30, затем 40 лет. Горда своей безупречной репутацией, зависима от мнения высшего общества. Добродушна и благородна - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Генеральный директор действует в пределах своей компетенции и в своей... 1 78.95kb.
Деловой человек, как известно, должен заботиться о своей репутации 1 36.17kb.
Возможности социально-ориентированных сетевых технологий в построении... 6 765.21kb.
Александр Кичаев Как управлять репутацией и сценариями своей жизни 40 3664.67kb.
Йоахим Видер Катастрофа на Волге 30 3917.18kb.
Дом мусульманина 1 61.73kb.
Наши услуги 1 182.93kb.
Эта постановка отмечает сразу три годовщины: 60 лет с даты коронации... 1 17.81kb.
Этот проект именно для Вас! Потому что вкладывая в людей, мы, собственники... 1 38.51kb.
Положение о порядке проведения экзамена по допуску лиц, не завершивших... 1 146.26kb.
Социология общественного мнения. Практическое задание # 1 1 27.53kb.
Синтаксический анализ составляющих сложносоставных слов в английском... 1 238.86kb.
1. На доске выписаны n последовательных натуральных чисел 1 46.11kb.

30, затем 40 лет. Горда своей безупречной репутацией, зависима от мнения высшего - страница №1/1

« Д Н Е В Н И К Г Р А Ф И Н И »
Автор – Татьяна ЩАСТИНА
Место действия: Россия.

Время действия: первая половина XIX века.
Действующие лица:
Графиня Изабелла – 30, затем 40 лет. Горда своей безупречной репутацией, зависима от мнения высшего общества. Добродушна и благородна.

Граф Арчи – 17, затем 27 лет. Серьёзный, ответственный, оригинал.

Дворецкий – 35, затем 45 лет. Бывший военный, потомок разорившегося дворянского рода. Служит в доме графини.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Время действия: Десять лет назад от текущего момента, XIX век.
Сцена 1
Графиня:

Определённо, своя прелесть

Есть в этих светских вечерах:

Тут – и знакомства,

В чём с графом мы – не исключенье,

И балы, и чтенье

«Из-под пера» свежих новелл.

У сплетников тут, правда, дел полно,

Только гляди, чтоб не обжечься

Об их безжалостный язык,

Хоть поводов пока я не давала:

Воспитанная благородно,

В почтении к родителям своим,

Я приняла беспрекословно

Тот брак для нашей родословной,

Устроенный родительской «опекой».

Прожив с супругом этим старым,

По большей мере, как с соседом,

Все восемь лет до тихой его смерти,

Я, редкий случай, так была верна,

Что репутацию себе я создала.

Теперь свободна я, но всё же

Со сплетниками буду осторожна.

Уж лучше я доверю дневнику

Всё то, что не расскажешь никому.
Сцена 2
Графиня делает запись в своём Дневнике:
Сегодня снова мы читали пьесу.

Воистину, вы – фантазёр, граф Арчи!

Придумщик знатный, что тут скажешь?

Лишь насладившись шуткою своею,

Вы тот же час рождаете другую

И вовсе не заботитесь о том,

Что окружающим не так легко сдержать

Их приступ смеха, рвущийся наружу.

Но у кого же хватит сил

Сосредоточенным остаться

На смысле пьесы, что внушает автор,

Когда пред каждой репликой чтеца

Звучит доступная для уха близсидящих

Её пародия,

Но в вашем бесподобном исполненье!

Изобретательность ходов

Вам, верно, служит упражненьем

В познанье юридических основ,

Что делом своей жизни вы избрали,

Где, несомненно, явите успех не меньший,

Чем в этом праздном светском зале.
***
Мой юный граф,

Связь ваша с этою нимфеткой,

Премилой для мужского глаза,

Меня нисколько не тревожит,

Поскольку видно по всему,

Она не больше, чем игрушка,

В неопытных мужских руках.

Я вижу, как вы смущены,

Когда она командует вдруг вами

В присутствии всех нас.

