Билеты: Ответы к билетам. XVIII век Пути формирования русской литературы XVIII в. Периодизация - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Билеты: Ответы к билетам. XVIII век Пути формирования русской литературы XVIII в. - страница №1/11

Билеты: Ответы к билетам. XVIII век

Пути формирования русской литературы XVIII в. Периодизация.

Восемнадцатый век открыл новую страницу истории русской художественной

литературы. Историческим рубежом между старой и новой Россией были реформы

Петра I, затронувшие самые разнообразные области политики русского

государства, в том числе и идеологическую сферу. Рождалась культура, резко

отличавшаяся от предшествующей. Основные черты:

- Обмирщение литературы;

- Обновление жанровой системы литературы;

- Изменение литературного языка;

- Реформа стихосложения;

- Освоение литературного опыта Запада.

Периодизация:

1. 1700-1730 гг. (предклассицистический). Произведения отличаются большой жанровой и стилистической пестротой, во многом связаны с предшествующим

периодом. Еще не выработаны ни общий творческий метод, ни стройная жанровая

система, но уже вызревают основные идеологические предпосылки классицизма:

защита государственных интересов, прославление Петра как просвещенного монарха.

Усиливается интерес к античности.

2. 1730-1750 гг. (становление классицизма). Радикальные преобразования

литературы, создание новых классицистических жанров, реформа литературного

языка и стихосложения, появление теоретических трактатов, обосновывающих эти

нововведения. Представители: Кантемир, Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков.

3. 1750-1790 гг. (расцвет классицизма). Большую роль начинает играть

просветительская идеология, под ее влиянием русский классицизм поднимается на

новую ступень своего художественного и идейного развития. Начало трансформации

классицизма, появление сентиментализма. Представители: Фонвизин, Державин,

Княжнин, Капнист.

Литература Петровского времени («Приклады, како пишутся комплименты разные»,

«Юности честное зерцало», песни, канты, стихи).

Петровские реформы властно вторгались не только в государственную и научную

области, но и подчас насильственно в повседневную жизнь дворянства, в его

быт.


Издаются руководства, рассчитанные на воспитание правил хорошего тона. Так, в

книге «Юности честное зерцало» молодым людям давались многочисленные советы:

как следует вести себя с родителями, гостями, слугами, как полагается сидеть

за обеденным столом, пользоваться столовыми приборами и т. п. В другом

руководстве — «Приклады, како пишутся комплименты» собраны образцы писем:

официальных, интимных, поздравительных, «сожалетельных» и иного содержания.

В допетровской Руси любовная лирика была представлена только фольклорной

песней. Раскрепощение личности, освобождение ее от церковной и домашней

опеки, возможность свободного изъявления любовного чувства вызвали

потребность в интимной лирике. Распространение грамотности облегчало решение

этой задачи. Под влиянием европейской литературы создаются рукописные

любовные вирши, написанные как силлабическими, так и тоническими (фольклор,

немецкая поэзия) стихами. Авторами могли быть как мужчины, так и женщины.

Содержание, как правило, минорное: жалобы на невыносимые страдания, которые

причиняет любовь, либо обстоятельства, мешающие соединению с любимым

человеком. Художественные образы черпались как из устной, так из книжной

поэзии. Из античности позаимствованы Купида, Фортуна, Венера. Упоминаются

стрелы, пронзившие сердца, любовные страдания сравниваются с язвой или раной,

любовь – с огнем, сжигающим сердце и утробу любящего.

«Гистория о российском матросе Василии Кориотском». Литературные традиции

(влияние повестей XVII в., переводной литературы, русских народных сказок) и

новаторство.

Рукописные повести были известны с XVII века, но под влиянием Петровских реформ в их содержании происходят существенные изменения. Так, в «Гистории о

российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королеве Ираклии

Флоренской земли» наряду с мотивами рукописных повестей XVII века («Повесть о

шляхтиче Долторне») и мотивами народной сказки присутствует злободневное для

Петровского времени содержание. Герой повести – молодой дворянин,

представитель того сословия, на которое опирались реформы Петра, наделенный

бесстрашием, находчивостью, любознательностью. По-новому решена проблема

«отеческого дома» (в древнерусской литературе разрыв с ним равносилен

жизненному краху, здесь же представитель молодого поколения – его

спаситель). Отразился возросший международный престиж России (австрийский

цесарь с почетом принимает простого русского матроса). Новая трактовка

любовной темы, любовь облагорожена. Язык гистории насыщен новыми словами: «во

фрунт», «маршировать», «термин» и т.д.

