А. И. Солженицына ( по рассказу «Захар- калита»). Учитель Мезенцева В. А. План урока - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Методическая разработка урока по рассказу Паустовского «Телеграмма» 1 59.78kb.
Проект урока Учитель: Мезенцева Ирина Евгеньевна мбоу «сош №7» Математика... 1 168.89kb.
Конспект урока по истории данилова Е. А. Учитель истории и обществознания... 1 68.62kb.
Урок- практикум Учитель математики: Черепанова Лариса Викторовна. 1 29.49kb.
Эльвира Абдулова Два года со смерти Солженицына 1 34.65kb.
«И крестьянки любить умеют…» по рассказу И. С. Тургенева «Свидание» 1 36.95kb.
Курсовая работа по курсу «Экономической теории» Тема: «Кредитно-денежная... 1 449.84kb.
План-конспект урока учителя моу 1 55.55kb.
План-конспект открытого урока во 2 классе по литературному чтению 11. 1 128.26kb.
Урока по информатике в 10 кл. Мкоу «Тогохская сош» Учитель: Г. 1 34.96kb.
Урока: урок «открытия» нового знания Тема урока «Ломаная линия. 1 64.25kb.
Русский национальный костюм используется с древних времён и до наших... 1 151.94kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

А. И. Солженицына ( по рассказу «Захар- калита»). Учитель Мезенцева В. А. План урока - страница №1/1

Тема Родины в творчестве А. И. Солженицына ( по рассказу «Захар- Калита»). Учитель Мезенцева В.А.

План урока

1. Слово о Солженицыне.

2. Литературный дебют писателя.  Первые отклики на публикацию его прозы.

3. Исторические события, лёгшие в основу рассказа.

4. Идейно – художественный анализ рассказа «Захар - Калита»

Форма проведения: урок-размышление.
Обучающие цели:

- познакомить учащихся с литературным дебютом А.И. Солженицына;

- создать условия для осмысления идеи рассказа «Захар-Калита», в процессе диалога обратить учащихся к пониманию себя, к высказыванию своего мнения по обсуждаемым проблемам, способствовать развитию готовности учащихся к самоопределению, выбору личностной позиции.

- организовать деятельность учащихся для усвоения важнейших нравственных понятий, в частности о границах между истиной и ложью, напомнить «о доблестях, о подвигах, о славе», о преступности забвения прошлого своей страны.

- обеспечить установление учащимися внутрипредметных и межпредметных связей.

Цели, направленные на развитие личности учащегося:

- создать условия для развития у школьников умений формулировать проблемы, предлагать пути их решения, находить в произведении непонятые для себя «тёмные» места, задумываться над их художественным значением;

- создать условия для развития умения формулировать свою точку зрения, высказывать и аргументировать её.

Воспитательные цели:

- содействовать развитию умения общаться между собой и учителем в равноправном диалоге;

- помочь учащимся осознать ценность совместной деятельности.



Основная задача учителя:

- обеспечить условия нового прочтения рассказа «Захар - Калита» на основе современных исторических знаний о русской истории и современного уровня нравственно – философских понятий о мире и человеке.


Начинает урок учитель.

Александр Исаевич, покинувший мир 3 августа 2008 года, на пороге своего 90-летия, прожил трудную, но счастливую жизнь. Подводя 10 лет назад итог, тогда ещё предварительный, прожитой жизни, писатель произнёс слова, которые решились бы повторить немногие: «Если бы мне сказали: придумай себе жизнь, я бы не мог придумать лучше. А ведь позади у него был фронт, восемь лет ГУЛАГа и жестокая, не на жизнь, а на смерть борьба с молохом коммунистической власти.

И смерть его была такой, как ему и хотелось: дома, на своей даче в живописном местечке Троице - Лыково, в кругу самых близких людей и в хорошее время года – летом. К смерти Солженицын относился по-христиански: без страха, считая её естественной, но не конечной вехой человеческого существования. Этой межи он достиг с осознанием, что сделал на земле всё, что мог, а может быть, и больше. Похоронили писателя на старинном погосте Донского монастыря - это право было ему даровано по его просьбе пять лет назад Патриархом Алексием Вторым.