Попытки ваши прекратить конфликт

Все тщетны,

Но с ней вам хорошо, и ладно.

Берите вы свой опыт с той и там,

Где будет лишь угодно вам.

Мне радостно, что вы нашли усладу.

Жаль одного: что лишена любви она,

Тем горше мне, что всё это взаимно.


***
Ох, Арчи, знать бы вам, как сложно

Мне всё же быть к вам объективной!

С чего вам в голову пришло

Назвать меня сегодня да при всех

«Созданьем обаятельнейшим в мире»?

Не знаю даже, была я больше польщена

Иль смущена проступком этим вашим.

Определённо лишь одно:

То было столь приятно,

Сколь и нежданно, право.


***

Какой, однако, плут вы, Арчи!

Но всё же позабавили меня

Своею выходкой вчерашней.

И надо ж было так вам подгадать:

Успев взять за кулисой стул,

Расположить его с моим же рядом

Быстрее всякого другого джентельмена.

И всё ради того, чтобы нам с вами

Вдруг оказаться вместе в общем круге

Собравшихся для чтенья новой пьесы.

Чудно́, ей-Богу! Где уж после

Сосредоточиться на чтенье,

Когда вы то и дело «невзначай»

Ласкали локоть мой своей манжетой.

И ничего не оставалось мне,

Как позволять вам эту шалость

И делать вид, что ничего не происходит.

Вы увлекли меня своей игрой:

Мы будто в заговоре тайном на двоих,

Но уличить в чём-либо

Нас никто не смог бы.


***
Спустя неделю наша встреча

Вновь уникальною была:

Держась рукой за воротник,

Повсюду вы меня искали,

Вам в необузданной игре

Его наполовину оторвали.

Меня вы робко попросили

Помочь его вам приколоть,

Держа булавку наготове.

Пыталась с разных я сторон

К месту разрыва подобраться,

Что вынуждало постоянно

Меня случайно вас касаться.

И сквозь одежды ощущалось

Мне ваше нежное тепло,

И постепенно превращалось

В огонь, и чуть не жгло оно.

Смущённо поблагодарив,

Вы вдруг откланялись внезапно

И поспешили в круг друзей,

В очаг фальшивого азарта.
***
Сегодня бал нам был назначен –

Чудесная возможность для признаний,

Прекрасный шанс для вас, мой Арчи,

Для исполнения желаний.

Вы шли прямёхонько ко мне,

Но в шаге вдруг остановились.


- Вы приглашаете меня? –

В своей надежде я спросила.


- Хоть я и юн, но всё ж – мужчина.

Не откажите же, графиня,

Мне в удовольствии хоть раз.

Признаться, в этом танце я предельно слаб,

Но – редкая удача – вы свободны, –
Я знак согласия с улыбкой подала,

И вот уж мы средь пар,

Скользящих по зеркальному паркету.

Во время танца вы молчали,

Прикосновеньем смущены,

И только скрипки всё звучали,

Своей игрой поглощены.

Вконец мне туфли оттоптав,

Вы всё-таки остановились,

Меня на место провели,

Там мне учтиво поклонились.

И, не осмелясь предпринять

Для танцев новые попытки,

Вы наблюдали, как известный князь

Кружил вокруг меня,

Что было вам мучительнее пытки.


***

Уж год прошёл, как мы знакомы,

И ваше отношение ко мне

Мне кажется вполне понятным.

Причина нерешительности вашей

Всё ж до конца мне не ясна.

К тому, возможно, сон занятный

Сиею ночью посетил меня.

Как-будто вы с букетом роз

Пришли ко мне признанье молвить,

Но прежде задали вопрос:

«Вы не обманете меня, графиня?».

Мой друг, откуда в вас сомненья?

Мной повод не был дан вам.

Похоже, раньше обожглись вы

В своём доверье к дамам.

Так дайте же себе вы шанс

В союзе быть счастливым:

Простите вы уж той из нас,

Из-за которой все мы

Вам не ми́лы.
***
Надеюсь, Арчи, вы простили

Мою сегодняшнюю смелость.