Иной вариант судьбы российского дворянина представлен в «Гистории о храбром

российском кавалере Александре и о любительницах его Тире и Элеоноре».

Александр – сын обеспеченных родителей, уход которого из дома продиктован

желанием получить достойное образование. Но, попав во Францию, герой отдается

любовным увлечениям. Интерес представляет диспут иностранных дворян о женской

добродетели (связан с изменившимся в Петровское время положение женщины,

выходом ее в свет). Ощущается любовно-авантюрная трагедия.



Театр Петровского времени (типы театров, репертуар).

Театральные представления появились в России еще при Алексее Михайловиче, но

тогда театр служил лишь для увеселения царского двора. Петр поставил перед

ним совершенно иную задачу: в эпоху почти поголовной безграмотности театр

должен был сделаться источником знаний, пропагандистом политики, проводимой

государством. С этой целью Петр в 1702 г. Пригласил в Россию немецкого

антрепренера Иоганна Кунста с труппой артистов. Для подготовки русских

артистов к труппе Кунста были прикреплены подьячие разных приказов. На

красной площади было выстроено деревянное здание – «театральная храмина».

Входные цены – невысоки, двери открыты всем желающим. В 1702 г. Кунст умер,

его дело продолжил житель немецкой слободы в Москве Отто Фюрст. Репертуар

немецкого театра составляли т.н. «английские комедии», привезенные из Англии

во Францию в к.XVI века странствующими актерами. Они представляли собой

крайне беспомощную в драматическом отношении инсценировку рыцарских романов,

исторических легенд, сказок, новелл. Игра отличалась утрированной манерой:

актеры выкрикивали патетические монологи, отчаянно жестикулировали, кровавые

сцены соседствовали с грубым шутовством, обязательно присутствовал комический

персонаж («дурацкая персона»).

Спектакли Кунста, далекие по содержанию от русской действительности, и в силу

этого не способные вести пропагандистскую деятельность, не оправдали надежд

Петра. Серьезным их недостатком был также язык. Положительная роль: театр из

дворца перекочевал на площадь, способствовал появлению театральных

переводчиков и русских артистов, способствовал «обмирщению» драматического

искусства, выполнял просветительские задачи, знакомя зрителя с великими

историческими личностями и сюжетами пьес европейских драматургов.

Более успешно задачу, поставленную Петром, выполняли созданные на русской

почве школьные театры. Один из них существовал при Славяно-греко-латинской

академии, другой – при Госпитале (Ник.Бидлоо), имевшем свою медицинскую

школу. В пьесах школьных театров, ревностно разъяснявших и пропагандировавших

государственную политику, господствовали аллегорические сюжеты и образы

двоякого рода: почерпнутые из Библии и имеющие вполне светский характер –

Отмщение, Истина, Мир, Смерть и т.п. Для лучшего распознавания они наделялись

соответствующими атрибутами: Фортуна – колесом, Мир – оливковой ветвью, Гнев

– мечом. В сценическом искусстве соединялись декламация, пение, музыка и

танец.

Откликом на крупный военный успех Петра - взятие крепости Нарва – послужила



пьеса «Свобождение Ливонии и Ингерманландии», поставленная в духовной

академии (политические события облечены в сюжет о выводе Моисеем израильтян

из Египта; светские образы: Ревность российская (Петр I), Хищение неправедное

(Швеция), эмблематические образы: Орел и Лев). Другая пьеса, поводом для

создания которой послужила Полтавская битва, - «Божие уничижителей гордых

уничижение» - в качестве библейской параллели использовала бой Давида с

Голиафом, а расшифровке аллегорий помогали опять же Орел и Лев. Тексты этих

пьес до нас не дошли.

Пропагандистским, политическим содержанием отличались также пьесы

хирургической школы. В 1724 г. Была поставлена «Слава Российская», написанная

Ф.Журавским (подведение итога царствования Петра I; аллегоричные персонажи:

названия стран, отвлеченные понятия:- Мудрость, Истина, Рассуждение;

содержание сводится к тому, что ранее враждебные государства признают славу и

величие России). Близка к этой пьесе и «Слава печальная» (1725 г.),

поставленная в связи с кончиной Петра (перечисление славных дел императора,

оплакивание его Россией и другими государствами).

