Черканова марина станиславовна влияние статинов на активность матриксных металлопротеаз, хитотриозидазы и концентрацию цистатина с в - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
К наиболее частым жалобам пациентов с хсн относятся все, кроме 5 1032.52kb.
Синтез оксида азота и активность α 2 и β2 -ar у пациентов с артериальной... 1 36.57kb.
Секреторная фосфолипаза а2 группы iiа в сыворотке крови больных после... 1 468.76kb.
Утверждена приказом Росздравнадзора от 30 октября 2012 г. №2257-Пр/12 1 60.32kb.
Влияние электромагнитного излучения gsm диапазона на двигательную... 1 42.6kb.
А. В. Саверский Права пациентов на бумаге и в жизни Благодарности... 15 5542.23kb.
Телефоны учреждений службы крови Московской области. Станции переливания... 2 294.41kb.
Программа санаторно-курортного лечения «Очистительно-диетический... 1 19.55kb.
Программа разработана Государственным Медицинским Производственным... 1 96.93kb.
Лабораторная работа Тема: Обнаружение витаминов. Каталитическая активность... 1 28kb.
Использование здоровьесберегающих технологий в доу, их классификация... 1 131.49kb.
Эффект присутствия 1 51.01kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

Черканова марина станиславовна влияние статинов на активность матриксных металлопротеаз - страница №1/1



На правах рукописи

Черканова

марина станиславовна

ВЛИЯНИЕ СТАТИНОВ НА АКТИВНОСТЬ МАТРИКСНЫХ МЕТАЛЛОПРОТЕАЗ, ХИТОТРИОЗИДАЗЫ И КОНЦЕНТРАЦИЮ ЦИСТАТИНА С В СЫВОРОТКЕ КРОВИ У ПАЦИЕНТОВ РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП РИСКА РАЗВИТИЯ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА И У БОЛЬНЫХ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ СЕРДЦА ПОСЛЕ КОРОНАРНОГО ШУНТИРОВАНИЯ
03.00.04 – биохимия


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук
Новосибирск-2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии медицинских наук Научно-исследовательском институте физиологии Сибирского отделения РАМН (г. Новосибирск)



Научный руководитель:

доктор медицинских наук,

профессор Короленко Татьяна Александровна

Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук,

профессор Душкин Михаил Иванович

доктор медицинских наук Ким Лена Борисовна



Ведущая организация: Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Новосибирский медицинский университет Федерального агенства по здравоохранению и социальному развитию
Защита состоится «____»____________2009 г. в____час. на заседании диссертационного совета Д 001.034.01 при Учреждении Российской академии медицинских наук Научно-исследовательском институте биохимии Сибирского отделения РАМН (630117, г. Новосибирск, ул. Академика Тимакова, 2)

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии медицинских наук Научно-исследовательского института биохимии Сибирского отделения РАМН (630117, г. Новосибирск, ул. Академика Тимакова, 2).


Автореферат разослан «____» ___________2009 г.
Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат биологических наук Русских Галина Сергеевна



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Сердечно-сосудистые заболевания, в первую очередь ишемическая болезнь сердца (ИБС), остаются главной причиной летальности в России и в других индустриально развитых странах (Гафаров В.В. и соавт., 2005; Харченко В.И. и соавт., 2005, Gonzalez V.A. et al, 2003). Патологической основой ИБС является атеросклероз, в патогенезе которого большое значение придается хроническому вялотекущему воспалению (Libbi P., 2002; Hansson G.K., 2005; Boyle J.J., 2005; Gordon S., 2007). Исследование маркеров, отражающих не только степень прогрессирования атеросклероза у больных ИБС, но и эффективность терапевтического и хирургического лечения представляется весьма актуальным. При этом если ассоциируемые с атеросклерозом маркеры липидной природы и белки острой фазы воспаления в достаточной степени изучены (Rao M. et al., 2006), то роль таких возможных маркеров как хитотриозидаза (ХТ), матриксные металлопротеазы (ММП) и цистатин С, отражающих степень вовлечения активированных макрофагов в патологический процесс, исследована в меньшей степени (Anderson L., 2005; Malaguarnera L. et al., 2006; Keppler D., 2006; Shave R. et al, 2007).

Известно, что при атеросклерозе у человека в сыворотке крови повышается активность ХТ (Sotqiu S. et al., 2005; Artieda M. et al., 2007). В некоторых клинических исследованиях с коронарографическим контролем показана прямая зависимость выраженности сосудистых изменений и изменений активности ХТ и концентрации С-реактивного белка (СРБ-hs) в сыворотке крови (Karadag B. et al., 2008). В литературе описаны изменения цистатина С при атеросклерозе у человека (Bengtsson E. et al., 2005) и на моделях атеросклероза у экспериментальных животных (Shi G. et al., 1999; Sukhova G.K. et al., 2005). Имеются основания полагать, что атеросклеротические бляшки характеризуются увеличением активности цистеиновых протеиназ и снижением концентрации цистатина С (Sukhova G.K. et al., 2005). Предполагается, что локальное нарушение баланса протеазы/ингибиторы протеиназ приводит в последующем к активации ММП-1, ММП-2, ММП-7 и ММП-9 (Loew M. et al., 2005; Turk V., 2008). Показано, что по мере развития атеросклероза у человека, в нестабильной атеросклеротической бляшке снижается активность тканевого ингибитора металлопротеаз первого типа и повышаются уровни ММП-7 и ММП-9, что отражает деструктивные изменения в фиброзной покрышке и самой бляшке (Рагино Ю.И. и соавт., 2008).