Но как же было то приятно!

И ваша храбрость: всё ж решиться,

Преодолев смущенье,

На этот, столь интимный, шаг,

Хоть в общем был он благовидным –

Массаж при боли головы,

Которым овладела я искусно

И многим в том уж помогла.

Когда ж вы сели предо мною,

Шёлк кудрей ваших взволновал

Мою оборку кружевную

Вдоль декольте.

Начав с затылка свой массаж,

Я увлеклась в тиши кулис,

Даря вам сладкие минуты,

А вы не знали, где найти вам силы,

Чтобы просить меня остановиться.

Вы что-то говорили мне о том,

Какой вы робкий есть на самом деле,

И что душевной доброты

Рядом с собой вам не хватает.

Лишь полумрак был другом вам –

Вы от смущения краснели,

И в ваших чувствах вы опять

Признаться так и не посмели.

Меня позвали, я ушла,

Оставив вас с самим собою,

Вы через время к нам явились,

Весь вечер промолчав со мною.
***
Сегодня нашим узким кругом

К фонтанам вышли мы в тенистый парк

И драму там спонтанную

Все вместе разыграли,

Финал которой был определён:

В любви признаться той, в кого влюблён.

Нимфетки вашей не было в тот раз,

И вы, как-будто бы того и ждали,

Вмиг на колено предо мной упали

И молвили слова своей любви,

Их звучным пафосом сопровождая.

И разом вторили вам прочие вельможи,

По отношенью к дамам, кто, как может.

Всё это шуткою могло бы показаться,

Когда б ваш взгляд вас так не выдавал.

Но всё же, разве о любви кричат?

Её скрывают и о ней молчат.

Боюсь, теперь я вас не понимаю…


***
Сегодня больше всех меня вы удивили:

Как-будто бы к своей невесте

Ваш интерес ко мне вы проявили:

Спросили, я курю ль и сколько же мне лет.

Какая, право, то бестактность, Арчи!

Ведь вы, наверняка, предполагали,

Что я немногим старше вас.

Вам интересно стало, сколько точно –

Два года или три меж нами.

Конечно, мне пришлось себе прибавить

Лет двадцать с лишним,

Усложнив вам все подсчёты этим

И в шутку превратив наш диалог.

Но разница в тринадцать лет –

Есть в этом что-то роковое вдруг,

Вы не находите, мой друг?


***
Ради сегодняшней забавы

Объявлен конкурс был по чтенью пьес

Меж трёх команд вельмож.

Все дамы, сидя, наблюдали.

Но вы сегодня были сам не свой:

Подсказки постоянно ожидали,

Сбивались, говоря одно и то же.

А, бросив в сторону мою молящий взгляд,

Вы окончательно смутились.

Команда ваша проиграла,

А вы вдруг заявили: дело в пьесе,

И в современной драме – всё не то,

Что, дескать, к классике всегда вы тяготели.

Себя вы чуть не выдали сегодня,

Но для меня сомнений не осталось:

Вы влюблены, мой Арчи, милый,

Давно уж не в свою нимфетку.
***
Вечерний совершая променад,

Заметила я вас издалека:

Вы были с той же юною особой.

Меня узнав в каштановой аллее,

Демонстративно вы прижались

К строптивой пассии своей

В тени огромного каштана,

Среди кружащих голубей.

И без стесненья с ней вы целовались

Близ того самого фонтана,

Где давеча при всех

Вы мне в любви признались.

Так, где ж вы шутите и где над кем смеётесь?!

Вам разобраться б самому,

Морочите вы голову обеим,

Но как бы не остаться одному!

Скорей хочу забыть я эту сцену,

Как оскорбительно звучит: измену

Моей любви…Любви?

Но нет, не обольщайтесь, граф!

И вовсе я вас не любила,

Вы б не достойны оказались

Любви моей,

Но всё ж я вас простила…


***

С тех пор вы чаще всё в печали

Ходили, избегая взгляда,

Всё реже круг наш посещали,

И меньше становилось здесь отрады

Для юной и истерзанной души.