«Мы гордимся тем, что Александр Исаевич Солженицын был нашим соотечественником и современником», - говорится в телеграмме соболезнования, которую Владимир Путин направил родным и близким писателя. – Мы запомним его как сильного, мужественного, обладающего огромным внутренним достоинством человека. А его писательская и общественная деятельность, весь долгий, тернистый жизненный путь останутся для нас примером истинного подвижничества, бескорыстного служения людям, Отечеству, идеалам свободы, справедливости, гуманизма».

Президент России Дмитрий Медведев принимал участие в отпевании Александра Солженицына, прошедшем 6 августа в Донском монастыре. В своём соболезновании он особо отметил: «Уход этого человека, одного из самых масштабных мыслителей, писателей и гуманистов ХХ века, – это невосполнимая утрата для России и всего мира».

Александр Солженицын ушёл, оставив нам, живущим, завет непреходящей ценности: «Сбережение народа – высшая из всех государственных задач».

«Жить не по лжи!» - вот его призыв к нам, сегодняшним.

Примем же его из охладевших рук великого гуманиста и постараемся воплотить в жизнь.

Литературный дебют Александра Исаевича Солженицына состоялся в начале 60-х годов, когда в «Новом мире» были напечатаны повесть «Один день Ивана Денисовича» (1962, № 11), рассказы «Случай на станции Кочетовка», «Матренин двор» (1963, № 1). Необычность литературной судьбы Солженицына в том, что он дебютировал в солидном возрасте — в 1962 году ему было сорок четыре года — и сразу заявил о себе как зрелый, самостоятельный мастер. «Ничего подобного давно не читал. Хороший, чистый, большой талант. Ни капли фальши…». Это самое первое впечатление А. Т. Твардовского, который прочитал рукопись «Одного дня Ивана Денисовича» ночью, в один присест, не отрываясь

      Вхождение Солженицына в литературу было воспринято как «литературное чудо», вызвавшее у многих читателей сильный эмоциональный отклик. Примечателен один трогательный эпизод, который подтверждает необычность литературного дебюта Солженицына. Одиннадцатый номер «Нового мира» с повестью «Один день Ивана Денисовича» пошел к подписчикам! А в самой редакции шла раздача этого номера избранным счастливчикам. Был тихий субботний день. Как позже рассказывал об этом событии А. Т. Твардовский, было, как в церкви: каждый тихо подходил, платил деньги и получал долгожданный номер.

      Читатели приветствовали появление в литературе нового замечательного таланта. Вот что писал Солженицыну Варлаам Шаламов: «Дорогой Александр Исаевич! Я две ночи не спал — читал повесть, перечитывал, вспоминал…»

 Повесть — как стихи! В ней все целесообразно. Каждая строка, каждая сцена, каждая характеристика настолько лаконичны, умны, точны и глубоки, что, я думаю, «Новый мир» с самого начала своего существования ничего столь цельного, столь сильного не печатал».

 «Я был оглушен, потрясен, — писал о своих впечатлениях Вячеслав Кондратьев. — Наверное, первый раз в жизни так реально осознал, что может правда. Это было не только Слово, но и Дело».

 Публикация «Одного дня Ивана Денисовича» воспринималась как Событие. Запомнились слова Григория Бакланова: «С выходом в свет повести А. Солженицына стало ясно, что писать так, как мы до сих пор писали, нельзя».

К сказанному Г. Баклановым Александр Твардовский добавил: «Но и люди, желающие писать по-прежнему, не могут не видеть, что читать по-прежнему их уже не хотят… Словом, очень он осложнил литературную жизнь, этот вдруг появившийся на свете писатель».

Явление Солженицына современному читателю состоялось!

Стало ясно, что не проводить уроков в школе о творчестве писателя – нельзя, молчать о нем – безнравственно. Ведь перед нами писатель, который сказал нам правду о самих себе. Ведь «…Солженицын больше, чем какой-либо другой писатель, отвечает на вопрос, кто мы, нынешние, через вопрос: что с нами происходит?» «…Александр Солженицын с его непоколебимым упорством нам нынче попросту необходим – мы должны его знать и слышать, а не слышать и не знать не имеем ни морального, ни умственного права.

Для первоначального знакомства с «материком» Солженицына предлагаются три рассказа: «Захар – Калита», «Матренин двор» и « Один день Ивана Денисовича».