Известно, что при лечении статинами, обладающими кроме гиполипидемического еще и плейотропными эффектами (Aikawa M. et al., 2001; Davidson M.H., 2005; de Lorenzo F. et al., 2006), у пациентов с ИБС наблюдается снижение в сыворотке крови концентрации СРБ-hs, ТNF-α, IL-6 (Mir M. et al., 2005; Sola S. et al., 2006). Полагают, что применение статинов вызывает снижение активности ММП в атеросклеротических бляшках (Озова Е.М. и соавт., 2007), данные о взаимосвязях изменений ММП и липидных показателей сыворотки крови при лечении статинами противоречивы (Ardans J. et al., 2002; Edep M. E. et al., 2000; Wu T.C. et al., 2005). Сведения об изменениях активности ХТ при применении статинов крайне немногочисленны (Malaguarnera L., 2006). В доступной литературе не удалось обнаружить работы, в которых исследовались изменения активности ММП, ХТ и концентрации цистатина С в сыворотке крови у пациентов после коронарного шунтирования (КШ) на фоне применения статинов. Таким образом, хотя высокий уровень ЛПНП, низкий уровень ЛПВП и повышение активности МПП является общепринятыми факторами риска развития ИБС, не вполне ясным остается, как изменяются активность ХТ ММП и концентрации цистатина С на разных стадиях развития заболевания, а также при использовании хирургических и терапевтических методов лечения. Поэтому представляется актуальным изучение изменений активности ХТ, ММП и концентрации цистатина С во взаимосвязи с липидными показателями и изменениями СРБ-hs в сыворотке крови при применении статинов, в том числе после реваскуляризации миокарда методом КШ.

Цель работы. Изучить влияние статинов на активность матриксных металлопротеаз, хитотриозидазы и концентрацию цистатина С в сыворотке крови у пациентов группы высокого риска развития ИБС и у больных ИБС после коронарного шунтирования.

Задачи исследования:

1. Изучить влияние статинов на активность матриксных металлопротеаз, хитотриозидазы и концентрацию цистатина С в сыворотке крови у пациентов с высоким риском развития ИБС.

2. Оценить активность матриксных металлопротеаз, хитотриозидазы и концентрации цистатина С в сыворотке крови пациентов с ИБС после реваскуляризации миокарда методом коронарного шунтирования, в том числе в отдаленные сроки после оперативного вмешательства (через 1 год).

3. Изучить влияние статинов на активность матриксных металлопротеаз, хитотриозидазы и концентрацию цистатина С в сыворотке крови пациентов с ИБС после коронарного шунтирования с оценкой отдаленных результатов (через 1 год).

4. Оценить влияние статинов на активность матриксных металлопротеаз и хитотриозидазы в сыворотке крови при экспериментальной гиперлипопротеинемии у мышей.
Научная новизна исследования. Впервые показано, что общая активность ММП в сыворотке крови повышена у пациентов с ИБС и в группе высокого риска ИБС (мужской пол, возраст 50-65 лет, гиперлипидемия, гипертоническая болезнь, курение, раннее развитие сердечно-сосудистых заболеваний у близких родственников), причем наиболее выраженное повышение обнаружено в группе больных ИБС. Установлены прямые корреляционные взаимосвязи общей активности матриксных металлопротеаз и СРБ-hs у пациентов с ИБС и в группе высокого риска; прямые корреляционные взаимосвязи общей активности матриксных металлопротеаз и концентраций общего ХС, ХС ЛПНП и ТГ у пациентов с ИБС; прямая корреляционная взаимосвязь активности хитотриозидазы и концентрации СРБ-hs в группе высокого риска.

Показано, что к окончанию коронарного шунтирования в сыворотке крови снижается концентрация цистатина С; через 8 часов после коронарного шунтирования в сыворотке крови увеличивается общая активность матриксных металлопротеаз; через 3 суток после коронарного шунтирования возрастает активность хитотриозидазы. Выявлены прямые корреляционные взаимосвязи активности матриксных металлопротеаз и концентрации СРБ у пациентов через 8 часов, а также на 2 и 3 сутки после коронарного шунтирования. В отдаленные сроки после операции (через 1 год) выявлено повышение активности хитотриозидазы и снижение активности матриксных металлопротеаз в сыворотке крови по сравнению с уровнем до коронарного шунтирования. В этот период обнаружены прямые корреляционные взаимосвязи между активностью хитотриозидазы и концентрацией общего ХС, ХС ЛПНП и ТГ в сыворотке крови, а также активностью матриксных металлопротеаз и концентрацией СРБ-hs.

Показано, что лечение симвастатином приводило к снижению активности матриксных металлопротеаз и не влияло на концентрацию цистатина С в сыворотке крови у пациентов с ИБС и в группе высокого риска ИБС, а также сопровождалось повышением активности хитотриозидазы у пациентов группы высокого риска. При лечении симвастатином в группе высокого риска и у пациентов с ИБС через 1 год после коронарного шунтирования выявлена обратная корреляционная взаимосвязь между активностью хитотриозидазы и концентрацией СРБ-hs.

На модели экспериментальной гиперлипопротеинемии установлена взаимосвязь выраженности гиполипидемического эффекта статинов с изменениями активности матриксных металлопротеаз в сыворотке крови.



