был одним из приближенных иностранцев, который лично общался с Иваном Васильевичем, о чём он сам повествует: «Каждый день царя выносили в его сокровищницу. Однажды царевич сделал мне знак следовать туда же. Я стоял среди других придворных и слышал, как он рассказывал о некоторых драгоценных камнях, описывая стоявшим вокруг него царевичу и боярам достоинства таких-то и таких-то камней». Поэтому, сообщения Горсея, очевидца событий, особенно ценны.

В одном из них, о смерти старшего сына Грозного, Ивана Горсей показывает его реакцию на случившееся несчастье: «Царь в исступлении рвал на себе волосы и бороду, стеная и скорбя о потере своего сына». При этом излагаются неизвестные подробности. По мнению автора «государство понесло еще большую потерю: надежду на благополучие мудрого, мягкого и достойного царевича, соединявшего воинскую доблесть с привлекательной внешностью, двадцати трех лет от роду , любимого и оплакиваемого всеми. Его похоронили в церкви св. Михаила Архангела, украсив его тело драгоценными камнями, жемчугом ценой в 50 тыс. фунтов. Двенадцать граждан назначались каждую ночь стеречь его тело и сокровища, предназначенные в дар святым Иоанну и Михаилу Архангелу».

Горсей сообщает интересные сведения, относящиеся к обстоятельствам смерти Ивана Грозного. В свое время, по его приказу, были собрании 60 кудесников и колдуний, которые должны были предсказывать государю его судьбу. Те огорчили царя: самые сильные созвездия и могущественные планеты небес против него. У Ивана Васильевича начали страшно распухать половые органы — признак того, что он грешил беспрерывно в течение пятидесяти лет; он сам хвастал тем, что растлил тысячу дев, и тем, что тысячи его детей были лишены им жизни». Кудесники, по сведениям Горсея, предрекли его кончину в определенный день. Узнав об этом, Иван Грозный впал в ярость.

Когда же этот день настал, Иван Васильевич чувствовал себя здоровым. Смерти он не опасался: его много раз околдовывали, но каждый раз чары спадали. Но всё же, в полдень пересмотрел свое завещание. Главному из своих аптекарей и врачей он приказал приготовить все необходимое для его развлечения и бани. И всё же, желая узнать о предзнаменовании созвездий, он вновь послал к колдуньям своего любимца, Бельского. Тот пришел к ним и сказал, что царь велит их зарыть или сжечь живьем за их ложные предсказания. Те ответили: «Господин, не гневайся. Ты знаешь, день окончится только когда сядет солнце».

Бельский поспешил к царю, который готовился к бане. Около третьего часа дня государь вошел в нее, развлекаясь любимыми песнями, как он привык это делать, вышел около семи, хорошо освеженный. Его перенесли в другую комнату, посадили на постель, он позвал Родиона Биркина, дворянина, своего любимца, и приказал принести шахматы. Иван Грозный разместил около себя своих слуг, своего главного любимца, Богдана Бельского и Бориса Федоровича Годунова, а также других. Царь был одет в распахнутый халат, полотняную рубаху и чулки; он вдруг ослабел и повалился навзничь. Произошло большое замешательство и крик, одни посылали за водкой, другие — в аптеку за ноготковой и розовой водой, а также за его духовником и лекарями. Тем временем он был удушен и окоченел.

Митрополиты, епископы и другая знать стекались в Кремль, отмечая как бы дату своего освобождения. Это были те, кто первыми на святом писании и на кресте хотели принять присягу и поклясться в верности новому царю, Федору Ивановичу. Удивительно много успели сделать за шесть или семь часов: казна была вся опечатана и новые чиновники прибавились к тем, кто уже служил этой семье. Двенадцать тысяч стрельцов и военачальников образовали отряд для охраны стен великого города Москвы; стража была дана и мне для охраны Английского подворья. Посол, сэр Джером Баус, дрожал, ежечасно ожидая смерти и конфискации имущества; его ворота, окна и слуги были заперты, он был лишен всего того изобилия, которое ему доставалось ранее. Борис Федорович — теперь лорд-правитель и три других главных боярина вместе с ним составили правительство, по воле старого царя: князь Иван Мстиславский, князь Иван Васильевич Шуйский и Микита Романович. Они начали управлять и распоряжаться всеми делами, потребовали отовсюду описи всех богатств, золота, серебра, драгоценностей, произвели осмотр всех приказов и книг годового дохода; были сменены казначеи, советники и служители во всех судах, так же как и все воеводы, начальники и гарнизоны в местах особо опасных.