Написанные в начальный период творчества, они дают яркое представление о Солженицыне – художнике слова. Рассказы эти сводит воедино идея: в России даже на политическом рынке, неизбежном при демократии, не прожить без незыблемых нравственных авторитетов, без великих людей-объединителей. О них все книги А.И. Солженицына.

Рассказ « Захар - Калита » ( 1956 )

Эпиграф к рассказу:



Удивительно и невыразимо чувство Родины…

Какую светлую радость и какую сладчайшую тоску

дарит оно, навещая нас то ли в часы разлуки,

то ли в счастливый час проникновения и отзвука!

В.П. Распутин.    
Вступительное слово учителя

Есть два слова, выражающие одно и то же понятие: Родина и Отчизна. РОДИНА! Какое короткое и какое необыкновенно ёмкое, светлое и дорогое слово! Каждый человек – это своего рода первооткрыватель, он идёт к старым, как мир, истинам своим путём, стремится понять смысл этого великого слова.

Когда я думаю о Родине, то вижу почему – то не свой городской дом, а поле ржи, дорогу меж хлебов, зелёный перелесок, погост, где похоронены растившие меня старики. Помните, у Константина Симонова есть строчки об этом:

Ты знаешь, наверное, всё - таки Родина –

Не дом городской, где я празднично жил,

А эти просёлки, что дедами пройдены,

С простыми крестами их русских могил

Об этом же проникновенно сказал А.С. Пушкин:



Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

……………………………………..



Благословенная святыня!

Земля была б без них мертва.

Есть и великие сыновья земли своей, которым доверено хранить эти святыни. Вспомним одно прекрасное старинное слово: «таинник», то есть причастник некой тайны, её ведатель, посвящённый. И Александр Исаевич Солженицын – таинник этого особого чувства – Родины. У этого писателя редкий дар – сочувствие Родины, позволяющее ему опускаться в самые заповедные глубины истории родной земли. Не стоять человеку твёрдо, не жить ему уверенно без этого чувства, без близости к судьбам предков. «Под моими подошвами всю мою жизнь — земля Отечества, только ее боль я слышу, только о ней пишу», - так сам автор определил главную тему своего творчества.

Любовь к Отечеству, истории России, боль за её настоящее наполняет рассказ «Захар – Калита».
Форма работы: групповая.

1- я группа – историки (Учащиеся подбирали исторический

Материал о Куликовской битве по летописям и другим историческим

документам и памятникам древнерусской литературы:

Вологодско-Пермская летопись, Никоновская летопись, Летописная повесть о Куликовской битве, «Повесть о Мамаевом побоище» , «Задонщина» и др.


2-я группа – поэты, чтецы (подготовить выразительное чтение цикла стихов А. Блока «На поле Куликовом» С. Куняева, А. Петрова.

и других авторов).

3-я группа – группирует художественные детали, поступки, интонации, характеризующие «ражего мужика», а затем «человека с октябрятской звёздочкой», делает выводы из этого сопоставления.

4-я группа готовит записи в книге отзывов Захара-Калиты, включив в неё своё представление об образе и характере героя.

Начинает работу группа историков.

Историки


1-й рассказчик.

В книге «Большого чертежа» времен Бориса Годунова границы Куликовского поля значатся между реками Доном, Непрядвой и верховьями Зуши, Плавы и Снежеда. А знаменитое «Полное географическое описание нашего Отечества» под редакцией В. П. Семенова-Тянь-Шанского рисует такую картину.

2-й рассказчик.

«Куликово поле в конце XIV века было окруженной лесами обширной поляной — полем, степью, как тогда называли такие пространства; эта поляна была в то время, вероятно, местом сырым, болотистым, так как на ней водились породы куликов»


3-й рассказчик.

В результате топографического изучения местности доступное для битвы пространство представляется приблизительно равным в ширину не более 2,5 -3 км при длине около 4 км.

Таким образом, предполагаемое поле битвы, стеснённое с востока и запада лесистыми речными долинами, составляло своеобразный, замкнутый с трех сторон и открытый только юго-востока тупик.