Практическая значимость работы. На основании полученных данных рекомендуется использование метода флуоресцентного определения общей активности матриксных металлопротеаз в сыворотке крови при оценке противовоспалительного эффекта статинов. В послеоперационном периоде после коронарного шунтирования общая активность матриксных металлопротеаз может использоваться в качестве одного из показателей активности воспаления.

Положения, выносимые на защиту:

1. Общая активность матриксных металлопротеаз, активность хитотриозидазы и концентрация цистатина С в сыворотке крови зависят от степени риска развития ИБС. В соответствии с нарастанием выраженности повышения активности матриксных металлопротеаз, хитотриозидазы и концентрации цистатина С группы обследуемых располагались в следующем порядке: группа низкого риска развития ИБС, группа высокого риска развития ИБС, группа больных ИБС (до коронарного шунтирования).

2. У пациентов с высоким риском развития ИБС лечение симвастатином приводило к снижению в сыворотке крови общей активности матриксных металлопротеаз, концентрации СРБ-hs и повышению активности хитотриозидазы. Обнаружена прямая корреляционная взаимосвязь активности матриксных металлопротеаз и концентрации СРБ-hs (r=0,692) и обратная корреляционная взаимосвязь активности хитотриозидазы и концентрации СРБ–hs (r=-0,683).

3. Эффект лечения симвастатином больных ИБС связан с длительностью терапии. Максимальное снижение активности матриксных металлопротеаз и концентрации СРБ-hs в сыворотке крови отмечено через 1 месяц лечения. В отдаленные сроки после коронарного шунтирования (через 1 год) отмечено увеличение активности матриксных металлопротеаз, концентрации СРБ-hs и показателей липидного обмена (концентрации общего ХС, ХС ЛПНП и ТГ в сыворотке крови). При этом скорость прироста активности матриксных металлопротеаз и концентрации СРБ-hs была менее значимой в группе больных, получавших симвастатин по сравнению с группой пациентов без лечения симвастатином.



4. Повышение активности хитотриозидазы в сыворотке крови мышей ICR при введении аторвастатина не зависит от степени выраженности экспериментальной гиперлипопротеинемии; изменения общей активности матриксных металлопротеаз при введении аторвастатина зависит от степени выраженности экспериментальной гиперлипопротеинемии.

Апробация материалов диссертации. Основные материалы диссертации доложены и обсуждены на Российской конференции «Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в первичном звене здравоохранения», Новосибирск, 2008; представлены на IV симпозиуме «Химия протеолитических ферментов», Москва, 2007; 16th ESGLD Workshop, September, Perugia, Italy, 2007.

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 10 научных работ, в том числе 4 статьи в рекомендуемых ВАК журналах.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 153 страницах машинописного текста, содержит 28 рисунков и 13 таблиц. Состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, результатов исследования, обсуждения результатов, выводов и списка цитированной литературы (60 отечественных и 177 зарубежных источников).
Материалы и методы исследования

Общая характеристика пациентов. Для выполнения настоящей работы было обследовано 107 пациентов мужского пола. Исследование выполнялось в соответствии с Хельсинской декларацией Всемирной ассоциации «Этические принципы проведения научных медицинских исследований с участием человека» с поправками 2000 г. и «Правилами клинической практики в РФ», утвержденными Приказом МЗ РФ №266 от 19.06.2003 г.; у всех пациентов получено письменное информированное согласие для проведения исследования.

Группа 1 (группа с низким риском развития ИБС) состояла из 25 практически здоровых постоянных доноров 20-45 лет (средний возраст 31,4±6,5 лет, здесь и далее М±m – средняя арифметическая величина и ошибка средней арифметической); без сопутствующей артериальной гипертензии, с нормолипемией (общий ХС в сыворотке крови 4,37±0,11 ммоль/л, ХС ЛПВП 1,40±0,05 ммоль/л, ХС ЛПНП 2,40±0,08 ммоль/л, ТГ 1,30±0,08 ммоль/л), курили 2 (8,0%) обследованных.

Группа 2 (группа высокого риска развития ИБС) состояла из 50 пациентов с гипертонической болезнью II стадии (по ВОЗ, 1993). При стратификации по степени риска учитывались, что все обследуемые были мужчинами 50-65 лет (средний возраст 56,8±2,9 лет) без клинических проявлений ИБС; 38 пациентов (76,0%) курили, 22 (45,5%) в семейном анамнезе отмечали раннее развитие сердечно-сосудистых заболеваний у близких родственников. Из этой группы 25 пациентов получали симвастатин в дозе 20-40 мг в сутки, оказывавшей гиполипидемический эффект (общий ХС в сыворотке крови 4,55±0,06 ммоль/л, ХС ЛПВП 1,48±0,03 ммоль/л, ХС ЛПНП 2,41±0,09 ммоль/л, ТГ 1,45±0,04 ммоль/л). У 25 пациентов, по различным причинам придерживавшихся только диетических рекомендаций, выявлена гиперлипидемия (общий ХС в сыворотке крови 6,06±0,12 ммоль/л, ХС ЛПВП 1,19±0,05 ммоль/л, ХС ЛПНП 4,00±0,09 ммоль/л, ТГ 1,92±0,09 ммоль/л). Гипотензивная терапия включала сочетание ингибитора АПФ и антагониста кальция. В исследование не включали лиц с сахарным диабетом, ожирением, почечной недостаточностью, обструктивными легочными заболеваниями, циррозом печени, с указаниями в анамнезе на ишемический или геморрагический инсульт, ИБС, злокачественные опухоли.