В первые десятилетия XVIII века появились любительские придворные театры.

Один из них действовал в с. Преображенском при дворе Натальи Алексеевны

(пестрый, эклектичный репертуар; инсценировки светских авантюрных повестей;

отсутствие аллегорических образов; написаны прозой; автор некоторых – сама

Наталья Алексеевна), другой – в Измайлове при вдовствующей царице Прасковье

Федоровне, третий – в Петербурге при дворе царевны Елизаветы Петровны. С

театром Елизаветы Петровны связана одна из лучших пьес того времени –

«Комедия о графе Фарсоне» (начало связано с рукописными повестями,

трагический финал; написана рифмованными силлабическими стихами разной длины,

что приближает ее к раешнику; грубые, вульгарные реплики соседствуют с

манерными, рассчитанными на утонченность фразами). Антракты между пьесами

заполнялись интермедиями – короткими комическими постановками, написанными

рифмованными силлабическими стихами. Нередко интермедии носили сатирический

характер. Во второй половине века они получили самостоятельное существование.


Жизнь и деятельность Ф. Прокоповича. Художественно-эстетические взгляды

писателя. Трагикомедия «Владимир».

В творчестве Прокоповича видное место занимают проповеди. Этому традиционному

церковному жанру он придал особое звучание, подчинив его злободневным

политическим задачам. В своих речах он говорит о пользе просвещения, о

необходимости посещать чужие страны, восхищается Петербургом. Оружием Феофана

в проповедях стали рассуждения, доказательства, остроумное сатирическое

слово.

В.К. Тредиаковский. Личность. Поэзия, переводы. «Новый и краткий способ к

сложению российских стихов».

Василий Кириллович Тредиаковский (1703-1769) принадлежал к кругу людей,

разбуженных Петровскими реформами. Сын астраханского священника, он, подобно

Ломоносову, охваченный жаждой знаний, ушел из родительского дома, учился в

Славяно-греко-латинской академии, а затем – за границей, в Сорбонне.

Одновременно с Ломоносовым был удостоен звания профессора Академии наук. Его

литературная деятельность представлена художественными и научными трудами.

Как поэта, его при жизни затмили Сумароков и Ломоносов. Но как теоретик и

писатель-экспериментатор, открывающий новые пути в русской литературе,

Тредиаковский заслуживает самого серьезного внимания.

В 1730 г., сразу по возвращении из-за границы, Тредиаковский выпускает

перевод галантно-аллегорического романа «Езда в остров Любви» французского

писателя Поля Тальмана. Текст произведения прозаический, с многочисленными

стихотворными вставками любовного и эротического характера. Переживания

действующих лиц облачены в аллегорическую форму. Каждому их чувству

соответствует условная топонимика «острова Любви»: «пещера Жестокости»,

«замок Прямые Роскоши» и т.п. Наряду с реальными представлены условные

персонажи типа «Жалость», «Искренность», «Глазолюбность» (кокетство). В

европейской литературе 30-х годов XVIII века роман Тальмана был анахронизмом,

но в России он имел большой успех. Секрет его популярности состоял в том, что

он оказался созвучным рукописным «гисториям» начала века. Роман вызвал резкое

недовольство церковников, которым претил его светский, эротический характер.

Настораживало их и то, что в предисловии Тредиаковский заявил, что при

переводе отказался от употребления церковнославянизмов, т.к. считает его

жестким, неблагозвучным, принадлежностью церковной литературы. Примечательно,

что на последних страницах «Езды» Тредиаковский поместил собственные

стихотворения, написанные им как до отъезда, так и во время пребывания за

границей, под названием «Стихи на разные случаи». Это – доклассицистическая

лирика, в которой представлена автобиографическая тематика. Наряду со стихами

на русском языке приведены произведения на французском. Характерно, что

французские стихотворения удались автору лучше: сказалось несовершенство

русского поэтического языка.

Перу Тредиаковского принадлежит первая русская ода, вышедшая в 1734 г.

отдельной брошюрой, под названием «Ода торжественная о сдаче города Гданска».