4-й рассказчик. Существует предание о том, что при­бывшие на помощь великому князю Димитрию Иоанновичу донские казаки принесли с собой из Благовещенской церк­ви городка Сипотина икону Божией Матери. Этот образ был укреплен на древке как хоругвь и все время, пока продол­жалась битва, осенял русские полки. Сам князь Димитрий, преклонив колена, молился Богоматери о даровании ему победы. После сражения донские казаки поднесли эту ико­ну великому князю «въ даръ и помощь противъ враговъ». С тех пор она стала именоваться Донской — знамением борьбы за Веру и Отечество.

На экране репродукция иконы Божией Матери «Донская».

Звучит запись духовных песнопений.

1-й чтец (на фоне музыки).

В ночь, когда Мамай залег с ордою —

Степи и мосты,

В темном поле были мы с Тобою, —

Разве знала Ты?

Перед Доном темным и зловещим,

Средь ночных полей,

Слышал я Твой голос сердцем вещим

В криках лебедей.

С полуночи тучей возносилась

Княжеская рать,

И вдали, вдали о стремя билась,

Голосила мать.

И, чертя круги, ночные птицы

Реяли вдали.

А над Русью тихие зарницы

Князя стерегли.

Орлий клёкот над татарским станом

Угрожал бедой,

А Непрядва убралась туманом,

Что княжна фатой,

И с туманом над Непрядвой спящей

Прямо на меня.

Ты сошла, в одежде свет струящей,

Не спугнув коня.

Серебром волны блеснула другу

На стальном мече.

Освежила пыльную кольчугу

На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной

Двинулась орда,

Был в щите Твой лик нерукотворный

Светел навсегда.

А. Блок
5- йрассказчик

Сражение началось поединком схимонаха Александра Пересвета и татарского богатыря Челубея. Разогнав коней, они сшиблись на копьях, «и спадше оба съ коней на землю и скончашеся» («Сказание о Мамаевом побоище»). Столкновение было настолько сильным, что даже кони под ними были убиты. Обе воюющие стороны оказались перед неизвестностью как бы в равном положении. Мощный одновременный удар - Челубей рухнул замертво головой к ордынс­кому войску, что было плохой приметой. Пересвет несколько мгновений держался в седле и также пал на землю, но головой к противнику. Так народная легенда предопределила исход битвы.

«Сила выше всего? - вопрошает Н. М. Карамзин и сам же отвечает: - Да, всего, кроме Бога, дающего силу!»

Это была победа русского духа. Победа, ставшая предвестницей исхо­да всей битвы. Зачинателем, первоначальником победы назвал Пересвета великий князь Димитрий.

Чтец.


Да разве найдется на свете «такая сила, которая бы пе­ресилила русскую силу!» - восклицает Н. В. Гоголь устами своего героя Тараса Бульбы.

Нам не нужно победы без правды,

нам без истины радости нет! -

крестным знаменьем

небо Непрядвы

осеняет чернец Пересвет.

Нет на нем ни меча, ни кольчуги -

только ряса и только копье.

Кони топчутся... Стонут подпруги...

В небе с криком кружит воронье.

Бьет копытами конь Челубея,

Пересвет подобрался в седле.

- С нами правда! - уже холодея,

Он шептал, припадая к земле.

Станислав Куняев

Крестное знамение есть знамение победы.

Летописец.

Последнее слово осталось за великим князем Димитрием.

«Братия, честная смерть лутчи злаго живота; лутчи было не ити противу безбожныхъ, ниже пришедь и ничтоже сотворивъ, возвратитися вспять; преидемъ субо ныне въ сий день за Дон вси и тамо положим главы своя за святыа церкви и за православную веру и за братию нашу, за христианство».

Историк. Чтобы не дать возможности Мамаю уклониться от битвы и отступить, великий князь первым начал бой. Боевой клич русских был «С нами Бог!»

Летописец.

«И сталъ великий князь с воеводами на костех на поле Куликове, на речьке Непрядве. Грозно бо и жалостно, брате, въ то время посмотрети, иже лежать трупи крестьяньские акы сенныи стоги у Дону великаго на брезе, а Донъ-река три дни кровию текла» («Задонщина»)

2-й чтец.

О поле, поле, кто тебя

Усеял мёртвыми костями?

Чей борзый конь тебя топтал

В последний день кровавой битвы?

Кто на тебе со славой пал?

Чьи небо слышали молитвы?

А.С. Пушкин.