Как видим, у Ивана Грозного были и любимцы. Это и Богдан Бельский, и Борс Фёдорович Годунов, который по завещанию был первым из четырёх бояр, и дворянин Родион Биркин. Рассматривали ли они Царя своим другом, большой вопрос. Иван Грозный был не предсказуем, и дружба с н им напоминала бы дружбу с тигром. Да и Горсей рассказывает, что любимец царя, Богдан Бельский, «утомившись от дьявольских поступков тирана, от его злодейств и от злорадных замыслов этого Гелиогабалуса, негодовал на царя». 8



§ 5 Выводы ко II главе

Как видим, иностранным авторам удалось многогранно и обстоятельно рассмотреть содержание ряда сторон внутренней и внешней политики Ивана Грозного, дать характеристику личностным качествам первого русского царя. При этом, они осветили многие факты и события, ранее неизвестные в нашей историографии.

Каждый из названных нами авторов исследований, относящихся к рассматриваемому периоду исторического развития России и к личности первого русского царя, естественно, имеет свой взгляд на происходящие события, свою их оценку. Но, во многом их характеристики личности Ивана Грозного как сильного самодержца и методов его правления как жестоких, недопустимых сходятся. У каждого, в той или иной мере, просматривается солидарность и сочувствие к родственным им по положению боярам.

Масса и Петрей больше внимания уделяют царским достоинствам Ивана Грозного, как во внешней, так и во внутренней политике. Шлихтинг ничего положительного не замечает

Имеются и расхождения в представлении существа определённых событий, их значимости и влияния на развитие исторических событий: оценке опричнины. Одни видели в опричнине средство борьбы с непокорными вассалами. Другие полагали, что опричниной Иван Грозный пытался сокрушить главные оплоты удельного порядка — последнего удельного князя В. А. Старицкого, конкурента самодержца, церковь, претендовавшую на ведущую роль в государстве, и, наконец, города Новгород и Псков — оставшихся носителей сепаратизма.

Имеются расхождения в отношении Ивана Грозного к своим подданным. Шлихтинг обвиняет его в жажде крови, в травле людей медведями и сожжении целых поселений. Горсей узрел у грозного царя подлинные отцовские чувства и наличие среди подданных любимцев, и не одного.

Такой различный подход ожидаем и объясним личными различиями авторов.

В произведениях конкретных иностранных авторов содержатся сведения, расширяющие объём знаний, содержащихся в отечественной историографии, относящихся к периоду правления Ивана Грозного. Представляют интерес многоплановый поход к оценке, как личности первого русского царя, так и методов его правления. Показательна схожесть их оценок в главном, в признании неординарности, величия и могущества Ивана Васильевича, заботившегося о единстве и укреплении российского государства, их неприятие жестоких методов правления. Заслуживают внимания имеющиеся расхождения в оценках происходящего. Предвзятый подход, неточности, относящиеся к конкретным событиям объяснимы их положением, мотивами, побудившими к мемуарному творчеству, что не умаляет историко-познавательное значение рассматриваемых произведений



Заключение

Исследования иностранных авторов, относящиеся ко времени царствования Ивана Грозного, являются, бесспорно, ценным научным источником для расширения и углубления познаний одного из наиболее сложных периодов отечественной истории. Ценность их состоит в предоставлении дополнительных важных фактических сведений, не известных по ряду объективных и субъективных причин нашей отечественной историографии. К тому же, рассматриваемые нами конкретные мемуарные творения позволяют взглянуть на события давно минувших лет, нам понятные и знакомые, глазами людей, исповедовавших другие религии, во многом отличавшихся от нас традициями и обычаями. А сопоставление культурных ценностей полезно для обеих сторон. Оно позволяет критическому подходу к пониманию сущности и оценке значимости происходящего в мире, поиску путей к взаимопониманию и сближению нас, землян.