В ней воспевалось русское воинство и императрица Анна Иоанновна. В 1725 г., в

связи с пятидесятилетием со дня основания Петербурга, было написано

стихотворение «Позвала Ижерской земле и царствующему граду Санкт-Петербургу»

- одно из первых произведений, воспевающих северную столицу России. Кроме

победных и похвальных, Тредиаковский писал также «духовные» оды, т.е.

парафразисы библейских псалмов («Парафразис вторые песни Моисеевы»). К 1735

г. относится «Эпистола от российския поэзия к Аполлину», в которой автор дает

обзор европейской литературы, особое внимание уделяя античной и французской

(Малерб, Корнель, Расин, Мольер, Буало, Вольтер). Торжественное приглашение

«Апполина» в Россию символизировало приобщение российской поэзии к

многовековому европейскому искусству.

Следующим шагом в ознакомлении российского читателя с европейским

классицизмом был перевод «Поэтического искусства» Буало (в переводе – «Наука

о стихотворстве») и «Послания к Пизонам» Горация. Здесь представлены не

только «образцовые» писатели, но и поэтические правила, которым, по убеждению

Тредиаковского, обязаны следовать и русские авторы. Он высоко оценил трактат

Буало, считая его самым совершенным руководством в области художественного

творчества.

В 1751 г. Тредиаковский издал свой перевод романа английского писателя Джона

Баркли «Аргенида». Проблематика этого нравственно-политического произведения

перекликалась с политическими задачами, стоявшими перед Россией в то время. В

романе прославлялся просвещенный абсолютизм и сурово осуждалась любая

оппозиция верховной власти, начиная с религиозных сект и кончая политическими

движениями. Эти идеи соответствовали идеологии раннего русского классицизма.

В предисловии Тредиаковский указывал, что государственные «правила»,

изложенные в ней, полезны и для российского общества.

В 1766 г. Тредиаковский издает книгу под названием «Тилемахида, или

Странствование Тилемаха, сына Одиссеева, описанное в составе ироической

пиимы» - вольный перевод романа раннего французского просветителя Фенелона.

Тредиаковский переработал сам жанр книги, создав на основе романа героическую

поэму по образцу гомеровского эпоса. Тредиаковский ввел многое, чего не было

в романе Фенелона: гекзаметр, характерный эпический зачин, сложные эпитеты.

Предмет осуждения в «Тилемахиде» - верховная власть, в поэме говорится о

деспотизме правителей, о пристрастии их к роскоши и неге, о льстецах,

окружающих монарха и мешающих ему видеть истину. В конце автор приходит к

чисто просветительской мысли о необходимости издания в государстве законов,

обязательных как для монарха, так и для подданных.

А.Д. Кантемир. Личность. Литературное творчество. Сатиры (история жанра,

структурно-типологические разновидности сатир, их композиционно-стилевые

особенности).

Антиох Дмитриевич Кантемир (1709-1744) — первый русский писатель-классицист,

автор стихотворных сатир. Сын молдавского господаря, принявшего в 1711 г.

русское подданство, Кантемир был воспитан в духе сочувствия Петровским

реформам. В годы реакции, наступившей после смерти Петра, он смело обличал

воинствующее невежество родовитых дворян и церковников. Кантемиру принадлежат

девять сатир: пять написанных в России и четыре — за границей, куда он был

направлен в качестве посла в 1732 г. Сатирическая деятельность писателя

наглядно подтверждает органическую связь русского классицизма с потребностями

русского общества. В отличие от предшествующей литературы все произведения

Кантемира отличаются сугубо светским характером.

Жанр стихотворной сатиры был известен как в античной, так и во французской

литературе XVII —XVIII вв. Сам Кантемир в сатире IV называет своими учителями

Ювенала, Персия, Горация и Буало. Любопытно отметить, что одна из сатир Буало

также носила название «К своему уму». Но используя созданную до него жанровую

форму, Кантемир наполнил ее злободневным русским содержанием.

Как писатель-классицист Кантемир оценивает своих героев с точки зрения

служения интересам государства. Герои его сатир — люди, забывшие свой долг,

свои обязанности перед государством, — невежды, бездельники, взяточники,

казнокрады. В этом одно из коренных отличий произведений Кантемира от

предшествующей древнерусской литературы, в которой поведение человека

определялось евангельскими заповедями.