Многие ратники были похоронены тут же, на поле Куликовом. Тела убитых русских воинов свозили к тому месту, где над впадением Непрядвы в Дон открывался с кручи вид на родную северную сторону

Поле славы, - говорим мы. – Да, но и поле скорби, Поле Вечной памяти.

Многочисленные панихиды по погибшим воинам были отслужены в русских церквах; был учрежден особый день их ежегодного поминовения, названный Дмитриевской субботой, «доколе существует Россия». Позже он стал днем общего воспоминания усопших предков, родительским днём.

Вопросы всему классу:

Зачем понадобилась автору сказовая манера повествования?

Наверное, затем, что речь идёт о старине, об истории. Предмет сам по себе требует отстранения, эпичности, несуетного отношения. Но вместе с тем в нашем отношении с историей есть «неслиянность»; время для нашего сознания – категория дискретная, и жанровая форма рассказа подчёркивает этот разрыв. Жанр рассказа здесь понимается автором в доподлинном, «старинном » смысле.



Почему русские войска стали на битву так, чтобы оградить себя рекою?

Разбираясь в этом, отметим, что в момент написания рассказа, как и раньше, как и позже, “горькой правды истории” мы не любили. Историческая правда Солженицына и тех немногих, кто на неё осмеливался, объявлялась клеветой, фальсификацией истории. А горькая правда истории в том, что русичи «обрезали себя сзади рекою» потому, что «не только черкесов и генуэзцев привёл Мамай, не только литовцы с ним были в союзе, но и князь рязанский Олег. И Солженицын, вскрывая для нас эту горькую правду, объясняет: «И Олега тоже понять бы надо: он землю свою проходную не умел иначе сберечь от татар. Жгли его землю перед тем за семь лет, за три года и за два дня. Для того и перешли русские через Дон, чтобы Доном «ощитить» свою спину от своих же, от рязанцев: не ударили бы православные».



Как готовит нас автор к встрече с героем и, так сказать, с «событием рассказа»? Почему в один из моментов повествования автор вместо 3-го лица местоимения ставит 1-е?

Неспешно перебираются глаголы: «давно целились», «подбираться вздумали нескладно », «пошли глухими просёлками» … «Уже издали в безмолвном мареве «дикого воздуха » «привиделась нам как будто церковь, но странная, постройки невиданной, какая только в сказке может примерещиться, купола её были как бы сквозные, прозрачные, и в струях жаркого августовского дня колебались и морочили – то ли есть они, то ли нет».

Наконец, путники пришли. Пришли и слились с историей, с прошлым, с тем, что здесь было,- это - то внутреннее чувство и передано автором словом “мы”. А внешне – подивились памятнику чугунного литья, разоренную церковь посмотрели… И вдруг люди… Только теперь появляются перед нами главный герой рассказа – смотритель Куликова поля Захар-Калита.

Задания 3 -й группы:

- Перечитаем портретную характеристику, отметим выразительную контрастность художественных деталей: «ражий мужик со звёздочкой октябрёнка». Что этим хотел сказать автор, как раскрывается душа Захара - Калиты за короткую встречу с путешественниками? Как вы поняли, почему в один из моментов повествования автор вместо третьего лица местоимения ставит первое? “ И мы ложимся, как скошенный хлеб. И гибнем под копытами”.

Можно предложить учащимся такой путь анализа: сгруппировать художественные детали, поступки, интонации, характеризующие “ражего мужика”, а затем “человека с октябрятской звездочкой”; сделать выводы из этого сопоставления.

Два чувства противоборствуют в душе Захара - Калиты: желание быть полезным отечеству, истории и полнейшая беспомощность. Последнее – не только от его натуры. Но от бесправия Истории перед официальной Современностью. Захар – и богатырь, хранитель, и большой ребенок, бессознательно “играющий” рядом с историей. Но это не его вина, а наша беда.

Этот разрыв между историей и современностью художественно заявлен автором в ряду деталей. Поле для истории – Куликовское, а для современности – Куликово, местные жители так говорят. Эти названия вне сопряжения друг с другом. Стоит памятник, постепенно уродуемый людьми. С горечью рассказчик восклицает: «О, здесь были до нас, были! Не упрекнуть, что памятник забыт. Не ленились идолы зубилом выбивать по чугуну и гвоздями процарапывать, а кто послабей – углём писать на церковных стенах: «Здесь был супруг Полунеевой Марии…». «Здесь были делегаты районного совещания».

