2. Генезис философии - polpoz.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
2. Генезис философии - страница №12/12

Система Ясперса только начинает устанавливать основные стадии духовной истории человечества (единственно значущей истории для историософии). Мы не найдем у него сопоставления истории и вечности, но лишь истории и доистории, причем граница между ними почти неощутима, выражена в слишком расплывчатых выражениях, единственное, что отделяет доисторию от истории - это отсутствие исторического самосознания, письменных свидетельств. Однако возникновение исторического самосознания - лишь один из аспектов более общего геноглена. человек в осевое время действительно "осознал бытие в целом, самого себя и сбои границы", нно это было лишь итогом духовного пути человечества, его предыдущей истории. Начала "осознования бытия", подхода к пропасти, и есть грань до-истории и истории, а осевое время - завершение и итог этого процесса.

Наиболее устремлены в будущее мысли Ясперса о единстве и преодолении истории. Он считает лишь частичным проникновением в на единство истории идеи любой религии и философии, но сам от попытки такого проникновения отказывается. Его формулы единства истории несят расплывчатый или, точнее, отрицательный характер: "Единство это - бесконечно далекая точка соотнесения, одновременно истоки и цель; это - единство трансцендентности. В качестве такового оно не может быть уловлено..." (2, 181). Сам Лсперс ищет единство "в целостности мира человеческого бытия и созидания", формулируя два его возможных варианта: "единство людей в их единении в рамка:: общей веры... в организации одной вечной истины посредством глобального авторитета" и "единство в коммуникации наших многообразных исторических истоков, которое в своем многообразии скрывает единое". Ясперс явно отдает предпочтение второму варианту уне своим тоном. Здесь в осознание истории, как явлении, соотносимого только с вечностью и попятного только в ней, тормозом вносится некий интеллектуальный либерализм, уравнивающий в полноте постижения истины все мировые религии, и слишком часто переходящий в боязнь перед выбором определенного пути духовной жизни, какого и требуют все мировые религии. Между тем, восприятие истории у Ясперса - определенно христианское, ибо только при вере в Воплощение, как центр истории, можно сказать: "Реальное осевое время - воплощение той идеальной оси, бок руг которой двигается объединенное человечество".(2, 178)

Из понятия единства истории вытекает и возможность преодоления истории, прорыва к вечности. "Уловить единство уже само по себе означает вознестись над историей, достигнуть основы того единства, посредством которого есть это единство, позволяющее истории ееткщх стать целостностью." (2, 196) Кроме того, Ясперс видит преодоление истории и в других прорывах человечества к Богу: через природу, знания, бессознательное. "Мы преступаем границы истории, когда видим человека в его высочайших творениях, в которых он сумел как бы уловить бытие и сделать его доступным другим." (2, 195)

Не пользуясь многократно утвержденным разделением веры и науки, Ясперс вынужден постоянно расшаркиваться перед наукой, принижать интуитивное познание. Он не защищает его правомочности в приложении к истории, и, хотя и говорит о бессилии науки познать смысл истории, но стыдливо называет свои духовные постижения попытками "некритичными, более того, неосознанными, и поэтому непроверенными." (1, 25) Историософия Ясперса ценна и интересна, она делает будущее, и тем обиднее его ненужное самоуничижение и агностицические оговорки, сделанные из-за оглядки на науку. Интуитивно можно не только дать ответ на вопрос, но и сказать о ценности других ответов, в том числе научных. Так и поступает Ясперс, но только тайком.



Между тем, именно Ясперс дал прекрасный очерк диалектики свободы и авторитета истины. Он предпосылает ему оговорку: "окончательной абсолютной истиной не обладает никто", которая носит характер не агностипический, а именно справедливого предостережения. "Свобода требует, чтобы ничто не было упущено. Все, обладающее бытием и смыслом, должно обрести свое право. Условием свободы является широта." "Искать истину означает постоянно быть готовым к коммуникации и ждать этой готовности от других. С тем, кто действительно стремится к истине, а, следовательно, а к коммуникации, можно с полной откровенностью говорить ооо всем, а он сам может говорить обо всем, но так, чтобы не обидеть и вместе с тем не щадить того, кто действительно хочет его выслушать. Борьба за истину в условиях свобода есть борение любви." Но Ясперс оставляет за собой право и обязанность на утверждение истина: "Я должен в каждый данный момент принять конкретное решение - понять"; для чего л во имя чего я кизу. Я не могу быть всем и долнен стать на чью-то сторону... Принимая решение, человек берет на себя выбранную им тем самым несвободу." Ясперс но только сам многократно совершает этот выбор, но и все человечество, по его мнению, сделало единый выбор в эпоху осевого времени. Он формулирует, фактически, путь образования любого догмата, в том числе и христианского.


i На это понятие всегда ссылался философский идеализм, начиная с Платона.

ii Имеются сведения о том, что Анаксагор доказывал ненадежность чувственного познания рядом примеров (в том числе примером про цвет снега). (Секст Эмпирик. См. Error: Reference source not found).



<< предыдущая страница  


izumzum.ru