В рассматриваемых нами произведениях содержатся дополнительные свидетельства исключительно сложного пути становления нашего государства по пути к своему могуществу и величию.

Все авторы едины во мнении о неординарности личности Ивана Грозного. Все они признают силу его воздействия на внутреннюю и внешнюю политику государства российского, его большие успехи, как в обеспечении единства России, так и в расширении ее границ.

Иностранцы не понимают всей сложности ситуации, в которой Ивану Грозному приходилось бороться против собственных князей и бояр, заботившихся о максимальном личном обогащении и политической независимости. Ради централизации власти и обеспечения могущества своего государства Иван Грозный вынужден был принимать жесткие меры, чтобы прекратить боярскую эпопею раздоров. Иностранцы расценивали это как проявление ненависти царя к «своему народу» (имея в виду именно бояр). Отсюда предвзятые оценки в деятельности Ивана Грозного, сосредоточение внимания на жестокости его царского правления. Это приходится учитывать, изучая мемуарные произведения авторов из Англии, Голландии, Швеции и Германии

Имеющиеся в публикациях неточности и искажения не снижают ценности информации, содержащейся в трудах. Они дополняют картину происходящего, помогают правильнее и полнее восстановить события той поры и образ первого царя российского государства.

Изучение этих произведений полезно и их сегодняшним соотечественникам, и представителям других стран, желающих лучше познать исторический путь развития Российского государства, душу нашего народа.

Исследования иностранных авторов являются бесспорным дополнительным источником исторических сведений. При критическом подходе, они позволяют полнее представить и правильнее оценить как личность самого Ивана Грозного, так и его деятельность в качестве царя Российского государства.





Список литературы

  • Ключевский В. О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. – М.: Правда, 1990

  • Скрынников Р. Г. Иван Грозный. – М.: Издательство АСТ, 2002.

  • Горсей Д. Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея. http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Gorsej/frametext1.htm Ссылка действительна на 7.05.2014

  • Масса И. Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления. http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Massa/frametext1.htm Ссылка действительна на 7.05.2014

  • Петрей де Ерлезунда П. История о Великом княжестве Московском.. http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Petrej2/text11.phtml?id=1091 Ссылка действительна на 7.05.2014

  • Шлихтинг А. Краткое сказание о характере и жестоком правлении московского тирана Васильевича. http://www.vostlit.info/Texts/rus10/Schlichting/frametext.htm Ссылка действительна на 7.05.2014



1 Горсей Д. Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея. Предисловие. http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Gorsej/framepred.htm Ссылка действительна на 7.05.2014


2 Шлихтинг А. Краткое сказание о характере и жестоком правлении московского тирана Васильевича. Предисловие. http://www.vostlit.info/Texts/rus3/Schiltberger_2/pred2.phtml?id=3411Ссылк действительна на 7.05.2014


3 Масса И. Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления. Предисловие. http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Massa/pred.phtml?id=906 Ссылка действительна на 7.05.2014

4 Петрей де Ерлезунда П. История о Великом княжестве Московском.. http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Petrej2/pred.phtml?id=1089 Ссылка действительна на 7.05.2014


5 Шлихтинг А. Краткое сказание о характере и жестоком правлении московского тирана Васильевича. http://www.vostlit.info/Texts/rus10/Schlichting/frametext.htm Ссылка действительна на 7.05.2014


6 Масса И. Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года за короткое время правления. http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Massa/frametext1.htm Ссылка действительна на 7.05.2014


7 Петрей де Ерлезунда П. История о Великом княжестве Московском.. http://www.vostlit.info/Texts/rus9/Petrej2/text11.phtml?id=1091 Ссылка действительна на 7.05.2014


8 Горсей Д. Рассказ или воспоминания сэра Джерома Горсея. http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Gorsej/frametext1.htm Ссылка действительна на 7.05.2014