А затем Сирии выставляется некий ультиматум и мы сейчас прямо видим, какой именно ультиматум ей выставили ликвидировать свое химичес - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Ультиматум правительству автомобилисты 18 городов потребовали снизить... 1 45.4kb.
5 Народные восстания в XVII в 1 55.86kb.
Урок 1: "Химическое оружие и способы защиты от ов" (40 минут) 1 104.5kb.
Святая великомученица Варвара родилась в г. Илиополе (нынешней Сирии) 1 30.04kb.
Покупать ли ребенку игрушечное оружие? Детские психологи дают положительный... 1 10.26kb.
Справка об организации «Право на оружие» Межрегиональная общественная... 1 22.79kb.
Бывает так, что хвост виляет собакой, но в большинстве случаев, однако... 1 53.62kb.
Дэн Браун украл идею у петербуржцев? 1 71.82kb.
Закончена публикация статей "Морской коллекции", посвященных истории... 1 78.49kb.
Записи в сетевой журнал по мере просмотра! 1 283.98kb.
Скажите, спросил нас некий строгий гражданин из числа тех, что признали 3 582.46kb.
Православное учение о страстях и пограничная психиатрия вступление... 1 80.31kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

А затем Сирии выставляется некий ультиматум и мы сейчас прямо видим, какой именно - страница №1/1

Анатолий Эль-Мюрид

Как отобрать оружие

видео: http://poznavatelnoe.tv/elmurid_kak_otobrat_oruzhie


Часть из: Почему США убивает Сирию 4

http://poznavatelnoe.tv/elmurid_usa_syria_4


Собеседники:

Анатолий Несмиян (блогер, http://el-murid.livejournal.com)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

Анатолий Эль-Мюрид: . Смысл «мягкой войны» заключается в следующем: сама страна, ведя вот такую войну с боевиками, сама себя разрушает, сама себя ослабляет, на сегодняшний момент экономическое состояние Сирии просто катастрофическое, потому что невозможно вести нормальную экономическую деятельность в такой ситуации.

А затем Сирии выставляется некий ультиматум – и мы сейчас прямо видим, какой именно ультиматум ей выставили – ликвидировать свое химическое оружие. А это очень серьезная проблема, потому что химическое оружие Сирии создавалось как противовес израильскому ядерному оружию. И после того как химическое оружие Сирии будет вывезено, уничтожено, то израильское ядерное оружие останется единственным оружием массового поражения в регионе. Это резко дисбалансирует ситуацию, создает преимущества Израилю, создает соблазн решать какие-то свои задачи путем давления с помощью этого ядерного оружия. Его, естественно, применять не будут, но угрозу применения уже нечем купировать, нечем парировать, уже нет того химического оружия Сирии, которым она угрожала залить израильские города в ответ на какую-нибудь ядерную атаку.

То есть это очень серьезный прецендент, потому что, скажем, в Пакистане та же самая ситуация – очень нестабильная страна, обладающая несколькими сотнями тактических ядерных зарядов. В любой момент там тоже можно устроить чего-нибудь и потребовать, чтобы международное сообщество взяло под контроль уже его вооружения.

В России ситуация примерно такая же – и нам не нужно, чтобы к нам проникали боевики через границу как в Сирию, они у нас уже здесь есть, те 10 миллионов иностранцев, которые сейчас присутствуют у нас, причем в основном из стран Средней Азии, среди них всегда можно найти 10, 20, 30 тысяч человек, которых можно бросить в любой город. Если опять таки вспомнить ту цифру – 0.25 процентов чтобы запустить, и 0.4 процента от численности населения достаточно для того, чтобы поддерживать эту войну в разрушительном состоянии, то Москва, с ее населением в 12 миллионов, ну пусть даже 15, для нее нужно буквально 60 тысяч боевиков для того, чтобы разнести всю Москву в пух и прах с помощью нашей доблестной армии. Потому что никаких других способов бороться с боевиками найти нельзя. Кажется, что 60 тысяч это огромное число, но на самом деле любой футбольный матч собирает практически такое же количество. Это один стадион.