Группа 3 (группа с ИБС) включала в себя 32 пациента 50-65 лет (средний возраст 56,52±6,97 лет), со стабильной стенокардией, поступивших в клинику ГБУЗ НСО НОККД для выполнения КШ. До госпитализации пациенты принимали аспирин, нитроглицерин, 7 пациентов (21,87%) получали бета-блокаторы, 25 пациентов (78,13%) – сочетание антагонистов кальция, пролонгированных нитратов и бета-блокаторов. Диагноз ИБС был верифицирован с использованием полного клинического, электрокардиографического обследований; решение о проведении КШ принималось после коронарографии. Артериальная гипертензия отмечена у 27 пациентов (84,3%), курили 30 пациентов (93,7%), у всех выявлена гиперлипидемия (общий ХС в сыворотке крови 6,71±0,11 ммоль/л, ХС ЛПВП 1,06±0,03 ммоль/л, ХС ЛПНП 4,29±0,08 ммоль/л, ТГ 3,24±0,18 ммоль/л). В исследование не включались пациенты с сахарным диабетом, обструктивными заболеваниями легких, почечной недостаточностью, циррозом печени, имеющие в анамнезе инфаркт миокарда, реваскуляризацию, злокачественные опухоли, ишемический или геморрагический инсульт, транзиторные ишемические атаки.

КШ выполнялось в плановом порядке, в условиях искусственного кровообращения. Послеоперационный период протекал без особенностей, средний срок пребывания после операции в стационаре составлял 17,3±3,9 суток. Начиная с седьмых суток после КШ, 15 пациентов получали симвастатин в дозе 20-40 мг в сутки, регулярный прием препарата продолжался спустя 1 год после операции.

Пробы крови для исследования отбирали перед КШ, сразу после окончания шунтирования, через 8 часов после КШ, на вторые, третьи, четвертые и седьмые сутки после КШ, перед выпиской из стационара, через 1 месяц после выписки из стационара, через 1 год после КШ.

Экспериментальные модели. В работе использовано 110 самцов мышей линии ICR, массой 23-30 г (виварий Института цитологии и генетики СО РАМН, г. Новосибирск). Содержание, уход за животными и выведение их из эксперимента осуществляли в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приложение к приказу МЗ СССР №775 от 12.08.1977 г).

Для воспроизведения модели «умеренной» липемии группе мышей вводили однократно, внутрибрюшинно Тритон WR-1339 (Ringer Chemical Co., США) в дозе 500 мг/кг массы животных (Millar J.S. et al., 2005). Второй группе мышей через эндогастральный зонд вводили аторвастатин (Аторис, КRКА, Словения) в дозе 75 мг/кг в виде взвеси в 3% крахмальном геле двукратно за 24 ч и 3 ч до введения Тритона WR-1339 (Eliot L.A.,1999). Третья группа животных получала аторвастатин в аналогичной дозе указанным способом на фоне воспроизведения модели «умеренной» липемии (введение Тритона WR-1339). Для предотвращения неспецифического влияния на результаты крахмального геля, была сформирована группа животных, получивших соответствующий объем геля указанным способом. Животных выводили из эксперимента путем декапитации спустя 24 ч после введения Тритона WR-1339. Для воспроизведения модели «выраженной» липемии Тритон WR-1339 вводили мышам однократно в более высокой дозе (850 мг /кг массы животных). Аторвастатин (Аторис, КРКА, Словения) этим животным вводили в дозе 75 мг/кг в 3% крахмальном геле с помощью зонда эндогастрально трехкратно - за 24 и 3 часа до и через 24 часа после введения Тритона WR-1339 (Lee I.A. et al., 2005; Millar J.S. et al., 2005).



Методы исследования. Активность ХТ в сыворотке крови определяли по методу, предложенному C.E.M. Hollak et al. (1994) и Y. Guo et al (1995) с использованием флуоресцентного субстрата 4-МУФ-β-D-N-Nי-Nיי-триацетилхитотриозида (Sigma, USA) и флуоресцентного спектрофотометра Shimadzu RF-530101 (PC)S (Japan). Общую активность ММП в сыворотке крови и гомогенате печени определяли по методу N. Nagase et al. (1994), используя флуоресцентный субстрат MCA-Pro-Leu-Gly-Leu-DPA-Ala-Arg-NH2 (ICN Biomedical Inc, USA) и флуоресцентный спектрофотометр Shimadzu RF-530101 (PC)S (Japan). Концентрацию цитатина С в сыворотке крови пациентов определяли с помощью коммерческих наборов для иммуноферментного анализа (BioVendor, Czech Republic), содержащих специфичные для цистатина С человека антитела. Оценку оптической плотности производили с использованием планшетного ридера Multiskan EX (Termo Electron Corp., Finland). Концентрацию СРБ в сыворотке крови пациентов оценивали, используя коммерческие наборы BioSystems (Spain) для определения концентрации СРБ (иммунотурбидиметрия) и СРБ-hs человека (иммунотурбидиметрия, высокочувствительный латекс) и полуавтоматический фотометра Screen Master (Hospitex Diagnostics, Italy). Концентрацию общего ХС в сыворотке крови оценивали с помощью коммерческих наборов «Новохол» (Вектор-Бест, Россия), концентрацию ХС ЛПВП – коммерческих наборов «ЛВП-Холестерин-Ново» и «Новохол» (Вектор-Бест, Россия), концентрацию ТГ – коммерческих наборов «Триглицериды-Ново» (Вектор-Бест, Россия), концентрацию креатинина – коммерческих наборов «Креатинин-Ново-А» (Вектор-Бест, Россия). Активность АЛТ и АСТ в сыворотке крови определяли с помощью коммерческих наборов «АЛТ-УФ-Ново» и «АСТ-УФ-Ново» (Вектор-Бест, Россия). Фотометрирование проводили с помощью полуавтоматического фотометра 5010 (Robert Riele, Germany). Концентрацию ХС ЛПНП рассчитывали по формуле Фридвальда (Долгов В.В. и соавт., 1999).