Большая часть сатир Кантемира имеет двойное название. Одно из них указывает

на объект сатиры — «На хулящих учение», «На зависть и гордость дворян

злонравных», «На человеческие злонравия вообще». Другое — на адресата, к

которому, обращается автор, — «К уму своему», «К архиепископу Новгородскому»

или же на собеседников, обсуждающих ту или иную проблему, — «Филарет и

Евгений», «Сатир и Периерг» (т. е. любопытный). Обычно в большинстве сатир

тесно связаны между собой два художественных принципа: монолог автора,

порицающего враждебные ему явления, и изображение этих явлений. В

произведениях Кантемира имеют место оба эти начала, но более всего удается

ему живописная часть сатиры. Кантемир — несомненный художник слова, у него

зоркий, наблюдательный глаз, он умеет словами обрисовать нужную ему картину.

Подобно многим классицистам, Кантемир видит причину порочного поведения своих

героев в подчинении их той или иной «страсти». Характерно в этом отношении

название сатиры III «О различии страстей человеческих». Каждый из героев

наделен только одной страстью. Это или стяжатель, или сплетник, или скупец,

или лицемер, или развратник, или щеголь и т. п.

Разумеется, такое изображение отличается известной одноплановостью,

схематичностью, но оно всецело соответствует задачам писателя-классициста:

предостеречь читателя от возможности сделаться жертвой той или иной страсти.

Чем отчетливее, рельефнее будет изображен порок, тем действеннее станет

воспитательная роль художественного произведения. Условные, чаще всего

греческие имена героев (Критон, Хрисипп, Клеарх) должны подчеркнуть типичный,

общечеловеческий характер изображаемых страстей.

Замечателен стиль сатир Кантемира. Его источник — живая разговорная речь,

чему во многом помогает форма, выбранная писателем, — разговор с

собеседником. В сатирах много просторечных слов и даже вульгаризмов,

полностью соответствующих грубым, низменным характерам героев сатир.

Несмотря на большую популярность сатир Кантемира, о чем свидетельствуют их

многочисленные списки, русское правительство не торопилось с изданием этих

произведений. Впервые, в прозаическом переводе на французский язык, они были

напечатаны в Лондоне в 1749 г., пять лет спустя после смерти писателя. В 1752

г. в Германии вышел стихотворный перевод сатир Кантемира на немецкий язык. И

только в 1762 г. последовало русское издание под редакцией поэта И. С.

Баркова, осуществленное Академией наук.



Становление классицизма. Поэтика, идеологические, философские основы,

своеобразие эстетического идеала. Национальное своеобразие русского

классицизма.

Первое литературное направление в России — классицизм складывается в 30-50-е

гг. XVIII века. Название этого направления происходит от латинского слова

classicus, т. е. образцовый. Так называли античную литературу, которую широко

использовали классицисты. Наиболее яркое воплощение классицизм получил в XVII

в. во Франции в творчестве Корнеля, Расина, Мольера, Буало. Идеологической

основой литературных направлений всегда служит широкое общественное движение.

Русский классицизм создавало поколение европейски образованных молодых

писателей, родившихся в эпоху Петровских реформ и сочувствовавших им.

Главное в идеологии классицизма — государственный пафос. Государство,

созданное в первые десятилетия XVIII в., было объявлено высшей ценностью.

Классицисты, воодушевленные Петровскими реформами, верили в возможность его

дальнейшего совершенствования. Оно представлялось им разумно устроенным

общественным организмом, где каждое сословие выполняет возложенные на него

обязанности. Противоречиво отношение классицистов к «природе» человека. Ее

основа, по их мнению, эгоистична, но вместе с тем поддается воспитанию,

воздействию цивилизации. Залогом этого является разум, который классицисты

противопоставляли эмоциям, «страстям». Разум помогает осознанию «долга» перед

государством, в то время как «страсти» отвлекают от общественно полезной

деятельности.

Своеобразие русского классицизма состоит в том, что в эпоху становления он

соединил в себе пафос служения абсолютистскому государству с идеями раннего

европейского Просвещения. Во Франции XVIII в. абсолютизм уже исчерпал свои

прогрессивные возможности, и общество стояло перед буржуазной революцией,

которую идеологически подготовили французские просветители. В России в первые

десятилетия XVIII в. абсолютизм еще шел во главе прогрессивных для страны

преобразований. Поэтому на первом этапе своего развития русский классицизм

воспринял от Просвещения некоторые из его общественных доктрин. К ним

относится прежде всего идея просвещенного абсолютизма. Согласно этой теории

государство должен возглавлять мудрый, «просвещенный» монарх, стоящий в своих

представлениях выше своекорыстных интересов отдельных сословий и требующий от

каждого из них честной службы на благо всего общества. Примером такого

правителя был для русских классицистов Петр I.