Артём Войтенков: Да у нас дворников в Москве даже больше! И рабочих там разных…
Анатолий Эль-Мюрид: Дело в том, что да, хозяйство разных мегаполисов, и в Питере, и везде, оно уже полностью отдельными секторами захвачено приезжими иностранцами. Торговля розничная практически вся, если не считать гигантских этих супермаркетов – но и там они работают, на низовых должностях. Вся розничная торговля мелкая в их руках, все транспортное сообщение – все эти маршрутки, автобусы – не все конечно, но большинство – у них, и так далее, кому воевать уже есть.

Понятно, что совершенно не все из них это джихадисты. Но из миллиона человек найти 10 тысяч, 5 тысяч людей, которых можно мотивировать через те же молельные комнаты, которых у нас в Питере накрывали на Апраксином дворе, а здесь, по-моему, на Никольской набережной не так давно накрыли какие-то молельные комнаты, фактически это с одной стороны военкоматы, через которые проходят эти люди – мобилизация, с другой стороны это центры идеологической обработки.

Поэтому для России эта ситуация тоже очень тяжелая, и этот прецедент с химическим оружием очень тяжелый, вполне достаточно здесь у нас повоевать таким же образом годик, несмотря на то, что все-таки наша армия это не сирийская, но тем не менее, когда велся расчет, то выяснилось, что в нашей армии можно создать ударную группировку численностью в 250 тысяч человек. Все, это максимум того, что мы можем сейчас ввести для ведения нормальных боевых действий. И если боевики как в Сирии начнут действовать по территории всей страны, то эти 250 тысяч человек тоненьким слоем масла размажутся по всей стране и эта война тоже, как в Сирии, будет вестись бесконечно. И вполне реально повторить сирийский опыт у нас, этот опыт, мягко говоря – чтобы мы опустили сами себя как можно ниже, после чего нам можно будет выкатить какой-нибудь ультиматум, точно так же как в Сирии, достаточно будет взорвать какой-нибудь украденный ядерный заряд – где угодно, не обязательно в городе, в какой-нибудь тайге – и сказать, что русские не контролируют свое ядерное оружие, извините ребята, но международное сообщество очень обеспокоено.

Этот прецедент очень опасен, и мы сейчас должны как-то пройти по тонкой грани, для того, чтобы прецедентную природу этого кризиса каким-то образом ликвидировать. Вот в чем проблема сегодняшней ситуации.


Артём Войтенков: Ну по Сирии уже вроде как договорились предварительно, что она сдает, она говорит – да, я все сдам.
Анатолий Эль-Мюрид: Ну ей деваться-то некуда, потому что если она получит удар даже с воздуха, то это переведет войну в совершенно другую плоскость, опять-таки с военной точки зрения – для того, чтобы воевать с боевиками, армия должна сконцентрироваться, а чтобы выстоять под ударами с воздуха, она должна наоборот, рассосредоточиться – две взаимоисключающие задачи, и поэтому если ее будут бомбить, воевать с боевиками она не сможет, нормально, во всяком случае, поэтому сирийцы да, обеспокоены не тем, что будет когда-то, через год, два, пять, а вот прямо сейчас – и мы, в общем-то, в этом заинтересованы.

Но получая такую тактическую победу, не допустив американцев немножко побомбить Сирию, мы создаем очень серьезный стратегический прецедент, который может ударить и по нам, потому что ядерное оружие, еще раз повторюсь, вообще оружие массового поражения есть и у Северной Кореи, там тоже можно устроить все что угодно, и в Пакистане, и в Индии, и у нас, так что проблемы то в общем есть, и такие не очень далеко идущие.



Набор и редакция текста: Екатерина Вечер
http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение


izumzum.ru