Статистическая обработка результатов. Использовали пакет программ SPSS 9.0. Проводили создание базы данных, автоматизированную проверку качества подготовки информации и статистический анализ. Таблицы и рисунки содержат информацию в виде средних арифметических величин (М) и стандартных ошибок средних (m). Достоверность оценивали с использованием t-критерия Стьюдента. Рассчитывали доверительные интервалы позволяющие оценить, в каких пределах может находиться истинное значение параметра. Взаимосвязь между показателями оценивали с помощью корреляционного анализа.
Результаты исследований

Влияние симвастатина на активность ММП, ХТ и концентрацию цистатина С в сыворотке крови пациентов с различной степенью риска развития ИБС

Активность ХТ, ММП и концентрация цистатина С в сыворотке крови у лиц с низким риском развития ИБС (табл. 1) соответствовали показателям, характерным для практически здоровых лиц (Mandal M. et al., 2003; Samak M.J et al., 2005; Malaguarnera L., 2006). Активность ХТ, ММП и концентрация цистатина С в сыворотке крови у лиц с высоким риском развития ИБС и у больных ИБС была повышена по сравнению с уровнем показателей в группе низкого риска, причем наиболее выраженное повышение обнаружили в сыворотке больных ИБС (табл. 1).

Таблица 1

Активность ХТ и ММП и концентрация цистатина С в сыворотке крови пациентов с разной степенью риска развития ИБС



Группа



ХТ,

нмоль МУФ/мл в час



ММП,

мкмоль МКА/л в час



Цистатин С,

нг/мл


Группа низкого риска, n=25

158,6 ± 8,4

45,7±3,48

846,0 ± 124,1

Группа высокого риска, n=25

261,8 ± 14,8*


88,5±4,16*


1704,5±235,0*


ИБС, n=32

380,50±15,6* # #

101,86±7,91* # #

1824,7±256,9* #

Примечание: *- р<0,001 при сравнении с группой низкого риска

# - р<0,05 и # # - р<0,01 при сравнении с группой высокого риска

Установлены прямые корреляционные взаимосвязи активности ММП и концентрации СРБ-hs в группе высокого риска (r=0,589, р<0,05) и в группе с ИБС (r=0,618, р<0,01); прямая корреляционная взаимосвязь активности ХТ и концентрации СРБ-hs (r=0,489, р<0,05) в группе высокого риска и прямые корреляционные взаимосвязи активности ММП и концентраций общего ХС (r=0,550, р<0,01), ХС ЛПНП (r=0,607, р<0,01) и ТГ(r=0,484, р<0,05) в группе с ИБС.

Лечение симвастатином в группе высокого риска приводило к снижению активности ММП, концентрации СРБ-hs и повышению активности ХТ в сыворотке крови, не влияя на концентрацию цистатина С (табл. 2). Вероятно, обнаруженные изменения обусловлены проявлением плейотропных эффектов симвастатина (Fukimoto Y. et al, 2001; Davidson M.H., 2005).

Таблица 2

Изменения концентраций СРБ-hs, цистатина С и активности ХТ и ММП у пациентов группы высокого риска на фоне лечения симвастатином.

Подгруппа пациентов с высоким риском ИБС

CРБ-hs,

мг/л


ХТ,

нмоль МУФ/мл в час



ММП,

мкмоль МКА/л в час



Цистатин С,

нг/мл


Без симвастатина, n=25

6,09±0,07


261,8 ± 14,8


88,5±4,16


1704,5±235,0


Прием симвастатина, n=25

4,71±0,07*

399,3±8,35*


65,7±3,64*

1687,9±292,3


Примечание: *- р<0,001 при сравнении с подгруппой без приема симвастатина

При лечении симвастатином в группе высокого риска выявлены обратные корреляционные взаимосвязи активности ХТ и концентрации ТГ (r=-0,508, р<0,01), концентрации СРБ-hs (r=-0,683, р<0,01) и прямая корреляционная взаимосвязь активности ММП и СРБ-hs (r=0,692, р<0,01).


Активность ММП, ХТ и концентрация цистатина С в сыворотке крови у пациентов с ИБС после коронарного шунтирования

В раннем послеоперационном периоде происходило повышение активности ХТ (р<0,001) и ММП (р<0,001) и снижение концентрации цистатина (С р<0,01) по сравнению уровнем до КШ (рис. 1, 2 и 3). Вероятно, эти изменения можно рассматривать как реакцию активированных макрофагов и лейкоцитов на оперативное вмешательство и процедуру искусственного кровообращения. На вторые сутки после КШ не наблюдали различий с уровнем до шунтирования в отношении концентрации цистатина С, на третьи сутки – в отношении активности ММП (рис. 2 и 3). Активность ХТ снижалась медленнее других показателей, оставаясь повышенной ко времени выписки пациента из стационара (рис. 1).