В отличие от французского классицизма XVII в. и в прямом соответствии с

эпохой Просвещения в русском классицизме 30 —50х годов огромное место

отводилось наукам, знанию, просвещению. Страна совершила переход от церковной

идеологии к светской. Россия нуждалась в точных, полезных для общества

знаниях. Само слово «просвещенный» означало не просто образованного человека,

но человека-гражданина, которому знания помогли осознать свою ответственность

перед обществом. «Невежество» же подразумевало не только отсутствие знаний,

но вместе с тем непонимание своего долга перед государством.

В области чисто художественной перед русскими классицистами стояли такие

сложные задачи, которых не знали их европейские собратья. Французская

литература середины XVII в. уже имела хорошо обработанный литературный язык и

сложившиеся на протяжении длительного времени светские жанры. Русская

литература в начале XVIII в. не располагала ни тем, ни другим. Поэтому на

долю русских писателей второй трети XVIII в. выпала задача не только создания

нового литературного направления. Они должны были реформировать литературный

язык, осваивать неизвестные до того времени в России жанры. Каждый из них был

первооткрывателем. Кантемир положил начало русской сатире, Ломоносов узаконил

жанр оды, Сумароков выступил как автор трагедий и комедий. В области реформы

литературного языка главная роль принадлежала Ломоносову. На долю русских

классицистов выпала и такая серьезная задача, как реформа русского

стихосложения, замена силлабической системы силлабо-тонической.

В результате настойчивой работы было создано литературное направление,

располагавшее собственной программой, творческим методом и стройной системой

жанров. Художественное творчество мыслилось классицистами как строгое

следование «разумным» правилам, вечным законам, созданным на основе изучения

лучших образцов античных авторов и французской литературы XVII в. Творческий

метод классицистов складывается на основе рационалистического мышления. Они

стремятся разложить человеческую психологию на ее простейшие составные формы.

Типизируются не социальные характеры, а человеческие страсти и добродетели.

Категорически запрещалось в одном характере соединять разные «страсти» и тем

более «порок» и «добродетель». Точно такой же «чистотой» и однозначностью

отличались и жанры. В комедию не полагалось вводить «трогательные» эпизоды.

Трагедия исключала показ комических персонажей.

Произведения классицистов были представлены четко противопоставленными друг

другу высокими и низкими жанрами. Здесь имела место рационалистическая

продуманная иерархия. К высоким жанрам относились ода, эпическая поэма,

похвальная речь. К низким — комедия, басня, эпиграмма. Каждая из групп

предполагала свое морально-общественное значение. В высоких жанрах

изображались «образцовые» герои — монархи, полководцы, которые могли служить

примером для подражания. Среди них самым популярным был Петр I. В низких

жанрах выводились персонажи, охваченные той или иной «страстью». Особые

правила существовали в классицистическом «кодексе» для драматических

произведений. В них должны были соблюдаться три «единства» — места, времени и

действия. Рациональное зерно заключалось в стремлении к четкой организации

драматического произведения, в концентрации внимания зрителя не на внешней,

развлекательной стороне, а на самих героях, на их драматических

взаимоотношениях. Следует отметить, что, несмотря на подобную регламентацию

творчества, произведения каждого из писателей-классицистов имели свои

индивидуальные особенности.

Русский классицизм XVIII в. прошел в своем развитии два этапа. Первый из них

относится к 30-50-м годам. Это становление нового направления, когда один за

другим рождаются неизвестные до того времени в России жанры, реформируется

литературный язык, стихосложение. Второй этап падает на последние четыре

десятилетия XVIII в. и связан с именами таких писателей, как Фонвизин,

Херасков, Державин, Княжнин, Капнист. В их творчестве русский классицизм

наиболее полно и широко раскрыл свои идеологические и художественные

возможности.

Каждое крупное литературное направление, сходя со сцены, продолжает жить в

более поздней литературе. Классицизм завещал ей высокий гражданский пафос,

принцип ответственности человека перед обществом, идею долга, основанного на

подавлении личного, эгоистического начала во имя общих государственных

интересов.

следующая страница >>


izumzum.ru