Как ни прискорбно, понимая,

Что предпочтёте вы страдать

Скорее, чем любви открыться,

Решила я облегчить вашу участь

И меньше о себе напоминать.

Теперь мы видимся всё реже,

Зачем печалить вас, мой друг?

К чему пустые все надежды,

Не лучше ль разорвать их круг

И времени доверить исцеленье?


***
Уж год минул, и снова встреча,

В ваших глазах – тоска по мне,

Но сколько можно нас обоих

На муки ада обрекать при жизни, Арчи?!

Не из брони ведь моё сердце тоже!

А ваше, если любит, то к чему

Условности все эти между нами?

Прощайте! Еду и не потревожу

Вас больше я присутствием своим.

Надеюсь очень, что, быть может,

Так станет легче нам двоим.

Соседу-князю в утешенье

Отвечу благосклонностью, и пусть

Заботы новые о муже

Скорей развеют мою грусть.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Время действия: Текущий момент, ХІХ век.
Сцена 1
Графиня:

Последних сплетен свет наш полон,

Судачили намедни и о вас:

В конец измученный нимфеткой,

Вы разорвали эту связь.

Нашли вы радость и успокоенье,

В поместье родовом уединясь.

Недолго вы отшельником пожили –

В столицу снова вас

На службу пригласили.

Ваша карьера адвоката

Вам компенсирует с лихвой

Былые ваши неудачи в личном:

Вся знать в салонах повествует

О громком деле,

Выигранном вами.

Такой успех! Вам, несомненно,

Он верно службу сослужил,

Возвысив вас в кругу

Почтеннейших служителей закона.


Послушав вдоволь разных сплетен,

Домой приехала одна я,

В печаль свою погружена,

И средь архивов вдруг случайно

Годы спустя Дневник нашла.
Графиня делает запись в Дневнике:
Спешу сказать вам, милый Арчи:

Мой муж транжирой оказался

И, состоянье промотав,

Уехал и в пути венчался,

Забыв, что был на мне женат.

Забыл из-за того, что проигрался,

На покер свой рассудок променяв.

Простив его великодушно,

Теперь ищу кратчайший путь

Законно снять с себя оковы

Я этих низких брачных пут.
***
Перечитав дневник сиею ночью,

Я лишь сегодня поняла,

Ради чего я все те годы

И для кого его вела.

Всё ради тех страниц бесценных,

Что в моей жизни сплетены,

Они и есть тем самым светлым

И добрым временем моим.

А раз уж есть, что в жизни вспомнить,

Что в памяти приятно перебрать,

То это дорогого сто́ит,

И прошлого уж не отнять.

Я благодарна вам, мой Арчи,

За те светлейшие из дней,

И я надеюсь, что вам также

От этих строк станет светлей.

Не знаю, верным ли сочтёте

Сие решение моё,

Но когда всё это прочтёте,

Простите дерзость мне мою.


Сцена 2

Графиня запечатывает Дневник, пишет сверху имя Графа и отдаёт Дворецкому, чтобы тот отнёс пакет Графу.
Дворецкий:

Велели мне вы сей пакет

Немедленно доставить.

От этой миссии себя

Хотел бы я избавить.

Взывая к вашей милости,

Прошу меня простить,

Я должен вас, графиня,

Тотчас предупредить.

Отправив графу ваш Дневник,

Себя вы обречёте:

Признанья женщины в наш век

Уж вовсе не в почёте.

Он посмеётся лишь над вами,

Не в состоянье чувства оценить,

С тех пор вы станете врагами,

Не лучше ль то, что есть, вам сохранить?
Графиня:

Вас за совет, мой друг, благодарю,

Но вам иначе поступить я не велю.

Вы здесь – хранитель наших тайн семейных,

И вам лишь одному известно,

Что десять лет живу я с болью в сердце

И чувствую, настало время

Мне высвободить это бремя.


Дворецкий:

Вместо желаемой свободы

Рискуете вы заслужить

От сплетников умом голодных

Страдания, и в них вам жить.