Рис. 1. Изменения активности ХТ в сыворотке крови пациентов после КШ (без лечения симвастатином в послеоперационном периоде)

Примечание: * - р<0,001 при сравнении с активностью ХТ до КШ

# - р<0,001 при сравнении с активностью ХТ сразу после КШ

+ - р<0,001 при сравнении с активностью ХТ перед выпиской из стационара


Рис. 2. Изменения активности ММП в сыворотке крови пациентов с ИБС после КШ

Примечание: * - р<0,01, **- р<0,001 при сравнении с активностью ММП до КШ,

# - р<0,05 , ## - р<0,001 при сравнении с активностью ММП сразу после КШ

Рис. 3. Концентрация цистатина С в сыворотке крови пациентов с ИБС после КШ

Примечание:*- р<0,01 при сравнении с концентрацией цистатина С до КШ

Выявлены прямые корреляционные взаимосвязи активности ММП и концентрации СРБ у пациентов через 8 часов (r=0,618, р<0,01), а также на вторые (r=0, 698, P<0,01) и третьи сутки (r=0,774, р<0,01) после КШ.

Через 1 месяц после выписки пациентов из стационара выявлены прямые корреляционные взаимосвязи между концентрацией СРБ-hs и концентрацией общего ХС (r=0,621, р<0,01); активностью ММП и концентрацией СРБ-hs (r=0,877, р<0,01), концентрацией ТГ (r=0,517, р<0,01). В отдаленные сроки после КШ (1 год) выявлено повышение активности ХТ в сыворотке крови (р<0,001) и снижение активности ММП (р<0,01) по сравнению с уровнем до шунтирования. В этот период обнаружены прямые корреляционные взаимосвязи между активностью ХТ и концентрацией общего ХС (r=0,671, р<0,01), ХС ЛПНП (r=0,609, р<0,05) и ТГ(r=0,682, р<0,05) в сыворотке крови, а также активностью ММП и концентрацией СРБ-hs (r=0,599, р<0,05).
Влияние симвастатина на активность ММП, ХТ и концентрацию цистатина С в сыворотке крови у пациентов с ИБС после КШ

При выписке пациентов из стационара после КШ достоверные различия в подгруппах принимавшими и не принимавшими симвастатин пациентов, наблюдали только в отношении концентрации СРБ-hs – снижение у получавших статин (р<0,001). Таким образом, противовоспалительный эффект препарата проявлялся раньше, чем гиполипидемический, что согласуется с предположением, что противовоспалительное действие статинов является прямым и независимым от гиполипидемического эффекта (Никитин Ю.П., 2002). Через 1 месяц и 1 год после КШ для пациентов, получавших симвастатин, была характерна более низкая концентрация СРБ-hs и более низкая активность ММП в сыворотке крови (р<0,05 и р<0,01, соответственно) по сравнению с пациентами, придерживавшимися по различным причинам только диетических рекомендаций (рис. 4 и 5).


Рис. 4. Изменения концентрации СРБ-hs в сыворотке крови у пациентов через 1 месяц и через 1 год после КШ при приеме симвастатина

Примечание: # - р<0,05, ## - р<0,001 при сравнении с подгруппой без симвастатина

*-р<0,05 при сравнении с пациентами через 1 месяц после выписки из стационара, принимавшими симвастатин)



Рис. 5. Изменения общей активности ММП в сыворотке крови у пациентов через 1 месяц и 1 год после КШ при приеме симвастатина

Примечание: #- р< 0,01 при сравнении с подгруппой без симвастатина

*-р<0,05 при сравнении с пациентами через 1 месяц после выписки из стационара (на фоне и без приема симвастатина, соответственно)


Вероятно, обнаруженные различия обусловлены плейотропными эффектами препарата (Aikawa M. et al., 2001; Fukimoto Y. et al, 2001).

Следует отметить, что независимо от приема симвастатина пациентами, через 1 год после КШ активность ММП в сыворотке крови была выше, чем через 1 месяц (рис. 5). При этом скорость прироста активности ММП и концентрации СРБ-hs была менее значимой в группе больных, получавших симвастатин по сравнению с группой пациентов без лечения симвастатином (рис. 4 и 5). При сравнении с активностью ММП до КШ (101,8±7,1 мкмоль/л в час), через год после шунтирования активность ММП в сыворотке крови лечившихся симвастатином пациентов была значительно ниже (р<0,01), составляя 52,1±1,7 мкмоль/л в час. У пациентов, не принимавших симвастатин, активность ММП в этот период достоверно не отличалась от уровня перед операцией, составляя 96,8±5,7 мкмоль/л в час.

Обнаружены прямые корреляционные взаимосвязи между концентрацией СРБ-hs и активностью ММП в сыворотке крови через 1 месяц после КШ (r=0,832, p<0,01 и r=0,877, р<0,01) и через 1 год после КШ (r=0,624, р<0,01 и r=0,599, р<0,05) у принимавших и не принимавших симвастатин, соответственно. Вероятно, обнаруженные изменения отражают различия в интенсивности хронического вялотекущего воспаления и, следовательно, в скорости прогрессирования атеросклеротического процесса у пациентов после КШ на фоне приема симвастатина и при соблюдении только диетических рекомендаций. Таким образом, с практической точки зрения представляется перспективным исследование изменений активности ММП в комплексе с концентрацией СРБ-hs в сыворотке крови у пациентов после КШ при оценке риска возможного развития рестеноза.