А со всех пяти куполов соседние жители по своей надобности ободрали жесть, и «купола просквозились, вся их нежная форма осталась ненарушенной, но выявлена только проволокой, и издали кажется маревом».

Но теперь есть у Поля Смотритель – Захар: «отбивает он буковки» с названием памятника у предприимчивых односельчан, истово охраняет и обороняет его от грабителей. Был царь Иван по прозвищу Калита – а название рассказа и сумка Захара вызывают эту ассоциацию – и собирал Русские земли.

Герой же Солженицына собирает пустые бутылки на историческом поле и… отзывы.



Задания 4 -й группы:

Почему автор не позволил читателю заглянуть в Книгу Отзывов Захара - Калиты? Какую запись сделали учащиеся 4 группы?

Записи, сделанные учащимися в Книге Отзывов Захара - Калиты:

- Я словно побывал вместе с русскими воинами на Куликовской битве. Может быть, и мои предки сложили свои головы на Куликовском поле. Я ходил вместе с родителями на кладбище к своей бабушке и не знал, что День поминовения усопших берёт своё начало от Димитриевской субботы – дня поминовения воинов, павших в бою за Русь, «доколе существует Россия».

- Печальное чувство вызвал у меня этот урок по рассказу А.И. Солженицына «Захар - Калита». Как близко стало всё: сомкнулись история и современность! И горько, что мы не знаем истории своего Отечества, как Иваны - непомнящие, мы перелистываем страницы учебника и не задумываемся о том, что Русь во многом жива благодаря подвигу на поле Куликовской битвы.

- Два чувства в моей душе: боль и гордость. Боль за то, что поле Куликовской битвы заброшено, что и дорога к нему «затравянела».

А гордость поднимается в душе, когда я читаю о «тех русоволосых ратниках, о девяти из каждого пришедшего десятка, которые вот тут, на сажень под теперешними наносом, легли и докости растворились в земле, чтоб только Русь встряхнулась от басурманов».

- Да, грустно, горько, что заброшено поле Куликовское. И вместе с писателем я размышляю: «Не отсюда ли повелась судьба России? Не здесь ли совершён поворот в её истории…. А вот никому не нужно, никому невдомёк».

Но нет, ведь здесь мы увидели седенького старика-учителя вместе со своими учениками – они делают записи в Книге Отзывов. Эти будут знать историю своего Отечества, а значит, не прервётся эстафета подвигов во имя Родины!

Пришли на поле Куликовское и путешественники, от лица которых ведётся рассказ. Есть Захар - Калита – бессменный и бескорыстный Смотритель этого поля, как бы его Дух, стерегущий, не покидаюший его никогда.

- Я благодарна Александру Исаевичу Солженицыну за то, что он смог затронуть, потревожить во мне то чувство, которое, наверное, и зовётся любовью к Родине. Проснулось в душе что-то такое, чему трудно дать точное определение. Наверное, я поняла, что я – русская «душою, кровью, телом», как сказала в минуты испытаний поэтесса Ольга Берггольц. Действительно Солженицын мог вправе сказать о себе: «Под моими подошвами всю мою жизнь — земля Отечества, только ее боль я слышу, только о ней пишу».

Заканчивает урок слово учителя.

Да, рассказ А.И.Солженицына, несмотря на драматизм событий, настраивает на добрые чувства и серьезные размышления. Ведь писатель уверен: «Одно слово правды весь мир перетянет» И он сумел сказать это слово. А теперь – дело за нами. Я уверена, что только в нас самих мы можем найти резервы против забвения всего, что оставили нам предки. В нашем неравнодушии, в нашей душевной боли – будущее нашей Отчизны, судьба нашего Дома и лик Домочадца. И пока есть такие писатели, великие сыновья земли своей, будет и Россия.



Завершим беседу о рассказе домашняя творческой работой или двухуровневым заданием:

1.Сделать запись в книге отзывов Захара-Калиты, включив в нее как бы ненароком свое представление об образе и характере героя (на оценку «хорошо»);



2. В чём вы видите « тайный внутренний свет» прочитанного рассказа? (на оценку «отлично»).

Урок заканчивается рефлексией.