Всё это может погубить

Вашу израненную душу.

А граф – шутник, и оттого

Ему не стоит ничего

На смех поднять ваши признанья,

А, значит, сплетники урвут

Кость свежую для истязанья,

Да чтоб она у них застряла в горле!

И будут её долго смаковать,

Ничуть вас не жалея в вашем горе.

Все будут знать – от сплетен

Вас никто не спас.

И всё – из-за него,

Он не достоин вас!
Графиня:

О, как же вы несправедливы к графу!

Он не посмеет осквернить

Любовь мою, что я не в силах скрыть.

Мне нелегко далось это решенье,

Но принято оно, и так тому и быть.


Дворецкий:

О, ваша светлость… я люблю вас!

Люблю давно, с тех самых пор,

Когда я столь великодушно

На службу принят был в ваш дом

После событий и несчастья,

Когда судьбы случайный поворот

Вдруг разорил весь водночасье

Наш древний, благородный род.

Как глубоко, вам не представить,

Все ваши слёзы могут ранить.

Позвольте мне вам счастье подарить

И честь и репутацию достойно сохранить.
Графиня:

Мой милый друг, я так вам благодарна

За ваши чувства и признанье,

И ваше предложенье мне отрадно,

Но я разорена своим вторым супругом.

Выходит, с вами мы вдвоём обречены.

Но, помнится мне, вы обручены,

Тот брак сулит вам возрожденье…


Дворецкий:

Мне, значит, вами дан отказ?


Графиня:

О, ваша преданность бесценна,

И я желаю вам добра,

Но сердце моё отдано другому,

И с этим справлюсь я сама.

А если же не суждено

Мне им любимой стать,

Знать, в одиночестве предрешено

Свой век мне коротать.
Дворецкий:

Спрошу последний раз, графиня:

Вы станете моей женой?
Графиня:

Прошу вас, дайте мне покой!

Истерзана моя душа,

Хочу скорее получить ответ,

Пусть «да» иль «нет» –

Я всё приму покорно,

Не мучить только бы себя повторно.

И потому прошу вас в срок

Исполнить приказанье:

Пусть, пока вечер не истёк,

Получит граф посланье.
Дворецкий:

Да если вы его сейчас же не сожжёте,

Я сам берусь предать его огласке!

Тогда вы завтра не убережётесь

От сплетников злорадной маски.

Никто не пожелает вас спасти,

И вы лишитесь веры:

В тот час граф будет на пути

Спасения карьеры!
Графиня:

Ах, как вы переменчивы,

Подумать только!

Но этим вам меня не запугать.

Пускай в поступке вашем

И низменности столько,

Но он позволит графу обо всём узнать,

А, значит, цели мне достичь удастся.

Объектом острых же насмешек

Во всей истории быть мне.

И это – наказанье грешной,

Его достойна я вполне

За жизнь мою во власти страха

Пред окружением своим.

Когда мы держим себя в рамках

И репутацию храним,

То жизнь за рамками проходит,

И так же счастье мимо ходит.

Суровей я достойна наказанья

И потому я вас благодарю,

Что впредь мои вы пресекли терзанья,

Тем самым милость оказав свою.


Сцена 3
Граф принёс Графине её Дневник.
Граф:

- Мадам, я получил с посыльным эту книгу,

Прочёл и ринулся без промедленья к вам…

Графиня:

- Ах, уж не знаю, была ли то хорошая затея.

Простите мне, мой друг.

Сказать бы вам я не решилась,

Но мне казалось, что для вас

Знать будет важным…



Граф:

- Мадам,

Так вы всё знали

О чувствах моих к вам,

И вы молчали!

Что ж, я польщён:

Я занимал так много места

В ваших мыслях,

Что потрудились вы оформить

В насмешку их в ничтожном Дневнике!



Графиня:

- Конечно, Арчи, я всё знала

С той самой памятной минуты,

Когда нам с вами довелось

Впервые встретиться в том зале,

Где творчества элита собралась.