Активность ХТ при выписке из стационара превышала предоперационные значения более чем в 3 раза, через 1 месяц и 1 год после выписки активность ХТ также оставалась повышенной независимо от приема симвастатина пациентами (рис. 1). Таким образом, прием симвастатина не оказывал воздействия на активность ХТ после КШ. Возможно, увеличение активности фермента в ранние сроки после КШ обусловлено не только стимулирующим моноциты/макрофаги и гранулоциты влиянием липополисахаридов, интерферона-γ, TNF-α, но и является результатом воздействия на клетки вводимых во время и после операции коллоидных плазмозаменителей, в частности препарата «Венофундин», содержащего лизосомотропное соединение – гидроксиэтилированный крахмал. Аналогичные производные крахмала резко увеличивают активность ХТ и воспроизводят синдром внутрилизосомной перегрузки, они способны к длительной кумуляции в макрофагах (Auwerda J.J. et al., 2006; Sirtl C. et al., 1999). Возможно, что повышенная активность ХТ в сыворотке крови пациентов через 1 месяц и даже 1 год после КШ во многом обусловлена эффектами введения гидроксиэтилированного крахмала. При лечении симвастатином через 1 год после КШ выявлена обратная корреляционная взаимосвязь активности ХТ и концентрации СРБ-hs (r=-0,818, р<0,01), прямая корреляционная взаимосвязь активности ХТ и концентрации общего ХС (r=0,605, р<0,05).

При выписке из стационара, через 1 месяц и 1 год после КШ достоверных различий с уровнем до шунтирования, а также между подгруппами принимающих и не принимающих симвастатин пациентов в отношении цистатина С не наблюдали. Не обнаружено корреляционных взаимосвязей между концентрацией цистатина С с другими исследуемыми показателями во всех группах пациентов. Таким образом, в настоящее время в качестве показателей, отражающих действие статинов, у больных после КШ могут испоьзоваться активность ММП и концентрация СРБ-hs, но не активность ХТ и концентрация цистатина С.

Для уточнения характера влияния статинов на изменения активности ММП и ХТ в сыворотке крови при различной выраженности липемии было проведено экспериментальное исследование.


Влияние аторвастатина на активность ММП и ХТ в сыворотке крови во взаимосвязи с липидными показателями при экспериментальной гиперлипопротеинемии у мышей

При введении мышам аторвастатина на фоне «умеренной» липемии проявлялся гиполипидемический эффект препарата (концентрация общего ХС в сыворотке крови снижалась с 4,96±0,29 ммоль/л до 4,00±0,16 ммоль/л (р<0,05), концентрация ТГ – с 18,19±1,76 ммоль/л до 6,46±0,25 ммоль/л (p<0,001), соответственно). Введенный на фоне «выраженной» липемии, аторвастатин не только не проявлял защитного гиполипидемического действия, но усиливал эффект Тритона WR-1339 в отношении общего ХС. Так, концентрации общего ХС и ТГ в сыворотке крови при введении Тритона WR-1339 (воспроизведение модели «выраженной» липемии) составляли 7,90±0,47 ммоль/л и 31,81±1,59 ммоль/л, соответственно; при введении аторвастатина на фоне «выраженной» липемии составляли 9,52±0,57 ммоль/л и 33,82±1,72 ммоль/л, соответственно.

У интактных мышей после ведения аторвастатина активность ХТ и ММП в сыворотке крови повышалась (рис. 6 и 7).

Рис. 6. Изменения активности ХТ и ММП в сыворотке крови мышей при введении аторвастатина (на фоне «умеренной» липемии)

Примечание: * - р<0,05, ** - р<0,01 по сравнению с интактными животными

# - р<0,05, ## - р<0,01 по сравнению с введением Тритона WR-1339




Рис.7. Изменения активности ХТ и ММП в сыворотке крови мышей при введении аторвастатина (на фоне «выраженной» липемии)

* - р<0,05, ** - р<0,01 по сравнению с интактными животными

# - р<0,05, ## - р<0,01 по сравнению с введением Тритона WR-1339

Введение мышам аторвастатина на фоне «умеренной» липемии сопровождалось увеличением активности ММП и ХТ в сыворотке крови (в обоих случаях р<0,01 при сравнении с интактными животными), причем повышение активности ММП было более выраженным, чем при изолированном введении препарата (рис. 6). Введение аторвастатина на фоне «выраженной» липемии сопровождалось увеличением активности ХТ в сыворотке крови (р<0,01 при сравнении с интактными животными), а активность ММП снижалась (р<0,05) (рис. 7). Вероятно, увеличение активности ХТ обусловлено действием самого аторвастатина, повышающего активность данного фермента и при введении интактным мышам (рис. 6 и 7). Аналогичный эффект аторвастатина в отношении активности ХТ прослеживается и при его применении у человека.

У мышей, получивших аторвастатин на фоне «умеренной» липемии, обнаружены обратные корреляционные взаимосвязи концентрации ХС и активности ММП (r =-0,632, p<0,05), концентрации ХС и активности ХТ (r=-0,597, p<0,01), концентрации ТГ и активности ММП (r=-0,780, p<0,01), концентрации ТГ и активности ХТ (r=-0,818, p<0,05). При воспроизведении модели «выраженной» липемии обнаружена корреляционная взаимосвязь активности ХТ и концентрации общего ХС (r=-0,895, p<0,05).


ВЫВОДЫ

1. У пациентов с высоким риском развития ИБС гиполипидемический эффект симвастатина сопровождается снижением общей активности матриксных металлопротеаз и концентрации СРБ-hs, а также повышением активности хитотриозидазы.

2. Ранний послеоперационный период после коронарного шунтирования характеризуется повышением общей активности матриксных металлопротеаз и активности хитотриозидазы в сыворотке крови, а также увеличением концентрации СРБ. Отдаленные сроки после коронарного шунтирования (через 1 год) характеризуются снижением общей активности матриксных металлопротеаз и повышением активности хитотриозидазы в сыворотке крови (по сравнению с уровнем до шунтирования).

3. При лечении симвастатином после коронарного шунтирования снижение общей активности матриксных металлопротеаз и концентрации СРБ-hs сопровождалось уменьшением концентрации общего ХС, ХС ЛПНП и ТГ в сыворотке крови пациентов. Лечение симвастатином не оказывало влияния на изменения активности хитотриозидазы в сыворотке крови через 1 месяц и через 1 год после коронарного шунтирования.

4. Лечение симвастатином не влияло на концентрацию цистатина С в сыворотке крови у пациентов группы высокого риска развития ИБС и у больных ИБС через 1 месяц и через 1 год после коронарного шунтирования.

5. При пероральном введении аторвастатина повышалась активность хитотриозидазы сыворотке крови, как у интактных мышей, так и при «умеренной» и «выраженной» экспериментальной гиперлипопротеинемии.

В зависимости от степени выраженности экспериментальной гиперлипопротеинемии пероральное введение аторвастатина оказывало различный эффект в отношении общей активности ММП в сыворотке крови мышей (повышение при «умеренной» и снижение при «выраженной» липемии). При этом у мышей с «умеренной» экспериментальной липемией аторвастатин проявлял гиполипидемический эффект, а у мышей с «выраженной» липемией защитного гиполипидемического эффекта аторвастатина не наблюдали.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Возрастные изменения содержания цистатина С и С-реактивного белка у здоровых лиц /Короленко Т. А., Черканова М.C., Филатова Т.Г., Бравве И.Ю. // Terra Medica nova. - 2007. - №1. – C. 21-22.

2. Эндогенный ингибитор цистеиновых протеиназ цистатин С как предиктор развития атеросклероза и изменения при операции коронарного шунтирования /Короленко Т. А., Черканова М.C., Филатова Т.Г., Бравве И.Ю. // Бюллетень СО РАМН. – 2007. - №3 (125). - C.133-137.

3. Характеристика развития холестаза у мышей при введении Тритона WR 1339 и АНИТ / Клишевич М.С., Черканова М.C., Гончарова И.А., Юзько Ю.В., Филюшина Е.Е., Савченко Н.Г., Короленко Т.А.//Бюллетень СО РАМН. – 2008. - № 2 (130). - C. 39-45.

4. Изменения активности хитотриозидазы и концентрации С-реактивного белка в сыворотке крови пациентов с ИБС и после коронарного шунтирования / Короленко Т.А., Черканова М.C., Филатова Т.Г., Бравве И.Ю. // Бюллетень СО РАМН. – 2008. - № 2 (130). - C. 68-72.

5. Хитотриозидаза и матриксные металлопротеазы как возможные сывороточные маркеры атеросклероза у пациентов после операции коронарного шунтирования / Короленко Т.А., Черканова М.C., Бравве И.Ю., Герасимова Т.П.//Тезисы докладов Российской конференции «Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в первичном звене здравоохранения», Новосибирск, 25-26 марта, 2008. – C. 204.

6. Цистатины: регуляторы цистеиновых протеаз и нарушения при опухолевых и воспалительных заболеваниях/ Короленко Т.А., Филатова Т.Г., Черканова М.C., Халикова Т.А., Бравве И.Ю. // Биомедицинская химия.- 2008.- № 2 (54). – C. 289-293.

7. Эндогенный ингибитор цистеиновых протеаз цистатин С и С-реактивный белок как предикторы кардиоваскулярных осложнений при атеросклерозе / Черканова М.C., Филатова Т.Г., Юзько Ю.В., Бравве И.Ю. // Материалы конкурса молодых ученых ГУ «НИИ физиологии СО РАМН», Новосибирск: Изд-во СО РАН. – 2008. – C. 26.

8. Intralysosomal storage of lipids enzymes secretion into bile / Korolenko T.A., Alexeenko T.V., Yuz′ko Yu.V., Klishevich M.S., Savchenko N.G., Cherkanova M.C., Goncharova I.A. // 16th ESGLD Workshop, Perugia, Italy, September 27-30, 2007. – C. 135.

9. Cystatin C and macrophage stimulation in tumors and atherosclerosis/ Korolenko T.A., Filatova N.G., Cherkanova M.C., Yuz′ko Yu.V. // Book of abstracts, 5th General Meeting of the International Proteolysis Society, Patras, Greece, 20 – 24 October, 2007. – C. 254.

10. Procathepsin B and cystatin C concentration in biological fluids as possible markers of tumor development and prognosis / Korolenko T.A., Filatova N.G., Cherkanova M.C., Khalikova T.A., Gashenko E.A., Lebedeva V.A.// Book of abstracts, 25th Winter school on Proteinases and their Inhibitors, Germany, February 27th – March 2nd , 2008. – C. 59.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ИБС – ишемическая болезнь сердца

КШ – коронарное шунтирование

ЛПВП – липопротеины высокой плотности

ЛПНП - липопротеины низкой плотности

МКА - метилкумариламид

ММП – матриксные металлопротеазы

МУФ - метилумбиллиферон

СРБ – С-реактивный белок

СРБ-hs – С-реактивный белок (высокочувствительный СРБ)

ТГ – триглицериды

ХС – холестерин

ХТ – хитотриозидаза

Соискатель Черканова М.С.