Заметив вас в толпе входящих,

Я наблюдала в глубине:

Ваш взгляд скользил вдоль всех рядов

Чтецов, художников, поэтов,

Пока меня он не нашёл,

И что-то привлекло вас в этом.

Вернувши взгляд ваш на меня,

Вы свой восторг тогда не скрыли,

И в тот же миг сердечный выбор

На мне вы и остановили.

Признаться, в следующий момент

Совсем не так меня вы впечатлили

Игриво-пафосным приветствием своим

По адресу вошедшего поэта.

Но всё же тронула меня

Тогда любовь с первого взгляда,

Вам бесконечно за неё

Теперь я буду благодарна.



Граф:

- За что же мне быть благодарным?

Вы посмеялись надо мной, графиня,

Ещё и записали это!



Графиня:

- Поймите же, когда мне – тридцать,

Вам – семнадцать, мне это льстило, забавляло,

Но временами огорчало:

Да, внешность возраст мой скрывала,

Но когда б общество узнало,

То сплетен было б нам не миновать,

И ваша репутация, карьера –

Не стоило так, право, рисковать.

Но если б сделали вы шаг,

Вдвоём бы мы решенье принимали.

Видны мне были ваши муки

И постоянные сомненья,

Но я ждала – вы не решались.

И вот сейчас, спустя десяток лет,

Мне захотелось вам сказать,

Как было ценно для меня

Всё то, что вы ко мне питали.

И будь сейчас счастливым вы,

То усмехнулись бы сему воспоминанью,

А если ж нет, то, может, вас оно б согрело

В дни временных ненастий на душе.

Мне так хотелось вас благодарить

За ваши знаки и вниманье,

Но это значило б раскрыться,

Скомпрометировав и вас…

Хотелось просто поблагодарить,

Раз не случилось вас любовью одарить.

Ах, что я говорю! Простите,

Простите мне вы, ради Бога!

Благодарю вас, что вернули книгу…

Граф:

- Нет-нет, позвольте мне её оставить.

Перечитать её хочу ещё,

Ещё, ещё, чтобы проникнуть глубже,

На дно вашей загадочной души.

Чтобы понять, любим ли был я вами.

Меж некоторых строк мне показалось,

Что как-будто да.

Хочу я к ним вернуться, но не смею.

Ах, Изабелла, снова не решаюсь,

Прощенья нет несмелости моей.

Я… Я только вами грезил эти годы.

Так и не смог забыть

Свет вашей доброты, манящий,

Не знаю, чем, но чем-то настоящим.

Признаться, временами мне казалось,

Что вы всё претворялись –

Столь было странно наблюдать,

Что вы светились без причины.

Но вот смотрю я, и сейчас

Вы сохранили эту светлость,

Что словно прорывается наружу

Сквозь вашу мудрость и смиренье.

Не знаю… Не знаю,

Что может мне служить прощеньем…

Графиня:

- Любовь, мой Арчи. Да, она.

Коли её в себе вы сохранили.

Граф:

- Да, Изабелла, я люблю вас.

Люблю, люблю, вы – моя Муза!

И не о чем мне больше и мечтать,

Как видеть вас супругою своею.

Но смею ли надеяться,

Что будет дан мне шанс?

Ответьте же, молю вас, Изабелла!



Графиня:

- Ах, Арчи, надёжней сыщется ль плечо

И интересней собеседник?

Любовь нежней удастся ль испытать,

Чем та, что временем проверена безмолвно?

Конечно, я согласна,

Вверяю вам судьбу свою отныне,

Чтоб сделать вас счастливым

Хотя б ещё на век.

Граф:

- Мы будто бы собрались жить здесь вечно!



Графиня:

- Пока живёт любовь, по крайней мере.


Занавес.

Авторские права защищены. Татьяна Щастина: www.TSpace.com.ua. Если Вы желаете использовать данное произведение или его часть, пожалуйста, свяжитесь с автором: litbox@mail.ru. Спасибо. Творческих успехов!





izumzum.ru